Обсуждение опыта ведения буровых работ при разведке глубокозалегающей россыпи золота

Генералов В.И, горный инженер-геолог
Арипов А.С. - ОАО «ГДК «Берелех», гл. геолог

В журнале «Зoлотодобыча» за июль 2018 г. [1] была опубликована статья, посвященная опыту ведения буровых работ при разведке глубокозалегающей россыпи руч. Раковский в 2017 г. Бурение скважин осуществлялось колонковым способом снарядом ССК с конечным диаметром керна 85-82 мм (аварийный диаметр 63,5 мм). Работы носили ревизионный характер.

Недропользователя интересовал фактический геологический разрез, вещественный состав продуктивного пласта, гидрогеологические и мерзлотные свойства. Из керна были отобраны пробы для изучения физико-механических свойств торфов. Предыдущими исследованиями россыпь была разведана по категории С2. Поэтому для недропользователя остается актуальной задача её доразведки до категории С1. При выполнении договорных работ необходимо было также оценить возможности современных способов и типов бурения, наработать алгоритмы взаимоотношений с подрядчиками по дальнейшей разведке россыпей.

В ходе обсуждения статьи многочисленные комментаторы выразили сомнения по поводу представительности и достоверности отобранных проб из-за малого их объема. Для выяснения вопросов о достаточном объеме проб мы решили привлечь первичный фактический материал, изложенный в отчете по подсчету запасов россыпей золота ручьев Раковский и Болотный за период разведки 1965-74 гг.

В существующем руководящем документе «Методика разведки россыпей золота и платиноидов» изд. ЦНИГРИ, М, 1992 г [2] нет четкого определения терминов «представительность» и «достоверность» проб. Принцип расчета необходимого объема проб авторами руководства основывается на гранулометрических характеристиках полезных компонентов в россыпи.

В Интернете мы нашли определение этих терминов, с которым полностью согласны:

«Достоверность - важнейшее требование к опробованию – заключается в том, что результаты опробования должны давать достаточно надежное представление о качестве руды в пункте отбора пробы. Данные опробования не должны содержать систематических погрешностей, а случайные погрешности должны укладываться в разумные пределы, которые обычно задаются нормативными документами. Достоверность опробования обеспечивается выбором рациональных способов взятия, обработки и анализа проб.»

«Представительность опробования заключается в том, что пробы по своим свойствам должны отражать свойства руды, расположенной за пределами или между пунктами отбора проб, т.е. по пробам можно судить о качестве руды в некотором объеме рудного тела. Представительность обеспечивается в основном пространственным размещением проб, в меньшей степени массой и числом проб и программой их исследования.»

В этой терминологии мы подразумеваем, что при подсчете запасов представительность опробования отвечает за форму рудного тела (объем рудной массы), а достоверность опробования - за среднее содержание металла в теле россыпи и за неравномерность его распределения.

Разведка россыпей руч. Раковский и Болотный осуществлялась с помощью скважин ударно-канатного бурения (53640 м), колонкового бурения (4850 м), проходки разведочных горных выработок из 3-х шахт (3926 м), шурфов (384 м). Кроме того, бороздовому опробованию подвергались все эксплуатационные выработки шахт.

Ударно-канатное бурение производилось станком БУ-20-2VIII диаметром 8 дюймов (диаметр башмака наружный 225 мм; внутренний – 196 мм). Проходка в мерзлых отложениях производилась без обсадки их трубами, но на каждой скважине устанавливался кондуктор на глубину до 4-х м. В обводненной части обсадка производилась до встречи с мерзлыми породами или полностью по всей глубине скважин В отчете сообщается, что значительное число скважин не было добито до плотика, что составило в сумме 14% от всех объемов буровых работ.

Верхние горизонты проходились интервалами углубки 1,0 м, а нижние – от 0,4 до 0,2 м. Отбор проб производился поршневой желонкой с полусферическим языковым клапаном. Первичная промывка проб проводилась в сливных колодах (пробуторка, отмачивание и слив), а дальнейшая обработка – в металлических зумпфах на деревянных лотках. Фактический объем пробы не измерялся из-за невозможности учесть коэффициентов льдистости и разрыхления керна при желонировании. Расчет содержания металла производился исходя из теоретического объема пробы. Контроль промывки осуществлялся техником по завершению проходки скважины путем промывки отвалов галей и зумпфов. Внешний контроль (отдельная промывочная бригада) осуществлялся через 1-3 года по выборочным скважинам. Так по ручью Раковский за 1966 г. был выявлен снос в 240 %, а за 1967, 1969, 1974 г. -  в пределах 7,2-7,9 %.

Колонковое бурение производилось буровым станком ЗИФ-650 с использованием одинарной колонковой трубы с коронкой КП-184 (диаметр керна 138 мм) и с коронкой КП-132 (керн 90 мм). Бурение производилось в сухую с продувкой воздухом и применением пневмоударников РП-130. Исходя из этих кратких сведений, мы предполагаем, что бурение было вращательным с продувкой сжатым воздухом забоя скважины. Также применялось сплошное долочение забоя с использованием пневмоударника диаметром 130 мм. Забурка скважины производилась диаметром 216 мм для постановки кондуктора на глубину до 4-х м. Далее бурение в мерзлых породах производилось без обсадки (184 мм), а неустойчивые породы и водопритоки перекрывались обсадными трубами. Бурение завершалось диаметром 132 мм (керн 90 мм). Выход керна был в пределах 70-100%. Имело место избирательное истирание и выдувание из керна золотоносного мелкозема, из-за чего шлам оказывался обогащенный золотом, а керн – обедненный. Шлам накапливался в шламоприемной трубе. В отчете отсутствуют сведения о месте установки шламоприемной трубы: или внизу непосредственно выше колонковой трубы или пневмоударника, или вверху в виде отводной трубы на кондукторе скважины. В любом случае должно быть засорение шлама материалом из стенок боковых и вышележащих пород. По непродуктивным породам длина рейса составляла 2-3 м, а в золотоносных отложениях – 1,0-1,5 м. Промывке подвергался как керн, так и шлам с равных интервалов углубки скважины. Керн измерялся линейным методом по длине и диаметру и разбивался на пробы длиной 0,2 – 0,4 м. Пробы помещались в металлические ящики, оттаивались и подвергались промывке в металлических зумпфах на деревянных лотках. Кроме керна опробовался шлам. После каждого рейса материал из шламовой трубы высыпался в ендовку, измерялся его объем и направлялся на промывку на установку ПОУ-4М с доводкой шлиха на лотке. Расчет содержания металла в пробе производился с учетом теоретического объема керна и объема шлама равным площади кольца по толщине коронки и длине пробы.

Разведочное опробование подземных выработок осуществлялось бороздовым способом в нижней по течению стенки расчистки с расстояниями между центрами борозд 10 м. Размер секции бороздовой пробы составлял 1,0 (длина) х 0,4 (глубина) х 0,4 (высота) м; итого 0,16 м3.  При высоте выработки 1,8 м отбирались 4 секции по 0,4 м и верхняя – 0,2 м. Всего по ручью Болотоному было отобрано 89 борозд, а по ручью Раковский – 5 борозд. Отбор проб производился с помощью пневматического отбойного молотка на брезент. Объем отбитой массы измерялся на месте стандартной ендовкой (0,02 м3) и затаривался в мешки для выдачи на поверхность. Перед промывкой пробы подвергались контрольному обмеру и затем промывались на установке ПОУ-4М. Доводка шлиха выполнялась вручную на деревянных лотках.

Эксплуатационному бороздовому опробованию подвергались все выработки. Опробование производилось по забою или по стенке выработки через 10-20 м проходки. Вертикальные борозды разбивались на секции шириной 1,0 м, глубиной 0,2 м и высотой 0,2 м; всего 0,04 м3. Промывка проб осуществлялась на установках типа ПМБ и ПОУ-4М с доводкой на деревянном лотке. Контроль за качеством бороздового опробования показал, что работы выполнялись без должного геологического надзора. В сентябре 1973 г. занижение по мощности песков составило в 1,43 раза, по среднему содержанию - 0,85, по вертикальному запасу – 1,2. В мае 1974 г. повторный контроль дал еще большее занижение: по мощности песков – 1,87 раза, по среднему содержанию – 1,94, по вертикальному запасу – 3,62 раза. Авторы подсчета запасов сделали вывод о невозможности использования данных бороздового опробования эксплуатационных выработок.

Сопоставление результатов опробования отдельных конкретных выработок различного сечения оказалось невозможным в виду их различного пространственного размещения.  Сопоставление погрешностей разведки производилось по результатам добычи в пределах эксплуатационных блоков (табл. 1).

Табл. 1 Результаты сопоставления подсчета запасов по данным разведки и эксплуатации.

Виды опробования

Погрешность разведки

Ручей Болотный

 

По бороздам эксплуатационного опробования

+ 209 %

По бороздам разведочных выработок

+ 54,5 %

По скважинам ударно-канатного бурения без ограничения ураганных содержаний/ с ограничением ур. содержаний

-10,2%/+5,0 %

Ручей Раковский

 

По бороздам эксплуатационного опробования

+ 129 %

По скважинам ударно-канатного бурения без ограничения ураганных содержаний/ с ограничением ур. содержаний

-10,6%/+2,6%

 Примечание: - запасы золота занижены, + запасы золота завышены

 

Из таблицы № 1 следует, что из-за технологических погрешностей, допущенных в процессе отбора и обработки проб,  имеют место большие значения погрешности разведки. При этом, повышенный объем проб не компенсирует погрешности разведки.

Результаты крупности золота в россыпях, полученных по различным типам выработок, приведены в таблице № 2

Табл. 2 Крупность золота в россыпях (вес. %)

Россыпи

Размеры фракций, мм

До 0,5

0,5-2

2-4

4-8

-16

                                  Скважины ударно-канатного бурения

Руч. Болотный, РЛ 11-27

9,7

58,1

28,6

3,6

-

Руч. Болотный, РЛ 33-60

5,4

45,5

20,6

28,5

-

Руч. Раковский

1,7

42,7

49,3

6,3

-

Шахта № 90 между РЛ 83-86

Руч. Раковский

0,1

7,3

6,9

5,2

80,5

 

Из таблицы № 2 следует, что скважины ударно-канатного бурения не поднимают крупное золото, а мелкое золото из бороздовых проб эксплуатационных выработок теряется в процессе механизированной промывки.

Анализ качества проведенных полевых работ позволяет сделать однозначный вывод о том, что в ходе разведке исследованиям подвергался существенно дезинтегрированный каменный материал (керн) с нарушенной природной изменчивостью распределения металла в коренном залегании. По такому материалу невозможно построить точный литолого-фациальный геологический разрез. Выделение продуктивного горизонта (песков) производилось только по данным опробования по принципу: есть золото - есть пески, нет золота – есть торфа. Технологические погрешности, допущенные в процессе обработки проб, весьма значительные и полностью  «затушевывают» природную изменчивость распределения металла. Ситовые фракции золота зависят от способа получения проб и от качества их обработки. Поэтому, рекомендованная методика расчета объема проб по гранулометрическим характеристикам в данных условиях не работает. Достоверный и представительный объем проб невозможно установить по данным проведенных разведочных работ.

В этих условиях единственным установленным объективным природным признаком является факт наличия (но не количество!) золота в выработке. В Методике [2] этот факт именуется как ПЭН – положительный элемент неоднородности. Отсутствие же золота (ОЭН – отрицательный элемент неоднородности) не есть объективный признак, так как золото может быть потеряно в процессе отбора и обработки проб. В условиях допущенных значительных технологических погрешностей при отборе и обработке проб, все дальнейшие арифметические действия, произведенные при подсчете запасов, имеют приблизительную оценку. Однако, факт наличия золота в скважине (ПЭН) может служить важным поисковым признаком наличия россыпи. Судя по комментариям к первой статье [1], канадские геологи успешно пользуются этим признаком. Наличие промышленных содержаний золота в соседних скважинах им служит убедительным признаком для начала вскрытия и отработки выявленного продуктивного блока без обременительного предварительного процесса подсчета запасов и их утверждения в государственных органах надзора.

В первой статье [1] мы предложили иные принципы ведения полевых работ, отличающиеся от выше изложенных.

Во-первых, каменный материал должен быть не нарушенной природной структуры. Для этих целей вполне подходит колонковое вращательное бурение со снарядом ССК или вибрационно-вращательное бурение станками типа Sonic. Весь керн должен быть сфотографирован, детально задокументирован и подвергнут рентген-флюоресцентному промеру на 40 элементов, включая золото. Эти наблюдения позволяют объективно построить литолого-фациальный геологический разрез с разделением непродуктивных отложений (моренных, флювио-гляциальных, аллювиальных пойменных и старичных фаций) от продуктивных аллювиальных русловых фаций.  

Во-вторых, должен быть организован количественный обмер каждой пробы весовым и объемным способами. Значение плотности пород является важной характеристикой для выделения продуктивных слоев.

В-третьих, должен быть организован системный и постоянный (ежесменный) контроль за качеством промывки проб посредством медных маркеров. Эти мероприятия позволяют в сумме получить объективную информацию, отвечающей категории представительных проб. Определение объема категории достоверных проб должны решаться перед началом разведки путем параллельной проходки выработок различного сечении (скважина-шурф, куст скважин различного диаметра и др.). Полученные таким образом первичные данные могут служить объективным основанием для подсчета запасов и их утверждения в органах ГКЗ.

 

Литература.

  1. 1. Опыт ведения буровых работ при разведке глубокозалегающей россыпи золота «Зoлотодобыча» №7, 2018, с. 37-40
  2. 2. «Методика разведки россыпей золота и платиноидов» ЦНИГРИ, М, 1992

-0+1
Просмотров статьи: 3415, комментариев: 123       

Комментарии, отзывы, предложения

Генералов В.И., 27.10.21 15:16:36 — Техруку

Техрук верно обратил внимание о гармонии между представительностью, достоверностью, временем и ценой. Техруку "не снилась" цена в 15-20 тыс. руб. за пог./м. Поговорим о цене. Наш опыт бурения глубоко залегающей россыпи происходил на болоте и на вечномерзлотной морене мощностью более 100 м. Одним словом - это Колыма!. При бурении скважины, основная проблема заключалась в растеплении грунта и и морены. Буровая проседает и наклоняется из-за отвода раствора в шламонакопитель. Из-за наклона мачты происходит искривление колонны, что приводит к увеличению нагрузки на вращение (поломка узлов вращателя), разогрев стенки скважины от трения и, в итоге, прихват снаряда (т.н.геологическое осложнение), а потом и его замораживание в скважине (это уже авария). Алмазной коронки хватает на 20-40 м проходки; надо поднимать снаряд и менять коронку. Если скважина растеплена, то стенки обрушаются. Тогда приходится разбуривать шарошкой пройденный интервал и ставить обсадную трубу. И таких циклов надо делать раза три-шесть. Необходимо также иметь в виду, что в стоимость пог./м входит все: организация полевого лагеря, строительство технологических дорог и площадок, обеспечение ГСМ, ремонты техники и обеспечение расходными материалами, рекультивация земель, экологические платежи, лесоустраительные работы и др.

Чтобы оптимизировать работы нужно строить специальный передвижной помост под буровую (чтобы станок не наклонялся во время буренмя). Чтобы скважина не растеплялась при бурении нужно на буровой площадке изготавливать два типа бурового раствора. Один - для скоростного бурения, другой - для удержания стенок скважины от обрушения во время смены коронки. Приходится на буровой иметь два зумпфа под каждый раствор, глиностанцию, склад временного хранения реагентов. В составе буровой бригады должен быть механик по ремонту оборудования и технолог по режиму бурения и приготовлению буровых растворов. Так, как ситуация постоянно меняется в зависимости от изменения геологического разреза, то и режимы бурения и состав растворов должны оперативно меняться. В итоге, мы подходим к образу работы, как на нефтяных скважинах (а там цена 40-80 тыс.руб./пог.м.).

У каждого инвестора есть выбор. Либо дешево, но медленно и некачественно, либо дорого, но быстро и качественно. Чудес в нашем мире не бывает, за всё надо платить.

Техрук, 27.10.21 17:42:41 — Генералов В.И., 27.10.21

У вас очень сложная технология бурения, мы с такой не сталкиваемся. Спасибо, что рассказали. При такой цена метра, хорошая документация оправдана. Столько тратить на проходку и экономить на документации - глупость. А какая фирма у вас бурила? РБК или местные?

Генералов В.И., 28.10.21 10:52:59 — Техруку

С утра за окном дождь. На 2 недели закрыли все фитнесс-центры (короновирус). Пришло время рассказать до-о-о-лгую историю (пиво я не пью).

ООО «РБК» - это частная сервисная буровая компания. Заключениями договоров занимается лично ген. директор и ближнее его окружение. Для компании договор с ГГК «Берелех» был «мелким» по цене. Компания уже успешно бурила диаметром 122 мм (керн 85 мм) на рудном золоте. Но опыта работы на россыпях не было. Я был против заключения этого договора. Но решение приняли без меня и заехали работать. Договорились за 6 или 7 (уже подзабыл) тыс. руб. п/м бурения и за 100 руб./п.м документации. Наняли знакомую им геофизическую компанию с геологами, никогда не работавшими на россыпях. Завезли станок, 250 м снаряда и приступили бурить по ранней весне. Две первые скважины успешно пробурили до проектной глубины на берегу озера. Весового золота не обнаружили, хотя детализационный профиль находился на фланге подсчетного балансового контура (он был оконтуривающий). Потом сменился начальник участка и переехали работать на другой профиль в 400 м от первого, но уже в пределах балансового контура. Через 3 месяца работы «засыпались». О сложившейся ситуации меня поставили в известность. Я приехал на участок, ознакомился с геологической ситуацией и, первым делом, выгнал с участка всех наемников. Вахтового геофизика обучил искусству промывки шлихов (3 дня учебной промывки безрудного керна морены с 10-ю маркерами из медной проволоки 0,5х10 мм). На помойке нашел кусок сетки с ячеёй 5х5 мм и из кернового ящика изготовил 2 сита. Два лотка (кедровый и пластмассовый) ранее дали геологи с прииска. Ещё купил электронные весы до 20 кг и по 2 пластмассовых таза и ведра. Одно ведро сделал мерным. С помощью литровой банки воды, рейки и фломастера разметил ведро и рейку через 0,5 л воды. В дальнейшем керн каждой пробы подвергался измерению объема и веса (одновременно весовой, объемный и линейный контроль за выходом керна). Организовал фотографирование керна непосредственно после его выкладки в ящик из колонковой трубы (керн мерзлый, колбаской не нарушенный, или нарушенный, или шлам – все сразу видно на фото и на века!). Полностью изменил форму журнала документации керна и форму промывочной ведомости (естественно, что заранее согласовал с заказчиком). Документация и промывка производилась непосредственно рядом у бурового станка (в 15 м). Передвижную промывалку-балок, ранее выделил нам прииск. Геологическую колонку по скважине стали заполнять и ежедневно пополнять в электронной форме (программа Strater, см. фото колонки в статье). Сделали электронную форму еженедельной отчетности перед заказчиком (электронные: колонка, промывочная ведомость, сводная таблица выполненных объемов работ). Одного «адекватного наемника» я оставил и обучил технологии геологического обеспечения буровых работ (но не геологического обслуживания буровых работ!). Правда он под Новый Год сбежал с вахты и меня отозвали из отпуска, чтобы завершить работы и отчитаться перед заказчиком. Других геологов, знакомых с работой на россыпях, в компании не было.

Настойчивые телефонные просьбы нового начальника участка были услышаны в офисе компании. Прислали 50 м обсадных труб и левый аварийный снаряд. Главный инженер велел также прислать дополнительные химреагенты и глину, но без технолога. Но чуть позже ему пришлось приехать на участок и пересмотреть всю организацию буровых работ! Это его идея – сделать передвижной помост под буровую. Также подвез три комплекта диаметров обсадных труб. Изготовили самодельную аварийную колонковую трубу под керн 80 мм (см. фото керна в статье). Нестандартную экспериментальную коронку срочно изготовили на заводе и доставили на участок! Главный инженер также организовал оперативный подбор химреагентов. Два зумпфа с разными растворами – это тоже его идея. А еще его идея – это организовать на буровой оттайку «железа» с помощью паровой установки. Мы ушли в зиму, на участке было -60 град., но продолжали работать (дело было в 100 км к югу от Оймякона)!

Осознание всего затеянного начальством в итоге обошлось весьма дорого (по цене нефтяных скважин). Но мы получили ценный опыт проведения буровых работ при разведке скрыто-погребенной россыпи. Всего было пробурено 10 скважин глубиной от 132 до 209 м. Анализ полученных фактических данных позволил мне и главному инженеру сделать вывод о возможности выполнения разведочных работ скважинами малого диаметра на россыпях, залегающих на глубинах 50-250 м. Потребность в таких работах есть и мы предложили наши услуги золотодобытчикам. Но никто из них не заинтересовался. Руководство компании тоже решило забыть этот «мелкий» и неприятный для них эпизод. Но идея разведки россыпей скважинами малого диаметра у меня «засела в голове». В качестве популяризации и рекламы была затеяна серия статей на эту тему. Поначалу, я столкнулся с ярым неприятием со стороны геологов россыпников идеи малых по объему проб , что заранее было предсказуемо. Пришлось настойчиво отстаивать свое мнение в одиночку. Но по прошествии пяти лет дискуссии в журнале «Золотодобыча», стали публиковаться статьи об хорошей эффективности разведки скважинами диаметром 132-146 мм. Оказывается, что больших диаметров и не нужно, и с таким выводом уже многие согласны. Естественно подразумевается, что качество отбора и обработки проб, должно хорошее. Предполагаю, что пройдет ещё лет 5-10 и геологическое сообщество также осознает эффективность проб из 85 мм керна. Просто мы своими экспериментальными работами опередили время.

Вот такая д-о-о-лгая история.

Брат, 28.10.21 17:35:32 — Генералов В.И., 28.10.21

Оказывается, говорите, что больших диаметров и не нужно? Многие, причем уже давно, разделяют мнение, что на россыпях и вообще никаких диаметров не нужно. И работают "неучтенку".

Подобная метода обходится руководству добывающих предприятий значительно дешевле любой другой. На мой взгляд, вы ошибочно оценили потребность в таких работах. Как следствие, вы предложили свои услуги золотодобытчикам, но никто из них не заинтересовался. Это нормально...

Генералов В.И., 29.10.21 07:09:13 — Брату

Вы, любезный Брат, как всегда, правы! (БК - я не ошибся в запятых?). На "Дискавери" постоянно крутят ролики о том, как фартовые американские золотодобытчики добывают золото пульпососом из под русла реки или на морском шельфе. И никакой разведки! Только "моют" они под носом работающих драг и на местах бывших добычных полигонов. У нас они зовутся "фартовыми фраерами".

СНС, 29.10.21 10:08:58 — Генералов В.И., 29.10.21

Владимир Иванович, как вы думаете, что меняется при изменении диаметра скважины? Какие параметры объекта?

Или ничего не меняется и все одинаково, что вести разведку диаметром 100 мм, что 200, что 500 мм?

Генералов В.И., 29.10.21 14:09:57 — СНС

Про эффективные диаметры керна (а не скважин!) я уже много-много раз писал в комментариях. Терпеливо постараюсь повторить в обобщенном виде.

1. Поиски - оценка - разведка - эксплуатационная разведка (доразведка) месторождений, это единая система научных знаний и единая поточная технологическая линия. Научная часть знаний основана на "представительности" и "достоверности" опробования. О смысловом понимании этих терминов я неоднократно уже писал. Коротко, "представительность" отвечает за контур (объем) песков (рудного тела), а "достоверность" - за среднее содержание в подсчётном эксплуатационном блоке песков (рудного тела). По моему мнению, выделение и оконтуривание рудных тел на 70% зависит от геологических признаков (рудное тело или пласт песков это естественное геологическое образование), на 20% зависит от технологической схемы обогащения руды и на 10% зависит от геотехнологических свойств руды и вмещающих пород (обводненность, трещиноватость, мерзлотность, пучение, окисление после вскрыше и пр.). Ещё выделение рудных тел зависит от социальных условий (охранные зоны, законодательство, образованность и добропорядочность недропользователя и др.).

2. Выделение геологических признаков зависит от качества и полноты изучения имеющегося каменного материала (ненарушенного керна). На поисковой и части оценочной стадий необходимо выделить рудоносный геологический горизонт (пласт) и отделить его от вмещающих пород. Я в своих статьях пытаюсь доказать, что для этого керна в 85 мм вполне достаточно. На поздней стадии оценочных работ и на всей стадии разведочных работ требуется детализировать рудоносный горизонт, сначала на "свиту рудных тел" - рудный пласт, а затем и на "рудное тело" - рабочий пласт. С геологической позиции требуется разделить продуктивный (рудоносный) горизонт на аллювиальные фации (тальвеговые, косовые, береговой вал, "щётки", на прибрежные "подмывные золотоотлагающие" и на "намывные непродуктивные). Научные работники наверняка раскритикуют такую классификацию, но я её привожу на основании своих собственных полевых наблюдений. Для выделения фаций керна 85 мм тоже хватит. Здесь вся сложность заключается размерах и морфологии фациальных слоев. Если золотая "струя" или "линза" или " гнездо" имеет ширину 0,5-10 м, то и скважины должны буриться в профиле с такой же частотой, т.е. от 0,5 до 5 м. При такой плотности скважин керна 85 мм тоже вполне хватит.

3. Для определения среднего содержания в подсчетном блоке надо выяснить неравномерность распределения золота по трем векторам -поперечному (вкрест простирания россыпи), продольному (вдоль долины золотоносной реки) и в вертикальному (по мощности пласта). Если распределение золота равномерное по размеру золотин и степени "вкрапленности" в пласте, то целесообразно равномерно разместить несколько скважин большого диаметра (теория вероятности определяет минимальное число 9 наблюдений) для определения среднего содержания в подсчетном блоке, а так же и для отбора технологической пробы. Если распределение металла неравномерное, то надо думать, что дешевле - или бурить много-много скважин малого диаметра при разведке этого подсчетного блока или решить этот вопрос на стадии доразведки (эксплуатационной разведки).

3. Полный цикл геологоразведочных работ, это последовательное приближение к точности подсчета запасов. Любой "инвестр" должен понимать эту простую истину. Точность подсчета запасов зависит от полноты изучения каменного материала (ненарушенного керна). Любой компьютерный моделист должен понимать, что только по содержаниям металла в шламовых пробах невозможно выполнить корректный подсчет запасов.

Брат, 29.10.21 15:00:41 — Генералов В.И., 29.10.21

"Дискавери", говорите? Похоже, мы с вами при близком возрасте прожили жизнь в совершенно разных средах. Я вам напоминаю, что уже к середине 80-х в структуре набора контуров, скажем, "Северовостокзолота" неучтенка составляла 50-60% по металлу. В отработку массово вовлекались площади с неудовлетворительными или отрицательными результатами разведки и вопрос их ревизии тем ли, иным ли диаметром за огромным масштабом выборки даже не вставал. И государство устраивала такая работа "на халяву".

С развалом государственной добычи у условно частных добытчиков эта тенденция только усилилась. А чего бы нет, коли бесплатно? И на кой эта разведка, когда и так всё в цвет. Поэтому ваше предложение золотодобытчиками воспринималось, как попытка залезть в их карман. Тем более, наличие/отсутствие формализованных запасов ПИ открывает разнообразные возможности в налогообложении.

Вот только мне не очень понятно, при чем тут фартовые американские добытчики с пульпососом и кто эти самые "мы", у которых такие сосуны зовутся фартовыми фраерами.

Генералов В.И., 29.10.21 19:21:33 — Брату

Вы, как всегда, правы! И предмета спора нет.

Брат, 29.10.21 22:21:42 — Генералову В.И.

Да мы с вами, собственно, не особо и спорили. Тем более, ваш подход к геометризации участков недр, планируемых к выемке, мне импонирует. Что до десяти скважин, пробуренных вами под эгидой РБК в описанных условиях, то это действительно впечатляет. Я помню, как там мудохались буровики Берелёхской ГРЭ в глухое советское время.

СНС, 30.10.21 08:06:31 — Генералов В.И., 29.10.21

Чем меньше объем разведочных проб, тем меньше объем песков (руды) выявляет разведка, при прочих равных условиях.

Мы уже не раз обсуждали этот вопрос, но вы не хотите это принять, хотя факты известны и вы сами привели один из них в комментарии Теруку от 28.10.21: "Две первые скважины успешно пробурили до проектной глубины на берегу озера. Весового золота не обнаружили, хотя детализационный профиль находился на фланге подсчетного балансового контура (он был оконтуривающий)."

Хороший практический пример вам привел Брат про "неучтенку". Неучтенка - это следствие занижения площади запасов буровой разведкой.

На занижение площади запасов скважинами 100 мм обратил внимание еще Каллистов в 50-х годах прошлого века. Потому при разведке россыпей перешли к диаметру 200 мм, потом бурили 500 мм (УКС-22), потом сделали УБСР-25 (715 мм).

Но этого тоже бывает мало. Тогда бросили скважины и перешли к траншеям и РЭПам. РЭП - это надежно!

Можно-ли применять для россыпей диаметр 132 мм и меньше? Конечно, можно (раз эксперты пропускают). Конечно, какая-то часть песков останется при этом за контуром. Так что из того, правда? Для будущих поколений опять останется законтурная неучтенка.

Вообще-то правило совсем простое: "Чем меньше объем проб, тем меньше объем песков (руды) выявляет разведка" (при прочих равных условиях).

Генералов В.И., 30.10.21 13:37:45 — СНС

У нас разные принципы подхода к выявлению и оконтуриванию рудных тел.

Я, за геологические признаки диагностики рудных тел. Содержание металла в пробе является лишь одним из 10 равноправных параметров (баллов). Об этом я неоднократно писал и повторяться не буду. Согласен, что этот принцип новый и не узаконен никакими нормативными документами.

Вы, за традиционный инструктивный принцип - есть содержание, есть пески (есть руда), нет содержания, есть торфа (нет руды). Чтобы намыть (увидеть) побольше металла требуется промыть побольше грунта.

Кто прав? Покажет время.

Борисыч, 31.10.21 03:42:00 — Генералову В. И.

Доброго дня! Вообще то, Вы разницу между золотосодержащим пластом и рудным телом понимаете? А их литологическую разницу? А то, что геология россыпей это совершеннол отдельная дисциплина? Тогда причём здесь оконтуривание рудных тел? При чем здесь вообще рудные тела, если речь о россыпных месторождениях идёт?

Многократно сталкивался с тем, что геологи - "рудники" или вообще не могут работать на россыпях или это даётся им очень и очень трудно. Все другое! Все! Абсолютно!

К сожалению геологов - "россыпников" у нас никто не готовит и все учебные заведения уделяют этой теме лишь пару - тройку часов всего в одном семестре.

Студент, 31.10.21 07:12:03 — Борисычу

А как на россыпях называть? "Песчаные тела"? Как назвать роли не играет. Вопросы объема проб и плотности сети, что на россыпях, что на руде одинаково непонятны.

Генералов В.И., 31.10.21 07:22:24 — Борисычу

Рад услышать Вас, Борисыч! Вы, как и Брат, совершенно правы, что рудные и россыпные месторождения - две большие разницы, но только в части добычи и обогащения. А геологические принципы выявления и оконтуривания рудных тел или "песков" - единые. Представьте непрерывный во времени и пространстве ряд месторождений: современный горный лог - долинная россыпь - погребенная россыпь в вечной мерзлоте ("твердая льдистая россыпь")- метаморфогенная диагенетическая россыпь ("окаменевшая россыпь", см.объекты Енисейского Кряжа и в Иркутской области в т.н. черносланцевых толщах, а Бурятии - это "ольгинские сланцы" ) - метаморфогенная гидротермально-метасоматическая россыпь (например, м-ние Витватерсранд) - гидротермально-метасоматические месторождения в зонах структурно-стратиграфических несогласий (можно я выражусь "по-простому" - подземная водно-газовая россыпь, например, м-ние Карлин).

Расскажите о Ваших результатах завершившихся полевых работ.

Борисыч, 31.10.21 17:04:14 — Генералову В. И.

Спасибо за проявленный интерес к полевой части моей деятельности! Все идёт (прошло) своим чередом. И бурение ( к моему великому сожалению только УКБ и в небольших объёмах), и оперативное, бортовое и пр. опробование на полигонах, и подготовка к осеннему старту буровых работ на новых участках. Паралельно с этим подготовка материалов к отчетам по БП-шным лицензиям, выдача геолзаданий на проектирование.

Вот выехал на "материк". Народ отдыхает, а у меня куча камералки, недосуг пока.

Короче говоря все хорошо! А о конкретных результатах я предпочитаю внутри компании беседовать. Золотодобывающей. В которой имею честь трудиться.

По поводу же перечисленных Вами месторождений, вмещающими породами которых являются осадочные породы, такие как конгломераты, песчаники и пр., то они уже не относятся к россыпным месторождениям.

Студент, 01.11.21 06:41:59 — Борисыч, 31.10.21

А чего, Борисыч, вы мне не ответили, как на россыпях называть рудные тела? "Песчаные тела"?

И еще вопрос, как вы эксплуатационное опробование ведете? Как сами решили и эксперты согласовали или Стандартами СВЗ пользуетесь 1978 года?

Борисыч, 03.11.21 01:55:09 — Студенту

Я на экзамене? Или может быть это часть собеседования при соискание вакансии, в ходе которой выясняются мои профессиональные качества и знания?

Нет? Тогда...

Борисыч, 03.11.21 01:57:04 — Студенту

Я на экзамене? Или может быть это часть собеседования при соискании вакансии, в ходе которой выясняются мои профессиональные качества и знания?

Нет? Тогда... Вообще то о бурении и статья и дискуссия. Или я что то путаю?

Студент, 03.11.21 06:07:48 — Борисыч, 03.11.21

Перенесено в статью: https://zolotodb.ru/article/12462

Уважаемые посетители сайта! Пожалуйста, будьте как дома, но не забывайте, что в гостях. Будьте вежливы, уважайте родной язык и следите за темой: «Обсуждение опыта ведения буровых работ при разведке глубокозалегающей россыпи золота»


Имя:   Кому:


Введите ответ на вопрос (ответ цифрами) "пять прибавить 10":