Золотодобывающая промышленность Монголии (обзор)

Верхозин С.С., канд. филол. наук, вед. аналитик, АО «Иргиредмет»

Краткая история золотодобычи

 

Исторические документы и археологические находки свидетельствуют о том, что золото в Монголии начали добывать достаточно давно, по крайней мере с XI века. До образования в XII–XIII вв. Монгольской империи на территории страны проживали многочисленные племена, которые разрабатывали и использовали драгоценный металл.

Систематическая разведка и изучение месторождений в стране начались лишь после Монгольской народной революции 1921 года. В истории золотодобычи Монголии новейшего времени и современности выделяют четыре основные этапа.

Первый этап (1901–1921) связан с деятельностью российского акционерного общества «Монголор», которое занималось золотодобычей в районах Ерее, Шарынгол, Хараа, Ямаат, Нялх и Толгойт, расположенных в золотоносном поясе Северного Хэнтэя.

По некоторых оценкам, в указанный период в стране было добыто 9,35 т золота. В 1923 г. власти страны издали закон, в соответствии с которым земли и богатства недр были признаны собственностью народа, вследствие чего все золотодобывающие объекты были национализированы.

В 1939–1954 гг. в Монголии действует учрежденный правительством страны траст, которому было поручено заниматься разведкой и изучением месторождений полезных ископаемых. Золотодобыча в этот период велась в ограниченном масштабе, работало несколько мелких объектов на месторождении Бороо в районе золотоносных поясов Северного Хэнтэя и Баянхонгор. Разработка россыпных месторождений в Баянхонгор началась в 1939 г., было добыто 22,3 кг (в 1940 — 38 кг, 1941— 40,1 кг), за 15 лет отработки — 695,4 кг драгоценного металла. В 1943–1954 гг. в районе Бороо разрабатывали кварцевые жилы, добыли около 300 кг.

Новый этап развития золотодобывающей отрасли Монголии приходится на 1974–1990 гг., в частности учреждение первого монголо-советского совместного предприятия по разработке россыпного месторождения Толгойт. К 1990 г. в Монголии действовали уже два предприятия с иностранным участием: монголо-советское предприятие «Монголросцветмет» (в районе Толгойт) и монголо-болгарское (в районе Баянхонгор). В этот период ими было добыто порядка 9 тонн золота, из которых 4,2 т были экспортированы в СССР и Болгарию.

Четвертый этап охватывает период с 1990-го года по настоящее время. Для него характерен сначала спад, вызванный экономическим кризисом, а затем постепенное восстановление с притоком в горнодобывающую промышленность иностранных инвестиций, чему способствовали принимаемые властями меры и рост цен на металлы на международном рынке.

 

Современное состояние отрасли

 

Горнодобывающая промышленность играет заметную роль в экономическом развитии и благосостоянии Монголии. В стране добывают золото, медь, молибден, цинк, железную руду, вольфрам, олово и другие неметаллические полезные ископаемые, например уголь. В среднем в 2015–2018 гг. на горную отрасль пришлось около 23% ВВП страны и 58% валовой промышленной продукции. Объемы экспорта продукции отрасли в 2018 г. оцениваются в $US 6,1 млрд (около 86% всего национального экспорта).

Монголия богата природными ресурсами. В стране есть крупные, в том числе в мировом масштабе, месторождения угля, меди, золота, плавикового шпата, нефти, урана и т.д. В настоящее время насчитывается более 6 тыс. известных месторождений и проявлений 80 типов полезных ископаемых. Резолюцией монгольского парламента 16 месторождений признаны имеющими стратегическое значение, из них 3 — по золоту (рис. 1). Всего на 2015 г. в Монголии насчитывалось 115 рудных и 672 россыпных месторождений и проявлений золота с общими геологическими запасами драгоценного металла около 2,8 тыс. тонны (данные разнятся).

В 2009 г. после вступления в силу закона о запрете проведения геологоразведочных и добычных работ в верховьях рек и других нормативно-правовых актов золотодобыча в стране сократилась.  На относительно малом уровне она оставалась вплоть до 2013 г., когда в эксплуатацию был введен рудник Oyu Tolgoi, а также несколько улучшены условия ведения бизнеса. В 2018 г. в Монголии было добыто, по разным данным, 20,5–20,7 тонны золота. На рис. 2 представлены данные по золотодобыче в соответствии с информацией Агентства по полезным ископаемым Монголии (англ. Mineral Resources Authority of Mongolia, MRAM) и отчетами GFMS Gold Survey.

Несмотря на очевидные проблемы — нехватку квалифицированных кадров, инфраструктуры и транспортного сообщения, в целом негативное восприятие горнодобывающей промышленности местными жителями, местами противоречивую политику страны по отношению к отрасли и т.д. — государство заинтересовано в активном развитии разведки и добычи, в том числе золота. Не случайно в начале 2017 г. в Монголии была принята национальная программа «Золото-2» (как продолжение программы «Золото» и «Золото-2000», принятых в 1992 и 2000 годах соответственно). Ее цель — обеспечение устойчивого развития золотодобычи в краткосрочной и среднесрочной перспективах, внедрение современных технологий, повышение эффективности управления горно-обогатительными объектами, усиление охраны окружающей среды, увеличение доли отрасли в экономике. В настоящее время (2019–2020) реализуется второй этап программы, связанный с технологическим развитием, интенсификацией рекультивационных работ, повышением качества мониторинга и учета.

Сегодня на разведке и добыче рудного и россыпного золота в Монголии работает несколько сравнительно крупных иностранных компаний (Altan Rio Minerals, Turquoise Hill Resources, Steppe Gold и др.), в том числе с российским участием (например, ГП «Монголросцветмет»).

Крупнейшие месторождения золота Монголии — это уже упомянутый Oyu Tolgoi, а также Boroo и Gatsuurt. Все они включены в список стратегически важных, однако в настоящее время разрабатывается только Oyu Tolgoi. Boroo и Gatsuurt ранее принадлежали Centerra Gold, которая в 2018 г. продала объекты инвестиционной компании OZD Group, владеющей месторождениями через свое подразделение Boroo Gold (вместе с еще одним месторождением золота Ulaanbulag).

 

Основные объекты

 

Львиную долю золотодобычи (попутной) в Монголии обеспечивает медный рудник Oyu Tolgoi (рис. 3), который принадлежит компании Turquoise Hill Resources (входит в Rio Tinto). Это одно из крупнейших месторождений меди и золота в мире, расположено в 550 км к югу от г. Улан-Батора и в 80 км к северу от границы с Китаем. Объект состоит из пяти известных рудных тел. Сроки освоения объекта оцениваются в 50–100 лет.

 

Открытая добыча на первом участке (Oyut) была запущена в 2013 г., на втором (Hugo North) в настоящее время ведется строительство шахты, которая изначально должна была заработать в 2021 г. Однако летом 2020 г. Rio Tinto снизила оценочные запасы на подземном участке, а также объявила об отсрочке и повышении расходов на его ввод в эксплуатацию по геотехническим причинам. В настоящее время объем предварительных капиталовложений в запуск подземного участка достиг $US 7,2 млрд (на $US 1,9 млрд больше первоначальной оценки 2016 г.), ввод в эксплуатацию запланирован на промежуток между октябрем 2022 г. и июнем 2023-го (на 21–29 месяцев позже). По некоторым оценкам, изменения в проекте приведут к снижению общего объема отрабатываемых запасов и уровня добычи меди (на 11%).

Подземная разработка месторождения будет производиться методом выемки с обрушением, который позволит обеспечить доступ к наиболее богатым частям месторождения.

После добычи и первичного дробления руда на Oyu Tolgoi перемещается конвейерами на фабрику (производительность — 32 млн тонн руды/год; это крупнейшая промышленная постройка в Монголии), где измельчается и обогащается флотацией. Продукт — медный концентрат с попутным содержанием золота и серебра.

В 2019 г. на Oyu Tolgoi было добыто 7,5 т золота (в 2018 — 8,9 т) при среднем исходном содержании Au 0,29 г/т и извлечении 63,6%. Совокупные оценочные и выявленные ресурсы золота оцениваются в 292 тонны; доказанные и вероятные запасы — 373 т. По прогнозам, средний уровень золотодобычи на предприятии в 2025–2030 гг. должен превысить 14 тонн.

 

В конце 2019 г. о получении полного пакета необходимых разрешений и вводе в эксплуатацию месторождения золота Altan Tsagaan Ovoo (АТО) объявила компания Steppe Gold. Рудник занимает площадь 5,5 тыс. га и находится на востоке страны, в аймаке Дорнод (аймак — наибольшая административно-территориальная единица Монголии).

На данный момент на месторождении реализуется первый этап добычных работ. Рудник открытого типа, извлечение золота осуществляется по методу кучного выщелачивания. Предполагаемый уровень добычи в 2020 году — 1,8 т. Совокупные оценочные и выявленные ресурсы золота оцениваются в 18,3 т, доказанные и вероятные запасы — 6,5 т.

Одновременно с этим специалисты Steppe Gold занимаются подготовкой технико-экономического обоснования второй фазы, в случае успешного осуществления которой золотодобыча вырастет до 4,7 т в год.

 

К числу актуальных и перспективных проектов по золоту можно отнести проект Khundii на юге Монголии, которым занимается компания Erdene Resource Development. В октябре 2019 г. она договорилась с Европейским банком реконструкции и развития о предоставлении $US 5 млн на развитие объекта. Согласно расчетам, разработка месторождений Bayan Khundii и Altan Nar на участке Khundii будет ежегодно приносить около 3,5 т драгметалла, запуск запланирован в конце 2021 г.

 

Благоприятные результаты на проекте Kharmagtai получила компания Xanadu Mines. Kharmagtai — один из крупнейших по запасам меди и золота неосвоенных объектов во всей Азии. Запасы золота на нем оцениваются более чем в 130 тонн.

 

Некоторые особенности законодательства в сфере недропользования

 

Основным законодательным актом, регулирующим добычу большей части полезных ископаемых в Монголии, является Горный закон, принятый в 2006 г. и с тех пор несколько раз дополнявшийся. Действие Горного закона не распространяется на нефть и природный газ, радиоактивные полезные ископаемые, а также некоторые типы минерального сырья, например песок, гранит и т.п., которые можно использовать в строительных целях.

Определяет политику в области разведки и добычи полезных ископаемых в стране Министерство горнодобывающей и тяжелой промышленности (англ. Ministry of Mining and Heavy Industry). За предоставление лицензий и контроль за деятельностью их владельцев отвечает Агентство по полезным ископаемым Монголии.

Согласно закону Монголии, полезные ископаемые принадлежат государству, которое предоставляет два основных типа лицензий — на разведку и добычу (табл.).

 

Основные типы лицензий на недропользование в Монголии

Тип лицензии

Срок действия

Платежи

Комментарий

На разведку

Начальный — 3 года;

продление — до 3 раз

по 3 года каждый.

Максимальный — 12 лет

- 1 год — 145 тугр./га
(4 руб.)

- 2 год — 290 тугр./га (8,5 руб.)

- 3 год — 435 тугриков /га (13 руб.)

- 4–6 год – 1450 тугриков /га в год
(43 руб.)

- 7–9 год — 2175 тугриков /га в год
(64 руб.)

- 10–12 год —
7250 тугр. /га в год
(213 руб.)

Площадь — не менее 25 га,

не более 400 тыс. га

 

Заявка на продление лицензии подается как минимум за 1 месяц

до даты истечения срока действия.

 

Владелец лицензии обязан выполнять геологоразведочные работы на участке; расходы на них

не должны быть ниже определенной ставки:

2–3 год — $US 0,5/га (38,6 руб.);

4–6 год — $US 1,0/га (77,2 руб.);

7–9 год — $US 1,5/га (116 руб.);

10–12 год — $US 10,0/га (772,5 руб.)

На добычу

Начальный —30 лет; продление —

2 раза

по 20 лет каждый

21750 тугриков /га в год (640 руб.)

Заявка на продление лицензии подается как минимум за 2 года

до даты истечения срока действия

 

Предоставляет лицам, зарегистрированным на территории Монголии

 

Приветствуется предоставление рабочих мест местных жителям, квота на иностранный персонал — 10% от общего числа работников

 

Лицензии на разведку предоставляют через тендер, организуемый Агентством по полезным ископаемым Монголии (MRAM). Претенденты подают заявки вместе с комплектом документов и выплачивают определенную сумму за участие. Агентство оценивает предложения с технической и финансовой точки зрения. Если выбрать среди двух или более претендентов не представляется возможным, лицензию получает тот, кто первым подал заявку.

Лицензии на добычу предоставляются также путем тендера либо по запросу владельца лицензии на разведку. Последний имеет преимущественное право в случае соблюдения установленных требований.

Владельцы лицензий на добычу, а также лица, осуществляющие экспорт полезных ископаемых или реализующих их Банку Монголии или определенным коммерческим банкам, обязаны выплачивать роялти. Базовая ставка для золота равна 5%. Ставка налога на прибыль организаций в стране составляет 10%, если налогооблагаемая прибыль не превышает 6 млрд тугриков (176,4 млн руб.), и ≥25% — если ставка не превышает 600 млн тугриков (17,6 млн руб.).

 

Непромышленная и мелкомасштабная золотодобыча

 

После ухудшения экономического положения Монголии в начале 1990-х годов многие жители страны, лишившиеся средств к существованию, подались в золотодобычу. Появились так называемые «ниндзя», золотодобытчики-нелегалы, прозванные так за характерный способ переноса на спине больших круглых тазов-лотков для промывки.

Первая волна нелегальной золотодобычи пришлась на 1995–1996 гг. К 1999 г. ситуация в экономике страны ухудшилась, люди начали приходить в сектор десятками тысяч. Своего пика золотая лихорадка достигла в 2006–2007 гг. Начиная с 2009 г., количество людей, занятых в данной сфере, начало постепенно снижаться. Причиной стало не то, что у жителей появился альтернативный источник заработка, а что добывающие компании стали более активно защищать свои объекты. На тот момент в секторе было занято более 30 тыс. человек, еще больше так или иначе от него зависели.

Положительно повлияло на ситуацию с нелегалами то, что в 2005 г. в Монголии заработал проект Устойчивого развития кустарной добычи (англ. Sustainable Artisanal Mining Project, SAM) Швейцарского агентства по развитию и сотрудничеству (англ. Swiss Agency for Development and Cooperation, SDC). Проект направлен на наведение порядка в секторе, формализацию кустарной и мелкомасштабной добычи, решение с ее помощью социально-экономических проблем. Помощью кустарям, взаимодействием с государством и обществом, развитием и распространением идеи ответственной и экологичной добычи занимается неправительственная организация Mongolian Artisanal Miners' United Umbrella Association (MASM), учрежденная в 2013 г. профильными ассоциациями самих добытчиков.

С тех пор состояние сектора кустарной и непромышленной добычи в Монголии несколько улучшилось: были приняты специальные нормативно-правовые акты, проводится формализация, улучшается охрана труда, растет уровень доходов государственной казны, ведется борьба с использованием ртути и т.д.

Точных данных по объемам кустарной и мелкомасштабной добычи в стране (а добывают таким способом и рудное, и россыпное золото) нет. Некоторые источники дают оценку на основе информации по реализации драгоценного металла через Банк Монголии. Так, в 2017 году уровень кустарной и мелкомасштабной добычи золота составил 12,7–13,6 т, увеличившись в несколько раз по сравнению с 2014 г. (около 3,2 т). На тот же 2014 г., по данным швейцарской SDC, в стране насчитывалось 7383 формализованных (официально зарегистрированных) добытчика-кустаря и 800 партнерств, в 2017 г. — 7648 и 728 соответственно. Общее количество кустарных и мелкомасштабных добытчиков в стране, по неофициальной статистике, может достигать 60 тыс. человек.

В 2016 г. SDC совместно с Национальным бюро статистики Монголии провели интересное социологическое исследование. В опросе приняли участие 11962 человека из различных регионов страны, из них 9596 были прямо или косвенно связаны с сектором, остальные 2366 человек являлись членами их семей.

Исследование показало, что в кустарной или мелкомасштабной добыче занято около 19% женщин и 1,6% детей. Подавляющее большинство составляют мужчины в возрасте от 25 до 50 лет. Среди основных причин работы в секторе 40,2% выделили отсутствие постоянной занятости, 36,8% — необходимость дополнительного дохода, 16,9% — прочие причины, 6,9% — потерю скота.

Наиболее распространенные проблемы и сложности оказались связаны с государственными проверками и бюрократией, низким уровнем добычи, недостатком земель под добычу, недостаточно проработанной правовой средой, финансовыми и организационными трудностями, нехваткой оборудования. Респонденты также отметили, что за прошедший год выплатили государству в виде налогов порядка 350 млн тугриков (10,4 млн руб.), большую часть — с добычи золота (280 млн тугриков, или 8,3 млн руб.).

Кустарная добыча полезных ископаемых в Монголии регулируется основными законами, а также Резолюцией №151, принятой в 2017 г. Согласно последнему документу, для получения соответствующего права необходимо подать письменное заявление на имя главы сомона (наименьшая административно-территориальная единица Монголии).

Лицо, занимающееся кустарной добычей, должно быть не моложе 18 лет, иметь монгольское гражданство, быть зарегистрированным жителем аймака, состоять в партнерстве, кооперативе.

 

Основные права и обязанности лиц, занимающихся кустарной добычей, следующие (площадь участка кустарной добычи не должна превышать 5 га):

Права:

- получать информацию о статусе участка земли;

- подавать заявление на получение права кустарной добычи;

- заключать контракты на кустарную добычу;

- использовать не более двух единиц механического оборудования объемом двигателя не более 3500 см3;

- продавать добытые полезные ископаемые в соответствии с законодательством.

Обязанности:

- составить и согласовать план рекультивации, проводить рекультивацию;

- не закладывать, не продавать и не сдавать в аренду участок иным лицам;

- соблюдать правила охраны труда;

- иметь социальное страхование;

- платить налог с дохода от деятельности в соответствии с законодательством;

- предоставлять ежегодный отчет о деятельности.

 

О стране. Монголия — государство в восточной части Центральной Азии. На севере граничит с Россией, на юге и западе — с Китаем. Площадь — 1,6 млн км2 (две Иркутских области), население — 3,26 млн. человек (на  0,9 больше, чем в Иркутской обл.). Столица — г. Улан-Батор (1,4 млн чел. на ноябрь 2017 г.).

Страна аграрно-индустриальная с курсом на рыночное развитие. До конца 1980-х годов монгольская экономика оставалась преимущественно дотационной, развивалась при финансово-техническом содействии СССР и ряда других стран. В результате прекращения помощи и нарушения хозяйственных отношений в монгольской экономике начался спад, который продлился вплоть до середины 1990-х годов. Кризис удалось преодолеть благодаря реформам, развитию частного предпринимательства, улуч­ше­нию ин­ве­сти­ци­он­но­го кли­ма­та, финансовой поддержке из-за рубежа.

Благодаря прямым иностранным инвестициям в добывающую отрасль промышленности, росту цен на медь и золото и некоторым другим факторам эко­но­ми­ка Монголии в 2000–2010 годах начала достаточно быстро восстанавливаться и развиваться.

В 2010–2013 гг. среднегодовой экономический рост на фоне увеличения объемов экспорта и бюджетного финансирования превысил 10%.

Структура ВВП Монголии на 2017 г.: сфера услуг — 49,7%; сельское хозяйство — 12,1% (выращивание пшеницы, ячменя, кормовых культур, овощеводство, овцеводство, скотоводство и т.д.); промышленность — 38,2% (строительство, добыча и переработка полезных ископаемых, пищевая промышленность, переработка продукции животноводства и т.д.). Общий номинальный ВВП на 2018 г. (здесь и далее данные МВФ) — $US 11 млрд (128-е место в мире), на душу населения — $US 4,03 тыс.(117-е); по ППС — $US 41,4 млрд (2019 г.; 121-е) и $US 13,4 тыс. США (91-е) соответственно.

В Монголии при уровне безработицы 8% почти треть населения (более 29%) проживает за чертой бедности. По данным Национального управления статистики, в IV квартале 2019 г. среднемесячная заработная плата составляла от 839 тыс. до 1,1 млн тугриков (24,5-32,1 тыс. руб.; здесь и далее по курсу на 12 октября 2020 г.) в зависимости от района; по стране — 966 тыс. тугриков (28,2 тыс. руб.). Минимальная заработная плата установлена на уровне 420 тыс. тугриков (12,3 тыс. руб.). В 2019 г. Монголия заняла 127-е место по индексу экономической свободы, по индексу человеческого развития за 2018 г. — 92-е место (высокий). Криминогенная обстановка в стране в целом удовлетворительная, террористической угрозы нет.

Климат в Монголии резко континентальный, отличается сухостью, резкими колебаниями годовой и суточной температуры, холодной зимой, сухим жарким летом. Погода неустойчивая с постоянными перепадами атмосферного давления. В районе Улан-Батора (одна из самых холодных столиц в мире) температура летом колеблется от 25–35 °С, зимой — от -25 до -35 °С.

 

Подготовлено по открытым источникам интернета. Список литературы можно получить по заявке в редакции журнала «Золотодобыча».

 

Дополнительная информация
Особенности геологического бизнеса в Монголии, 2015
В Монголии принимают важные поправки в закон, 2014
Горнодобывающий бум в Монголии, 2012
Об эффективности геофизики при разведке россыпных месторождений в Монголии, 2011
Монголия охвачена золотой лихорадкой, 2007

-0+1
Просмотров статьи: 538, комментариев: 7       

Комментарии, отзывы, предложения

Пенсионер, 14.11.20 08:50:44

Я вот думаю, что еще лет через 10 нам захочется не только "как в Австралии, но и "как в Монголии"

Бывали мы там..., 15.11.20 21:20:07 — Пенсионеру

...ага. Это только тем, кто уже забыл какая ж?$па в Монголии в области добычи золота. Или тем, кто там еще не был. В РФ на сегодня значительно более лояльные условия для ведения добычи и разведки. Особенно россыпей.

Пенсионер, 16.11.20 06:01:56 — Бывалому

В Монголию инвестиции идут, а из России уходят. Да и к чужим мозгам монголы относятся уважительно: "в 2005 г. в Монголии заработал проект Устойчивого развития кустарной добычи (англ. Sustainable Artisanal Mining Project, SAM) Швейцарского агентства по развитию и сотрудничеству (англ. Swiss Agency for Development and Cooperation, SDC). А Россия будет идти "своим путем", куда-то в дебри.

Бывали мы там...,, 17.11.20 12:32:43 — Пенсионеру

в Монголию инвестиции закачивали с момента становления "как бы демократии". Был "золотой" период инвестиций в этой центральноазиатской стране (1996-2004), пока дети нынешних монгольских нуворишей не выросли...(а детей у нуворишей много). Сейчас никто из здравомыслящих экспатов туда ничего не закачивает. Несмотря на то, что члены Хурала (Монгольского Парламента), члены их семей, а также многие члены Правительства имеют двойное (как правило американское) гражданство. Наигрались канадцы и австралопитеки в "монгольскую демократию". Так что процветание Монголии сомнительно.

Александр Левиков , 17.11.20 13:12:52 — Пенсионеру

Пенсионеру: "Бывалый" прав. Однако если Вы считаете что ваш золотодобывающий бизнес в Монголии может иметь успех, готов загнать Вам (по приемлемой цене разумеется) технику и производственную базу в Улан-Баторе. Координаты мои найдите в интернете, это несложно.

Простой, 17.11.20 14:16:05 — Александр Левиков , 17.11.20

Ну, кто же так продает базу в Монголии? Надо было подержать мысль Пенсионера, сказать, что в Монголии скоро будут условия для бизнеса как в Дубае и Сингапуре. Он (или я) может быть клюнули бы. А сейчас.... кому нужна ваша база?

Наблюдатель-2 , 27.11.20 16:29:58 — всем

Как-то все российские геологи быстро забыли печальные примеры изгнания российских компаний, таких как "Золотой Восток" и "Полиметалл" из Монголии . Вспомните последнюю историю, описанную в статье "Забытая история попытки освоения месторождения Асгат"на сайте "Монголия сейчас"14 апреля 2019 г.

Уважаемые посетители сайта! Пожалуйста, будьте как дома, но не забывайте, что в гостях. Будьте вежливы, уважайте родной язык и следите за темой: «Золотодобывающая промышленность Монголии (обзор)»


Имя:   Кому:


Введите ответ на вопрос (ответ цифрами) "семь прибавить 6":