10 шагов по построению современной системы государственного регулирования в недропользовании.
Часть 3.

Кочергин А. М., канд.техн.наук
ген. директор ООО «Эксперт недр»
expertnedr@gmail.com
Золотодобыча, №274, Сентябрь, 2021

Читать начало статьи:

Часть 1. 

1. Создание торгового дома Роснедр

2. Проектное управление налогами 

Часть 2. 

3. Росгеология – инкубатор юниорного геологического бизнеса

4. Создание биржевой площадки венчурных инвестиций

  

  1. 5. Создание национального экспертного центра (НЭЦ) в недропользовании
 

Предложение о создании НЭЦ было озвучено автором еще в 2014 г. Оно было включено в резолюцию конференции Государственной Комиссии по запасам полезных ископаемых (ГКЗ) «К созданию на базе ГКЗ единого центра государственной экспертизы рационального использования недр» (2014) [7].

В соответствии с требованиями и терминологией, принятой в документах Правительства РФ по административной реформе, данная структура будет являться многофункциональным центром оказания государственных услуг в сфере недропользования, в «едином окне» которого будут решаться все требуемые вопросы для осуществления государственного управления фондом недр. В НЭЦ можно объединить все государственные экспертизы в сфере недропользования — Росгеолэкспертизу, ГКЗ, ЦКР, промышленную безопасность и экологию.

Структура НЭЦ должна формироваться по аналогии со Счетной палатой РФ. На первый план должны быть выдвинуты аудиторы, т.е. суперспециалисты, а не функционеры (рис. 3).

 

Рис. 3. Предлагаемая структура национального экспертного центра в недропользовании (НЭЦ)
Рис. 3. Предлагаемая структура национального экспертного центра в недропользовании (НЭЦ)

 

Аппарат (департаменты) НЭЦ должны обеспечивать работу аудиторов. Такая система позволит выделить действительно высококвалифицированных экспертов, которые в дальнейшем могли бы получить статус компетентных лиц и возможность высокооплачиваемой работы, в том числе в негосударственном секторе.

 

  1. 6. Создание системы саморегулирования в недропользовании и развитие негосударственной экспертизы
 

Вопрос о независимой системе саморегулирования (СРО) в недропользовании обсуждается уже более 10 лет. Цель — исключить избыточное госрегулирование, убрать административные барьеры. Однако решения пока нет. И это несмотря на то что в России создана нормативная база по саморегулированию и имеется положительный опыт в строительной отрасли.

Важнейшие нормативные документы по саморегулированию:

- ГК РФ от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ;

- ФЗ от 01 декабря 2007 года № 315-ФЗ «О саморегулируемых организациях»;

- ФЗ от 12 января 1996 года № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях».

Саморегулирование в строительстве началось с 1 января 2009 г., когда были отменены строительные лицензии, внесены соответствующие поправки в Градостроительный Кодекс и созданы первые СРО.

В недропользовании надо идти тем же путем.

Начать следует с внесения поправок в ФЗ «О недрах» по аналогии с главой 6.1 Градостроительного Кодекса РФ «Саморегулирование в области инженерных изысканий, архитектурно-строительного проектирования, строительства, реконструкции, капитального ремонта, сноса объектов капитального строительства».

В качестве независимых регуляторов можно рассмотреть существующие некоммерческие профессиональные организации — НАЭН, ОЭРН, ЕСОЭН.

Очень важно сохранить бренд «ОЭРН», чтобы не проходить долговременную и не предсказуемую по результатам в настоящее время процедуру аккредитации в CRIRSCO и национальных экспертных организациях.

С созданием СРО можно будет развивать негосударственную экспертизу в недропользовании. Это позволит исключить монополизм государства, обеспечить состязательность в экспертизе.

Негосударственная экспертиза должна удовлетворять потребности частных инвесторов (недропользователей), коммерческих банков и бирж.

Необходим создать механизм финансирования и вовлечения негосударственных экспертов для решения задач российского недропользования.

 
  1. 7. Обеспечение эффективного взаимодействия и сотрудничества государственной и негосударственной экспертизы в недропользовании
 

Без эффективного взаимодействия государственно-частного партнерства, государственной и коммерческой (негосударственной) экспертизы их поступательное движение вперед невозможно. По сути ГКЗ уже сейчас основывает свои решения на результатах негосударственной экспертизы — экспертных заключениях внештатных экспертов.

Негосударственная экспертиза должна помогать государству решать стоящие перед ним задачи на принципах государственно-частного партнерства.

Так, первоначальную (I стадия) независимую коммерческую оценку объекта недропользования по международным стандартам (для ТПИ — по стандартам CRIRSCO) должна осуществлять негосударственная экспертиза — компетентные лица. На сайте CRIRSCO для России: признанная профорганизация — ОЗРН; признанный Кодекс оценки запасов и минеральных ресурсов — Кодекс НАЭН. В случае международного признания можно рассматривать другие общественные организации экспертов (ЕСОЭН, НАЭН).

На основании отчетов компетентных лиц запасы ТПИ должны ставиться на государственный баланс (государственный учет).  

На II стадии (согласование технических проектов) должна подключаться государственная экспертиза. За счет такого стадийного порядка оценки месторождения будет обеспечиваться баланс интересов между государством и недропользователями.

 

Читать начало статьи:

Часть 1. 

1. Создание торгового дома Роснедр

2. Проектное управление налогами 

Часть 2. 

3. Росгеология – инкубатор юниорного геологического бизнеса

4. Создание биржевой площадки венчурных инвестиций

 

Часть 4. Окончание

 


-0+0
Просмотров статьи: 627, комментариев: 40       

Комментарии, отзывы, предложения

Генералов В.И., 20.10.21 09:35:54 — Кочергину А.М.

М-м-да! Все во благо недропользователя?! А кто он такой? Вот одно из самых богатых месторождений мира - Аметистовое (Сср. более 13 г/т и балансовые запасы 52 т) влачит нищенское существование для людей, работающих на этом руднике (читайте Золотодобычу). А местные Камчатские власти вообще принимают решение о прекращении всякой добычи золота из россыпей из-за загрязнения рек, часть из которых являются нерестовыми. Недропользователь действует, как английский колонизатор, нагло заезжает на земли коренного населения, коверкает ландшафт, оставляет свалки и после "смывается". При этом, государство ещё и освобождает недропользователя от уплаты налогов в местный бюджет. Местному населению это надо??? Власти Амурской области раздали около 1,5 тыс. лицензий на проведение ГРР. Теперь также хотят отозвать эти лицензии из-за массового загрязнения рек (читайте Золотодобычу). Налицо две дикой некомпетенции. Первая - варварская эксплуатация недр, и вторая, отсутствие национальной государственной политики в сфере недропользования. Может быть, прежде чем организовывать торговые дома по продажам лицензий надо организовать школы ликбеза (ликвидация безграмотности) для бизнесменов и чиновников, решивших работать в сфере добычи ПИ?

Б.Кавчик, 20.10.21 10:19:34 — Дмитрий_М, 20.10.21

Кочергин А.М. поднял проблему и предложил свое видение решения, это важно и нужно. Хорошо или плохо автор понимает суть, не стоит давать оценки, скрываясь за НИКом. Тем более ваша оценка к сути проблемы отношения не имеет.

Например, по моему, суть проблемы в том, что бизнес не хочет идти в геологию. По данным ЦБ РФ в 2020 году чистый вывоз капитала из России частным сектором составил $47,8 млрд. Это гигантская сумма. Почему хотя бы часть этих денег не вложено в поиски и разведку месторождений золота в России? У нас прекрасные природные условия. Ответ на поверхности: условия бизнеса в других странах лучше, и деньги текут туда.

Что нужно сделать, чтобы деньги оставались в России? Прежде всего уменьшить количество "услуг" наших замечательных Роснедр. Недропользователи об этом часто говорят, но преимущественно на кухне и мне шепотом. Даже под НИКом на сайте пишут редко. Еще раз спасибо А.М.Кочергину, что он поднял тему и показал множество болевых точек в системе Роснедр.

А вам спасибо за пост от 19.10.21, в котором есть конкретный производственный пример.

Брат, 20.10.21 13:49:02 — Автор, 19.10.21

Уважаемый, мне в общем-то неважно, сводя ситуацию к двум интересантам (государство и бизнес) добросовестно ли вы заблуждаетесь или дурите публику осознанно. Главное, вы это делаете... И подаете, как объективную реальность, которую мы якобы должны безропотно принять, что всего важнее достижение компромисса между интересантами, равно озабоченными лишь получением прибыли (каждый своей).

Полное впечатление, будто вам неизвестно, что участников "процесса" не два, а три. Третий а, вернее, первый - это собственник недр. Государство ведь у нас не собственник, а распорядитель, доверительный управленец, менеджер - и менеджер хреновый. Вот и Генералов В.И. справедливо констатирует отсутствие национальной государственной политики в сфере недропользования.

Государство, как доверительный управленец, должно в первую голову обеспечить интересы собственника недр и лишь затем - недропользователя, кем бы он ни был. Поэтому нам с вами крайне необходимо сначала определиться с тем, как должны работать органы государственной власти в сфере недропользования. И лишь затем вырабатывать "компромиссы" в связке государство - недропользователь. Поэтому, повторюсь, ваши предложения, на мой взглял, преждевременны.

Б.Кавчик, 20.10.21 18:04:16 — Брат, 20.10.21

В принципе, вы по-моему, правы. Только главная проблема привлечение бизнеса и инвестиции. Если бизнес не придет в геологию и не принесет деньги (потом месторождения), то всем участникам процесса (хоть двум, хоть трем) делить будет нечего. Да и народ разбегается из Сибири и специалисты меняют профессию. Чего вы предлагаете делить, если ничего не найдут?

Брат, 20.10.21 20:09:59 — Б.Кавчик, 20.10.21

Делить, Борис Константинович, я ничего не предлагаю. Да и нечего у нас особо делить; "советский пирог" почти уже докушали. Что до привлечения бизнеса и инвестиций, то не пойдет серьёзный бизнес в юрисдикцию с непредсказуемым настоящим, будущим и даже прошлым.

Ну, вот даже по мелочи, кто пойдет в страну, в которой лицензии выдает агентство, не являющееся федеральным органом управления государственным фондом недр? И правительство которой уж 17 лет подряд забывает делегировать эти полномочия хоть кому-нибудь и, похоже, не знает собственного законодательства и не намерено его исполнять? Только средне-мелкий спекулятивный бизнес в расчете на скорый хапок.

Это очень грустная история, волюнтаризм и произвол на самом верху. И ведь разлагающе действующая на всех участников процесса, аж до самого низа. Понятное дело, народ из Сибири разбегается, но вождь надысь нашел панацею: платить дальневосточникам по миллиону за третьего ребенка. Эх, а у меня три дочери! Колымских...

Дмитрий_Мизиряк, 21.10.21 04:32:04 — Б.Кавчик

Борис Константинович, хорошо, давайте без ников, а по именам. Я работаю ведущим геологом в отделе Greengfield одной компании, занимаюсь именно новыми целями под работы. Поэтому говорю из личного опыта, что я вижу в РФ здесь и сейчас.

На мой взгляд, без понимания того, как это должно работать, и почему должно работать именно так, все обсуждения бессмысленны и бесполезны. У Кочергина А.М., как и у чиновников Роснедр, такого образа будущего нет. Проблема сейчас не в административных барьерах, тот же 583 приказ работает, и площади разбираются как горячие пирожки. И не в инвестициях, отнюдь.

1) Как верно заметили выше, советский пирог съели, и уже подбирают последние крошки. Дальше надо вкладываться даже не в геологоразведку, а в поисковые работы, и главная проблема не в инвестициях. Только по левобережью Нижнего Амура, от Комсомольска до Николаевска порядка 50 поисковых лицензий на рудное золото. Это значит нам надо 50 полевых отрядов, 50 команд геофизиков, геохимиков, сотни буровых, сотни документаторов, десятки тысяч проб в месяц в аналитические лаборатории и т.д., и т.п. Это близко к полной загрузке всей(!) сервисной геологии в РФ, это полностью перегрузит все имеющиеся аналитические лаборатории как минимум до Урала, и т.д., и т.п. Сейчас нет физических возможностей у российской геологоразведки закрыть поисковыми работами даже те БП лицензии, что взяты. В Росгеологии квалифицированных кадров сейчас практически не уцелело, сервисные компании сильно просели по качеству из-за особенностей российского менеджмента и тендерной системы;

2) При этом вся государственная система регулирования с одной стороны имеет огромное количество формальной отчетности ( чего стоят только проекты работ и Росгеолэкспертиза, которая сжирает огромное количество времени квалифицированных геологов, да и финансов тоже) и перегружена, с другой стороны не позволяет делать то, что реально нужно в сегодняшней ситуации. Ни недропользователям, ни гос.органам, ни государству. Я могу высказать свои предложения, но они плохо совместимы с современной парадигмой государственного регулирования недропользования. Недропользователи тоже ни разу не белые и пушистые зайки, случаев, когда на стадии геологоразведки выдираются под видом технологической пробы бонансовые участки - нередкость. Как и высокие потери полезного компонента при эксплуатации.

Ключевые проблемы я описал в тексте от 19.10., добавил бы еще один важный для недропользователя момент в сегодняшних реалиях упора на поисковые работы на слабо изученных территориях.

По 583 приказу размер лицензии не более 100 кв км, при этом "геологический размер" перспективной территории с ресурсами категорий Р2-Р3 ( рудный узел) - это от 300 до 1000 км кв. Поэтому юниоры, да и крупные компании обычно берут 2-3-5 лицензии рядом. После первых 2-х полевых сезонов происходит вполне понятная локализация до масштабов рудного поля, т.е. до 50-100 кв км, и далеко не факт, что она совпадет с контурами лицензий, а еще через год она сократится до нескольких перспективных рудопроявлений площадью менее 10 кв км, где будут сконцентрированы горные и буровые работы. Т.е. после 2-х лет работ недропользователю становится ненужным 3/4 площади, а через 3 года - уже 4/5. Возможности изменять контур лицензии в нашем законодательстве просто нет.

Брат, 21.10.21 05:23:08 — Дмитрий Мизиряк, 21.10.21

Что до "возможности изменять контур лицензии в нашем законодательстве просто нет", позволю себе рекомендовать нормы частей 7 и 8 статьи 7 закона "О недрах" и постановления Правительства РФ от 3.05.2012г. №492 (в ред. от 22.10.2020г.) "Об утверждении Положения об установлении и изменении границ участков недр, предоставленных в пользование". По мне, так даже напротив, Положение чересчур регламентирует процедуру и впору говорить не об отсутствии возможности, а о чрезмерном администрировании.

Автор, 21.10.21 12:29:53 — Дмитрий_Мизиряк

С критикой системы все согласны. Я, как автор, об этом прямо написал в статье. Но, что Вы, Дмитрий Георгиевич, конкретно предлагаете в качестве альтернативы моим 10 шагам? Расскажите о своей дорожной карте. Хотелось бы пообсуждать.

Иванов И., 22.10.21 14:05:29 — Автору

Андрей Михайлович, вашу систему вы предлагаете для всех рудных месторождений или нерудных тоже? Россыпи тоже входят? По размеру какое-то ограничение предусмотрено?

СНС, 23.10.21 18:59:29 — Автору

Интересный вопрос задал Старый, где вы видите предел для подсчета запасов и экспертиз: 200 кг золота, 100 кг, 50, 10, 5, 2, 1 кг?

Сейчас без запасов добывать золото нельзя, но мелкие объекты разведывать и считать невыгодно, да и невозможно. Из-за этого мелкие объекты в нашей стране никак в хозяйственную деятельность не вовлекаются. Какой выход по вашему мнению?

Автор, 24.10.21 13:53:24 — Иванов И.

Отвечаю по шагам.

1 – ТД Роснедр – для всех.

2 – Проектное управление налогами – только для 20% недропользователей, которые в сумме дают 80% налогов (принцип Парето 20/80). Для остальных – не применять. Для этого, первоначально, необходимо ранжировать объекты по налогам, которые поступают или будут поступать в бюджет. Россыпи, скорее всего, не попадут под предлагаемую систему регулирования.

3 – Росгеология – инкубатор юниоров – на первоначальном этапе для всех, по мере становления юниорного бизнеса – в зависимости от эффективности (т.е. инкубатор уже будет не нужен).

4 – Создание биржевой площадки – для всех (по желанию). Как показало обсуждение статьи, многие хотели бы прикупить акции, в т.ч. у россыпников.

5 – НЭЦ – для мелких и средних россыпей – только экспертиза промышленной безопасности и экологии.

6 – Саморегулирование и негосударственная экспертиза – для всех.

7 – Сотрудничество гос. и негос. экспертизы– для всех.

8 – Финансовые модели. Только для крупных объектов, чтобы заменить постоянные кондиции и обеспечить потенциального инвестора (покупателя) актуальной экономической информацией об объекте. Для мелких и средних россыпей – не применять.

9 – Рейтингование – для всех. Необходимо, прежде всего, при продаже прав пользования недрами, чтобы облегчить потенциальному инвестору выбор объекта инвестиций. А для гос. структур – справедливое определение победителя аукционов.

10 – НДПИ с дохода, а не с оборота – для всех. Тогда можно вовлекать в разработку даже малорентабельные месторождения. В идеале – ставка НДПИ должна быть для каждого месторождения своя и назначаться по утвержденной методике в результате гос. экспертизы запасов.

Автор, 24.10.21 14:36:17 — СНС

Отвечу с позиции риск-ориентированного подхода, который в настоящее время является основой концепции реформирования госконтроля (надзора). До внедрения риск-ориентированного подхода модель контрольно-надзорной деятельности обязывала контрольно-надзорные органы осуществлять сплошную проверку подконтрольных объектов с определенной периодичностью, что часто приводило к неэффективному расходованию ресурсов.

При применении риск – ориентированного подхода производят ранжирование производственных объектов. При этом определяется категория риска, либо класс (категория) опасности.

Присвоенная категория риска и класс опасности влияют на частоту проведения мероприятий государственного контроля (надзора). Чем выше категория риска (класс опасности), тем чаще проводятся плановые проверки.

Объекты контроля, которым не присвоены определенные категории риска или классы опасности, считаются отнесенными к низшей категории риска или классу опасности и плановые проверки в отношении таких объектов не проводятся.

Использовать этот подход можно и в гос.экспертизе в недропользовании.

Как я писал, государство в недропользовании волнует 3 момента:

- экономическая составляющая (налоги) и сохранность своего актива (объекта недропользования). Поэтому обременяет недропользователя различными экспертизами (Росгеолэкспертиза, ГКЗ, ЦКР);

- промышленная безопасность (согласование годовых планов развития горных работ, экспертиза пром.безопасности);

- экология.

Мелкие и средние россыпи не несут риска по экономической составляющей, поэтому я не вижу смысла назначать им кондиции и осуществлять гос. экспертизу. Промышленную безопасность, а, особенно экологию, государство должно контролировать.

Где же предел для подсчета запасов и экспертиз: 200 кг золота, 100 кг, 50, 10, 5, 2, 1 кг?.

Исходим из посыла, что малые и средние предприятия должны быть освобождены от гос.экспертизы запасов.

Критерии малых и средних предприятий в 2021 году установлены ст. 4 Федерального закона от 24.07.2007 № 209-ФЗ.ст. 4 Федерального закона от 24.07.2007 № 209-ФЗ.

Если брать за критерий малое предприятие – то предельный доход (выручка) за год не должна превышать 800 млн. руб.

Для средних предприятий – 2 млрд. рублей.

Если освобождаем только малые предприятия, тогда годовая добыча не должна превышать 800 млн./4083,35 (курс золота ЦБ РФ)=196 кг

Если средние предприятия, то годовая добыча не должна превышать 2 млрд/4083,35=490 кг

Генералов В.И., 25.10.21 06:22:44 — Кочергину А.М.

Два замечания.

Первое, а где главный "момент", который должен "волновать" государство в первую очередь - "Заинтересованность населения (местного и районного) в разработке месторождения"? Вы, как государственный чиновник, просто немедленно обязаны исполнять последние указания Президента РФ (см. материалы последних Валдайских слушаний).

Второе, любое месторождение (особенно россыпное), можно разделить на несколько небольших участков. Например, разведали блок и сразу его отработали (аналог клайма). Тогда, по вашей логике, ГКЗ здесь не потребуется. Ваши предложения сокращают материальную базу содержания ГКЗ.

Дмитрий_Мизиряк, 26.10.21 11:58:19 — автору

Я могу попробовать продумать такую схему, но это не быстро, и не настолько всеобъемлюще, как это у вас.

Когда-то с друзьями-коллегами обсуждали только момент с лицензиями на золото, и как разобраться с тем хтоническим ужасом, что у нас в итоге получился с заявительным принципом. Я предложил четыре базовых позиции, которые должны быть в системе лицензирования, как на аукционах, так и при работах по заявительному принципу:

1) Жесткий контроль реальной работы на лицензиях. Обязать тратить недропользователя на ГРР определенную сумму в год, в зависимости от площади лицензии. Условно. Пока тратишь более 20 тыс/км для россыпников в год, 200 тыс/км кв лицензии для рудных лицензий в в год - платеж 500 руб/км2 , через год простоя он растет до 5 тыс /км2 и 50 тыс/км2 ч. Скажем в 2021 должны начать работы, провели их в 2021-2022, можете не работать в 2023, но если не продолжите в 2024-м, то будете уже платить за лицензию в год вместо 500 тысяч/год - 20 млн в 2024, 50 млн в 2025 и т.д., вне зависимости, это лицензии полученные по 583-му, либо на аукционе. То есть стоимость простоя должна быть сравнима со стоимостью работ;

2) При этом полностью отметить Росгеолэкспертизу в той форме, которая существует сейчас, так как никто не работает по проекту, он пишется не для реальных работ, а в соответствии с методическими рекомендациями и представлениями экспертов, часто глубоко пенсионного возраста, либо в жизни не работавших в геологоразведке. Извините, но это абсурд, когда я должен на стадии геохимических ореолов/потоков давать координаты конкретных канав, скважин, рисовать разрезы, и т.д., и т.п. Заодно отменить календарный план и прочее. У нас есть платежи, завязанные на траты недропользователя. Не тратят деньги на ГРР - платят государству, если хотят сохранить лицензию. А как именно они их потратят, не противореча экологам - это уже их личное дело;

3) Отдельный формат для лицензий на флангах действующих горнодобывающих предприятий. Допускается иметь поисковую лицензию на все рудное поле, т.е. 200-300 кв км. Платежи по таким площадям должны быть кратно ниже, т.к. основной прирост дают всегда именно фланги объектов. И это опять же стимулирует запускать добычу полезных ископаемых как можно быстрее, чтобы уменьшить платежи за поисковую лицензию;

4) Простой и понятный для недропользователя работающий механизм переоформления контура лицензии, перевода её части в другую категорию и т.д., не важно, взята она по аукциону, либо по заявительному принципу согласно 583 приказу. Скажем взяли поисковую лицензию на 1 000 кв км по аукциону, оставили себе три мелких по 50 кв км. Либо взяли 3 лицензии по заявительному принципу на рудный узел, получили перспективный участок на стыке лицензий. Сдали лицензии, оформили( за деньги) новую лицензию на стыке.

Ну а далее биржа, возможность продажи лицензии без продажи юр.лица, и т.д., и прочие мелочи, без которых система не заработает. Разобраться с теми же лесниками, экологами и прочим, сделать эти механизмы простыми и понятными. В том же Хабаровском крае сейчас существует практически узаконенный рэкет со стороны лесных хозяйств. Стоимость платежей за вырубку деревьев при ГРР сравнима со стоимостью собственно работ, и ограничена только хотелками арендаторов лесных угодий. Так же не редкость, когда лицензии выдают, но при этом никакие горные работы нельзя проводить по экологическим соображениям. То есть надо начинать с того, что мы должны сделать все механизмы простыми, понятными и рабочими, убираем все возможные конфликты и т.д.

Еще такой момент - по моему ( и не только моему) мнению, у Росгеологии сейчас нет необходимого кадрового потенциала для проведения поисково-оценочных работ. Что-то сложнее геохимии с маршрутами, и прогнозных ресурсов категорий Р2-Р3 они сейчас сделать не смогут, но даже эти работы недропользователь будет проводить заново, т.к. лабораторная база Росгеологии по большей части не отвечает современным требованиям.

p.s.

Очень хорошо ситуацию с поисковыми работами Росгеологии описывают "мемуары студента", который в 2017-2018 годах работах на Чукотке, можете поискать в сети - "Кремовый ручей". Из тех объектов, где он работал - все поисковые работы следует признать браком, полным либо частичным, т.к. не соблюдалась методика работ, применялись не те методы геофизических исследований, совершенно отсутствовали квалифицированные и добросовестные специалисты.

Дмитрий_Мизиряк, 26.10.21 12:22:56 — автору

Еще два момента исходя из того, что было бы полезно максимально подключить в эту систему региональный уровень государственных органов.

1)Базовый уровень платежей за недропользование рассчитывается Роснедрами. Региональные власти вправе и обязаны применять повышающие коэффициенты, платежи с которых пойдут в бюджет региона;

2) Аукционные платежи так же должны частично уйти в бюджет региона;

3) Надо бы продумать механизм компенсации юниорам в случае открытия месторождения ( т.е. постановки на государственный баланс запасов и ресурсов категории Р1), в том случае, если они не могут по тем, или иным причинам эксплуатацию, или детальную разведку. Государство может выставить эти территорию на аукцион, причем часть платежа уйдет юниору, часть в региональный бюджет, часть в федеральный.

СНС, 27.10.21 08:04:53 — Дмитрий_Мизиряк, 26.10.21

Вообще-то, чего проще, обратиться к геологам и спросить, что им надо, чтобы они находили больше месторождений? Дмитрий, по моему, вы все понятно и обоснованно объяснили вашими четырьмя принципами. Было бы хорошо изложить, их не только в комментариях, но и для более широкой аудитории в журнале "Золотодобыча" и на сайте в форме статьи. Например, "Что нам нужно для повышения эффективности поисков золота".

В настоящее время опыт применения заявительного принципа по 583 приказу уже больше 5 лет, пора учесть результаты и внести очередные изменения и дополнения (в целях совершенствования и улучшения). Возможно, что-то из вашего практического опыта будет учтено.

tvc@irgiredmet.ru

Серый, 18.11.21 06:05:09 — СНС

Где статья Дмитрия Мизиряка? Жду, с удовольствием почитаю. Или вы печатать ее не хотите?

СНС, 19.11.21 07:25:46 — Серый, 18.11.21

У Д.Мизиряка были весьма безобидные и дельные предложения. К сожалению, он ничего не прислал.

Дмитрий_Мизиряк, 19.11.21 11:42:16 — СНС

Есть такой момент - пока это комментарий под статьей на форуме, я выступаю как частное лицо. Как только высылаю статью на сайт, я уже выступаю как представитель компании. Сами понимаете, что это достаточно сложные и долгие согласования внутри компании. Это вполне возможно, но я пока к такому не готов. Подумаю, может что-то дельное родится.

p.s. 583-й - работает он как-то не так, явно. 100 рудных поисковых лицензий по нижнему Приамурью = 10 млрд рублей в год финансирования по самой нижней планке, это необходимо хотя бы 50 поисковых отрядов, и как минимум 1000 квалифицированных специалистов . А еще в 2 раза больше поисковых лицензий на россыпное золото. Только низовья Амура, от Комсомольска до Николаевска. Цифры выглядят нереальными, нет ни такого финансирования, ни тем более такого количества кадров, не только в Хабаровском крае.

СНС, 19.11.21 12:31:19 — Дмитрий_Мизиряк, 19.11.21

В статье не обязательно выступать от своего имени и своей фирмы. Например, недавно интересная была статья:

"Опыт разведки россыпей золота скважинами диаметром 132 мм"

Автор: 132/114/04, полевой геолог

Уважаемые посетители сайта! Пожалуйста, будьте как дома, но не забывайте, что в гостях. Будьте вежливы, уважайте родной язык и следите за темой: «10 шагов по построению современной системы государственного регулирования в недропользовании.
Часть 3. »


Имя:   Кому:


Введите ответ на вопрос (ответ цифрами) "четыре прибавить 1":