Отношение государства к кустарной и мелкомасштабной золотодобыче: история и современность (окончание)

Kevin Telmer

Часть 2. Читать начало, часть 1

 

Если сравнить ситуацию в XIX-м веке и в начале XX-го с днем сегодняшним, то налицо очевидная разница: современная кустарная и мелкомасштабная золотодобыча (КММЗ) соседствует с развитым промышленным горным сектором и сформировавшейся системой управления, которые, хотя и берут свое начало в прошлом, в настоящее время очень изменились и существуют в совершенно иных обстоятельствах и условиях. Масштабные капитальные инвестиции, длительный процесс переговоров, высококвалифицированные специалисты, долгосрочность — такие элементы развития проекта разработки месторождения давно стали нормой.

Для КММЗ все это не подходит: доступа к капиталу в этой сфере нет, зато имеется большая необходимость быстро заработать. При этом развивающиеся страны фактически «проскакивают» этап развития, характерный для золотых лихорадок XIX века и сразу ориентируются на крупное производство. Это приводит к появлению в секторе КММЗ труднопреодолимого барьера. Законы для крупных предприятий не позволяют сделать ее формальной частью современной горнодобывающей отрасли.

Современные горные законы в таких странах, как Сенегал, Мали, Буркина-Фасо и т.п., некоторым образом адаптированы под кустарную и мелкомасштабную золотодобычу, но чаще всего соответствующие изменения возникли не естественным путем, а стали следствием мер по устранению недостатков и заполнению имеющихся законодательных пробелов.

Из сказанного выше можно сделать вывод, что главная дилемма, стоящая перед современной КММЗ, заключается в улучшении государственного регулирования, формализации (приведение кустарной и мелкомасштабной добычи в соответствие с существующими нормативно-правовым требованиям. — прим. переводчика), в повышении эффективности управления без ограничения возможностей развития, но с ограничениями на масштабы сектора, который должен восприниматься как нечто целостное.

И раньше, и сейчас власти многих стран одобрительно относятся к формализации и самоорганизации кустарных добытчиков. Основное же различие между прошлым и настоящим находится в области мер, которые принимает государство для достижения этой цели. В XIX веке власти достаточно быстро поняли — жесткий подход и излишние бюрократические требования не применимы к сотням тысяч кустарных добытчиков, работающим в экстралегальной парадигме [21]. В результате этого были предприняты определенные шаги в направлении к внедрению экстралегальных аспектов (т.е. существующих помимо действующих легальных норм, но не обязательно вопреки им. — прим. переводчика) в горный закон, поддержке формализации и развитию КММЗ. Одновременно создавалась необходимая инфраструктура, в частности железные дороги, а для защиты добытчиков зачастую стали привлекать полицию [22].

В XIX веке власти экспериментировали со способами извлечения максимально возможной выгоды от золотодобычи без ущемления прав и притеснения характерного для этой деятельности индивидуального экономического либерализма. Чтобы контролировать сектор КММЗ, в регионах, например, в Австралии, была введена плата за лицензию, что довольно быстро стало источником конфликтов между добытчиками и государством.

Вообще пошлины и роялти были одним из способов государственного контроля и извлечения прибыли, однако в то время нередки были попытки изменить такую политику и найти более подходящий баланс [23]. В Канаде налоги на золото не вводили до 1897 года. Первый налог 20% со всего добытого золота быстро снизили до 10% в результате протестов и быстрого роста объемов неформальной добычи [24]. На Клондайке тогда говорили, что только одна из десяти унций из-за высоких налогов на добычу декларируется официально [25].

Сегодня в некоторых странах, например, Буркина-Фасо, официально декларируется одна из 45 унций — по той же причине. Государством были предприняты разнообразные попытки как-то на это повлиять, например, были введены пошлины на экспорт, а не добычу [25]. Успешными подобные меры, в лучшем случае, можно считать лишь наполовину; в конечном счете все это должно эволюционировать в то, что мы можем наблюдать сегодня в той же Канаде: свободная торговля золотом, обсуждаемые размеры роялти, увеличение доходов государства от вторичной экономики, связанной с добычей.

В XIX веке власти прекрасно понимали, что единственный способ как-то сократить убытки — формализация. Принимаемые меры в основном были направлены на смягчение или устранение бюрократических барьеров лицензирования. Например, в 1890-х годах на Клондайке велась активная борьба с коррупцией и преференциальным режимом получения клаймов [26].

На данный момент процесс формализации КММЗ во многих развивающихся странах в целом мало основан на историческом опыте. В Сенегале, например, плата за регистрацию концессии составляет приблизительно 3 тыс. долл. — сумма, которую большинство кустарных золотодобытчиков собрать никогда не сможет. В то же время за возможность легально покупать и продавать золото в Буркина-Фасо придется заплатить больше 20 тыс. долл. [27].

Сложности формализации кустарной и мелкомасштабной золотодобычи частично можно понять, если сравнить ее с другими сферами, имеющими схожие проблемы и экономические аспекты.  На Филиппинах, например, чтобы официально оформить незаконно построенную городскую собственность, необходимо пройти порядка 168 разного рода этапов, что занимает 15–25 лет [28].

 

Скрытый парадокс

Важность сектора кустарной и мелкомасштабной золотодобычи для экономического роста понималась в XIX веке, поэтому его последовательно развивали и на выходе получили процветающую, формализованную промышленную отрасль, при этом в политических преобразованиях участвовали и сами добытчики. На современном этапе подобная деятельность «парализована» попытками внедрения горных законов без осознания ценности самой системы кустарной и мелкомасштабной добычи, которая уже существует. Поэтому не удивительно, что КММЗ противоречит тому, что считается более формализованным и желательным направлением — промышленной добыче.

Когда кустарная и мелкомасштабная золотодобыча не формализована и слишком контрастирует с промышленным сектором, властям развивающихся государств сложно осознать ее значение. В качестве примера они обращают внимание на экономически успешные западные страны, ключевым аспектом развития которых стала масштабная индустриализация. Тем не менее, стоит поразмышлять и об истоках современной горнодобывающей промышленности, а именно о том, что ее возникновение стало результатом развития кустарной и мелкомасштабной золотодобычи.

Учитывая технологические возможности, законодательные условия (в том числе законы по охране окружающей среды), а также юридические требования, имеется один логичный путь эволюции кустарной и мелкомасштабной золотодобычи: ее признание и повышение продуктивности с использованием дешевых и эффективных технологий обогащения (например, гравитационных) без применения химических веществ, а также сбора и переработки хвостов. Деятельность эта должна быть централизована, соответствовать самыми высоким стандартам по защите окружающей среды (как в промышленной добыче). Такая ситуация будет выгодна для всех заинтересованных сторон. Правовой процесс должен быть направлен на разработку политики сотрудничества, снятия барьеров между кустарным и промышленным сектором. Кроме того, мирное сосуществование устранит многие риски деятельности горных компаний.  Для этого Международная финансовая корпорация представила специальный документ для оценки чистой текущей стоимости инвестиций в устойчивое развитие и показала, что такое взаимодействие может приносить прибыль даже в краткосрочной перспективе [29].

 

Список использованных источников

1.Featherling D. (1988) The Gold Crusades, A Social History of Gold Rushes 1849-1929. MacMillan, Toronto, pp. 250.

2.ICMM, World Bank, International Finance Comission (2010) Working Together; How large-scale mining can engage with artisanal and small-scale miners.

3.George M.W. (2007) Minerals Yearbook Gold; pp. 31; minerals.usgs.gov/minerals/pubs/commodity/gold/myb1-2007-gold.pdf

4.Frimmel H.E. (2008) Earth\\\\\\\\\\\'s continental crustal gold endowment. Earth and Planetary Science Letters, vol. 267, pp. 45-55.

5.Müller J., and Frimmel H.E. (2010) Numerical Analysis of Historic Gold Production Cycles and Implications for Future Sub-Cycles. The Open Geology Journal, v 4, p. 29–34

6.Rosling H. (2007): New insights on poverty.http://www.ted.com/talks/hans_rosling_reveals_new_insights_on_poverty.html

7.De Soto, H. (2000) The Mystery of Capital, Why Capitalism Triumphs in the West and Fails Everywhere Else. Basic Books, New York.

8.Featherling D. (1988) The Gold Crusades, A Social History of Gold Rushes 1849-1929. MacMillan, Toronto, pp. 250.

9.OECD Supplement on Gold (2013) Suggested measures to create economic and development opportunities for artisanal and small-scale miners

10.ICMM, World Bank, International Finance Comission (2010) Working Together; How large-scale mining can engage with artisanal and small-scale miners.

11.www.mercurywatch.org

12.Buxton, A. 2013. Responding to the challenge of artisanal and small-scale mining, how can knowledge networks help? IIED, London.

13.Federal Register, Securities and Exchange Commission, Conflict Minerals: Section 1502 of the Dodd-Frank Wall Street Reform and Consumer Protection Act. Section 1502 of U.S. Dodd Frank Act requires U.S. listed companies to disclose whether they use “conflict minerals” (tin, tungsten, tantalum and gold) and whether these minerals originate in the Democratic Republic of the Congo or an adjoining country. The section is intended to address the concern conflict minerals originating in the Democratic Republic of the Congo and adjoining countries (together called \\\\\\\\\\\'DRC countries\\\\\\\\\\\') is helping to finance violent conflict.

14.UNEP (2013) Global Mercury Assessment 2013; Sources, Emissions, Releases, and Environmental Transport. Division of Technology, Industry and Economics (DTIE), Chemicals Branch, Geneva, Switzerland, January, 2013.

15.http://www.oecd.org/daf/inv/mne/mining.htm

16–18. Fetherling, Douglas. The Gold Crusades: A Social History of Gold Rushes, 1849-1929. Toronto: University of Toronto, 1997. 4

19–20. Soto, Hernando De. The Mystery of Capital: Why Capitalism Triumphs in the West and Fails Everywhere Else. New York: Basic, 2000. 146

21–26.Fetherling, Douglas. The Gold Crusades: A Social History of Gold Rushes, 1849-1929. Toronto: University of Toronto, 1997, 158

27.Artisanal Gold Council, 2012

28.Soto, Hernando De. The Mystery of Capital: Why Capitalism Triumphs in the West and Fails Everywhere Else. New York: Basic, 2000. 22

29.Nyhan Jones, V., Lukic J., Bhalla A., and Tapiero D. (2011) Measuring returns on community investments in Mining, International Finance Corporation (IFC), http://commdev.org/userfiles/SRMining%20Veronica%20Nyhan%20Jones,%20Jelena%20Lukic,%20Arjun%20Bhalla,%20Dafna%20Tapiero%20-%20July%2015.pdf

 

Источник: Historical and Modern Government Responses to Artisanal and Small Scale Gold Mining. Artisanal Gold Council

http://www.artisanalgold.org/publications/articles/historical-and-modern-government-responses-to-artisanal-and-small-scale-gold-mining

Переведено и опубликовано с разрешения «Artisanal Gold Council»

Перевод с англ.: С. С. Верхозин, вед. аналитик АО «Иргиредмет», канд. филол. наук

 

Читать начало

 


-0+2
Просмотров статьи: 3900, комментариев: 39       

Комментарии, отзывы, предложения

мелкий, 24.05.17 03:05:55 — Магадан, 24.05.17

+++++ и еще много плюсов !

999, 24.05.17 07:49:06 — Магадан

Никто ничего не проконтролирует. С контролерами же можно договориться? Хотели бы разрешить, давно бы разрешили, успокойтесь уже, идите копайте.

Магадан, 24.05.17 10:44:43 — 999, 24.05.17

Сейчас бесконтрольность процветает во всем мире. Именно она вызывает проблемы. Люди работают без лицензий, их невозможно учесть и контролировать. У нас в России, также как в Африке, даже неизвестно сколько людей занимается неформальной добычей, хотя по данным МПР неформально добывается порядка 10 тонн золота в год.

Специалисты, которые изучили проблему, рекомендуют прежде всего провести формализацию, то есть для начала хотя бы учесть всех кустарных добытчиков, выдав им лицензии. Об этом и написано в статье, которую вы никак не хотите прочитать или не понимаете.

aaa, 24.05.17 11:57:51 — Магадан

Насчет безконтрольности не соглашусь. Все крайне зарегулировано

Хантер, 24.05.17 12:13:08 — aaa, 24.05.17

Высокая зарегулированность относится только к законной добыче. У неформалов в тайге контроль в основном со стороны медведя. Но золото надо сдавать, кому надо и не очень дорого, иначе достанут и поплатишься.

aaa, 24.05.17 12:45:19 — Хантер

К сожалению так. Именно поэтому я и написал сообщение. Попытки все и вся контролировать порождают бардак

999, 24.05.17 19:42:58 — Магадан

(((Специалисты, которые изучили проблему, рекомендуют прежде всего провести формализацию))) обычный Российский идиотизм, рассматривать тему по частям, начать, а дальше будь что будет. (((по данным МПР неформально добывается порядка 10 тонн золота в год))) цифры получены из надежных источников "одна бабка сказала". Они вообще вольников видели и где эти "специалисты"? МПР вообще идиотскими затеями утомляет, как и правительство, опыт имеется. Надоело мусолить, счастливо.

Магадан, 25.05.17 02:16:50 — Инопланетянину 999

Согласно экспертным оценкам, предоставленным комитетом Госдумы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям, объем незаконной добычи древесины составляет 13 млн кубометров в год, сумма незаконной добычи достигает 119 млрд рублей в год, незаконная добыча золота составляет 10 тонн на сумму 140 млрд рублей в год, ежегодная незаконная добыча янтаря - 70 тонн на ,5 8 млрд рублей в год, нефрита - более 2 тыс. тонн на 125 млрд рублей. Общий ущерб РФ от незаконной добычи природных ресурсов составляет более 817 млрд рублей ежегодно. ТАСС

Статья Кевина как раз об этом. Наши депутаты, так же как и вы, читать не хотят, потому смогут придумать, только ужесточение наказания. Но что делать с безработными в поселках, где нет работы?

999, 25.05.17 07:33:34 — Магадан

Попрощался же уже. Достали! Это у Вас кругозор заканчивается собственным носом. Вольный промысел золота не единственная "работа", а для большинства и вообще не работа. Где эти гребаные депутаты взяли данные по объемам незаконной добычи? Да у таких как Вы, которые их из носа выковыряли.

Читатель, 25.05.17 18:06:39 — 999

999-берегите нервы и не тычте (Вычте) про носы.Депутаты вообще тут ни при чём, им чё скажут, за то и голосуют, а скажут по другому, так сразу и напротив кнопку нажмут. А вот эксперты- они эксперты, у них формулы, начиная от законной добычи(рубки, пилки, капалки,...) до реализации, вплоть до перевозок и потребления, экспорт тоже в формулах и тд и тп... Так что в носу ковыряетесь Вы уважаемый. Причём очень многое вообще не разглашается и не публикуется, источники закрыты для общего пользования, но доступ к секретам есть конечно, но без ссылок на источники, -вот цифры и гуляют вполне себе сами, причём занижены прилично, так как тот же .....не буду конкретизировать, не люблю ковырять в носу как вы уважаемый. Вы как школьник против Магадана, я так со стороны вижу, как читатель.

999, 25.05.17 20:50:32 — Читатель

Жизнь отличается от формул.

мелкий, 26.05.17 00:05:39 — Читатель, 25.05.17 18:06:39

++++++1000% Короче захват земли гуманоидами с планеты 999 не грозит , пока есть такие парни , как Магадан и Читатель !

Эх жаль приболел чуток , давно бы сидел у костерка чаек попивал ) !

КММЗ в мире, 12.02.18 16:26:13

Взрывной рост количества кустарных и мелкомасштабных добытчиков в мире

По данным отчета Канадского межправительственного форума по добыче, минералам, металлам и устойчивому развитию (англ. Intergovernmental Forum on Mining, Minerals, Metals and Sustainable Development), рост цен на различные виды полезных ископаемых на фоне необходимости искать новые способы заработка привел к «взрывному росту» количества кустарных и мелкомасштабных добытчиков по всему миру за последние несколько лет.

Так, в прошлом году, согласно оценке организации, в этой сфере было напрямую занято 40,5 млн человек, что существенно превышает показатели предыдущих лет (2014 год – 30 млн, 1999 год – 13 млн, 1993 год – 6 млн) и количество людей, работающих на промышленной добыче (20113 год – 7 млн).

В отчете указано, что кустарная и мелкомасштабная добыча стала важнейшим источником дохода жителей более 80 стран мира, в основном расположенных к югу от Сахары, в азиатском, тихоокеанском, латиноамериканском регионах. Количество людей, косвенно зависимых от этой деятельности, составляет около 150 млн.

В то же время на долю кустарной и мелкомасштабной добычи приходится 20% мирового производства золота, используемого в том числе в производстве электронных устройств.

«Для многих жителей беднейших стран мира кустарная и мелкомасштабная добыча – единственный способ выбраться из нищеты, повысить свой низкий доход в условиях нехватки рабочих мест», – указывает директор организации Грег Рэдфорд (Greg Radford). С. Верхозин, zolotodb.ru, по материалам www.mining.com

Золото из ДР Конго, 30.10.18 14:07:15

Успешная поставка легального кустарного золота из ДР Конго

Форум по проблемам ответственной кустарной золотодобычи (англ. Responsible Artisanal Gold Solutions Forum) совместно с Агентством США по международному развитию (англ. United States Agency for International Development, USAID) объявили об успешной поставке американским ювелирным фирмам первой партии добытого легальным образом кустарного золота из Демократической Республики Конго.

«Это доказывает, что американские потребители могут получать из Конго золото, добытое легальным и ответственным образом. Это важное доказательство жизнеспособности самой идеи. Ювелирные и технологические компании должны закупать в Конго золото, добытое законным способом, а власти - принимать меры по отношению к фирмам, работающим с контрабандным драгоценным металлом, тормозящим развитие легальной торговли», - заявил член Форума Саша Лежнев (Sasha Lezhnev).

Пробный проект по организации цепочки поставки легального кустарного золота был организован в провинции ДР Конго Южное Киву. Драгоценный металл был экспортирован организацией Fair Congo, аффинирован на заводе Asahi Refining. Компанией Richline Group из него были изготовлены ювелирные украшения, распространяемые через сеть Signet Jewelers. С. Верхозин, zolotodb.ru, по материалам mining.com

Количество добытчиков в мире, 30.04.19 12:57:12

Более 40 млн. человек занимаются кустарной и непромышленной добычей полезных ископаемых в мире

Более 40 млн. человек по всему миру занимаются кустарной и непромышленной добычей полезных ископаемых, показывают результаты совместного исследования, проведенного Всемирным банком и международной организацией Pact.

Более того, возросшие за последние несколько лет спрос на металлы и стоимость минерального сырья обусловили всплеск кустарной и непромышленной добычи во многих и преимущественно бедных странах Южной Америки, Африки, Азии.

Значительная часть кустарей работает вне закона, наносит серьезный ущерб окружающей среде за счет использования опасных химических веществ, которые попадают в реки и почву.

В отчете Всемирного банка и Pact говорится, что 16,3 млн. человек занято в кустарной и непромышленной добыче в странах Южной Азии (из них 12 млн. в Индии); 9,8 млн. – странах Восточной Азии и Тихоокеанского региона (из них 9 млн. в Китае); 9,9 млн. – странах Африки, расположенных к югу от Сахары (из них 2 млн. в ДР Конго и по 1,0-1,5 млн. в Судане, Гане и Танзании); более 2 млн. – странах Латинской Америки и Карибского бассейна; 1,9 млн. – странах Ближнего Востока и Северной Африки; 100 тыс. – странах Восточной Европы и Центральной Азии. Около 30% из числа кустарных и непромышленных добытчиков – женщины.

Основной объем кустарной и непромышленной добычи приходится на золото и алмазы, которые идут на изготовление ювелирных изделий и становятся инвестиционным активом, а также олово, вольфрам, тантал и кобальт, закупаемые различными отраслями промышленности, в частности электронной. С. Верхозин, zolotodb.ru, по материалам reuters.com

Аффинаж, 27.06.19 11:46:00

Одна из крупнейших аффинажных компаний мира не будет работать с кустарным золотом

В одной из крупнейших аффинажных компаний мира, швейцарской Metalor, будут работать исключительно с золотом, добытым на крупных промышленных рудниках.

В Metalor отметили, что компания прекращает принимать золото не только от кустарных и непромышленных добытчиков, но также от лиц, занимающихся скупкой и перепродажей драгоценного металла, по причине невозможности точного установления законности его происхождения.

Принятое решение заставит Metalor полностью прекратить сотрудничество с поставщиками из Колумбии и Перу. С Африкой в этом смысле компания перестала работать еще в 2015 году.

Большинство крупных аффинажных предприятий стараются не приобретать золото сомнительного происхождения. Согласно результатам расследования Reuters, из Африки в Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) – главный перевалочный пункт на пути в другие регионы мира – ежегодно контрабандой вывозится золото стоимостью в миллиарды долларов США, в основном добытого незаконно.

Объемы аффинажа на предприятиях Metalor в Швейцарии, США и странах Азии, достигают 500 т золота в год. Доля драгоценного металла, добытого кустарно, ранее составляла около 5%. С. Верхозин, zolotodb.ru, по материалам reuters.com

Брат, 27.06.19 11:55:13

Хороший ход! У крупных промышленных рудников появляется мотив скупать металл по демпинговым ценам у кустарных и непромышленных добытчиков.

Реалист, 28.06.19 12:11:54 — Брат, 27.06.19

Вы правы. Потеряют от этого только кустарные золотодобытчики. Цена скупки у них добытого золота станет ниже. А скупщики нелегального золота будут довольны решением швейцарской фирмы. Они, наверное, и протолкнули эту идею.

Ирина, 29.06.19 11:56:11

Предполагаю, что ничего нового не озвучено.

Они, возможно, и раньше работали только с крупными предприятиями...

Исследование, 21.02.20 07:39:46

Исследование по кустарной золотодобыче в Мьянме

Исследователи из Национального университета Сингапура (англ. National University of Singapore, NUS) установили, что принудительное распространение среди кустарных золотодобытчиков альтернативных способов заработка, в частности сельского хозяйства, не решает проблемы сектора.

Специалисты изучили вопрос на примере ситуации в Мьянме, результаты работы были опубликованы в издании Conservation Science and Practice.

Хотя Мьянма в первую очередь известна драгоценными камнями, в последние несколько лет в стране наблюдается устойчивый рост кустарной золотодобычи, в том числе незаконной, что заставило власти страны принять ряд мер по предотвращению распространения данной деятельности.

Исследователи заинтересовались тем, какие шаги могут поспособствовать тому, чтобы кустарная золотодобыча стала невыгодной, а также решили оценить, может ли сельское хозяйство предоставить добытчикам сопоставимый уровень доходов.

Основная цель работы заключалась в том, чтобы проанализировать мотивацию золотодобытчиков-кустарей, прибыльность этой деятельности. Представители NUS опросили 226 человек, занимающихся золотым промыслом (законным и незаконным) на реке Чиндуин и Уру, а также местных фермеров.

Таким образом удалось установить, что несмотря на все сопутствующие расходы, обусловленные, например, ущербом в результате полицейских рейдов, незаконная золотодобыча слишком прибыльна, чтобы отказывать от нее в пользу других видов деятельности.

В целом исследователи пришли к выводу, что принимаемые правительством Мьянмы меры, вероятно, не принесут заметных результатов. Единственные разумные шаги, на которые, по их мнению, следует пойти властям – это не допустить распространения незаконной добычи в лесных и заболоченных районах, бороться с использованием среди добытчиков ртути, подвести кустарей под правовое поле. С. Верхозин, zolotodb.ru, по материалам mining.com

Уважаемые посетители сайта! Пожалуйста, будьте как дома, но не забывайте, что в гостях. Будьте вежливы, уважайте родной язык и следите за темой: «Отношение государства к кустарной и мелкомасштабной золотодобыче: история и современность (окончание)»


Имя:   Кому:


Введите ответ на вопрос (ответ цифрами) "два прибавить 10":