Полевой комплекс методов оперативной диагностики золоторудных зон в ходе выполнения горно-буровых работ

Генералов В. И., советник генерального директора ООО «Русская Буровая Компания»
Золотодобыча, №248, Июль, 2019

 

Рис. 1. Автор на полигоне. Разработка собственной россыпи ООО
Рис. 1. Автор на полигоне. Разработка собственной россыпи ООО "Русская буровая компания", июнь 2019 г.

 

Многолетний практический опыт подрядных работ на золоторудных объектах, принадлежащих различным компаниям, позволяет сделать ряд  выводов. 

 Во-первых, геологи золоторудных предприятий не верят собственным глазам и не имеют системных знаний по оперативной диагностике рудных зон в процессе выполнения полевых работ. Как следствие, производится тотальная распиловка всего выбуренного керна и массовый отбор керновых (бороздовых) проб. Истинных рудных проб, участвующих в подсчете запасов, оказывается не более 1–5% от числа всех отобранных.

Во-вторых, лаборатории «завалены» рядовыми дорогостоящими пробами. С целью снижения стоимости и сокращения длительности производства лабораторных работ геологи идут на сомнительную «оптимизацию работ», а именно: увеличивают длину рядовой пробы с 1 до 2 метров в интервалах, где, на их взгляд, заведомо пустые породы; производят тотальный предварительный более дешевый и быстрый атомно-абсорбционный анализ (ААА) на золото из навески 10–20 г; отдельные пробы, в которых были выявлены значимые цифры, затем заверяют пробирным методом из навески 50 г, на представительность и достоверность такого способа опробования и лабораторных анализов не обращается внимание. В полевых условиях контролю обычно подвергается каждая 15-20 из числа отобранных проб. Эффективность такого контроля — «никакая», ибо почти все контрольные пробы оказываются в пустом безрудном геологическом пространстве. Отчетные выборки по контролю опробования, внутреннему и внешнему геологическому контролю составляются формально после завершения полевых работ.

 

Рис. 2. Геологическая документация канав и распиловка борозд производительностью 1,2 тыс. пог. м в месяц производится бригадой из 5 человек
Рис. 2. Геологическая документация канав и распиловка борозд производительностью 1,2 тыс. пог. м в месяц производится бригадой из 5 человек

 

Рис. 3. Площадная расчистка. Геологическая документация и распиловка борозд по профилям
Рис. 3. Площадная расчистка. Геологическая документация и распиловка борозд по профилям

 

В-третьих, идет разделение геологов на две непересекающиеся категории. Одни геологи в поле занимаются геологическими наблюдениями, а другие — в офисе (городе) пишут отчеты на основании записей в полевых журналах. При этом компьютерные трехмерные модели рудных тел ими составляются в основном по данным лабораторных анализов. При увязке рудных пересечений не учитывается вещественный состав и положение проб в геологическом пространстве. Как следствие, камеральные геологи делают вывод о случайном, незакономерном распределении рудных тел в недрах.

 Чтобы уменьшить неопределенность в интерпретации лабораторных данных, предлагают сгущать разведочную сеть до категории В или даже А. Для удешевления стоимости работ предлагают бурить скважины RС-методом, при котором геологическая информация минимальная. В конечном итоге ограничиваются выделением маркшейдерских блоков с повышенной встречаемостью рудных содержаний. Такие блоки предлагают отрабатывать массовыми взрывами и затем вывозить взорванную массу на обогатительную фабрику. В результате имеем убогие содержания и большие затраты на обогащение руд.

 

Приведу два случая из практики этого года.

1. Инвесторы попросили дать заключение об эффективности проведенных геологоразведочных работ на золоторудном объекте, где встречается видимое золото в кварцевых жилах. На объекте за два прошедших года было пробурено порядка 7,5 пог. км скважин. Все скважины тотально пробовались метровыми пробами. Все пробы были отправлены в лабораторию на пробирный анализ из навески 50 г. 50% проб было проанализировано. Максимальное содержание золота, 0,7 г/т, было зафиксировано лишь в двух пробах. Пятью годами ранее на этом же объекте было пробурено около 3 пог.км скважин. Опробование проводилось выборочно «на глаз». Пробы были также длиной 1 м и анализ — пробирный, но в другой лаборатории (вес навески неизвестен). В результате этих работ было выявлено с десяток проб с содержаниями 1–40 г/т. На объекте было отобрано 4 валовых пробы общим весом около 1000 т. Пробы были отправлены на обогатительную фабрику. Среднее содержание золота в отдельных валовых пробах составило 1,0–7,9 г/т. Налицо неэффективность последних работ, где производилось тотальное опробование керна скважин и лабораторный анализ из непредставительных навесок.

 

2. Компания заключила контракт на разведку золоторудного объекта. Для геологического сопровождения полевых работ и составления отчета с подсчетом запасов был заключен субподрядный договор с одним исторически известным геологическим предприятием. Субподрядчик самостоятельно рассчитал и согласовал традиционную методику геологических исследований (см. выше), исходя из 30% опробуемого керна. Но на практике оказалось, что выполнено всего около половины объема буровых работ, а смета на опробование и лабораторные работы уже полностью израсходована. Заказчик попросил оптимизировать геологические работы и не увеличивать сумму заключенного контракта. Состоялось совещание, где участвовал один из руководителей этой субподрядной организации (он же эксперт ГКЗ). На совещании нами был предложен комплекс методов оперативной диагностики рудных зон (см. ниже текст статьи). Однако этот руководитель не пожелал воспринимать никакие изменения в сложившейся практике геологических исследований. Его требование было только одно — увеличивать смету на тотальное опробование и производство лабораторных работ.

 

Полевая диагностика золоторудных зон начинается с металлогенического анализа лицензионной площади. Собирается, обобщается и анализируется комплексная информация по ГСР-200, ГСР-50, площадным и профильным поисковым, шлиховым, геохимическим и геофизическим работам. В результате этого этапа работ разрабатывается рудная модель прогнозируемого месторождения и очерчиваются на карте границы перспективных участков. В пределах этих участков намечается для детальных площадных исследований 1–3 полосы шириной 200–500 м каждая.

В каждой полосе производится геологическое картирование масштаба 1:10 000 (1:5 000), описываются и опробуются штуфным способом все выходы коренных пород, элювиальные развалы и щебнево-глыбовый делювий. Отобранные штуфы оперативно анализируются рентгенфлюоресцентным анализом (РФА) на 40 элементов. В пределах детальных участков намечаются 1–3 поисковых профиля через 200 м и комплекс следующих работ:

- литохимическое опробование почв с шагом 20 м (РФА);

- ситовое опробование делювия с шагом 50–100 м (метод Сочеванова, проходка копушей — до 0,8 м, сухой рассев 20 л пробы через решето 2 см, разбор щебня и отбор пород минерализованных зон, РФА);

- магниторазведка с шагом 10 м;

- электроразведка методом ВП (МПП, ИЗ) с шагом 20–50 м.

По результатам полевой комплексной интерпретации профильных работ намечается проходка бульдозерных (экскаваторных) канав. Канавы зачищаются ручным способом, документируются, а по полотну прочерчивается линия опробования и производится РФА-промер с шагом 0,2 (0,25) м. По результатам геологической документации и интерпретации данных РФА выделяются интервалы рудных зон с последующим выпиливанием борозд и отбора проб. Границы интервалов рудных зон и рудных тел уточняются по результатам промывки хвостов бороздовых проб (см. текст ниже).

Непосредственно в полотне траншеи под каждую выделенную рудную зону проходят по 1–3 скважины диаметром HQ (керн — 63,5 мм) с проектной глубиной пересечения рудных зон (тел) 10–20 м, 40–50 м, 80–100 м.

Оперативная диагностика рудных зон по керну скважин заключается в следующем.

- Производится фотографирование керна с разрешением не менее 18 мега-пикселей. Компьютерные фотографии являются аналогом визуальной бинокулярной диагностики пород и руд.

- Производится геологическая документация пород с детальной фиксацией рудных признаков. Обращается внимание на изменение пористости и трещиноватости пород, наличие гидротермальных изменений, состава жильных образований, рудной минерализации. Измеряется ориентировка кварцевых жил и прожилков относительно оси керна и слоистости пород (кливажа, сланцеватости). Определяется коэффициент жильной кварцевоносности пород (количество жил и их суммарная мощность на стандартную единицу длины керна). Стандартной единицей может быть минимальная мощность рудного тела (для подземных работ) или уступ карьера (для открытых работ). По коэффициенту кварцевоносности можно проводить картирование жильных штокверковых зон.

- Проводится РФА-промер керна с шагом 0,1–0,25 м. Современные анализаторы с мощностью излучения 40–50 кэВ позволяют уверенно определять до 40 элементов. Анализаторы помогают геологам диагностировать любые мелкие зерна и прожилки рудных минералов. Выделение рудных зон производится по методу «Голосования» (автор: Вострокнутов Г. А.) и по методу «ПЕГАС — полей естественных геохимических ассоциаций» (автор: Баранов Э. Н.). Технология геохимической диагностики золоторудных зон с помощью РФА подробно описана в журнале «Золотодобыча» №7,8,12 за 2016 г.

- В каждой скважине выполняется основной комплекс каротажных исследований в составе: Инк — инклинометрия; ГК — гамма-каротаж; ВП (вызванная поляризация); КС — кажущееся сопротивление; КМВ — кажущееся магнитная восприимчивость. Могут применяться и другие дополнительные методы. По данным каротажных исследований производится комплексная геологическая интерпретация геофизических данных. Выделяются основные литологические слои, кварцевые жилы и зоны окварцевания, зоны сульфидной и магнетитовой минерализации. Сульфидная минерализация может быть разделена на существенно пирротиновую и пиритовую.

- Выделение интервалов золоторудных зон производится на геологических колонках, построенных в программе Strater не позднее 4 часов после окончания каротажа скважины. Окончательная геологическая колонка строится по данным интерпретации геологических, геохимических и геофизических данных. Намечаются интервалы для отбора керновых проб. Распиловка керна и отбор проб осуществляется не позднее 8 часов после составления колонки.

 

Рис. 4. Передвижной цех геологической документации и распиловки керна производительностью 2,5 тыс. пог. м в месяц выполняется бригадой из 4 человек
Рис. 4. Передвижной цех геологической документации и распиловки керна производительностью 2,5 тыс. пог. м в месяц выполняется бригадой из 4 человек

 

Рис. 5. Передвижной цех пробоподготовки производительностью 2,5 тыс. проб в месяц, бригада из 5 человек
Рис. 5. Передвижной цех пробоподготовки производительностью 2,5 тыс. проб в месяц, бригада из 5 человек

 

С текущего года Компания организовала на одном из участков работ дробление и истирание проб. По требованию заказчика весь керн диаметром NQ (47,6 мм) длиной 1 м дробится и измельчается до 1 мм. После сокращения 1 кг материала пробы истирается до 0,074 мм. Анализ — пробирный.

Хвосты 1 мм объемом около 2 л хранятся практически без надобности. Возникла мысль промыть эти хвосты на лотке.

 

Во времена СССР казахстанский геохимик В. Митрофановский (или Митрофанов?) предложил оригинальный шлихо-геохимический метод поисков золоторудных месторождений. По его методике шлиховая проба объемом 20 л отмывается (обогащается) в лотке до стандартного объема серого шлиха в 100 мл (примерно 200 г). Коэффициент концентрации золота — 200 раз. Половина шлиха (100 г) направляется на ААА (аналитическая навеска — 10–20 г) и спектральный анализ на 30 элементов. При получении значимых содержаний золота оставшийся шлих исследуется под бинокуляром на наличие золотин. Весьма надежный и эффективный метод диагностики золотоносных шлихов!

Два литра хвостов можно сгустить до 20 мл серого шлиха (примерно 50 г). Коэффициент концентрации золота — около 100 раз. Бортовому содержанию рудной зоны 0,2 г/т и рудного тела 0,5–1,0 г/т будут соответствовать содержания в концентрате порядка 20 г/т и 50–100 г/т. Такие уровни содержаний уверенно определяются РФА-анализатором. Оперативно промывая и анализируя хвосты, мы, во-первых, подтверждаем (или опровергаем) рудную природу опробованных интервалов, выявленных по данным комплексной интерпретации методов полевой диагностики. Во-вторых, имеем оперативные сведения о золотоносности проб, которые еще предстоит отправить в лабораторию. В-третьих, уже в полевых условиях можем наметить границы рудных тел. По вещественному составу проб и их геохимическим спектрам можем судить о природном типе руд, минералах-концентраторах золота и о технологических особенностях сортов руд. В итоге еще на этапе полевых работ можем получить рабочие материалы по объемному картированию рудоносной структуры месторождения, предварительно выделить отдельные рудные тела по их природным типам и технологическим сортам, получить первые сведения об уровнях средних содержаний и масштабах объекта.

 

Рис. 6. Выделение золоторудных зон и построение рабочей геологической колонки не позднее 4 часов после закрытия скважины. Работа ведется в составе геолога и геофизика
Рис. 6. Выделение золоторудных зон и построение рабочей геологической колонки не позднее 4 часов после закрытия скважины. Работа ведется в составе геолога и геофизика

 

Рис. 7. Построение рабочего геологического разреза с выделением рудных зон и тел после окончания бурения бурового профиля. Задействовано два геолога
Рис. 7. Построение рабочего геологического разреза с выделением рудных зон и тел после окончания бурения бурового профиля. Задействовано два геолога

 

Автор статьи ранее уже выполнял по отдельности все вышеуказанные виды работ, однако в полном комплексе на одном участке такие работы еще никогда не проводились. Для реализации полевой диагностики золоторудных зон требуется отдельный полевой геологический лагерь в составе 9 передвижных модулей с оборудованием, отдельная ДЭС на 60 кВт, каротажная станция и вездеходная техника. Численность полевого состава — 10–12 чел., а с учетом вахтовых смен — порядка 20 чел. Требуется не менее 10 рабочих универсальных специальностей, 3 геофизика с опытом поверхностных и скважинных исследований, 2 начальника (он же технолог, электрик, механик) цеха распиловки, отбора, обработки и промывки проб, 6 геологов с системными знаниями от металлогенического анализа до геологического картирования и геоинформационного моделирования. Коллектив должен быть обучен к условиям автономной работы на Крайнем Севере и сплочен духом профессионального патриотизма (читайте роман «Территория», О. Куваев).

Для организации предложенного комплекса работ и создания профессионального коллектива нужны инвестиционные вложения. Стоимость лицензии и выполнения традиционного комплекса поисково-оценочных работ обычно варьирует в пределах 50–300 млн руб. При этом результаты работ оказываются, как правило, неопределенными, и только на 5–10% лицензионных участках работы приводят к открытию месторождений. Стоимость инвестиционных вложений в отработку методики полевой диагностики золоторудных зон не превысит 50 млн рублей. Выполнение комплекса поисково-оценочных работ по предложенной нами методике позволит сократить в 2–3 раза существующие сейчас финансовые затраты и время на поиск и оценку месторождений.

 

Литература

- Генералов В. И. Опыт применения портативного рентгенофлуоресцентного анализатора Innov-X для оперативного выявления золоторудных зон при геологической документации керна скважин на месторождении Многовершинное // «Зoлотодобыча». — 2016. — №7 (212). — с. 32–37.

- Генералов В. И. Инновационные технологии оперативного ведения работ при поисках и оценке золоторудных месторождений // «Зoлотодобыча». — 2016. — №8 (213). —  с. 37–38.

 -  Генералов В. И. Результаты экспрессного рентгено-флюоресцентного анализа при ведении полевых работ на золоторудных объектах // «Зoлотодобыча». — 2016 — №12 (216). — с. 35–36

-  Генералов В. И., Арипов А. С.,  Гичко А. А. Опыт ведения буровых работ при разведке глубокозалегающей россыпи золота // «Зoлотодобыча». 2018 — №7 (23). — с. 37–40.

- Обсуждение статьи «Опыт ведения буровых работ при разведке глубокозалегающей россыпи золота» (авторы: В. И. Генералов, А. С. Арипов, А. А. Гичко) // «Зoлотодобыча». — 2019. — №2 (243). — с. 30–33. ■

 


-0+2
Просмотров статьи: 961, комментариев: 27       

Комментарии, отзывы, предложения

Генералов В.И., 05.08.19 14:24:44 — АлексМ, Дмитрий_М.

Спасибо за комментарии!

АлексМ. 1. Тонкое золото отмывается в лотке. Я глинистые пробы с тонким золотом отмывал на месте отбора. На костре пробу 20л в тазу кипятил в мыльном растворе и так несколько раз. Уходит около часа. Попробуйте сами.

ДмитрийМ. Буду отвечать по пунктам вашего комментария.

1. Госгелкаты-200 и -50, это официальные издания, которые прошли государственную экспертизу в НРС. Такие карты являются основой для прогнозирования. Металлогенический анализ лицензионных площадей подразумевает, в том числе, и анализ качества всех проведенных работ. Возможно, что вы не занимались ГСР, поэтому и такой вопрос.

2. Геологическое картирование начинается с опорных участков – створов, пересекающих главные геологические структуры территории. Для поисково-оценочных работ весьма удобны створы шириной 200-500 м. Если вы сумеете создать 3 створа через предполагаемое рудное поле, то будите иметь ясное представление о простирании и падении рудоносной структуры.

3. Опорные геологические профиля через 200 м (в сумме 9 шт. через рудное поле) вполне достаточны и информативны на стадии поисково-оценочных работ. Не пытайтесь сразу выполнять разведку. На этом многие прогорели.

4. Не путайте литохимию (фракцию 1 мм) со щебнем более 2 см. Над Ежовским слепым месторождением меди (Ср. Урал), залегающим на глубине 100 м в подножии горного массива, я «расситовывал» единичный щебень рудоносных метасоматитов с аномалиями Cu и Ва. Обычная литохимия и площадная геофизика здесь не сработала. Советую сперва поработь, а потом написать свои практические впечатления.

5. Комплекс профильных исследований (ВП, Магнитка, литохимия «супесчаная» и «щебневая», штуфное опробование коренных пород и развалов) предусматривает создание профильных графиков по которым намечается проходка канав.. Сперва надо выявить рудные зоны, а соединять их будем потом.

6. Страшно, когда не знаешь и не умеешь. А вы попробуйте. Мы свои наблюдения изложили ранее (см. список литературы).

7. У нас геологи работают на сделке. Эти цифры из ежемесячной актировки. Есть норма и есть премия. Буровикам и нам оплачивают выполненные работы после сдачи проб в лабораторию.

8. Серый шлих – это не только сульфиды, но ещё и золото разных размеров, сростки, лимонит, минералы-спутники (барит, шеелит, касситерит) и прочие. Не путайте диагностику рудных зон с подсчетом запасов. Тонкое золото распределено более равномерно, поэтому для РФА оно наиболее удобно.

Дмитрий_М, 05.08.19 15:36:40 — Генералов В.И.

Спасибо за быстрый ответ.

Вы ошибаетесь. Я работал на ГДП-200, и уже 10 лет занимаюсь комплексными поисковыми и поисково-оценочными работами. Поэтому ситуацию знаю очень хорошо изнутри. В том числе с тем, насколько совпадают официальные ГДП-200 последнего поколения с реальной геологической ситуацией и какой уровень исполнителей на этих работах был что в 00-е, что тем более в 10-е годы. Через меня прошла не одна сотня томов отчетов при подготовке работ, и практически никогда проектная ориентировка поисковых профилей, выбранная по съемочным и поисковым отчетам, не оказывалась полностью совпадающая с реальным простиранием рудовмещающих зон ( а не отдельных маломощных рудных тел).

Вы делаете ключевую ошибку, считая, что по отчетным материалам вы сможете что-то установить, и поэтому отказаться от площадного закрытия рудного поля.

Вы очень сильно ошибаетесь, считая, что сможете реально оценить качество проведенных исследований и корректность геологических выводов из них до выезда на площадь.

Вы практически отказываетесь от основного принципа любых геолого-поисковых и геолого-разведочных работ от общего к частному, с последовательным сокращением площади работ, своими створами.

Предлагаемые вами опорные геологические профиля без площадных работ - источник ошибок и глупость, так как у вас НЕТ своего понимания геологической структуры рудного поля и не будет понимания положения рудоносной структуры в структурах рудного поля. А если такие работы М 1:20 000 -1:10 000 качественно, и с более-менее верным направлением профилей( с ошибкой не более 45 градусов), то смысла в вашем комплексе профильных работ нет.

Поэтому пункты 2-5 - это вишенка на огромном торте.

По пунктам 6-8 - возможно. Мы с РФА работали ограничено на одном проекте, а свой личный приобрести никак не получается. Увы, нет свободных 50к$ на него. Поэтому возможно, что им можно на некоторых золоторудных объектах сильно ускорить и упростить работу.

Реальный пример из опыта работ. Фланги рудного поля, главное рудное тело - линейный штокверк меридионального простирания, выработан карьером. По отчетной информации в основном рудные тела метасоматиты с кварц-сульфидным прожилкованием субмеридиональной ориентировки, отмечаются зоны кварцевого прожилкования и кварцевые жилы субширотного простирания, не имеющие промышленного значения. Отчетов масса, с 1930-х по 2015 год.

Фактически оказалось, что да, действительно, есть мощные до 200 метров линейные зоны метасоматитов субмеридионального ( 330-350) простирания. Пустые, как барабан. А оруднение - в линейных зонах СВВ простирания, от первых см до 5-10 метров. Где они пересекают меридиональные зоны метасоматитов - золото есть и в метасоматитах ССЗ, и в линейных СВВ. Кроме главного рудного тела, где золото есть везде. Где впрочем тоже, при посещении карьера и внимательном опробовании выяснилась та же картина. Только густота и количество зон больше.

Из 50+ отчетов, только в одной кандидатской работе есть упоминание, что да, в главном рудном теле есть богатые зонки кварцевых прожилков иной ориентировки, а так же в паре производственных отчетов из-за неподтверждения запасов в блоках, отмечается что да, в рудном теле иная анизотропия, субширотно-северо-восточной ориентировки, чем в подсчете запасов и ТЭО, где нарисовано несколько меридианальных зон. Все прочие исполнители радостно рисовали линейные меридиональные зоны. Более того, при проведенных поисковых работах развалы кварца не опробовались, считалось, что кварцевые жилы не несут золотого оруднения.

В итоге мы нашли и провели поисково-оценочные работы на серии рудных зон близширотной ориентировки, не смотря на изначально неправильную широтную ориентировку профилей. Сейчас там считают запасы, рудник продолжит работать.

А по вашей схеме, такие рудные зоны однозначно бы пропустили.

Это далеко не единичный случай в моей практике, когда в пределах рудного поля есть рудовмещающие зоны различной ориентировки. Про широко распространенные S-образные и пропеллеро-образные рудовмещающие зоны я и не говорю.

Генералов В.И., 07.08.19 10:15:03 — Alex, Ivanhoe

Alex, 03.08.19 19:10:01 — Смешались в кучу кони, люди...

Сумбур в голове? На войне, как на войне. "Корнет! Понюхайте пороху!"(Кутузов, "Гусарская баллада").

Ivanhoe, 05.08.19 10:41:42 — Никуда не уйти от "разделения труда" между полевыми специалистами и проектировщиками (ресурсными геологами).

Вы затронули важную тему. По моему мнению, 3-D моделями рудных тел сейчас нередко занимаются активные дилетанты от геологии с потребительской психологией. Я считаю, что оконтуриванием рудных тел должны заниматься геологи, изучающие каменный материал, т.е. геологи-документаторы, участковые и главные геологи разведуемых месторождений. В городе можно заниматься гидрогеологическим моделированием, расчетами устойчивости бортов карьеров, выбором систем отработки, расчетом потерь и разубоживания, экономической оценкой добычных работ и прочее. Геологи должны дать в руки ювелира алмаз. А уж как он его распилит, огранит и продаст - это он решит сам без нашего участия.

Генералов В.И., 09.08.19 12:35:16 — Дмитрий_М

Дмитрий_М, 05.08.19 15:36:40

Внимательно посмотрел комментарий, спасибо! Вы подняли два важных вопроса о достоверности геологических карт и о качестве выполненных разведочных работ.

Первое. Существует великое множество авторских вариантов геологических карт. И только при составлении комплектов листов Госгеолкарт производится наиболее тщательная и полная их экспертиза перед изданием. На карте должны быть отражены и взаимно увязаны многочисленные и разнородные аспекты геологической среды: вещественный состав осадочных, метаморфических, магматических (первичных и вторичных) пород, их возраст (абсолютный и относительный), их генетическое и пространственное соотношение, положение геологических структур разного ранга в настоящее время и в прошлом, тектоническое строение, геодинамическое развитие и многое ещё чего. Закономерности размещения полезных ископаемых должны быть увязаны с геологической средой. В общем, карта должна отвечать всем аспектам геологической формы движения материи. Есть такая философская категория. Ей, кстати, занимались Ф. Энгельс, а позже В. Ленин. Вполне могли бы стать великими пророками от геологии, как В. Вернадский. Но их сгубила политика. Как советовал профессор Преображенский из «Собачьего сердца» - не читайте газет во время обеда! Я принимал непосредственное участие в составлении 4-х комплектов листов госгеолкарт. Комплект листа O-41-XIX (Невьянск), где я ответственный исполнитель, издан и его легко найти на сайте ВСЕГЕИ. А что издали вы?

Второе. Структуры рудных полей месторождений и рудных зон (тел) могут быть разной ориентировки. На Березовском м-нии (Ср. Урал) рудоносные дайки гранит- и плагиогранит-порфиров имеют меридиональное простирание, а кварцевые рудные жилы «лестничного и красичного типов» – широтное. Дайки березитизированы и содержат бедное, но относительно равномерное оруденение, а кварцевые жилы – богатое, но неравномерное. В общем балансе оба типа руд примерно сопоставимы. На Северном Урале меридианальные дайки долеритов (безудные) разбиты секущими кварцевыми жилами с гнездовым оруденением (т. н. ивдельский тип). В Партизанском рудном узле (Енисейский Кряж) месторождения приурочены к меридианальной зоне структурно-статиграфического несогласия – «сброс Мейстера», а свиты кврцевых жил в подошве сброса – северо-восточное простирание. Не надо драматизировать и паниковать. Обычное разведочное дело. На это есть поперечные и магистральные траншеи, площадные расчистки (см. фото к статье) и наблюдения ориентировки жил относительно оси керна и относительно слоистости (контактов) пород. Ориентировка разведочной сети определяется геологической анизотропией и задачей разведки – рудное поле месторождения или свита рудных жил. Советую во время обеда читать книги Рундквиста «Гидротермальные системы и рудообразование» и Вольфсона «Структуры рудных полей месторождений».

Магадан, 10.08.19 01:54:35

Статья интересная, но ее бы надо разбить на несколько. Сейчас в статье несколько тем. Правильно Алекс написал: "Смешались в кучу кони, люди..."

Редактору надо бы дать совет автору, сделать несколько статей.

123, 11.08.19 04:23:51 — Магадан

странно читать после всех комментариев. Молчание -золото

Журавлев, 11.08.19 17:01:05

Факт известный: "Налицо неэффективность последних работ, где производилось тотальное опробование керна скважин и лабораторный анализ из непредставительных навесок."

Но до тех, кто финансирует разведку это почему-то не доходит. В чем причина? У кого какие мысли на этот счет.

Генералов В.И., 12.08.19 08:52:44 — 123, Журавлеву

123, 11.08.19 04:23:51 - странно читать после всех комментариев. Молчание -золото.

В моем комментарии "Генералов В.И., 09.08.19 12:35:16" допущены две ошибки. Автор книги "Гидротермальные системы и рудообразование" - Белоусов В.И. А в лежачем боку сброса Мейстера кварцевые жилы имеют северо-западное простирание. Целых 4 дня "висели" две грубые ошибки и никто не заметил! Мне за державу обидно! "Мне не жаль себя кудрявого, жаль машину мне советскую!" (Песенка шофера. Ю. Кукин). Книгу Рундквиста "Основы металлогенического анализа при геологическом картировании докембрия" тоже советую читать во время обеда.

К комментарию Журавлева, 11.08.19 17:01:05. - Но до тех, кто финансирует разведку это почему-то не доходит. В чем причина? У кого какие мысли на этот счет.

Смотри выше.

Журавлев, 12.08.19 09:50:37 — Автору

От того, что вы написали и я прочитал, все равно ничего не изменится. Наверное, я вопрос не так задал. Как изменить? Вам что-то удалось, но это редкость. Вы как Стаханов в СССР, но ваш почин сейчас никто не подхватит...

Андрей, 12.08.19 12:53:53

Все это хорошо на месторождениях с четкими геологическими границами, но как только переходим на штокверковые месторождения, без сплошного опробования велика вероятность пропустить руду...

Андрей, 12.08.19 13:18:16 — Ivanhoe

Согласен с Генераловым, в части разделения геологов на офисных и полевых. Все это должен решать один геолог. По сути, это геолог проекта, который и в поле поработал на этом объекте, знает его структуру, а потом делает ресурсную модель.

В конце концов, мы не на конвейере работает по сборке машин, где есть четкие схемы деталей и есть схема последовательности их сборки.

Дмитрий_М, 12.08.19 15:25:47 — Генералов В.И., 09.08.19 12:35:16

Долго думал, как и что вам ответить. Писать прописные истины и давать рекомендации в стиле капитана Очевидность - дело не хитрое. Вот только реальность сильно отличается от ваших мечтаний и представлений. Что я и пытаюсь до вас донести.

1) Качество ГДП-200 очень различается от исполнителя к исполнителя. По работе я очень много работаю с этими материалами при проектировании работ и составлении ТЗ поисковых работ для наших заказчиков, поэтому насмотрелся на всякое.

Где-то это были профессионалы старой школы, вдумчивые, не склонные к халтуре и упрощению, и с устойчивым финансированием в течение всего проекта работ. Хорошо если это так было. И они прочитали рекомендованные вами книги.

Но чаще ГСР последнего поколения выполнены кое-как, либо из-за проблем с финансированием, либо из-за проблем с кадрами, либо из-за обеих причин. Когда мне друзья из ВСЕГЕИ рассказывают о их проблемах с работами, кадрами, и особенно о том, что творится в региональных экспедициях, и в их материалах присланных на экспертизу, кроме многоэтажных матов другой реакции нет. К сожалению, старшее поколение специалистов серьезно недооценивает степень деградации геологической отрасли на низах, особенно в государственных структурах.

2) Опираться при проектировании и проведении работ М 1: 10 000 только на ГГК-200, это как использовать при строительстве рудника государственную топографическую карту масштаба 1: 200 000. Последовательное ведение работ с увеличием детальности исследования - это аксиома, основа методики любых геологических работ. Читайте учебники, там это хорошо написано. Можете в обед, можете перед сном, можете за завтраком, дело ваше.

Поэтому сначала площадные работы, и только потом профильные. Иначе высокий риск получить проблемы в дальнейшем.

3) ""Обычное разведочное дело. На это есть поперечные и магистральные траншеи, площадные расчистки (см. фото к статье) и наблюдения ориентировки жил относительно оси керна и относительно слоистости (контактов) пород. Ориентировка разведочной сети определяется геологической анизотропией и задачей разведки""

Я не драматизирую, отнюдь. Скорее исхожу из собственного опыта. Вы заявили пафосно о ускорении и удешевлении работ. Ни будет ни того, ни другого в вашей схеме.

Без нормальных площадных работ вы анизотропию даже не поймете, и не поймете, что же вы разведываете, жилу, свиту жил. Да, при наличии финансирования, на следующий год, или через пару лет профильных работ, вы выроете массу канав, и поймете структуру рудного поля и расположение жильных свит. Если вам хватит геологических знаний.

В приведенных и вами, и мной примерах, мы бы получили разворот профилей на следующий год работ. И впустую потраченные ваши 50 млн рублей и год работ. В лучшем случае, если бы быстро разобрались. А скорее всего - пропуск объекта. Примерно стоимость поискового этапа на 25-50 кв км с полным комплексом работ и анализов.

4) Современные методики поисковых и оценочных работ написаны исходя из опыта. Да, меняются методики работ, появляются новые методы исследования вещества ( РФА), новые методики геофизических исследований( в первую очередь использование дронов), методы обработки и интерпретации информации. Но суть остается прежней - этапность работ, позволяющая на каждом этапе получать необходимую нам информацию о строении изучаемой структуры ( рудный узел, рудное поле, месторождение, свита жил, рудное тело и т.д.) и минимизирующая вероятность пропуска искомого объекта.

Да, это долго, лишний полевой сезон, а то и два. Да, это "лишние" деньги, часто кажется, что тут исследовать, и так понятно, как ориентировать профильные работы, где проходить канавы и как бурить скважины.

Нет, это не так. Экономия в год работ, и экономия на сокращении анализов никак не окупает повышенную вероятность ошибки ( пропуска либо постановки работ на менее перспективном объекте).

5) Тоже самое с опробованием всего керна скважин и всех бороздовых проб. Если документаторы - хорошие профессионалы и у нас достаточно знаний об рудном поле, тогда можно уменьшать объемы опробования, заменять часть интервалов пунктирным пробами 5-10 метров, либо вообще от него отказываться на пустых интервалах.

К сожалению, сейчас как хорошие знания об рудном поле, так и тем более, квалифицированные и не склонные к халтуре документаторы - большая редкость. Поэтому заказчикам работ проще оплатить анализ тысяч лишних проб, чем рисковать пропуском рудного интервала из-за халтурщика на документации. Почему сложилась такая ситуация - это отдельный и очень печальный разговор, но к сожалению это так, и иная схема работ в современных реалиях РФ и СНГ приводит к повышению риска пропустить рудное тело.

Это я не учитываю вероятность нового промышленного типа, неизвестного на данной площади, либо его недостаточной "четкости"в керне и канаве. Горе-исполнители не видят ни рудного тела в разрезе, ни интересных интервалов. Обязательное сплошное опробование - вынужденная страховка заказчиков.

Дмитрий_М, 12.08.19 15:39:00 — Андрей

Кроме разделения на офисную "белую" кость и полевых геологов, сейчас во многих крупных компаниях вообще нет геологов проекта, а есть только менеджеры ГРР-проекта. Да, это геологи, часто достаточно квалифицированные, но их роль сводится к контролю и руководству над подрядчиками. Даже выбрать подрядчиков они не могут, этим занимаются менеджеры по закупкам через систему тендеров.

Такая система практически полностью уничтожила качественные сервисные фирмы в геологоразведке.

Отдельно я бы отметил возникновение целой страты сезонных специалистов. Они работают на поисковых и разведочных проектах летом, часто даже ведущими исполнителями и начальниками партий, но никогда не занимаются и не занимались камеральной обработкой результатов. Зимой они либо отдыхают, либо занимаются работой далекой от геологии.

Если для эксплуатации "психология" вахтовика-геолога еще приемлима на рядовых должностях, то для поисков и разведки нет. Уровень их как правило низкий, а главное - нет никакой уверенности в качественном выполнении работ.

Генералов В.И., 13.08.19 10:09:35 — Дмитрий_М

Дмитрий_М, 12.08.19 15:25:47 — Долго думал, как и что вам ответить. Писать прописные истины и давать рекомендации в стиле капитана Очевидность - дело не хитрое...

Недолго думал как и что вам ответить. Судя по вашим комментариям, вы за 10 лет картосоставительских работ так и не издали ни одного комплекта госгеолкарт. Вы не доверяете существующим геолкартам и скептически относитесь к работам предшественников. Вас окружают неквалифицированные геологи и менеджеры. У вас нет практического опыта руководства ведения разведочными работами. Но зато у вас есть знания по "площадным методам работ" и по стадийности работ. Предлагаю вам и всем заинтересованным читателям сыграть в штабную игру. Кто служил в армии, те знают важность штабных учений.

Даю вводную. Инвестор выиграл на аукционе за 50 млн. рублей лицензионную площадь в 300 кв.км. На площади лицензии учтены 2 т золота по кат. С1+С2 и 100 т ресурсов кат. Р2. Инвестор готов вложить в поисково-оценочные работы 200 млн. руб. Через 2 года вы должны прирастить запасы по кат. С2 до 10 т и локализовать ресурсы по кат. Р1.

Ваши действия? Победители учений могут быть включены в "команду мечты" (см. текст статьи).

PS. В статье мы приводим данные по практическому опыту работ. На месте площадной расчистки (рис.3) сейчас карьер по добычи золотых руд. А на месте разреза (рис. 7) сейчас штольня по добычи серебряных руд. Это был первый буровой профиль на лицензионном участке. Первые результаты анализа дали "нули". Мы настояли на контрольном анализе. Получили рудные содержания. Просто для первых проб было мало кислоты. А могли бы и пропустить месторождение и уйти с площади лицензии. Этот случай описан нами в журнале №12 за 2016 г.

АлексМ, 13.08.19 15:21:32 — Генералов В.И.

Уважаемый автор! Почему ваше предприятие не имеет собственных лицензии на недропользование, хотя имеет для этого предостаточные материальные, финансовые и человеческие ресурсы?

Генералов В.И., 15.08.19 10:13:54 — Дмитрий_М

Мне больше нравится комментарий Дмитрия_М, 03.08.19 18:45:49. "На бумаге это выглядит красиво. На самом деле, не смотря на ряд здравых идей, которые стоило бы внедрить в практику, в целом предлагаемая методика не даст настолько положительного результата, как это кажется автору... 5. Магниторазв. с шагом 10 метров, и для 2-3-х профилей через 200 метров. А почему не через 2? Выявляет отдельные дайки и даже жилы в 1 метр мощностью, если они с пирротином или магнетитом...!"

Ответ. 1. Магнитка может выявлять отдельные дайки основных пород, но они, как правило, не рудоносны (исключение - дайки ивдельского типа). Но они (дайки) характеризуют зоны растяжения пород (т.н. рассеянный рифтогенез). Если рои даек имеют "пестрый" состав, то это уже важный поисковый критерий золотого оруденения. Кварцвые жилы с золотом обычно сопровождают диагональные сколовые трещины эллипсоида трещиноватости (см. теорию тектонических деформаций), формируя т.н. жильные структуры типа "конского хвоста". А это уже вопрос о соотношении ориентировки разведочных сетей рудного поля и рудных жил! Но магнитка может также помочь диагностировать и рудные жилы. Золотое оруденение отлагается в зонах гидротермальной (точнее газово-флюидной) проницаемости пород (т.н.гидротермальные метасоматиты). Внутренние зоны березитов характеризуются кремнекислотным метасоматозом (здесь отлагаются кварцевые жилы с золотом). Железо отсюда выносится. Оно отлагается во внешних зонах березитовой системы в виде хлорита и карбонатов (анкерит). На профильных графиках локальные минимумы сопровождаются небольшими максимуми. Лучше, если будет не "двухгорбный, а одногорбный верблюд". Т.е. железо будет накапливаться в висячем боку кварцевожильной системы. Тогда есть шанс встретить литолого-геохимический барьер, где непосредственно отлагается золото. Наблюдения лучше проводить не по графикам абсолютных значений локального магнитного поля, а по первой или даже по второй их производной (скорость убывания градиента магнитного поля)... Это всего несколько слов относительно магнитки.

2. Я осознано предлагаю начать поисково-оценочные работы с площадного изучения створов шириной до 500 м и создания в их пределах системы поисково-структурных профилей через 200 м. Цель - выявить пересечения рудных зон и тел. Для прослеживания (соединения) выявленных рудоносных интервалов оперативно выполняется сгущение сети до 100 м между профилями. А это уже подготовка каркаса разведочной сети категории С2. Почувствуйте разницу!

PS. Я привожу практические результаты из своей производственной деятельности. Хотелось, чтобы читатели также поделились своим производственным опытом работ. Также терпеливо выслушиваю мнение "диванных" критиков; тоже есть интересные высказывания.

Дмитрий_М, 15.08.19 11:14:50 — Генералов В.И.13.08.19 10:09:35

Вы видимо меня не правильно поняли, я не занимаюсь геологической съемкой. Да, когда-то давно, на производственных и преддипломных практиках участвовал. Ну и с друзьями-приятелями иногда обсуждаю, что творится в этой сфере.

Я последние 10 лет выполняю комплексные поисковые работы на золото, даже диплом у меня был по комплексированию методов, где решалась схожая штабная задача. Суммарно я проработал где-то на 8 рудных полях/рудных узлах, плюс участвовал еще в некотором кол-ве проектов только на камеральных работах. Сколько было проектов, так и не перешедших в полевые работы, либо их выполняли более дешевые исполнители - не считал. Много.

Поэтому да, я хорошо разбираюсь в стадийности работ, в комплексировании методов, в методиках и методах комплексной интерпретации результатов геофизических, геохимических и геологических работ. Понятно, что довольно неплохо разбираюсь в структурной геологии и структурах рудных полей, без этого нельзя заниматься интерпретацией.

Все привожу из своей практики. С чем сталкивался. С реальностью. С особенностями "данных" и обработки этих данных литогеохимии по разным сетям, электроразведки, магниторазведки и т.д..

С качеством ГСР-200 2-го поколения. С профессиональным уровнем ребят-документаторов на канавах и керне, которых мы по просьбе заказчиков иногда проверяем на качество. С уровнем чужих поисковых и геологоразведочных работ, и отчетов по ним, и т.д., и т.п.

Вы пляшете по граблям. И мы на них напарывались, когда заказчики хотели сэкономить. Поэтому крайняя нелюбовь к профилям и "створам" до выполнения качественных площадных работ. Впустую потраченные деньги во всех случаях. Только как опытно-методические работы, чтобы понять какие методы и в каких модификациях использовать на неисследованных территориях. Мы в том году так в Африке сделали - сначала 3 профиля опытно-методических работ, потом только, после обработки результатов, через месяц выполнили второй этап, уже площадных работ.

Да, вы правы, у меня нет опыта руководства именно геологоразведочными работами, только поисковыми и совсем чуть-чуть поисково-оценочными. Пожалуй это минус. НО я критикую в вашей идее только то, что знаю, и в чем имею хорошее представление.

А штабная задача интересная. Вот только сходу её так не решить, надо сметы поднимать за прошлые года по отдельным видам работ и пытаться влезть в очень скромные цифры. Если вы сможете сказать ваши укрупненные расценки на горно-буровую часть( 1 метр проходки канав, 1 метр бурения) и примерный промышленный тип на вашей площади( жилы/минерализованные зоны/штокверк + % сульфидов и их состав) - тогда можно попробовать.

Но вообще выглядит нереально - норма на удачных проектах ГРР со слов некоторых заказчиков где-то 0,75-1 млн $/ тонна запасов. Думаю, что реально ужать до 30-40 млн рублей/тонна, и влезть где-то в 300 млн. Но это чисто прикидки.

Генералов В.И., 18.08.19 14:29:41 — Дмитрий_М

Дмитрий_М, 15.08.19 11:14:50 — "Вы видимо меня не правильно поняли, я не занимаюсь геологической съемкой...Вы пляшете по граблям. И мы на них напарывались, когда заказчики хотели сэкономить. Поэтому крайняя нелюбовь к профилям и "створам" до выполнения качественных площадных работ..."

Хороший комментарий. Поднимает ряд важных проблем.

1. Вы правы, что штабные учения стоит дополнить вводными данными. Глубина изучения 100 м. Минимальная мощность р.т. 1,0 м. Бортовое содержание 1,0 г/т. Минимально промышленное содержание в блоке годовой отработки 5,0 г/т. Руды золото-кварцевого и золото-сульфидно-кварцевого типов. По моим прикидкам 200 млн. руб. хватит на то, чтобы пробурить 7-10 км скважин (примерно 50-70 шт.), 10-15 км бульдозерных траншей и расчисток (порядка 50-100 шт,), 1-2 гидрогеологические и инженерно-геологические скважины под будущий карьер, выполнить пробирные анализы 300-500 проб, провести технологические испытания руд на 2-3 лабораторных пробах весом до 50-100 кг каждая, составить ТЭС по обоснованию временных кондиций, написать отчет с подсчетом запасов по кат. С2 и ресурсов по кат. Р1. Площадные (створовые) и профильные работы входят в состав геол. сопровождения горных и буровых работ. Дальше зависит от ума инвестора. Может сразу добывать по кат. С2, а может продолжить разведку до кат. С1. Меня здесь больше интересует ваш алгоритм действий, основанный на "площадных методах работ" Вы сами, что конкретно можете предложить?

2. Геолог всю жизнь занимается "геол. съемкой", т.е. геол. картированием от масштаба 1:100 (кварцевая жила), до масштаба 1:1000000 (структурно-формационная зона). Кто никогда не составлял горизонтальных и вертикальных проекций геологических структур (т.е. карт и разрезов), тот не геолог. А какое ваше мнение на этот счет?

3. У вас есть опыт работ по отдельным стадиям геол. изучения: по составлению проектов, по ведению полевых опытно-методических работ, по написанию отчетов (здесь вы геолог-писатель по классификации проф. Душина), по ревизии ранее написанных отчетов. И ваш практический вывод один - все плохо! Мне вспомнился давний разговор с главным агрономом совхоза. Весной вспахали - заплатили, посеяли - заплатили, подкормили - заплатили, пропололи - заплатили, а когда приехали осенью собирать урожай, то оказалось, что собирать нечего. Это типичная картина сегодняшнего времени геологоразведочных работ. Менеджеры в целях ускорения и удешевления работ разбивают целое на отдельные части: составить поскорей и подешевле проект, чтобы начать работы, провести конкурс на выполнение полевых работ по принципу "кто подешевле предложит", составить поскорей и подешевле отчет "чтобы сдать в фонды и списать затраты". Прогнозирование, поиск и разведка месторождений - это долгий, сложный и трудный путь посильный лишь сложившимся геологическим коллективам. В качестве примера читайте статью Миронова А.А. об открытии Харанурского месторождения золота.

Дмитрий_М, 19.08.19 01:35:16 — Дмитрий_М

Спасибо за ваш ответ.

Мы должны получить такие результаты работ, что позволят продолжить работы после 2-х лет, и в следующие 2-3 года поставить на баланс максимально возможное количество запасов по категории С1-С2 с минимальными затратами времени и ресурсов. Мы предоставляем ТЭС (технико-экономическое соображение) о наличии у нас прироста запасов, которые можно отнести к категории С1-С2 в размере 8 тонн, и ресурсов категорий Р1-Р2 в размере 20-30 тонн, и целесообразности дальнейшего продолжения работ, с выходом на ТЭО через 2 года.

Это можно получить только за счет получения корректной информации о геологическом строении рудного узла, рудных полей и отдельных рудных зон, геолого-структурной, тектонической позиции каждого элемента относительно более высокоуровневых региональных элементов и взаимоотношения с структурами более локальными. Мы сможет четко и обоснованно проводить, понимать результаты работ каждого этапа, выполнять геологический прогноз и проектировать работы следующего этапа. На месторождениях золото-кварцевого и золото-сульфидно-кварцевого типа рудные тела и рудные зоны всегда имеют четкую геолого-структурную позицию в структурном парагенезисе (структурном рисунке) рудного узла и рудного поля.

Алгоритм работ

1 год.

I) На всю площадь.

а) Научно-исследовательские работы. Структурный анализ, дешифрирование космоснимков, геологическая интерпретация, с выделением перспективных участков.

б) Выполнение геохимической съемки по потокам рассеяния с шагом 500 метров с сопровождающими геологическими маршрутами (200 км, 400 штуфных проб в пределах известных рудопроявлений и пунктов минерализации), либо геохимическая съемка по вторичным ореолам по сети 250*250 метров. Зависит от геоморфологии и климата.

II)Наиболее перспективная часть лицензии.

а) Комплексные поисковые работы на площади 20 кв км. Геологические маршруты ( 200 пог км, 1500 проб), ЛГХ по ВОР( 6 тыс проб), электроразведка методом ВП-СГ, магниторазведка. Сеть 200*40 метров, с детализацией на 1/2 площади до 100*20 метров исходя из опыта работ нашей фирмы за последние 20 лет является оптимальной.

б) На наиболее перспективных рудных зонах - 10 профилей ТЭЗ-ВП, шаг 40, выноска 400 метров ( глубинность 200 метров, детальность 4-10 метров, позволяет получить положение отдельных аномальных тел по сопротивлению и поляризуемости в пространстве. При качественной интерпретации, по моему опыту работ, скважины заданные ТЭЗ-ВП пересекают рудные тела в 90-95% случаев на данном промышленном типе).

в) 800 метров канав, 3 куста скважин( 1000 метров) через 100/200 метров, пересекающие рудную зону на глубинах 25/50/100 метров. Опробование 1 метр/ 5 метров пунктирной для пустых интервалов. 900 проб

Затраты в 1 год составят примерно 50-60 млн рублей

2 год

I)Вся площадь - выделяется 3-4 участка детализации, примерно 60 кв км общей площадью. На них комплекс работ - геохимия по ВОР по сети 100*100 метров, геологические маршруты М 1: 25 000 по иррегулярной сети, магниторазведка по сети 200*40 метров.

II) Перспективный участок.

а) Разведка главной жильной зоны. 3 000 пог метров канав, 5 000 метров бурения

+ при необходимости продолжение работ на флангах ( детальные маршруты М 1: 5 000 + ТЭЗ-ВП)

б) 3 детальных участка по результатам работ 1 года под поисково-оценочные работы. Комплекс на участок - 4 профиля ТЭЗ-ВП по 1 км, 15 км детальных маршрутов ( 10 проб/км), 1 000 пог м канав, 1 500 пог метров бурения по схеме из первого года.

Объемы можно варьировать оперативно за счет применения полевой лаборатории ( РФА + гравиконцентратор).

Затраты во 2-й год примерно 130-150 млн

Итог - 10 тонн С2 /10 тонн Р1 в любом случае даже при не имеющей промышленного значения, либо малых масштабах, известной рудной зоны.

Четкое планирование работ на следующие 2-4 года с затратами порядка 80 млн/год с наращиванием запасов в размере не менее 2-5 тонн/год.

Расценки на геологические, геохимические и геофизические работы взяты из наших работ в Приамурье в 2017-2018 годах ( +10-15%), стоимость анализов - из расценок ALS в Чите в 2018 году, стоимость горных и буровых работ - из проекта работ 2016 года в Забайкалье ( +30%).

Если заинтересует более детальное обоснование каждого вида работ с примерами работ - пишите свой e-mail, пообщаемся уже более предметно.

Дмитрий_М, 19.08.19 02:16:48 — Генералов В.И

2. " Геолог всю жизнь занимается "геол. съемкой", т.е. геол. картированием.... тот не геолог. А какое ваше мнение на этот счет?"

Я с вами полностью согласен, что геолог занимается геологическим изучением и картированием, вне зависимости от масштаба работ. Дает ответы - что( геологическое тело), где( на плоскости, в объеме), почему ( именно тут, такого строениями), как ( прогноз на глубину, по простиранию). Если специалист эти задачи не решал, желательно в нескольких масштабах, на одной площади и в течение хотя бы 2-х лет,- то это кто угодно, но не геолог. Техник, специалист по ГИС, специалист по ведению БД и т.д.

3. "Это типичная картина сегодняшнего времени геологоразведочных работ. Менеджеры в целях ускорения и удешевления работ разбивают целое на отдельные части".

Да, да, и еще раз да. Оптимально, когда один коллектив проводит все этапы работ. Потери информации минимальны, качество работ каждого этапа и выводов из них - максимально. К сожалению сейчас редкость один исполнитель работ на этап. Документация, геология, геохимия, геофизика, отчет - это 5 разных исполнителей. Это не шутка, а печальная реальность. Были случаи, когда отдельно шло опробование канав от геологической документации.

Та же геофизика и геохимия работает только в единой связке с геологией. Без своей геологии, качество интерпретации, а значит и информативность методов, резко падает.

И документация так же. Оптимально, когда тот, кто занимался созданием геологической карты на рудное поле, потом будет контролировать документацию. Уровень документации будет заметно выше. Если же это разные подрядчики, еще и в разные годы, то в любом случае "будут "массовые косяки".

Про Харанур прочитал при публикации статьи. Очень интересная история когда специалисты зная что искать, сумели найти новый промышленный тип. Я бы чуть по другом проводил работы( уверен, что линейные коры можно оконтурить дешифрированием, глубину и форму карста и линейных кор выветривания четко устанавливается методами ТЭЗ/ВЭЗ, и т.д.), но у них были серьезные проблемы с финансированием.

Уважаемые посетители сайта! Пожалуйста, будьте как дома, но не забывайте, что в гостях. Будьте вежливы, уважайте родной язык и следите за темой: «Полевой комплекс методов оперативной диагностики золоторудных зон в ходе выполнения горно-буровых работ»


Имя:   Кому:


Введите ответ на вопрос (ответ цифрами) "семь прибавить 10":