Кто знает, что такое ГКЗ сейчас?

Тимофеев П.Ф., геолог
Золотодобыча, №184, Март, 2014

Нужен ли в современных экономических условиях российскому недропользователю институт государственной экспертизы запасов полезных ископаемых?

В настоящее время институт государственной экспертизы запасов полезных ископаемых (ГКЗ) большинством специалистов воспринимается как анахронизм, пережиток времен планового строительства коммунизма, и в рыночной экономике ему нет места. Но мало кто знает причины создания ГКЗ и задачи, которые предполагалось решать с ее помощью.

Что было

Первопричина возникновения ГКЗ — это декрет Советской власти о национализации промышленности (1918) и решения XIV съезда ВКПб (декабрь 1925) по индустриализации страны.

Понятно, что уже на начальном этапе индустриализации страны проявилась необходимость в объективной оценке запасов минерального сырья для действующих и строящихся промышленных предприятий. Кто-то же должен был брать на себя ответственность за определение объема запасов и, соответственно, за объемы государственных средств на их освоение?

Эта задача весьма ответственная, и для ее решения в 1927 г. Геологический Комитет ВСНХ СССР «для придания единообразия и авторитетности всем цифрам запасов, исходящим от Геологического Комитета», образовал «Комиссию по подсчету запасов полезных ископаемых», т.е. ГКЗ. Основной задачей ГКЗ было «…рассмотрение, проверка и утверждение цифр запасов и распределение их по категориям, а также методов подсчета запасов…».

В дальнейшем название (Особая, Центральная, Всесоюзная, Государственная) и ведомственная принадлежность ГКЗ неоднократно менялась, но она всегда оставалась высшим государственным органом по определению (подсчету) запасов всех видов полезных ископаемых, решения которой были обязательны для всех учреждений и предприятий страны.

Работа ГКЗ постоянно совершенствовалась. Начинали с простого рассмотрения запасов проектных или эксплуатационных предприятий, которые Комиссия подтверждала или подвергала сомнению, базируясь на заключения специалистов, использующих весьма ограниченные данные, собранные из дореволюционных литературных источников, материалов эксплуатации, геологических съемок и результатов поисково-разведочных работ.

С 1928 г. подсчеты запасов стали проверяться, а количество утверждаемых запасов по категориям отражалось в протоколах. С 1932 г. в протоколах приводятся основные критические замечания, на основании которых вносились изменения в авторские цифры и категории запасов. К середине 1930-х годов больше внимания стало уделяться оценке качества проведенных работ, анализу геологической документации разведочных выработок, достоверности опробования, принципам оконтуривания площадей подсчета запасов.

С 1 июля 1954 г. Постановлением Совмина СССР (за № 1347) ГКЗ была подчинена непосредственно Совету Министров СССР, т.е. ее статус стал сопоставим со статусом Министерства СССР. Такое высокое и вневедомственное положение ГКЗ соответствовало ее основной функции, выполняемой в государстве с плановой экономикой, социалистическим укладом хозяйствования и живущем за счет минеральных ресурсов своих недр. Эту основную функцию кратко можно определить как государственную приемку запасов полезных ископаемых, разведанных в недрах, для передачи в освоение добывающей промышленности.

В 1963 г. на ГКЗ были возложены обязанности по рассмотрению и утверждению технико-экономических обоснований кондиций для подсчета запасов твердых полезных ископаемых и оценки промышленного значения месторождений. До этого параметры кондиций и значения коэффициентов извлечения нефти из недр устанавливались Госпланом СССР по аналогии с действующими предприятиями без серьезного экономического обоснования.

Следует учитывать, что ГКЗ формировалась совместно с науками геологоразведочного профиля, которые развивались с 1930-х годов как отрасль, необходимая для сырьевого сектора СССР. Обобщение огромного опыта изучения и разработки месторождений полезных ископаемых позволили ГКЗ постоянно совершенствовать «Классификацию…» и Инструкции по ее применению к различным группам месторождений.

Таким образом, в условиях СССР ГКЗ была важным звеном в составе единого государственного горно-геологического комплекса (далее ГГГК) страны по следующим причинам:

- все геологоразведочные работы (ГРР), от региональных исследований до детальной разведки, выполнялись за государственный счет. Основным их итогом, имеющим практическую ценность, являлись запасы полезных ископаемых, разведанные в недрах до промышленных категорий;

- достоверность выявленных при ГРР запасов минерального сырья, их качество и количество, экономическую значимость и т.д. подтверждала ГКЗ в результате проведения экспертизы.

Работа ГКЗ имела государственную значимость, т.к. позволяла решать две важнейшие задачи:

- утвержденные ГКЗ запасы полезных ископаемых являлись единственной легитимной основой для проектирования горнорудных и обогатительных предприятий, т.е. обоснованием целесообразности государственных затрат на эти цели;

- за счет «обратной связи» в структуре ГГГК МинГео СССР могло управлять своими предприятиями и этапами ГРР, имея целью воспроизводство минерально-сырьевой базы (МСБ) (рис.).

Указанная система воспроизводства минерально-сырьевой базы была создана и могла функционировать только в составе ГГГК СССР. Система управлялась с помощью административного (командная иерархия внутри единой системы) и финансового (бюджетные потоки) рычагов управления. Эффективность управления обеспечивалась высокой квалификацией, административной и партийной ответственностью основных исполнителей. Но были у системы и недостатки (табл. 1).

Таблица 1. Сильные и слабые стороны системы формирования и использования минерально-сырьевой базы в рамках ГГГК СССР

Достоинства

Недостатки

Стройная, логически обоснованная, с тотальным контролем на всех этапах

Поскольку ГРР выполнялись за государственный счет, то упомянутый «тотальный контроль» был недостаточно эффективным и не спасал государственный баланс от засорения ненужными запасами полезных ископаемых, а также и от «омертвления» капиталовложений в ГРР

Позволяла планировать долгосрочное развитие ГГГК и вести расширенное воспроизводство минерально-сырьевой базы

Недооценка реальной экономической составляющей проектов как неизбежное следствие директивной и плановой государственной экономики. До сих пор существуют разведанные, но неразрабатываемые месторождения, запасы которых утверждены ГКЗ еще в 1970–80-х гг.

 

Ради справедливости надо сказать, что система была неплохая и успешно решала стоящие перед ней задачи по изучению недр, разведке запасов и отработке месторождений. Созданная в те годы минерально-сырьевая база позволяет России существовать до сих пор за счет эксплуатации ранее найденных и разведанных запасов полезных ископаемых.

Что стало

В результате преобразований 1991 года единый государственный горно-геологический комплекс юридически и фактически распался. Задача изучения недр теоретически осталась обязанностью государства, а задачи разведки и разработки месторождений были переданы частному капиталу.

Но если до 1992 г. экспертиза разведанных запасов в ГКЗ была органичным элементом ГГГК, миновать который никому и в голову не могло прийти, то зачем она нужна частному капиталу? Две вышеуказанные задачи, которые государство (СССР) раньше решало с помощью ГКЗ, сейчас исчезли, а новые задачи сформулированы крайне невнятно.

Так, в ходе последней административной реформы Государственная экспертиза запасов полезных ископаемых определена как государственная услуга, организация оказания которой возложена на Роснедра.

Такая формулировка задачи ГКЗ вызывает только искреннее недоумение, ибо невозможно найти ответы на очевидные вопросы: кому и зачем государство собирается оказывать эту «услугу»?

Кому? Предполагали, что недропользователи зачем-то устремятся заказывать себе услугу по проведению государственной экспертизы запасов и останется только выстроить их в очередь и организовать этот процесс.

А зачем это нужно недропользователю? Ему эта «государственная услуга» не нужна — для него это просто лишние затраты без какого-либо позитивного итога, т.е. это типичная навязанная услуга. Для него (недропользователя) может иметь ценность только заключение о запасах западных аудиторов, т.к. только через них можно разместить свои акции на западных биржах, реально капитализировав разведанные запасы полезных ископаемых. При этом наличие протокола ГКЗ/ТКЗ рассматривается как обязательный «модифицирующий» юридический фактор, означающий лишь наличие права на отработку запасов, но не определяющий их величину. Под запасы, утвержденные ГКЗ/ТКЗ, нигде не дадут ни цента.

Выходит, единственной стороной, заинтересованной в проведении государственной экспертизы запасов, является само государство, которое таким способом надеется получить точную и адекватную оценку своей собственности (запасов в недрах). Но эту задачу надо признать невыполнимой по следующим причинам.

- Проводит экспертизу ФБУ ГКЗ — бюджетный бюрократический орган, в финансовом и кадровом отношениях подчиненный Роснедра. В таких условиях основной принцип экспертизы — независимость — угнетен, а институт может быть низведен до формальной процедуры обслуживания ведомственных (местнических, личных и т.д.) интересов.

- ФБУ ГКЗ (имеющая небольшой штат инженеров) привлекает к проверке высококлассных внештатных экспертов — специалистов в узких областях. Но это достоинство легко превращается в недостаток, усугубленный падением квалификации и многоступенчатой системой принятия решений при отсутствии ответственности у всех фигурантов процесса: авторы ТЭО и подсчета запасов обязаны внести в них любые изменения по требованию экспертов (а также экспертной комиссии), следовательно, их уже нельзя признавать за авторов. Но и эксперты — не авторы, равно как и руководитель Роснедра, без утверждающей подписи которого на протоколе заключение экспертизы не легитимно. Поэтому крайней является некая безликая «экспертиза», а все возможные ошибки решения ложатся на недропользователя, формально являвшегося заказчиком этой «государственной услуги».

- Инструментарий у ГКЗ остался неизменным со времен СССР (постоянные и временные кондиции (!), ручной подсчет (!), «утверждение» (!) запасов и пр.), что неприемлемо для здравомыслящего современного специалиста.

- Экспертиза материалов проводится в привычном (архаичном) режиме 1980-х годов, с присущими ей пороками: негибкость и косность, благодаря которым государство получает недостоверную информацию, исключающую возможность научного анализа и прогноза.

Например, прошлой зимой запасы золота в месторождениях утверждались, исходя из цены 1600–1700 $/унц., сейчас цена упала на 25–30 %, но запасы-то числятся в прежнем объеме! Понятно, что себе в убыток добывать их никто не будет, и законодатель (государство) полагает, что недропользователь в такой ситуации сам заинтересован в приведении запасов в соответствие с упавшей ценой. То есть он закажет новое ТЭО кондиций, проведет его экспертизу и утверждение, потом закажет подсчет запасов, с экспертизой и утверждением, и только после этого будет вносить изменения в проект отработки месторождения (тоже с госэкспертизой)... Данное предположение утопическое, учитывая необходимые затраты труда, времени и средств: за это время баланс «цена/затраты» успеют еще не раз смениться.

Следовательно, неизбежны «двойная бухгалтерия» и будущие «книжные» остатки, а государство само себя сознательно (?) вводит в заблуждение своей же «услугой».

В итоге мы имеем парадоксальную ситуацию: проведение государственной экспертизы принудительно оплачивает недропользователь, проводит ее ФБУ ГКЗ, утверждает решения — Роснедра (которое, согласно Положению о Федеральном агентстве, только «организует» процесс), при этом ответственность никто не несет, а полученную недостоверную информацию государство закладывает в свои планы.

Причина парадокса — в деградации государственных институтов, за четверть века не сумевших сформулировать задачи экспертизы, адекватные изменившейся обстановке.

Анализируя историю, можно заметить отчетливое соответствие статуса ГКЗ востребованности властью и обществом решаемых ею задач (табл. 2).

Таблица 2. Задачи, решаемые ГКЗ в различные годы

Период

Содержание работы

Решаемые задачи

1954–1991 гг.

Комитет при Совмине СССР

«Государственная приемка» запасов для передачи добывающей промышленности

1. Обоснование целесообразности государственных затрат на ГРР и строительство горнодобывающего предприятия

2. Управление ГРР с целью  воспроизводства МСБ

1992 – настоящее время.

Государственное учреждение при различных министерствах и ведомствах

Государственная экспертиза запасов, проверка соответствия их Классификации запасов, с учетом требований ФЗ «О недрах» и Налогового кодекса


Обеспечение государственного учета запасов, разведанных в недрах

 

Учитывая недостоверность оценки запасов, трудно признать ее результаты государственно важными. Зачем нужен институт экспертизы, если его единственный продукт (оценка величины запасов) нельзя признать достаточно качественным и востребованным в обществе? Как регулятор финансовых потоков (для чего он и был создан в свое время), он не принимается ни в России, ни в мире. И учет запасов в недрах он был способен обеспечить только в условиях планового хозяйства СССР, а в рыночной экономике он недостоверен, так как не способен учитывать конъюнктуру рынка.

Так зачем же нужна такая государственная экспертиза запасов?

Что будет?

Возвращаясь к началу статьи, надо согласиться, что государственная экспертиза запасов полезных ископаемых — анахронизм, не имеющий перспектив развития. А уточнив задачи, которые сейчас должна решать экспертиза запасов, легко понять, что это под силу только независимой (от государства) экспертизе (табл. 3).

Таблица 3. Задачи экспертизы запасов, которые она должна была бы решать на современном этапе

Исполнитель

Содержание работы

Решаемые задачи


ИКП — Институт «Компетентных персон»


Независимая экспертиза и ежегодный аудит запасов

1. Капитализация предприятий

2. Обоснование целесообразности финансирования геологоразведочных работ

3. Достоверный учет запасов

 

В табл. 3 перечислены основные задачи, которые (теоретически) должна была бы решать экспертиза запасов при внедрении рыночного метода управления МСБ, но для этого нужен независимый экспертный орган, заключения которого будет принимать биржа. А для признания этого органа ROPO (зарубежные профессиональные организации — Recognized Overseas Professional Organization) необходимы механизмы обеспечения высокой квалификации его членов, а также персональной ответственности за экспертные заключения о запасах месторождений.

В реальной ситуации, вероятно, потребуется переходный период параллельного существования двух систем экспертизы: ГКЗ/ТКЗ Роснедра и Института компетентных персон (ИКП). По сути, деятельность ИКП будет в большей мере отвечать требованиям постановления Правительства России № 69 от 11.02.05 г. и № 37 от 22.01.07 г. «О государственной экспертизе запасов….». Согласно п.п. 13–14 указанного постановления, решение принимается экспертной комиссией, в которой ≥ 70 % внештатных работников. В течение 5 дней это решение должно быть утверждено Роснедра, причем возможность неутверждения правительством РФ не предусмотрена, что должно было бы означать независимость экспертной комиссии.


-0+2
Просмотров статьи: 30831, комментариев: 108       

Комментарии, отзывы, предложения

Реалист, 08.04.14 09:39:33

Автор по сути во всем прав. Производству не нужна ГКЗ с ее кондициями и экспертизой запасов и подсчетом. Но кого интересует мнение производственников? Экспертизы и запасы нужны чиновникам, которые сидят в МПР и других конторах. А они будут держаться до последнего.

Потому автор в своем прогнозе "Что будет" ошибается, когда пишет: "В реальной ситуации, вероятно, потребуется...". Но поскольку меняться ничего не будет, то ничего и не потребуется.

М.Г., 08.04.14 12:09:39

Защищапся я в ГКЗ в советские годы,никаких плюсов по квалификации персонала не увидел. Основное требование ко мне докажи, что это так а не иначе. Ладно, тогда это были государственные деньги. Сейчас деньги свои и риски тоже. Пусть оставляют ГКЗ для бюджетных денег. При написании проектов такая же картина, ты платишь 100 000 рублей, чтобы тебя прочитали и сделали заключение что закладываешь излишнее опробование, геофизику или нечто подобное, эксперт лучше понимает за месяц проверки чем ты. Просто нормальный рэкет. Пусть оставляют все эти экспертизы и защиты для бюджетных денег, потому что, штатные фирмы трятят гигантские деньги и не слышал, чтобы что-то нашли. Клепают прогнозные ресурсы. Которые можно охарактеризовать так "здесь что-то наверное есть"

савиных михаил ильич , 09.04.14 07:17:44 — всем

ГКЗ - пережиток "развитого социализма"! Абсолютно, наглоконсервативный орган! Никаких новшеств не воспринимал, оставляя "портяночные" методики расчетов, подсчетов!

СНС, 09.04.14 11:14:25 — Автору

Статья хорошая, спасибо. Но в ней, по-моему, не хватает существенного раздела. Вы не написали, какой экономический результат будет от вашего предложения. Всегда кто-то получает прибыль, а кто-то убыток.

Если убрать ГКЗ, то однозначно выгадают горнодобывающие предприятия. Однако многие из них и так не бедствуют. Директора станут еще богаче, купят еще по одной машине или яхте. В то же время специалисты - геологи, которые сейчас занимаются экспертизой, лишатся куска хлеба не очень толсто намазанного маслом.

Конечно, можно говорить о государственной выгоде. А именно о ней вы ничего не сказали. Если бы вы сказали, а может, даже прикинули суммы (хоть примерно), то ваша статья стала бы значительно убедительнее.

Скептик , 09.04.14 15:57:32 — М.Г.

"Оставить ГКЗ для бюджетных денег" - не выйдет, за госбюджет последняя разведка была в СССР, а последние двадцать лет все запасы для экспертизы - разведаны только за частные средства. По вашему предложению вся экспертиза вымрет за ненадобностью.

А навязанная экспертиза проектов ГРР - точно рэкет, почему то прикрывающийся государственными интересами, хотя даже в названии у этой экспертизы нет определения "государственная". И подход к делу - типично "совковый", т.е. для современных условий - откровенно дурацкий.

А.Д.А., 10.04.14 05:54:53 — Автору

А почему никто не задается тем вопросом, что недра изначально принадлежат государству, и, соответственно, ГКЗ, ставя запасы на Государственный баланс, учитывает полноту использования недр, т.е. соблюдает интересы как недропользователя, так и интересы государства.

Если все отдать на откуп частному недропользователю, то что произойдет? Будет происходить хищническая добыча, т.е., на примере твердых полезных ископаемых, - это минимум вскрышных работ с выхватыванием наиболее богатой части запасов, а потом продажа или объявление о банкротстве предприятия в связи с тем, что объект стал нерентабельным. С контролем государства при всех недостатках экспертизы предполагается выбор оптимальных кондиционных параметров подсчета запасов, при котором свою выгоду получит как недропользователь, так и государство, т.е. это, по сути, механизм защиты от недобросовестных недропользователей.

Отсюда вывод: аудит, выполняемый институтом Компетентных лиц и экспертиза, проводимая ГКЗ Роснедра, должны быть взаимодополняемыми. Никто не мешает привлекать недропользователю для защиты в ГКЗ сторонних специалистов.

А.Д.А., 10.04.14 05:56:19 — М.Г.

Относительно стоимости экспертизы (рэкета) … вы бы постеснялись? Работа эксперта занимает от 1 до 3-х месяцев, при этом зачастую то, что приносят на экспертизу, не выносит никакой критики, а з.п. на руки эксперт получит в пределах 30 т.р. на уровне Роснедра и в разы меньше, если такая экспертиза проводится в территориальных органах, при том, что в качестве экспертов привлекаются несколько высококвалифицированных специалистов. Да, действительно, нередко случаются и неадекватные эксперты, но для этого вы всегда можете заручиться поддержкой того же компетентного лица, либо доказать свою правоту самостоятельно.

Из-под-АДА, 10.04.14 06:23:25

ГКЗ -государственная структура и должна решать государственные задачи за государственный счет. Причем, структура надзорная и статистическая, а не разрешительно-запретительная. Её главная государственная задача- вести правильный статистический учет запасам, чтобы формировать экономическую порлитику государства в отрасли и по конкретному предприятию. Вот и пусть надзирает и калькулирует за свой счет, а не вмешивается в дела предприятия, для которых жизненно важно оценивать достоверные запасы, поскольку это решающим образом влияет на их технологию, экономику и рентабельность проектов в целом. ГКЗ в её нынешнем виде- отрыжка недоразвившегося социализма.

Автор, 10.04.14 16:39:21 — СНС от 09.04.14.

Немного задержался, сейчас попробую ответить всем.

Экономического эффекта от замены ГКЗ на ИКП (институт компетентных персон) не будет и быть не может. Но это необходимо, во-первых, для возрождения института репутации, личной ответственности специалиста за свои заключения и выводы. А личная ответственность за цифру запасов позволяет рассчитывать, что она близка к истинной (это уже во-вторых). А в третьих, все перечисленное необходимо для стоимостной оценки месторождений, без которой рынка нам не видать. Считать, что при отмене ГКЗ выиграют горнодобывающие предприятия, будет не совсем верно. Вороватые директора предприятий, живущие одним днем, не в счет. Если у него цель - вырвать из месторождения лучшее и свалить за рубеж, то никакое ГКЗ от этого не спасет. ГКЗ - не надзорный орган. Надзирать был призван ГГТН (создан указом Сталина в 1948 г), но что с ним сделали за последние 20 лет!? Выхолостили (это если сохранять приличия), да и в рыночных условиях он неработоспособен. Не сможет он здесь полноценно выполнять свои функции. Подтверждают это многочисленные примеры выборочной отработки месторождений (и мелких и крупных) за последние 20 лет, к которой были вынуждены прибегать только для того, что бы выжить. А "выборочной" она считается только потому, что ГКЗ утвердил "постоянные кондиции", и никому нет дела, что цены и затраты постоянно меняются, причем в разных направлениях.

Про бутерброд для эксперта-геолога. Согласен, и он должен быть много толще нынешнего, но только в том случае, если его экспертиза действительно нужна для полезного дела, а не переписана ради проформы.

Автор, 10.04.14 16:43:28 — А.Д.А.

Вы, отчасти, правы, видя в ГКЗ механизм защиты от недобросовестных недропользователей. Но это – иллюзия, потому, что:

1. У ГКЗ есть один врожденный, неисправимый порок – статичность. Он ей достался от СССР вместе с процессом «утверждения запасов». Я приводил пример в статье с запасами, утвержденными год назад при цене золота 1700 $/oz. Но сейчас цена упала на треть, а себестоимость выросла (инфляция!). Кто теперь их будет добывать себе в убыток? Идиотов нет. И нет здесь соблюдения интересов ни недропользователя, ни государства, а есть принуждение к обману, «двойной бухгалтерии». Но недропользователь здесь получит свою прибыль (иного не дано - иначе он разориться), а государство останется в дураках с «книжным остатком» запасов, и все это благодаря ГКЗ.

2. «Хищническая добыча» - по-моему, эта страшилка престарелых школяров и бывших инструкторов райкомов и обкомов, помнящих про «звериный оскал капитализма». Точнее, такая опасность всегда есть, но ГКЗ от нее не защитит, никакое «утверждение запасов» не исключает вероятность их выборочной отработки. Инструмент управления должен быть другой: норма налога на прибыль, что бы не было соблазна «снять сливки».

3. У ГКЗ нет ни контрольных, ни надзорных функций

Ваш тезис, что «… аудит, выполняемый институтом Компетентных лиц и экспертиза, проводимая ГКЗ Роснедра, должны быть взаимоопыляемыми….» весьма спорен: ГКЗ всегда права и это не нуждается в аргументации (по мнению ГКЗ).

По качеству экспертируемых материалов и оплате труда эксперта – Вы правы, они часто неадекватны. Но решение этого казуса, как мне кажется, лежит в иной плоскости: эксперт должен быть Компетентным лицом, сопровождать работу недропользователя на всех этапах, от проектирования ГРР до подсчета запасов и отвечать своим карманом за свои выводы и рекомендации. Иначе это противостояние (эксперт – автор) – непродуктивно и оно будет длиться до бесконечности

Автор, 10.04.14 16:45:26 — Из-под-АДА

ГКЗ – федеральное бюджетное учреждение с официально нищенской оплатой сотрудников. Какие задачи оно способно решить? Оно и сформулировать то их толком не может. У ГКЗ нет ни надзорных, ни разрешительно-запретительных функций, а формировать основу для «правильного статистического учета запасов» она принципиально не может из-за врожденного порока статичности. Следовательно и экономическая политика государства в отрасли формируется на базе недостоверной информации.

Алекс Скобелев, 11.04.14 14:32:40 — всем участникам

Думается ГКЗ- не самый порочный на сегодня инструмент в горной добыче, хотя и отсталый. Например в JORC отнесение запасов месторождения в высшей категории Measured (по сути наши А,В,С1)отражено очень просто в статье AusIMM по разъяснениям позиций стандарта JORC: когда вы пришли на месторождение и пробурили там дополнительную серию скважин стерилизующего бурения, то категория запасов будет Measured, если тоннаж руды, среднее содержание и количество металла не поменялось после пересчета запасов с учетом данных стерилизующего бурения.Пропробуйте объяснить одной фразой, что такое категория С1 с точки зрения инструкции ГКЗ.Но не нужно думать, что при краткости и логичности стандарта JORC за рубежом нет "прокольных" ТЭО.Могу скинуть аналитическую статью на русском об этом..

Самый порочный сегодня инструмент горного дела у нас - это аукционы на получение лицензии на недропользование. Вот их бы упразднить/прихлопнуть вместе с невозможностью вольноприносительства/вольного страрательства!

Проспектор, 12.04.14 00:05:11 — всем

Самая "страшная тайна " российского ГКЗ в том, что утверждаемые ими "запасы" категории С2, при пере-оценке месторождения на основании блочного моделирования на 80 % и более являются РЕСУРСАМИ, в международном понимании (mineral resources), cамой низкой категории Inferred (предполагаемые), то есть по кодексу JORC-2012, НИКАК не могут быть переведены в запасы (ore reserves). Следовательно никакая экономика месторождения на С2 основываться не может, и для инвестора С2 недостаточно для принятия решения о полном финансировании проекта. Наши данные по трём ведущим золото-добывающим компаниям РФ это подтверждают, как и переоценка ряда объектов в Казахстане ( запасы утверждены ГКЗ СССР). Что же делать ?? Надо полностью реорганизовать ГКЗ , в чисто контрольно-фиксирующий орган, вне РОСНЕДР,а оценку ресурсов-запасов оставить за КОМПЕТЕНТНЫМИ ЛИЦАМИ в составе аудиторских компаний, которые материально отвечают за свои оценки (в случае их неподтверждения), имея страховку в соответствующих финансовых институтах.Ну и конечно отказаться от советской классификации, полностью приняв классификацию кодексов семейства CRIRSCO.

СНС, 12.04.14 05:57:41 — Автор, 10 апреля 2014

Вы написали, что: "Экономического эффекта от замены ГКЗ на ИКП (институт компетентных персон) не будет и быть не может."

По-моему, вы не правы, и отказ от ГКЗ может обеспечить весьма значительный экономический эффект:

- сократятся сроки освоения месторождений

- увеличится прибыль от отработки месторождений (соответственно, налоги)

- повысится полнота использования недр

- повысится инвестиционная привлекательность российских недр (сейчас мы по привлекательности уступаем многим другим странам).

Стоило бы сделать экономический анализ и оценку, каждого из перечисленных пунктов. А иначе ваше предложение об отмене ГКЗ представляется пустословным. Тут даже кто-то высказался, что оно вредное, так как приведет к хищнической отработке и еще чему-то ужасному. Хотя в большинстве стран мира ГКЗ нет, а горная промышленность в отличном состоянии.

Из-под-АДА -Автору, 12.04.14 06:13:30

В Большом Мире Российскую науку признали недоразвитой

http://www.kommersant.ru/doc/2451540
r

а геологическую типа ГКЗ - даже не заметили

отличная тема для сайта

Б.Кавчик, 13.04.14 13:02:00 — Алекс Скобелев, 11 апреля

Алекс, вы написали: "Но не нужно думать, что при краткости и логичности стандарта JORC за рубежом нет "прокольных" ТЭО. Могу скинуть аналитическую статью на русском об этом." - Скиньте, пожалуйста аналитическую статью. Меня эта тема интересует.

Буду благодарен также за пояснение термина: "стерилизующее бурение". Как-то я его прозевал.

Практик, 13.04.14 15:13:31 — Автору

Кто знает, что такое ГКЗ сейчас? Странный вопрос. Это знают все, чего спрашивать? ГКЗ - это контора для выкачивания с недропользователя денег. Больше никакого смысла в ней нет.

Автор, 14.04.14 11:31:36 — Практику

Думается, что Вы не совсем правы:

1. Оплата экспертизы поступает в казну, а в наше время любые попытки "с места" как то уменьшить этот денежный поток, "власть имеющими" рассматривается как покушение на их прерогативы, как поползновение на подрыв их значимости и авторитета. Ведь они отвечают за пополнение бюджета, и любое снижение налогов будет означать их профнепригодность (в глазах руководства более высокого уровня, не называя фамилий).

2. А с другой стороны, доля налогов за экспертизу запасов в общей массе налоговых поступлений в казну ничтожна и от нее вполне можно было бы отказаться. Для казны это мелочь. Но, отказавшись от "государственной экспертизы запасов", государству придётся признать очевидное, т.е. то, что оно последние 25 лет занималось откровенной глупостью и так и не смогло переделать свои институты под рыночную экономику.

Автор, 14.04.14 11:46:24 — Из-под-АДА

ГКЗ - не наука, а государственный институт. И в свое время (1927-91 гг.) он сделал очень много полезного, было бы глупо отрицать его роль в развитии геологоразведочного производства и горнодобывающей промышленности СССР.

А наука геологоразведки в России (от СССР)- отдельный вопрос, одним цветом не покрасишь: есть и явные достижения (группировка месторождений по сложности строения или Григорян с его вертикальной зональностью и т.п.), есть и недостатки (геостатистику гнобим почти как Лысенко генетику, продажную девку капитализма).

Проспектор, 14.04.14 12:04:16 — автору

Вы не согласны, что причина "недоразвитости" геостатистики в РФ в том, что при применении блочного моделирования основная часть "запасов" ГКЗ перейдёт в категорию предпологаемых (inferred) ресурсов, которые не могут быть переведены в "международные" ЗАПАСЫ ??

Автор, 14.04.14 12:27:23 — СНС

Готов согласиться с Вами по первому и последнему пунктам:

Сократятся сроки освоения месторождений. Если убрать все эти административные обременения (экспертизы, согласования, утверждения и т.п.), то при замене ГКЗ на ИКП срок ввода действительно может сократиться на 0,5-2 года (не говоря уж об остальных преимуществах).

Инвестиционная привлекательность российских недр повысится по этой же причине – уменьшение административных барьеров.

Но вот тезис насчет увеличения прибыли от отработки месторождений, налогов и полноты использования недр – весьма спорный. Есть основания для боязни в разгуле «хищнической отработки». Нравы капитализма со времен Маркса не изменились и, по-моему, единственная защита от «хищников» в разработке месторождений – разумная налоговая политика, которая должна материально стимулировать на более продолжительную добычу рядовых руд, нежели чем на кратковременное «снятие сливок». Т.е. должна быть установлена норма доходности для ГДП (с дифференциацией по регионам, месторождениям, полезным ископаемым и т.п.), с безусловным изъятием излишков сверх этой нормы. В этом предложении есть что то от СССР (что отпугивает), но пока у нас не устоялась экономика (с естественной «балансировкой» нормы прибыли), придется это делать административно, сверху (с прогнозируемым разгулом коррупции).

Автор, 14.04.14 13:39:24 — Проспектору

Я начал отвечать по списку снизу-вверх и только сейчас дошел до Вашего первого письма, как уже появилось и второе.

Разделю по темам:

Перевод в западные системы. Страшнее то, что при конверсии ГКЗ – CRIRSCO ( JORC и т.п.) все наши утвержденные запасы А+В+С1+С2 – становятся ресурсами. Т.е. все цифры якобы запасов, напечатанные в наших «Государственных балансах запасов….», по CRIRSCO (а так же JORC и т.п.) - минеральные ресурсы (а не рудные запасы!), в чем каждый может убедиться, внимательно почитав «Кодекс НАЭН». А цена запасам (ресурсам) соответствует содержанию.

Блочное моделирование. Дело в том, что в России нельзя утвердить запасы в блочной модели, кто бы и что бы вам не говорил наоборот. Классификация не дает этого сделать. Поэтому я не стал бы сравнивать запасы любой нашей категории с запасами, подсчитанными по блочной модели. К тому же, наши категории А+В+С1+С2 различаются по достоверности, а в блочной модели достоверность запасов в ее любом блоке – одинакова. Их достоверность измениться, при смене вводных параметров (радиус поискового эллипсоида, минимальное количество проб в блоке и т.п.), но и тогда она измениться одинаково для всех блоков. Кстати, в этом – ошибка «двойного счета», заложенная в конверсии «Кодекса НАЭН».

А причина слабого развития у нас геостатистики – в далеких 1970-х, когда все было «секретно» и «сов.секретно». И убрали окончательно этого монстра секретности только в конце 1990-х. Так что времени для адаптации нас к геостатистике было маловато, да и существующая система (государственная экспертиза, учет, Классификация и т.п.) сделать это просто не позволяет.

Классификация запасов. Согласен с тем, что она не соответствует требованиям времени, ее давно пора менять. Осталось только понять, как именно менять. Все предложения от институтов по НИРам (а только НИИ МПР заказывает подобные работы), сводились к косметической правке, не затрагивая сути. Причина, по-моему, в том, что ни МПР, ни НИИ перемены не нужны и даже вредны, т.к. они снизят их влияние на процессы в «недропользовании». Но и предложение, как Вы пишите, «… полностью приняв классификацию кодексов семейства CRIRSCO…», кажется невероятным. Как вы себе представляете эту процедуру, учитывая ошибки, заложенные в конверсии по «Кодексу НАЭН»? Механический перевод исключен, нужна будет полная переоценка объектов Компетентными Лицами, при полном исключении из этого процесса и ГКЗ и МПР. Во-первых, у нас толком нет института КЛ (как самого института, так и достаточного количества его членов), а во-вторых, ни ГКЗ, ни МПР от этой кормушки добровольно не откажутся.

Компетентные Лица. Отвечают за свои оценки высоким статусом и высокой оплатой труда. Но что бы аудиторские компании, в которых трудятся КЛ, «…материально отвечали за свои оценки (в случае их неподтверждения), имея страховку в соответствующих финансовых институтах…», кажется невероятным и не имеющим перспектив судебного разбирательства.

Проспектор, 15.04.14 21:14:31 — Автору

По блочному моделированию не смысла повторять дискуссию при обсуждении новых рекомендаций ГКЗ по блочному моделированию.Исходные параметры одинаковы- сетка бурения. Арифмометр и ПК несравнимы. У нас 8-ми летний опыт переоценки российских месторождений.

Д.Пертель, главный геолог CSA Global (Австралия), который там живёт с 1992 года,но постоянно бывает в РФ, в этой дискуссии сказал следующее (цитата)

" JORC не регламентирует – КАК оценивать ресурсы/запасы. Это лишь кодекс ОТЧЕТНОСТИ. Не бывает ресурсов, оцененных «по кодексу JORC». Бывают отчеты в формате JORC. И ориентироваться необходимо, по-моему, на то, что весь мир перешел на блочные модели. Ни один финансовый институт и ни одна биржа не поймет кипу бумаги с традиционным подсчетом, который ни проверить быстро нельзя, ни аудит не сделать за 2-3 дня, ни DD. И это, очевидно, является мощным тормозом, который можно обойти лишь двойной бухгалтерией и значительными финансовыми и трудозатратами, что сейчас и наблюдается. Никому же в голову не придет написать CPR, IPO, IGR или MRE на основе ручного подсчета. Везде будут ждать проверяемые модели.От этого, вероятно, и надо «плясать» - пора бы работать с моделями, и предложенная концепция именно это и отражает. Очень отрадно. И уже существует первая версия Российского Кодекса НАЭН, который принят в семейство CRIRSCO. Тоже шаг вперед. Осталось лишь сделать так, чтобы кодекс этот заработал, а между ним и традиционным подсчетом допустили знак ИЛИ, а не И."

В целом наши выступления смысла не имеют. Необходимо сделать следующее , в противном случае оценка запасов в РФ отстанет от мира навсегда : 1. Отменить обязательное утверждение запасов в ГКЗ и коренным образом его реорганизовать 2.Повысить ответственность отечественных СР и сделать НАЭН подлинно независимой саморегулирующей организацией 3. Принять в РФ классификацию запасов СRIRSCO для твёрдых п.и.4.Изменить существующие в РФ законы о недропользовании и принять Горный кодекс РФ .

Кстати филиалы западных аудиторских компаний работающих в РФ именно своей материальной ответственностью за результат и бравируют, пытаясь, таким образом,вытеснить своих российских коллег с рынка.

Автор, 16.04.14 10:37:12 — Проспектору

В целом согласен с Вашими предложениями №№1-4. Осталось понять, кто, как и когда это сможет сделать? МПР, Роснедра, или НИИ (разработав предложения реформы по их заказу)? В это я не верю.

Но если сами изменить ситуацию мы не в силах, то хотя бы обсуждать , что надо сделать, на этой площадке мы можем вполне плодотворно. Скажем, те же блочные модели для месторождений 4-ой группы сложности Вы можете себе представить? Там, где коэфф. вариации содержаний 1500 и более (Березовское, Штурмовское)? Или блочку для россыпных месторождений (как запросили западные товарищи от одного из предприятий)? Есть много интересных вопросов из практики разведки и разработки месторождений, требующих обсуждения и поиска решения.

И вопрос реформы ГКЗ и Классификации запасов давно перезрел и также требует обсуждения специалистами.

Прооспектор, 16.04.14 16:57:33 — Автору

Было в нашей практике и блочное моделирование на золоторудных месторождениях 4-ой группы сложности, россыпных месторождений, правда не было. Всё зависит о уровня специалиста по блочному моделированию ("ресурсного геолога" по западной терминологии). В РФ подобных хороших спецов можно по пальцам подсчитать.

Для Реформы ГКЗ, с моей точки зрения, необходима "революционная ситуация" и снизу и сверху.Подлинно независимой национальной ассоциации специалистов по оценке запасов месторождений в стране, увы нет. Должен быть лидер и одновременно авторитетный специалист, который бы вывел то же НАЭН из орбиты ГКЗ. Посмотрим... пока процессы преобразования НАЭН и ОЭРН ещё в полном разгаре....:-))))))

Автор , 16.04.14 17:42:25 — Проспектору

Да, процессы преобразования НАЭН и ОЭРН ещё в полном разгаре, но то что делается не внушает оптимизма. Пока видно создание своей "вертикали", включающей ГКЗ и ЦКР, сюда же подключат экспертизу проектов (и ГРР и добычи), а НАЭН, надо сказать, профессионально, ловко и сразу легли под новых руководителей, создающих эту вертикаль.

Практик, 18.04.14 05:09:47

Существующая система ГКЗ приносит больше вреда, чем пользы.

1. Сейчас в ходе экспертизы, как правило, вылавливаются мелочи, не меняющие сути дела. Именно они являются хлебом и радостью для экспертов. Были случаи, когда один эксперт выставлял более 20 замечаний к ТЭО кондиций. Можно поднять любое экспертное заключение и прочитать, что в нем написано. В результате из-за несущественных замечаний, не влияющих на оценку месторождения, выносятся отрицательное заключение, и все материалы возвращаются на доработку.

2.Длительность рассмотрения материалов в ГКЗ, вынесение отрицательных заключений, повторные рассмотрения ТЭО кондиций существенно (на 1–2 года) затягивают освоение месторождений, омертвляют вложенные в «бумаги» деньги, отпугивают возможных инвесторов непредсказуемостью «высокого» мнения ГКЗ.

3. Стоимость экспертизы в ГКЗ непомерно велика и порой сопоставима с затратами на разработку собственно ТЭО кондиций.

4. ГКЗ «оброс» штатными экспертами, как правило, это москвичи. Обычно эксперты прямо или косвенно связаны с фирмочками, которые умеют «правильно» делать ТЭО кондиций. После отрицательного заключения делаются предложения «устранить недостатки», тогда все пройдет. Нам приходилось идти таким путем. Суть ТЭО не менялась. За услуги требуют порядка 350 тыс.руб. и эти деньги поступают не в бюджет.

Может именно в этом и заключается главный смысл экспертизы в ГКЗ?

Эксперт, 19.04.14 12:21:24 — Практику

Люди разные, эксперты тоже. Вы правы в том, что среди экспертов есть зануды и вымогатели, придирающиеся к мелочам. Но большинство экспертов стараются повысить качество ТЭО или отчета и хорошо делают свое дело.

Проспектор, 20.04.14 10:36:44 — всем

Штатные и внештатные эксперты ГКЗ + "около-ГКЗышные" институтики и фирмочки - это главные защитники существующей системы. Да, среди них есть хорошие специалисты,но основная их цель - заказы на экспертизы ( и компоновку) ТЭО кондиций как источник существования. Отчётливо видно их не-желание переходить на оценку запасов по международным стандартам и на основе блочного моделирования. Реальной экономики, на категории "запасов" С2, быть не может - отсюда цена экономических разделов.Аудит технологии обогащения руд в ГКЗ также вызывает много вопросов- в РФ практически нет СР (подтверждённых членством в международных организациях) по технологической минералогии и обогащению руд. ГКЗ вещает что "действует в интересах государства", в то время как аудит по международным стандартам для бирж, в частности,существует для инвесторов.Но в интересах ли государства полу-кондиционная экспертиза ???? Неподтверждение запасов это один из аспектов, а негодная технология обогащения (в том числе из-за некачественного технологического картирования и плохого изучения руд)это второй... Отсюда и крах некоторых отечественных фирм...

Б.Кавчик, 21.04.14 09:54:25 — Автор, 16 апреля 2014

Вы затронули тему объема (массы) пробы: "Скажем, те же блочные модели для месторождений 4-ой группы сложности Вы можете себе представить? Там, где коэфф. вариации содержаний 1500 и более (Березовское, Штурмовское)?".

Квар = 1500 говорит о том, что золото в месторождении крупное и объем проб недостаточный. Я был на Штурмовском, мы там самородки собирали (на сайте статья есть:

http://zolotodb.ru/articles/geology/testing/10187).

Для таких объектов необходимо увеличивать размер проб и менять схему пробоподготовки, чтобы снизит Квар. Иначе, какие модели не строй, они будут далекими от реальности.

Автор, 21.04.14 14:02:21 — Б.Кавчик

У этих месторождения для блочки основная проблема - не представительный объем проб, а ортогональность рудоконтролирующих и рудовмещающих структур: золото приурочено к крутопадающим кварцевым линзовидным жилам, ориентированным вкрест дайке и, порой, слегка выходящим за их пределы. И золото порой в сухих жилках и трещинках возле кварца.

В пробах по стенке штрека: в породах дайки содержание 0 - н г/т, в кварце - до кг/т;, забой штрека опробовать бесполезно: хоть здесь борозда ортогональна простиранию рудного тела (дайки), содержание в пробе (будь то по породе или по кварцу) ничего не даст для понимания особенностей внутреннего строения рудного тела. Так же как и обычное разведочное бурение по профилям вкрест дайки.

Но если суммировать все пробы по стенке штрека в блоке (взвесив на мощность и с учетом литологии), то получишь примерно среднее в товарной руде (если до этого сможешь обосновать методику ограничения ураганных). А наклонные скважины по дайки вдоль ее простирания дали противоположные результаты: одна - рудная, вторая - нет, хотя и располагались вблизи друг друга (это - к размеру золотин и к объему проб).

Интересные месторождения, слов нет. В свое время пытался достать рудничную "Инструкцию по эксплуатационной разведке" какого либо из таких месторождений, но не удалось, хотя и обещали. Для блочки, здесь, по-моему, основная проблема - ориентация осей поискового эллипсоида и размер его осей.

Автор, 21.04.14 14:40:59 — Всем

Эксперты, как правило, весьма сведущие люди в своей области. Реализовать полностью свой потенциал им мешают два обстоятельства:

1.Они чувствуют себя обязанными найти ошибки, следуя обычной логике: "Если ты не нашел ошибок в рядовой работе, то какой же ты эксперт?!". Что бы не поддаться такому соблазну, нужно быть очень уверенным в себе и идти на определенные потери, отстаивая свою точку зрения. Проще "наловить блох", 10-20 замечаний, которые никак не изменят суть оценки, но подтвердят наличие особых знаний у эксперта.

2.Они специалисты в какой либо довольно узкой области, а для оценки объекта требуются эрудиция и обширные знания во всех областях, характеризующих месторождение. Т.е. настоящее "компетентное лицо", а у нас таких маловато. И обязательно должны быть другие условия по принятию оценки, обеспечивающие ответственность "компетентного лица", а не некой комиссии ГКЗ/ТКЗ.

Кстати, ответственность "компетентного лица" решает вопрос качества ТЭО, и это - единственный выход из этого тупика, когда одни и те же ошибки и замечания по ним повторяются на протяжении десятилетий и ничего не меняется по сути. Собака брешет, а караван идет.

И еще: штатных экспертов ГКЗ/ТКЗ" нет, они все - нештатные. И вынуждены поддерживать свое реноме даже "ловлей блох":в глазах руководящих менеджеров такая экспертиза выглядит эффективно и убедительно.

Б.Кавчик, 21.04.14 16:47:42 — Автору

Может быть вы правы и объект действительно сложный, но при крупном золоте, которое я видел на Штурмовском, пробы небольшой массы, да еще при пробирном анализе с навесками 50 г, большей частью показывают "пусто". Из-за этого объект кажется сложнее, чем на самом деле. Кроме того, при недостаточной представительности разведочных проб, возникают погрешности подсчета запасов.

К сожалению, при экспертизе запасов представительность проб не рассчитывается и не учитывается, хотя это не сложно. Почему, как вы думаете?

Автор , 22.04.14 12:10:08 — Б.Кавчик

Основная часть анализов была сделана в 1950-е гг, обычным пробирным методом, в разных лабораториях и данных внешнего контроля отсутствуют (не найдены или потеряны). Обработка проб заверочного этапа 2011 г. выполнялась с рассевом и раздельным определением надрешетной фракции, заверены внутренним и внешним контролем в установленном порядке, показавшим удовлетворительное качество основных анализов.

Главная проблема при оценке запасов месторождения, в связи с крайне неравномерным распределением золота и наличием самородков, представляется проблема ураганных проб. Из заключения :компетентного лица":

"Расхождения между запасами в одних контурах и объемах, подсчитанных с ограничением и без ограничения ураганных (пиковых) проб достигает 40-50%, что, по мнению экспертов, выходит за пределы, допустимые для таких корректирующих процедур.

Коган И.Д. исследовавший эту проблему на огромном фактическом материале, считал, что снижение запасов при замене ураганных проб не должно превышать 10-15%.

Применявшиеся методики ограничения выдающихся значений полного решения этой проблемы не обеспечили. Расхождение в оценке запасов по подсчету 1953 г. в вариантах с ограничением и без ограничения ураганных проб составило 50% (ххх кг и ххх кг). Ущербность применявшейся методики заключается в том, что предельные значения рассчитывались на всю массу прожилков и жил, тогда как золотоносными являются лишь две из 7-8 их разностей. Естественно, что предельные значения должны быть значительно больше принятой величины 220 г/т . Однако уверенно разделить при геологической документации золотоносную и пустую части «кварца» - задача практически невыполнимая, как и определение реального значения предельного содержания.

Подсчет запасов в тех же блоках, но методом, рекомендованным ГКЗ, с 20% урезкой, показал практическую идентичность цифр (ххх и ххх кг). Расхождение составило 5,3%."

Б.Кавчик, 24.04.14 10:42:15 — Автору

Спасибо, вы мне напомнили молодость. У меня есть книга И.Д.Когана "Подсчет запасов и геолого-промышленная оценка месторождений". Я нашел ее на полке, открыл: год издания 1974, незаметно прошло 40 лет, бумага слегка пожелтела.

Одна из проблем ГКЗ в том, что за 40 лет ничего нового не появилось. Это касается не только моих предложений определять представительность проб и связанные с нею погрешности оценки объектов. Это частность.

Все другие новшества также не проходят. Это касается как выдачи лицензий по заявительному принципу, развития юниорных форм геологических работ, оценки запасов по международным стандартам, применения математических методов ...

Чиновники не только в ГКЗ, но и в других конторах предпочитают старые известные инструкции. Они их знают на зубок, и у них нет стимула к изменениям. Но ведь время идет - 40 лет прошло, чего же мы стоим?

Если бы ГКЗ РФ не была единственной экспертной организацией и недропользователь имел свободный выбор, то такого застоя бы не было. Каждая экспертная организация старалась бы быть лучше.

Автор , 24.04.14 14:26:11 — Б.Кавчик

Любопытный подход к теме: "...Каждая экспертная организация старалась бы быть лучше..."

А как определить, какая из них лучше?

Ведь для этого сначала надо определить цель их работы, что и зачем они делают.

Если за рубежом оценка запасов компонентным лицом является единственным и достаточным для принятия решения инвестором о вложении своих денег в проект добычи, то у нас то оно зачем? Будь сейчас хоть 10 экспертных организаций в России, по каким критериям из них можно выделить "лучшую"?

Б.Кавчик, 26.04.14 14:34:13 — Автору

Ответ на ваш вопрос вы, сами знаете, раз написали статью и применили термин «навязанная услуга». Проспектор тоже знает, да и многие другие тоже. Но, раз вы задали такой хороший вопрос, почему бы не ответить? Спасибо за вопрос. Для начала давайте уточним исходные данные.

1. Экспертиза необходима, прежде всего, тем, кто хочет получить деньги на освоение месторождения, то есть владельцам месторождений. Большие деньги, без экспертизы никто не даст.

2. Экспертиза не может быть дешевой. Хороших специалистов, которые могут реально оценить данные разведки, не так уж много (гораздо меньше, чем депутатов или министров). Значит, оплата труда экспертов должна быть выше, чем у них, наверное, порядка 10-30 тыс. долл. в месяц.

Добиться, чтобы экспертиза была качественной, а эксперты за свою работу получали достойную зарплату можно, изменив название ГКЗ (ТКЗ), например, на ЧКЗ, то есть частная комиссия по запасам. Иначе говоря, перевести все экспертные комиссии, сколько их есть в России (порядка двух десятков), на хозрасчет, и дать возможность предприятиям самим выбирать в какую комиссию обратиться за экспертизой: то-ли в московскую, то-ли в питерскую или иркутскую, читинскую, магаданскую….

Вы спросили, как определить, какая комиссия лучше? Проще некуда. На частную комиссию предприятие (инвестор) сможет подать в суд за ошибочную экспертизу и убытки. Частную фирму суд тут же разорит. Это быстро заставит экспертов применять самые современные методы оценки объектов, в том числе блочное моделирование, оценку представительности проб, никакой здравомыслящий частный эксперт не поставит подпись под запасами категории С2. (Об этом сейчас говорит Проспектор, но его не слышат) и т.п.

Будут ли недропользователи платить за экспертизу так, чтобы эксперты получали зарплату 10-30 тыс.долл.? По сравнению с сумой, которая вкладывается в разработку месторождений, это мизерные деньги. Но если владелец месторождения захочет получить дешевое заключение, то при свободе выбора, он его получит. Но даст ли ему банк под такое заключение кредит? По-моему, свобода выбора и несколько судебных дел по поводу ошибочных экспертиз поставят всех на свое место.

Перевод ГКЗ (ТКЗ) в ЧКЗ (то есть на самофинансирование) не требует увеличения государственных расходов, и вообще, дело простое. За хорошую зарплату эксперты в ЧКЗ будут работать с большим удовольствием и интересом, при этом качество экспертиз повысится.

Проспектор, 26.04.14 17:49:07 — Б.К. Кавчику

1. Относительно рекомендаций по весу пробы. Вряд ли здесь возможен "унифицированный" подход. В многочисленных работах, в том числе и ваших, отмечалось что над исходить из минералогических и структурно-текстурных особенностей руды. Изданные требования и рекомендации (например "Требования к обоснованию достоверности опробования

рудных месторождений 1992 г." носят рамочный характер. ). Было бы очень полезно, если представители ОАО "Покровский рудник" опубликовали в вашем журнале полный текст рекомендаций Ф. Питарда (2004г.) относительно веса отбираемых проб по месторождениям "Пионер" и "Одолго" . Основные его предложения - вес пробы должны быть не менее 50 кг. Далее они сушатся дробятся до -0,3. Промываются на столе. Головка полностью на анализ, а хвосты квартуются и отбирается навеска на анализ. Среднее по пробе рассчитывается как средневзвешенное. Мы в своей практике, для технологических исследований ,применяем отбор представительной композитной пробы до 3-х кг и далее выделяем тяжелую фракцию методом гидросепарации.

2. Для того, чтобы существование ГКЗ перестало быть неизбежной категорией типа "смерть и налоги", необходимо как можно быстрее менять систему недропользования в РФ и соответствующие законы. Без этого наша страна будет неизбежно оказываться в конце списка привлекательности для горно-геологических инвестиций, как было хорошо показано в исследовании Института Фрейзера ( http://zolotodb.ru/news/11027). Отмена централизованной московской обязательной экспертизы оценки запасов позволит шире приобщить к оценочной работе СР (компетентных лиц) Сибири и Дальнего Востока.

М.Г., 26.04.14 22:24:13 — Проспектору

Я думаю, что вы глубоко ошибаетесь, что "Отмена централизованной московской обязательной экспертизы оценки запасов позволит шире приобщить к оценочной работе СР (компетентных лиц) Сибири и Дальнего Востока." "Компетентными лицами" станут те же самые чиновники, (они сами себя назначат по бог знает каким критериям), цена вопроса только вырастет. Менять надо систему недропользования, месторождения должны быть "товаром", если это "товар", покупатель вправе провести любую экспертизу. Вы посмотрите любой отчет за гос. деньги. Его можно писать не выходя из камералки(ответ специалистов- сколько денег, столько песен). Создание Росгеологии, красивое на бумаге, приведет только к уменьшению реальных работ. Персонал геологической службы с средним возрастом за 65 лет не может, априори , что либо родить. Прав Борис Константинович, когда говорит, что "за последние 40 лет ничего не изменилось". Когда уничтожали "Советскую геологию" я считал, что это верх глупости со стороны государства. Но уничтожили только "практическую геологию", чиновничий аппарат весь на месте, все структуры живы, здания полностью забиты чиновниками. Провели очередную реорганизацию, убрали "управление территорий", но ничего не изменилось, теже люди, теже требования. Не изменив систему недропользования, мы ничего не изменим.

Проспектор, 26.04.14 23:08:21 — МГ

начальные слова пункта 11 кодекса JORC-2012 " Компетентное лицо – это специалист в горнодобывающей отрасли,

который является членом или заслуженным членом Института горной промышленности и металлургии Австралии и Азии, Австралийского института наук о Земле или официально признанной профессиональной организации, включенной в список JORC или Австралийской фондовой биржи. Данный список публикуется на интернет-сайтах JORC и ASX. Указанные организации

обладают механизмом и правом приостанавливать или прекращать членство в своих рядах...." Это для примера.....

Плюс ещё ответственность аудиторской фирмы где работает СР.... Вряд ли чиновники РОСНЕДР, Росгеологий и иже с ними получат звание СР всем скопом и будут делать экспертизы... А так полностью с вами согласен, СИСТЕМУ НЕДРОПОЛЬЗОВАНИЯ НАДО МЕНЯТЬ...

Леший, 27.04.14 06:52:22 — Б.Кавчику

Я хочу разобраться…

Вес пробы зависит от среднего размера золотин на месторождении, это понятно.

Больше размер золотин – больше вес проб. Логично.

Но эта логика действует только в одном случае – если крупное золото и самородки распределены равномерно в оконтуренных золоторудных телах. А если нет?

Коренными источниками самородков в россыпях являются самородковые гнезда. Половина и более запасов на некоторых золоторудных объектах находятся в золоторудных столбах (самородковых гнездах).

Какой общий вывод, для объектов с крупным золотом и большим количеством самородков?

Увеличивать вес бороздовых проб или искать золоторудные столбы, с помощью геофизических приборов, которые с каждым годов становятся все лучше?

geobio, 28.04.14 08:07:31 — Автору

Давайте в этой полемике поставим точки над i.

1. Недра собственность государства, а недропользователь только получает право пользования недрами. И собственностью недропользователя полезное ископаемое становится только после добычи его из недр и то, если это оговорено в лицензионном соглашении. Это основное отличие от недропользования за рубежом. К этому цепляется все остальное – лицензирование, подсчет запасов, природнадзор и т.д. и т.п.

2. Запасы подсчитываются в недрах, следовательно государство должно знать сколько у него собственности. Отсюда и Государственная комиссия по запасам полезных ископаемых.

3. Совершенно верна приведенная фраза Д.Пертеля, главного геолога CSA Global (Австралия): " JORC не регламентирует – КАК оценивать ресурсы/запасы. Это лишь кодекс ОТЧЕТНОСТИ. Не бывает ресурсов, оцененных «по кодексу JORC». Бывают отчеты в формате JORC….".

4. Что касается блочной модели, то трудность перехода на нее связана со статичным государственным балансом. К тому же она подходит для средних и крупных месторождений. А что делать с мелкими месторождениями, например с россыпями золота с запасами до 500 кг (а чаще 50-80 кг)?

5. Теперь о стоимости экспертизы – максимальная сумма (Постановление правительства № 69 от 11.02.2005 г.) для крупных твердых рудных - 360 тыс. руб. Не надо сюда притягивать миллионные платы за предэкспертизу – которые вы платите добровольно (фактически незаконно).

У кого есть под рукой материалы – просчитайте 2 варианта затрат:

- создание ТЭО и подсчет запасов традиционным способом (по среднему месторождению золота это 2-3 млн. руб. и около года работы) + гос.экспертиза (240+240 тыс. руб. и 3 месяца).

- ТЭО и подсчет запасов геостатистическим способом: создание БД для блочного моделирования (более года, по деньгам не имею данных), стоимость ПО и лицензии (более 1 млн. руб.), построение модели и заключение компетентного лица, который заставит Вас пробурить N-ое количество скважин для заверки, сделать опробование, аналитику и т.п.

Два этих варианта несопоставимы ни по деньгам, ни по времени.

6. О экспертах ГКЗ. "У каждого в голове свои тараканы", но в основном это грамотные и компетентные специалисты, которые зачастую сами являются недропользователями.

Об авторах отчетов. А вот грамотные авторы отчетов исчезли, ушли на пенсию, а новых не вырастили. Зачастую за отчет с подсчетом запасов берутся "фирмочки", работники которых плохо представляют что это такое. Если в отчете с ТЭО кондиций написана только одна фраза: "бортовое содержание принимаем равное 0,5 г/т." А единица "рубль" не встречается в тексте отчета ни разу. Какое заключение должен дать эксперт-экономист?

А компетентных лиц (института компетентных лиц) у нас "кот наплакал". Хотя ОЭРН и признан международным сообществом. И с сегодняшними объемами работ они не справятся.

Автор, 28.04.14 13:23:49 — Б.Кавчик

К сожалению, нет у меня достаточно обоснованного ответа на этот вопрос: зачем нужна экспертиза в России на данном этапе ее развития?

1 Экспертиза нужна не тем, кто хочет получить деньги на освоение месторождения, а тем, кто дает эти деньги (инвестор, биржа и т.п.). В этом – причина появления ГКЗ (государственные капвложения), а так же зарубежных кодексов отчетности (после серии биржевых афер, обычно вспоминают никелевый Посейдон в Австралии). Сейчас в России государство денег в разработку не вкладывает ни копейки, но этот инструмент (ГКЗ) оставляет у себя, перекладывая все издержки использования этого реликтового приспособления на недропользователя. Издержки – в ошибках «статичности» оценок и из-за полной безответственности ГКЗ/ТКЗ за принятые решения.

2. ЧКЗ, то есть частная комиссия по запасам, находится в антагонистическом противоречии с государственным владением недрами. У нас государство, в лице МПР и Роснедра определяет политику в сфере недропользования. Отсюда «растут ноги» повариантного метода обоснования кондиций с выбором варианта «максимального использования потенциала недр» и «максимальной бюджетной эффективности», не взирая на здравый смысл и прогнозы развития рынка. А на что будет ориентироваться ЧКЗ? На максимальную прибыль заказчика? Сначала должны быть выработаны общие правила игры, типа JORC, СRIRSCO и т.п. при полном отказе от регламентирующей роли государства в этих документах (т.е. не надо никаких «Инструкций по применению классификации…», но Налоговый Кодекс – святое право господина взымать свою мзду).

3. Определить, какая комиссия лучше, методом проб и ошибок, с судебными разбирательствами – не выход. Мы же прекрасно знаем свою страну и знаем, что и за что может присудить наш справедливый суд; знаем, что у ЧКЗ на счету будет мизер и, разоренная по суду, она возродится под другим названием, с другим зиц-председателем и т.п. Кроме того, мы знаем вероятностный характер геологических открытий, знаем примеры, когда именно плохая отработка (проводимая без эксплоразведки) губила месторождение и т.п. Не позавидуешь судье в разборе таких дел. И все эти инструменты (JORC, СRIRSCO, NI-43-101 и т.п.) придуманы и внедрены в практику, что бы избежать биржевых крахов и судебных разборок.

4. Что будет использовать здравомыслящий частный эксперт и под чем он подпишется? Тут тоже надо начать с реформы Классификации и уточнения правил игры:

- на гнездовых месторождениях 4-ой группы сложности практически все запасы – С2 (по современной Классификации). Т.е. что бы под ними подписался эксперт, он сначала заставит недропользователя разбурить площадь по эксплуатационной сети? Или можно будет использовать в таких случаях понятие «коммерческий риск»?

- блочное моделирование не вписывается в современную Классификацию. Что бы утвердить запасы по «блочке», ее надо будет сначала разбить (по разведочным профилям) на блоки годовой добычи, которым присвоить среднюю мощность и содержание, подсчитанное в ячейках в пределах этого блока (подсчитанные, с использованием поискового эллипсоида), определить категорию этих блоков и балансовую принадлежность запасов в них. И именно в таком виде эти запасы могут быть «утверждены» ГКЗ/ТКЗ. Но как модель она уже будет ни на что не года: ни оптимизировать карьер, ни планировать ГРР или добычу, ни для чего полезного, но только для отчета по 5-гр. Есть всего один опыт подобного утверждения и его можно сравнить развлечением мазохиста: микрометром измерять диаметр валунов перед тем, как кинуть их в приемный бункер дробилки для получения щебня. Трудозатраты и эффект одинаковые.

Автор, 28.04.14 13:59:14 — Проспектор и М.Г.

Вывод, что «…отмена централизованной московской обязательной экспертизы оценки запасов позволит шире приобщить к оценочной работе СР (компетентных лиц) Сибири и Дальнего Востока…» не совсем верен. Раздел сфер между ГКЗ и ТКЗ – по объему запасов. Т.е.2/3 объектов рассматриваются в ТКЗ. И в Москве возможность найти и привлечь к экспертизе хорошего специалиста гораздо легче, в т.ч. и из других городов (Питер, Казань…).

А вот мнение, что «…Вряд ли чиновники РОСНЕДР, Росгеологий и иже с ними получат звание СР всем скопом и будут делать экспертизы...» верно на все 100%, но здесь опасность кроется в другом: экспертизу будут делать формально независимые фирмы, но находящиеся под прямым управлением чиновников. В этом меня убеждает быстрота и готовность, даже профессионализм, с которым ГКЗ и НП НАЭН легли под нового первого зама руководителя, присланного из Роснедр. Так что про независимость НП НАЭН и ОЭРН, находящейся под его эгидой, придётся забыть. Чиновники РОСНЕДР не будут получать звание СР, они его будут ВЫДАВАТЬ.

Действительно, СИСТЕМУ НЕДРОПОЛЬЗОВАНИЯ НАДО МЕНЯТЬ, осталось понять, как и кто это сделает. В мае с.г. в СФ в рамках «правительственного часа» планируется рассмотреть вопрос «О состоянии геологического изучения недр и воспроизводства минерально-сырьевой базы», с докладом выступит С.Е.Донской. Как, по Вашему, прозвучит ли в его докладе тезис, что "систему недропользования надо менять"?

Автор, 28.04.14 15:01:42 — geobio

1. Недра собственность государства, с этим никто не спорит. Но методы управления этой собственностью остались из советского прошлого: «утверждение запасов», «согласование уточненных нормативов потерь» и прочая галиматья, не имеющая отношение к действительности. При всей своей громоздкости не может госаппарат раз в год переоценивать все запасы (как надо бы, реагируя на рынок), и какое отношение к «рациональному освоению недр» имеет ежегодное «согласование уточненных нормативов потерь»? Это даже не государственный рэкет, а откровенный бред: уточнять доли % при допустимой ошибке для С1 = 20-40%! Про останки бывшего Госгортехнадзора и не говорю.

2. Безусловно, государство должно знать, сколько у него собственности. Но ГКЗ/ТКЗ не способна к реакции на рыночные изменения. Плюс безответственность: есть примеры откровенного бреда, утвержденного ГКЗ. Как то некомфортно жить в государстве, допускающем такие казусы.

3. Д.Пертель прав , но Австралия – России не указ, и наши запасы необходимо УТВЕРЖДАТЬ, оконтурив в соответствии с Инструкцией (временно перекрашенной в Методические рекомендации). Вольности не допускаются, все обложено регламентами.

4. Да, есть области, где блочная модель – излишество (слишком простые), или трудно реализуема (аллювиальные россыпи). Плохо то, что ее вообще нельзя использовать при «утверждении», переоценке, аудите и т.п.

5. Экспертиза не может быть дешевой. Но цена и результат должны быть адекватны (имею ввиду обоснованность выводов и ответственность эксперта, давшего заключение).

6. С оценкой экспертов и авторов отчетов в целом согласен, но вывод вызывает сомнения: если эксперты - "...грамотные и компетентные специалисты, которые зачастую сами являются недропользователями...", то почему же исчезли авторы отчетов? Т.е. эксперты знают, как надо написать, но сами – не могут? А что мешает этим «грамотным и компетентным специалистам» курировать объект с самого начала, с тем, что бы в итоге подтвердить качество и количество запасов (конечно же, без громоздких ТЭО и государственной экспертизы)?

geobio, 29.04.14 04:55:23 — Автору

Да, управление недрами со стороны государства оставляет желать лучшего. Но сдвиги есть. Теперь эксплуатационные потери согласовываются один раз при согласовании проекта отработки и утверждаются самим недропользователем, а если в планируемом году они больше проектных, то только в этом случае надо согласование Росприроднадзора.

Госгортехнадзо
р вообще ушел в атомную и энергетическую отрасли, да еще в лифтовое хозяйство.

Вообще постоянные разведочные кондиции и утвержденные по ним запасы вполне позволяют недропользователю эффективно работать. Для их корректировки есть эксплуатационные кондиции (к сожалению, процедура их утверждения такая же). Поднимался вопрос о динамических кондициях, но при собственности государства на недра и статичном гос.балансе их введение почти невозможно.

Есть и один пример применения блочной модели при утверждении запасов. В ГКЗ прошел ОДИН отчет, где повариантный подсчет был сделан в блочной модели (а это большой объем работ) и выбран оптимальный вариант, но контрольный подсчет сделан традиционным способом.

Оплата экспертам конечно недостаточна – провести техническую проверку подсчета запасов (отчет в 14 книгах и 7 папках) за 12-15 тыс. руб. – это надо быть фанатиком геологии и понимать необходимость этой работы для недропользователя.

Специалисты, которые привлекаются в качестве экспертов (являясь работниками геологической службы недропользователя) составляют неплохие отчеты. А вот привлекаемые (нанимаемые) "фирмочки" – лишь бы хапнуть денег. Хотя везде есть исключения.

А вот о курировании совершенно верно. Организация проводившая разведочные работы должна сама составлять отчет, защищать запасы, участвовать в проектировании разработки и сопровождать эксплоразведочные работы до конца отработки. А организации разрабатывавшие технологический регламент должны вести технологию с коррективами по ходу отработки. А эксперт только смотрит правильность анализа всей полученной информации и достаточность этой информации для подсчета запасов. Он рассматривает представленные недропользователем данные (ни разу не побывав на месторождении). У него нет права проверять достоверность представленных данных (ответственность за достоверность несет недропользователь). А Вы хотите чтобы он нес ответственность за результаты экспертизы. Именно поэтому зарубежные аудиторы и заставляют проводить дополнительные работы (бурение, опробование, аналитика и т.п.), чтобы убедиться в правильности своего заключения, за которое они несут ответственность. Я могу привести массу примеров подтасовки данных в отчете да и откровенных подлогов документов с печатями.

И еще - получение инвестиций и международная отчетность для их получения это несколько отвлеченное от подсчета и утверждения запасов. Россыпники получают кредиты в наших банках под запасы утвержденные в ГКЗ/ТКЗ. А многие достаточно крупные предприятия до сих пор работают на запасах подсчитанных по кондициям утвержденным в 60-е годы прошлого века. А для привлечения иностранных инвестиций делают международный аудит и отчетность (раз в год, два раза в год). Одно другому не мешает.

А систему недропользования можно будет изменить, только если отказаться от государственной собственности на недра. Тогда автоматически отпадут Роснедра, ГКЗ. Росприроднадзор и др. Останутся ежегодные налоги, экология и ТБ.

М.Г., 29.04.14 05:28:11 — geobio

Вы полностью правы, что " систему недропользования можно будет изменить, только если отказаться от государственной собственности на недра. Тогда автоматически отпадут Роснедра, ГКЗ. Росприроднадзор и др. Останутся ежегодные налоги, экология и ТБ." Вы правы в отношение подтасовки данных(это вежливо), я неоднократно сталкивался, что данные приведенные в отчетах не отвечают тому что мы имеем в наличии. У меня к таким темам есть выражение "если карта не соответствует местности, верь местности". Очень часто, когда пробы не ложаться в общую схему их просто не показывают. В советские времена по Приморью утверждалось, что если есть касситерит не должно быть золота, и это была аксиома. При разработке оловянных россыпей по столу шло золото но это старались не замечать. Подобная картина происходила и с находками золота в породах вскрыши при разработке угольных месторождений. Но это самое безобидное в советские времена. А что происходит сейчас, при поиске инвестора, трудно себе вообразить. Я когда вижу содержание 100г/т, просто сразу могу сказать, что материалы туфта. 100 г/т, это 4 000 $ в 400 литрах, это любой вручную вытащит.

Автор, 29.04.14 12:07:32 — geobio

Безрадостная перспектива:

- все согласны, что систему недропользования надо менять;

- но чтобы ее изменить, необходимо отказаться от государственной собственности на недра;

- при этом автоматически отпадут Роснедра, ГКЗ. Росприроднадзор и др.

Но ведь эти ребята и образуют существующую систему! Кто же у нас сам себя смог реформировать? Все реформы - только по указанию "сверху", но там от не смогут отказаться от "государственной собственности на недра", пусть это даже идет во вред государству.

Экономист, 29.04.14 12:08:24 — geobio + М.Г.

Государство собственник недр, исходя из этого оно должно получать с них максимум дохода, то есть налогов. Для этого не обязательно лезть в каждую дырку, и мешать людям работать, как делается сейчас в России. Государственных комиссий по запасам, нигде в мире нет (может, кроме некоторых бывших советских республик). Несмотря на это доходы от недр получают все.

Многие государства собственники недр, но обходятся без госчиновников. Здесь есть по-моему разумные предложения по отказу от "навязанных услуг ГКЗ" и перевод экспертизы в "свободное плаванье". Это можно сделать не меняя собственность на недра.

Автор, 29.04.14 14:37:31 — geobio+экономист

Насчет замеченных якобы сдвигах к лучшему:

1. "Теперь эксплуатационные потери согласовываются один раз при согласовании проекта отработки и утверждаются самим недропользователем, а если в планируемом году они больше проектных, то только в этом случае надо согласование Росприроднадзора".

А зачем их вообще надо согласовывать? Ведь это же необъяснимая глупость и профанация полезной деятельности: допустимая ошибка подсчитанных запасов категории С1 = +/-20-40%, а "уточнение нормативов" - в пределах первых %! В советское время была понятна цель у этой процедуры "согласования нормативов": ее выполнял инспектор РГТИ, который имел право (и обязанность!) проверки правильности ведения добычных работ, спустившись в забой и проверив качество и своевременность эксплуатационной разведки и т.п. "Согласование потерь" был инструментом инспектора, позволявшем ему воздействовать на администрацию рудника. А сейчас-то это кому нужно? Неужели есть хоть кто то, кто находясь в здравом уме покажет в отчетах превышение потерь над нормативом??? Казалось бы, мелочь, но, подталкивая к "двойной бухгалтерии", она дискредитирует и остальные существующие государственные методы управления отраслью.

2."...Вообще постоянные разведочные кондиции и утвержденные по ним запасы вполне позволяют недропользователю эффективно работать. Для их корректировки есть эксплуатационные кондиции (к сожалению, процедура их утверждения такая же). Поднимался вопрос о динамических кондициях, но при собственности государства на недра и статичном гос.балансе их введение почти невозможно..." В этой области сдвигов нет и, как пишите, они практически невозможны в существующих рамках.

3."...Есть и один пример применения блочной модели при утверждении запасов. В ГКЗ прошел ОДИН отчет, где повариантный подсчет был сделан в блочной модели (а это большой объем работ) и выбран оптимальный вариант, но контрольный подсчет сделан традиционным способом..." Да, подсчет запасов по модели был утвержден, но сама модель - убита этой процедурой "утверждения" и ни на что полезное после такого надругательства непригодна. Выше я упоминал этот пример, сравнив его с развлечением мазохиста.

Но в любом деле совсем без чиновников обойтись нельзя. Плохо то, что в наших условиях они плодятся без меры. Последние 25 лет показали, что на базе советских институтов построить что-либо живое и полезное практически невозможно. Необходима кардинальная ломка, но расплодившееся чиновничество на это никогда не пойдет и легко докажет власти свою необходимость в деле "защиты и рационального использования народного достояния".

geobio, 30.04.14 05:13:31 — Автору+Экономисту

Согласование нормативов потерь нужно недропользователю, чтобы получить 0% ставки НДПИ. Могут и не согласовывать – тогда платить НДПИ за все списываемое с баланса. Ладно на россыпях с раздельной добычей это 1%, а на драгах 10-15%, на рудных открытых 5%. Какие-никакие а это деньги.

А перевод экспертизы в "свободное плаванье" у меня ассоциируется с техосмотром. Раньше кто не мог купить техосмотр проходили его в ГАИ. Инспектор хоть как-то, но смотрел. Теперь в любой "Газеле" на обочине дороги можно получить диагностический лист и ОСАГО даже не приезжая на машине – главное плати.

Автор, 30.04.14 10:38:47 — geobio

Да, недропользователь сейчас вынужден согласовывать "уточненные нормативы потерь" ради скидок на НДПИ. Но это никак не изменяет глупости этого процесса: несопоставимость точности подсчета запасов в блоках и %% "уточнения". Особенно ярко это проявилось, когда были вынуждены "уточнять"№ нормативы задним числом, перерабатывая накопившееся за два последних года правления Артюхова. Очень интересно было сравнивать цифры, с одной стороны - выработанные в мучительном процессе их обоснования, сторонней экспертизы, рассмотрения на ЦКЗ, а с другой, те, что предприятия показали в своих отчетах 5-гр за тот год. То, что государство заставляет недропользователя заниматься этой чушью для того, что бы снять часть НДПИ - типичный садизм.

А "свободное плавание" (в обычном его понимании) для экспертизы - нонсенс. С другой стороны, все нотариусы у нас - частники, но работающие в жестких рамках Закона. Прямую аналогию между нотариатом и экспертизой запасов провести нельзя, все таки геология - материя тонкая, рамками закона все не предусмотришь. Но независимость и ответственность - непременные атрибуты геологической экспертизы, без них она уже не экспертиза, а бытовая услуга, оказываемая за деньги.

Б.Кавчик, 05.05.14 04:57:50 — Проспектору

Я ответил на ваш комментарий от 26 апреля 2014 17:49:07 - Б.К. Кавчику

"Относительно рекомендаций по весу пробы... " в статье: Влияние представительности разведочных проб на результаты разведки и отработки месторождений золота:

http://zolotodb.ru/articles/geology/testing/10489

Б.Кавчик, 05.05.14 05:26:12 — Лешему

Я ответил на ваш комментарий от 27 апреля 2014 в статье:

http://zolotodb.ru/articles/technical/327/

Экономист, 07.05.14 18:17:46 — Автору

Вы написали: А "свободное плавание" (в обычном его понимании) для экспертизы - нонсенс.

Почему же? Разве в других странах экспертиза как-то контролируется государством? В Австралии, в Канаде, США и т.п.? Государственные чиновники, конечно, проекты смотрят и согласовывают, но главное там охрана природы и охрана труда. А сколько возьмешь или потеряешь - сам не будь дураком, считай и думай.

У нас реально тоже так. Залез Полюс на Наталку, насчитал запасы, а теперь добывать не торопится, пытается чужие деньги привлечь. Какая разница, чего в отчетах было написано и в ГКЗ утверждено?

Автор, 08.05.14 13:44:31 — Экономисту

Насколько я помню (из литературных источников) кодекс JORC был разработан неправительственными организации геологов и горняков в конце 1960-хх, но по настоянию правительства Австралии после серии биржевых афер и скандалов (обычно вспоминают никелевый Посейдон). Настояние было в ультимативной форме: либо вы сами придумываете и внедряете механизмы защиты от подобных афер, либо мы вам устоим Австралийский ГКЗ. СRIRSCO, NI-43-101 и т.п. появились несколько позже, но по этой же причине.

Экспертное заключение о качестве и количестве запасов ПИ - необходимый элемент защиты института капиталовложений в разработку месторождений (биржи, АО и т.п.). Правда, если вспомнить индонезийский Бусанг, то он не всегда спасает: ущерб от одной этой аферы оценивались в 6 млрд $ с потерей доверия к Торонтской бирже.

Экспертиза запасов не должна контролироваться государством, если оно не вкладывает свои деньги в добычу. Обеспечивать контроль должен тот, кто рискует своими (или заемными) средствами.

О "свободном плавании" для экспертизы запасов. Если, например, тебе в одной мастерской плохо починили обувь, ты можешь закатить скандал, потребовать компенсацию и переделку за их счет, в чем тебе поможет государственный "Закон о защите потребителей". Но в случае ошибки с оценкой запасов, сделанной "свободным экспертом", апеллировать будет не с чем и к некому.

За рубежом ответственность за достоверность оценки возлагается на "компетентную персону" (КП), который обязательно входит в Отраслевую гильдию оценщиков (Научные Советы профильных институтов и т.п.), которые несут за него солидарную ответственность. Эти национальные авторитетные профессиональные организации имеют свой «кодекс чести», наделены полномочиями и реальными возможностями оказания дисциплинарного воздействия на своих членов в случае тех или иных отклонений от установленных профессиональных требований и этических норм.

Т.е. достоверность оценки запасов в западной системе экспертизы обеспечивается персональной ответственностью КП, а минимизация риска ошибки достигается высокими требованиями (в ранге национального стандарта) к его квалификации и действенным контролем национальных профессиональных сообществ. Стимул работы КП – высокий престиж и достойная оплата - обеспечивают баланс этой системе.

Результаты оценок запасов публикуются в открытой печати, распространяются через Интернет становясь, таким образом, достоянием широкой общественности.

У нас - ни кто и ни за что не отвечает, сведения о запасах, утвержденных ГКЗ/ТКЗ не публикуются.

Молодежь, 08.05.14 14:44:35 — Автору

В 1989 году стали разрабатывать Jorc, после аферы Bre-X

Автор, 08.05.14 15:24:26 — Молодежь

Ошибаетесь. Компания Bre-X - Бусанг, совсем свежая афера. А кодексы берут начало с конца 1960-х, первое издание JORC, кажется, 1971 г.

Экономист, 08.05.14 18:29:19 — Автору

Вы написали: "Но в случае ошибки с оценкой запасов, сделанной "свободным экспертом", апеллировать будет не с чем и к некому."

Может быть я неясно выразился про "свободное плавание экспертизы". Я не имел ввиду под "свободным плаванием" безвестных экспертов.

По моему, экспертизу должны делать солидные фирмы, например, ТОМС или Иргиредмет в Иркутске. В других городах тоже можно найти организации, с которых кое что можно взять в случае ошибки.

М.Г., 11.05.14 04:00:24

"1927 год, 31 мая Образовано нынешнее ГКЗ.Для систематического проведения работ по квалификации и утверждению цифр запасов полезных ископаемых, получаемых при разведочных работах и в результате камеральной обработки имеющихся данных, образовать… особую комиссию по подсчету запасов полезных ископаемых СССР…» и возложить на нее «рассмотрение, проверку и утверждение цифр запасов, распределение их по категориям, а также методов подсчета запасов». До 1954 г. названия Особая, Центральная, Всесоюзная, Государственная и ведомственная принадлежность Комиссии неоднократно менялись. Ее создание обусловлено процессом индустриализации страны в условиях всеобщей госсобственности на недра и средства производства." Наверное в 1927 году квалификация персонала на местах не позволяло однозначно оценивать месторождения, риски вложения денег и государство обязано было иметь экспертный совет. Как и сегодня любая золотодобывающая компания прежде чем приступить к работам сама реально оценивает фактуру. В те годы просто расстреливали людей за непотверждение запасов. Сегодня наши конторы геологические и рядом с ними просто конторы для чиновников. Никто никогда,никого не будет реформировать , зачем "нас и здесь хорошо кормят". Сегодня все инструкции по разведке написаны 40 лет назад, мы давно на местах применяем другие методики разведки для того, чтобы правильно оценить район. У нас задача найти золото или даже оценить район по всем видам полезного ископаемого, а лицензии нам выдаются строго по тому виду который мы заявили. Все это бред с точки зрения логики. Лицензия это бумага дающая право за свой счет искать и дарить неизвестно кому открытия. Поэтому робкие попытки что либо изменить в недропользование ни к чему не приведут.

Экономист, 11.05.14 05:10:33 — М.Г., 11 мая 2014

Изменения происходят тогда, когда это выгодно всем. А с ГКЗ именно такая ситуация.

Обратите внимание на то, что Автор, 10 апреля написал:

"ГКЗ – федеральное бюджетное учреждение с официально нищенской оплатой сотрудников.".

Про нищенскую зарплату экспертов говорит также А.Д.А.: Относительно стоимости экспертизы (рэкета) … вы бы постеснялись? Работа эксперта занимает от 1 до 3-х месяцев, при этом зачастую то, что приносят на экспертизу, не выносит никакой критики, а з.п. на руки эксперт получит в пределах 30 т.р. на уровне Роснедра и в разы меньше, если такая экспертиза проводится в территориальных органах...

Таким образом, эксперты недовольны мизерной оплатой.

Производсвтенники тоже недовольны существующей системой ГКЗ/ТКЗ.

Изменение системы даст выгоду практически всем:

1. Эксперты будут получать многократно больше за свою работу, притом честно, не нарушая закон.

2. Государство сократит бюджетные расходы на содержание ГКЗ и ТКЗ

3. Качество оценки запасов и, соответственно, эффективность горного производства повысится.

Конечно, консерватизм очень мощный тормоз. Но когда все "за", изменения возможны.

Автор, 12.05.14 11:46:15 — Экономист

Я - противник того, что бы оценку делали, как Вы пишите, "... солидные фирмы, например, ТОМС или Иргиредмет в Иркутске...с которых кое что можно взять в случае ошибки..." по нескольким причинам:

1.Ошибку, сделанную при оценке запасов, в денежном выражении оценить будет чрезвычайно трудно и доказать, что она произошла именно из-за неверной оценки запасов экспертизой, а не по причине некачественной работы геолого-маркшейдерской службы добывающего предприятия.

2.Решения по этой тяжбе должен будет принимать суд, который привлечет "независимых экспертов". Я, почему-то, слабо верю в как беспристрастность суда, так и в независимость привлеченных им экспертов в современной России.

3.Если оценку дает "...солидная фирма...", то нет персональной ответственности, нет виновного, а все имущество ТОМСа или Иргиредмета, теоритически, по суду, отчужденного в пользу потерпевшего недропользователя, не столько компенсирует ему потери, сколько добавит головной боли распоряжения непрофильными активами.

По-моему, такие дела не имеют судебной перспективы и единственный способ не доводить до них - предельно минимизировать риск неверной оценки. Решение - в персональной ответственности "Компетентного Лица" и солидарной с ним - у профессионального сообщества (ОЭРН или что либо иное). Обязательное условие - восстановление института репутации, что должно позволить на начальных этапах отсеять потенциальных шаромыжников (т.е. это будет основная задача у ОЭРН).

СНС, 13.05.14 12:30:59 — Экономисту

Ваше предложение проводить экспертизу в Иргиредмете, ТОМСе и т.п., чтобы они несли материальную ответственность, нереальное. Вы бы у них спросили, возьмутся они за это?

Скорее всего нет. Ведь наверняка найдутся желающие отсудить у них собственность. И сделать это будет нетрудно, представив на экспертизу недоброкачественные данные. Правильно об этом написал автор: "суд, который привлечет "независимых экспертов". Я, почему-то, слабо верю в как беспристрастность суда, так и в независимость привлеченных им экспертов в современной России."

Сегодня проектные институты спокойны. Им дают утвержденные запасы, они проектируют, поставляют оборудование, получают свои деньги и голова не болит о том, что золота может не оказаться. Зачем им брать на себя ответственность? Пусть ее берет на себя ГКЗ или еще кто-то.

Автор, 13.05.14 14:43:23

По-моему, весь этот бардак - у нас в головах, мы никак не можем сами понять, что основная задача экспертизы запасов:

- не «утвердить запасы»;

- а подтвердить, что в ТЭО предприятия (не ТЭО кондиций, а пошире) приняты наиболее опти-мальные условия, как оконтуривания запасов, так и их отработки. И если предприятие будет руководствоваться ими (т.е. кондициями в нашем понимании), то получит экономический эффект, обещанный в итоговой таблице ТЭП.

Ведь словосочетание «кондиции для подсчета запасов» - упрощенный вульгаризм советских времен, кондициями надо руководствоваться не только при подсчете, но и при отработке запасов.

А брать на себя ответственность никто не желает, ГКЗ или ТКЗ – тем паче. «Утвердили запасы» - и дальше никаких забот, кроме одной – ссылаясь на изменчивость рынка заставить тебя как можно чаще возвращаться, что бы переутверждать твои запасы.

Б.Кавчик, 14.05.14 05:56:47 — Автору

Хорошо бы учесть то, что разведка, подсчет запасов, ТЭО и экспертиза в ряде случаев вообще не нужны. Это касается мелких объектов, техногенных россыпей, попутного золота в ПГС. Сейчас такие объекты никак не используются из-за дороговизны, длительности и сложности предварительных процедур.

На сайте есть статья: "О необходимости внесения изменений и дополнений в статью 29... "

В ней предложены хорошие (на мой взгляд) изменения в закон О недрах. А вы как их оцениваете?

geobio, 14.05.14 08:56:56 — Экономисту, Автору и М.Г.

Экономисту – "…но главное там охрана природы и охрана труда. А сколько возьмешь или потеряешь - сам не будь дураком, считай и думай". Правильно, т.к. им продают недра, а не дают право пользования. В этом и разница.

Автору. "…единственный способ не доводить до них (до суда)- предельно минимизировать риск неверной оценки". Но ведь оценку запасов делает не эксперт ГКЗ, ТКЗ, а недропользователь. Эксперт только проверяет правильность этой оценки.

" Решение - в персональной ответственности "Компетентного Лица". Уверяю Вас, что затраты недропользователя и по деньгам и по времени для получения заключения компетентного лица в разы будут выше, чем сегодняшняя стоимость экспертизы в ФБУ "ГКЗ". Я об этом говорил раньше.

"А брать на себя ответственность никто не желает, ГКЗ или ТКЗ – тем паче". Может я не прав, но у меня складывается впечатление из этой полемики, что недропользователи всячески пытаясь экономить на объемах проводимых ГРР (даже очень необходимых), сами потом делают подсчет запасов, а ответственность за возможное неподтверждение запасов пытаются переложить на других. Еще раз говорю: "оценку запасов делает недропользователь. Эксперт только проверяет правильность этой оценки". Почему же недропользователь не хочет нести ответственность за то, что он изучил и подсчитал?

А вот М.Г. меня удивил –" Сегодня все инструкции по разведке написаны 40 лет назад, мы давно на местах применяем другие методики разведки для того, чтобы правильно оценить район". Хотелось бы услышать – что это за новые методики?

Автор, 14.05.14 11:42:25 — Б.Кавчик

Мы говорим об одном и том же, бьёмся лбами в одну стену с разных сторон. Основной вопрос: зачем нужна экспертиза запасов? До сих пор, считается (по Закону, подзаконным актам и практике исполнения), что у нее основная задача - "утвердить" запасы и поставить их на учет в госбаланс, как народное достояние, что бы ни одна крошка не пропала при последующей отработке. На этом и пасутся в дальнейшем все надзирающие и согласующие органы (проекты добычи, нормативы потерь), и вот их от этой кормушки никак не оттащишь. Они же (надзирающие и согласующие) - основные противники любых новаций.

Поэтому и золото из ПГС официально добыть нельзя (без разведки, "утверждения" и проч.), так же как и из техногенных месторождений (нет такого понятия в Законе). На самом деле техногенные россыпи есть, но разрабатываются они под видом разведки РЭпами. И т.п.

Здравый смысл подсказывает, что мы сейчас живем в перевернутом мире, нынешнее «недропользование» представляет собой причудливый и нелепый симбиоз плановой государственной и рыночной экономики. И тенденций к изменению в лучшую сторону (т.е. в сторону рынка, т.к. в плановой мы уже были и возврат туда невозможен)не наблюдается. Скорее, наоборот, ужесточаются попытки администрирования.

Автор, 14.05.14 12:40:42 — geobio

1. Про авторство оценки приведу цитату из другой статьи:

"Сейчас авторство оценки и сопряженную с ним ответственность определить невозможно. Авторы ТЭО и подсчета запасов (ПЗ) обязаны внести в них любые изменения по требованию экспертов или экспертной комиссии на каждом этапе рассмотрения материалов, следовательно, их уже нельзя признавать за авторов. Но и эксперты – не авторы, у них свои задачи и интересы. Опрометчиво было бы считать ответственным автором и руководителя Роснедра, без утверждающей подписи которого на протоколе заключение экспертизы не легитимно. Поэтому крайней за правильность оценки является безликая «экспертиза», ответственность в которой не персонифицирована.... Ответственность возложена на всех, но никто и ни за что не отвечает...К сожалению, уже есть примеры решений государственной (!) комиссии по запасам, которыми, в силу некомпетентности или по другим причинам, утверждено не просто то, чего нет, но и то, чего вообще быть не может в природе в соответствии с фундаментальными законами мироздания."

2. Про затраты на экспертизу КП Вы правы, они не будут маленькими. За малые деньги можно получить только второсортный товар. И здесь, в первую очередь, надо привлекать здравый смысл, а не обязывать всех в обязательном порядке разрабатывать ТЭО кондиций, подсчет запасов, оплачивать их экспертизу, другие побочные затраты и т.п. Зачем это делать для техногенки и небольших россыпей?

С другой стороны, для привлечения денег в ГРР и горный бизнес нужны заключения ответственного лица о запасах (ресурсах).Цитата из другой статьи:

"...достоверность оценки запасов в западной системе экспертизы обеспечивается персональной ответственностью КП, а минимизация риска ошибки достигается высокими требованиями (в ранге национального стандарта) к его квалификации и действенным контролем национальных профессиональных сообществ. Стимул работы КП – высокий престиж и достойная оплата - обеспечивают баланс этой системе."

3. Про авторство и ответственность. Рядовые недропользователи сами не разрабатывают ТЭО кондиций и не считают запасы, они вынуждены привлекать к этой работе сервисные компании (обычно ВТК на базе бывших или действующих НИИ), которые имеют опыт и базу (кадры, оборудование, опыт и архив) для таких работ. Недостаток такой организации работ - отсутствие у ВТК ответственности за результат, их задача - всеми правдами и неправдами протащить работу через ГКЗ/ТКЗ и получить деньги по договору. Что будет дальше на самом деле - их не касается. По опыту: у разных авторов повторяются одни и те же недостатки на протяжении многих лет, эксперты пишут одни и те же замечания, т.е. все толкут воду в ступе. Резонный вопрос: если эксперты знают как надо делать ТЭО и ПЗ (коль пишут замечания), то они должны быть КП и сопровождать разведку и разработку месторождений на всех этапах. Только в таких условиях можно говорить о ценности и необходимости "экспертизы запасов".

4. Про экономию на ГРР. Экономить свойственно всем, транжирить свои деньги впустую никому не хочется. И из этого тупика выход только через знания и ответственность КП: он должен знать меру необходимого и достаточного, что бы поставить свою подпись под заключением, рискуя своей репутацией и благосостоянием. Т.е. репутация и высокая оплата должны быть обязательно, что бы было чем рисковать.

geobio, 15.05.14 04:02:34 — Автору

В общем согласен. О нанимаемых фирмах для подсчета запасов я уже писал.

"Авторы ТЭО и подсчета запасов (ПЗ) обязаны внести в них любые изменения по требованию экспертов или экспертной комиссии на каждом этапе рассмотрения материалов" – с этим не согласен. Очень часто авторы предметно доказывают экспертам, что некоторые изменения или делать нельзя или они не влияют на параметры кондиций и цифры запасов.

У нас многие эксперты сегодня члены ОЭРН (эксперт России), но на компетентных лиц пока не аккредитованы, да и не стремятся к этому, т.к. средний возраст их за 65-70 лет.

Статья "О необходимости внесения изменений и дополнений в статью 29... " полная чушь. Золото из ПГС не окупит затрат на его извлечение, даже из морской воды добывать выгоднее, чем из ПГС. А такая возможность приведет к тому, что у нас не будет россыпных месторождений, а будут только месторождения ПГС с попутным золотом. Подумайте об этом. Добычу из законтурных прирезок никто не запрещал. А если есть кондиционные запасы за пределами контура подсчета, то плохо проведена разведка. Добыча из отходов своего перерабатывающего производства то же возможна. Во-первых это его собственность, во-вторых НДПИ он уже заплатил. У нас Росприроднадзор пытается заставить артель, которая перемывает свои эфеля, подсчитать в них запасы, но думаю суд они проиграют.

Б.Кавчик, 15.05.14 07:32:59 — geobio, 15 мая 2014

Судя по вашим комментариям, вы считаете, что в настоящее время проблем нет: ни с экспертизой, ни с ПГС, ни с техногенкой. Все решаемо. Вы написали: "Добыча из отходов своего перерабатывающего производства то же возможна. Во-первых это его собственность, во-вторых НДПИ он уже заплатил. У нас Росприроднадзор пытается заставить артель, которая перемывает свои эфеля, подсчитать в них запасы, но думаю суд они проиграют."

Когда у них суд? Какой Росприроднадзор? Интересно узнать результат.

Здесь обсуждаются вопрос, как улучшить существующую систему недропользования? А вас есть какие-нибудь предложения? Или вы считаете ее идеальной?

Автор, 15.05.14 17:15:12 — geobio

Любопытный разговор.

1. Про авторов и экспертов. Эксперт, априори, должен обладать знаниями, большими, чем у любого автора. Поэтому свой статус он должен поддерживать, а наиболее простой способ для этого - выкатить как можно больше замечаний и рекомендаций. По мелочам он может и согласиться с авторами, но что бы по серьезным вопросам он признал свою неправоту - исключительно редкие случаи и бывали только у Экспертов с большой буквы, перед которыми не грех снять шляпу. Нужно большое мужество и уверенность в себе, что бы признать свою ошибку.

В аналогичном положении находятся и экспертные комиссии (ГКЗ/ТКЗ), но у тех иные причины: с одной сторону в них - технические работники (молодые спецы), а с другой - узкие специалисты, у которых просто нет времени вникнуть в материалы и принять собственное взвешенное решение. Но и они вынуждены "надувать щеки", что бы подчеркнуть свою значимость и незаменимость.

В этой дурацкой игре проигрывают все, и авторы и эксперты.

2. Статья 29 и золото в ПГС. Знаки золота в ледниковых отложениях Подмосковья есть, и это всем давно известно. Россыпи искать там - откровенная глупость, но ей вдохновенно занимались в 1990-е за бюджетные деньги. Есть и устная байка про пузырек с золотом, изъятом ментами у рабочего карьера, который долго работал на Чукотке, хорошо знал золото и гравитационные методы обогащения. Короче, он смог найти найти естественную ловушку в технологической цепочке (уступ, изгиб и т.п.) и вручную доводил шлих. Документов не видел, может это и сказка. Но вот попытка в 2000-х гг внедрить шлюз особой конструкции на Сычевском ГОКе (ПГС), несмотря на то, что он не требовал затрат, но потенциально обещал прибыль (за счет золота), не удалась именно из-за волокиты (надо разведать, утвердить запасы народного достояния, что бы их не расхитили при добыче и прочий бред), а так же опасения появления обычных бандюков возле колоды. Оценив все это руководство ГОКа отказалось от этих новаций, оставив все как есть. Так спокойней. Поэтому обидно читать, слушать, смотреть по ТВ как добывают золото в Канаде, Австралии, на Аляске и т.п.

3.Про законтурную добычу. Раньше (в СССР) руководствовались результатами эксплоразведки и была обязанность их выявлять и добывать. А сейчас, от небольшого ума, незнания и трусости, формально руководствуются ст.29 ФЗ "О недрах": законтурные запасы не прошли экспертизу и не утверждены, значит их добывать нельзя. Это - дословный ответ Завгороднего, а сейчас там (в Роснедра) и таких спецов нет.

4.Про добычу из своих отходов. Отходы - твои, но золото в них - государственное. В этих отходах может быть только то золото, которое государство милостиво согласилось считать нормативными потерями и не брать с них НДПИ. А если ты можешь из них что то извлечь еще, то это будет рассматриваться как обман государства (подал фальшивые материалы при "уточнении нормативов потерь") и попытка ухода от налогов.

geobio, 16.05.14 05:51:02 — Б. Кавчик, Автор

Система недропользования естественно не идеальна даже для государственной собственности на недра. А решение я уже предлагал: "отказаться от государственной собственности на недра. Тогда автоматически отпадут Роснедра, ГКЗ. Росприроднадзор и др. Останутся ежегодные налоги, экология и ТБ". Но для этого нужна политическая воля руководителей государства, а не только наше желание. Пусть государство оставит себе за федеральные деньги региональные работы. Поиски и оценку разберут юниорные компании (которые сегодня в зачатке, а по сути их нет). Они будут продавать месторождения с запасами. (а не как сегодня делает государство – площади с прогнозными ресурсами Р3). Разведка и добыча останется за недропользователем (вернее за владельцем недр).

Хотелось бы защитить экспертов. Выкатить как можно больше замечаний не является их основной задачей. Их задача помочь авторам грамотно и правильно изложить результаты исследований. А если это не сделано при проведении работ, но эти данные необходимы – тогда обратно на объект завершать ГРР.

Инспектора Росприроднадзора то же еще те специалисты. Вылез за контур подсчета запасов – нарушил. Но нормальный геолог понимает, что в природе ПИ в прямолинейных контурах не формируются. Ведь контур блока – это условный объем, для этого и делается экплоразведка.

Как только появится информация о том как решился вопрос о переработке собственных отходов я Вам сообщу.

В отходах полно золота за которое заплачено или как за добытое или как за сверхнормативные потери. Если это нормативные потери, то НДПИ то же оплачен, просто по ставке 0%. В лицензии записано: "Все добытое полезное ископаемое является собственностью недропользователя". Этот же вопрос повис с советских времен и в балансе – зачем государственным балансом учитывать запасы в спецотвале, если все добытое собственность недропользователя, а уже не государства?

Автор, 16.05.14 11:11:25 — geobio

В целом соглашусь с оценкой труда экспертов (в идеале). Я иногда отношусь к ним предвзято, но на то есть основания, т.к. в реальности они нередко халтурят.

Следите за логикой: если в отвале есть золото в пределах нормативов потерь, за которые заплачен НДПИ по ставке 0%, то это то золото, которое добыть современной техникой и технологией невозможно, это Вы сами были обязаны доказать в процессе "согласования уточненных нормативов потерь". А если оттуда можно еще что то добыть, то ради бога, добывай, но заплати за добытый металл НДПИ.

Это обычная практика: за добытый металл, будь он хоть из законтурных прирезок, из разубоживающей массы, из забалансовых запасов, из промытой горной массы при перегоне драги с полигона на полигон - заплати НДПИ и живи спокойно.

И еще: в спецотвале золото учитывается, но НДПИ за него ты заплатишь только тогда, когда извлечешь из него металл, по справке аффинажного завода. Т.е. в спецотвале золото не добытое, а временно складированная руда, которая - собственность государства.

А в том, что государственная собственность на недра вяжет по рукам и ногам, не позволяет нормально развиваться Вы правы. Осталось научиться собирать налог на прибыль (с жесткими посадками за его фиктивное обнуление), и откуда то взять нормальных инспекторов ТБ (не вороватых) и экологов (не бесноватых).

123, 17.05.14 13:47:20 — geobio и Автору

Отменять госсобственность на недра, чтобы повысить эффективность горного производства, не обязательно. В России Петр I в известной Горной привилегии подчеркивает свое монопольное право на недра (горную регалию), но это не мешает тут же сказать: «соизволяется всем и каждому дается воля…». Давая волю «всем и каждому» Петр I хочет увеличить прибыль казны от недр и увеличить добычу металлов. И он этого добился.

В настоящее время Госсобственность на недра существует во многих странах (в том числе в Канаде) и не мешает развитию горного производства. Суть в тех функциях, которые берет на себя государство и в поведении его аппарата - чиновников.

Возможны разные варианты. Например, государство, имея монопольное право на недра, может разрабатывать их самостоятельно (как в СССР) или допускать для разработки кого-то другого на согласованных условиях давая им привилегию (лицензию) на разработку тех или иных полезных ископаемых в определенной местности. Государство также может допустить «горную свободу», разрешив разработку ископаемых по праву первого открывателя.

Условия, на которых государство дает право на разработку недр, могут быть разными. Самое простое - 10% добытого отдавать в казну. Современные условия могут включать прием на работу местного населения, восстановление нарушенных земель и др.

Поведение чиновников тоже может быть разным. В принципе, получая зарплату за счет налогоплательщиков, чиновник должен помогать недропользователю быстрее все оформить, а не выискивать к чему бы еще придраться.

Государственные экспертизы, по-моему, должны быть бесплатными (так как недропользователи платят налоги) и по желанию. Хочет недропользователь получить заключение ГКЗ/ТКЗ – отдает материалы на экспертизу, не хочет – не отдает или отдает в частную фирму.

При существующем положении Россия относится к странам малопривлекательным для горного бизнеса. Но виновата в этом не госсобственность, а неудачные законы, в том числе ст.29 закона О недрах.

Автор , 19.05.14 16:50:59 — 123

Берг-привилегия, законодательный акт, определявший политику русского правительства в горнорудной промышленности; являлся практическим руководством для Берг-коллегии. Берг-привилегия разрешила представителям всех сословий искать руду и заводить металлургические заводы, ограждала промышленников от вмешательства в их дела местных властей, а также освобождала заводчиков и мастеровых от государственных налогов и рекрутчины, а их дома — от постоя войск. Гарантировала право наследственной собственности на заводы, обязывала Берг-коллегию оказывать промышленникам техническую и финансовую помощь, провозглашала право свободной продажи железа. Полезные ископаемые объявлялись собственностью царя, и промышленники обязаны были платить в казну налог в размере 10% прибыли (с 1724—1 коп. с пуда чугуна). В то же время Берг-привилегия при разработке полезных ископаемых отдавала должное владельцу земли промышленник обязан был платить вотчиннику за лес и землю 1/32 долю от прибыли. С целью привлечения квалифицированной рабочей силы Берг-привилегия освобождала мастеровых от рекрутской повинности и подушного налога. В середине 18 в. эти льготы для мастеровых были отменены. Действовала до 1807.

В этом документе четко прослеживается цель – больше найти и больше добыть, и, соответственно, больше заплатить налога (% от добытого). При этом государственным органам вменялась обязанность всемерно помогать в этом деле любому желающему.

Сейчас ситуация не похожа на ту, что была 300 лет назад, государство не поощряет поиск и добычу, а связало его по рукам и ногам руководящими и надзирающими органами. Проку от них мало, вреда – много, но они создают иллюзию управляемости процессом «недропользования» и поэтому от них не откажутся. Иначе могут возникнуть вредные мысли: если ГКЗ и ЦКР - ненужные организации, то и в Роснедра, ими управляющее, то же - вредные ретрограды? А там и до МПР недалеко.

Насчет бесплатной государственной экспертизы запасов, проводимой по желанию недропользователя. А кому и зачем будет нужна такая экспертиза? В рамках СССР – это вполне адекватный тем условиям элемент института государственных капвложений в разведку и разработку. А сейчас-то он зачем? Биржа ее не примет и денег под нее не дадут. А государство, проведя экспертизу, будет считать себя обязанным руководить тобой в процессе отработки запасов.

А отсюда и вся непривлекательность России для горного бизнеса (в законах и правоприменительной практике)

СНС, 22.05.14 11:58:12 — Автору

Вы спрашиваете: А кому и зачем будет нужна такая экспертиза? (бесплатная и добровольная). У меня на этот счет такое мнение, что экспертиза нужна, тем, кто хочет получить деньги, чтобы убедить инвестора, в том, что его проект что-то стоит.

Привлечь в горный проект серьезные вложения без качественной независимой экспертизы невозможно. Кто же даст 10-20 млн.долл. без экспертизы?

Экспертиза нужная, важная и ответственная работа. Сейчас, в России ей создали совершенно ненужный имидж обязаловки, которую, естественно, не любят. Добровольная экспертиза, быстро восстановила бы высокий имидж этой работы.

Добровольный выбор экспертов и экспертной организации не значит, что российские эксперты останутся без работы. Оценку российских объектов лучше всего могут сделать именно российские специалисты. Они читают отчеты и документы в подлиннике, знают, что может быть написано между строк, а также тех, кто делал разведку. Самый золотой зарубежный эксперт этого не может и сделает оценку хуже российского (пример этого есть).

По-моему, Экспертиза должна быть, в основном, платной. Это сложная и ответственная работа, требует высочайшей квалификации специалистов и, соответственно, высокой оплаты.

Бесплатна государственная экспертиза тоже не помешала бы: хочешь, иди в государственную экспертизу (бесплатную), а хочешь в частную (за деньги). Это понятная и простая система, как в медицине: можно идти в бесплатную поликлинику, а можешь в платную, а можешь никуда не ходить.

Однако, это пока мечты. Но почему бы и не помечтать о том, что наша страна стала привлекательной для горного бизнеса, у нас много предприятий, много работы и хорошей зарплаты? Ведь всего-то надо кастрировать ст.29 закона О недрах.

Автор, 22.05.14 13:38:25 — СНС

Бесплатная и добровольная экспертиза никому не нужна, потому, что она может давать никаких гарантий правильности своего заключения.

Цель экспертизы запасов (ориентируясь на здравый смысл) - ПОДТВЕРДИТЬ наличие, качество и количество запасов, обеспечивающих рентабельность их добычи. И нужна она добытчику, но как аргумент для инвестора (биржи).

У нас о здравом смысле пока приходится забыть: цель экспертизы - УТВЕРДИТЬ запасы, а дальше - хоть трава не расти. "Утвердивших" запасы никак не колышут рыночные колебания, и даже наоборот, они в этом видят дополнительное оправдание своей необходимости: "переутверждать" запасы при смене конъюнктуры.

Экспертиза запасов обязательно должна быть ответственной, а без высокой платы трудно добиться ответственности.

Аналогия с медициной (... хочешь, иди в государственную экспертизу (бесплатную), а хочешь в частную (за деньги)...) здесь некорректна. Это примерно как часто звучащее в последнее время нереальное предложение допустить возможность выбора классификации запасов: хочешь - по ГКЗ, а хочешь - по Кодексу НАЭН. Как вы себе представляете такой госбаланс запасов? Ведь государство не откажется от своего права УТВЕЖДАТЬ и контролировать потом правильность их добычи, все месторождения России должны иметь запасы "по ГКЗ"? Хоть это контроль и иллюзорный, но воли отказаться от него у власть предержащих не наблюдается.

159, 22.05.14 16:19:48

На форуме в Питере иностранцы подняли вопросы геологии и разведки,и добычи,и походы по чиновникам,и документацией...

Оптимист, 28.05.14 16:58:15 — Автору

Государство должно что-то сделать. Не из-за того, что хочет кого-то порадовать, а потому, что Магазин природных ресурсов пуст. А денежки нужны, нужны, нужны... Перестановка стульев не помогает, придется что-то делать...

Еще годок, может, подвигают стулья, а потом придется что-то менять. Куда деваться то?

Так что спокойно ждемс.

Автор, 28.05.14 18:16:42 — Оптимисту

Сожалею, но не могу разделить Вашего оптимизма, более похожего на пофигизм. Ребята, примостившиеся наверху, умеют только ловко передвигать стулья, имитируя деятельность, и придумывать показатели эффективности своей работы, которые на графиках всегда устремляются ввысь. Даже если кто то с самого верха их стимулирует, хорошенько пнув в зад, они станут просто быстрее таскать те же стулья. Попутно, кстати, размножаться, в "целях оптимизации и повышения качества оказываемых государственных услуг". В этом меня убеждает весь опыт работы в новой России.

Так что спокойно ждать-с не получится, сдохнем раньше-с.

Вот сейчас, в духе времени, прорабатывают идею "одного окна": недропользователь в это окно сует сразу ТЭО кондиций, Подсчет запасов и Проект разработки и в скором времени получает заключение экспертизы на все эти документы. Понятно, что ноги у этой идеи растут от Шпурова (УВС) и объединения ГКЗ с ЦКР, но как они себе представляют реализовать это в части ТПИ? Что бы сразу и ТЭО кондиций и Проект? Кстати, гарантируют прохождение материалов в случае их апробации и доработки в НП-Консалтинг (на возмездной основе). Так что наше будущее и вопросы морали этих ребят не волнуют.

Или Вы думаете, что замена Дворковича на Хлопонина как то положительно скажется?

Оптимист, 31.05.14 14:04:05 — Автору

Ваш пессимизм вполне уместен, так как уже много лет ничего хорошего не происходит. Однако это понимает также и ВВП, и ему это не нравится. Иначе чем можно объяснить перестановки в МПР 2013 года? Скрип стульев слышен на всю страну. Новые кадры сравнительно молодые и образованные:

- Донской - 1968 г.р.

- Пак - 1959, канд.эконом.наук

- Шпуров - 1964, канд.геол.-минерал.наук

- Гиравов - 1976

Можно еще обратить внимание, что все руководящие должности занимают нефтяники. Это естественно, так как ВВП сказал, что у нас углеводородов хватит на 50 лет. Он надеется, что новые кадры это подтвердят реально. Но результата не будет, так как новые кадры, попав в рамки старых законов и получая зарплату за их выполнение, ничего хорошего сделать не могут.

Они могут за бюджетные деньги нарисовать воздушные замки прогнозных ресурсов и отчитаться за успехи во всех делах. Но нарисованная корова молока не дает, реально сырьевая база дохнет, и магазин природных ресурсов пополнять нечем.

Еще несколько лет МПР вместе с Росгеологией проживут виртуальными ресурсами. Однако ВВП нужны реальные деньги, которые они дать не могут, потому он вынужден будет менять законы, чтобы привлечь специалистов и инвестиции.

По-моему года через три ВВП созреет до изменения законов, а может даже раньше.

159, 31.05.14 15:58:57 — Оптимист

К своим выборам, если точнее.

Автор , 02.06.14 10:55:51 — Оптимисту

Донской вернул Пака в систему МПР; Пак внаглую внедрил Гиравова в ГКЗ. Пак и Донской - кандидаты наук, но, к сожалению, в наше время это ни о чем не говорит. Ведь ВВП - тоже кандидат наук, и даже известно, кто ему делал эту кандидатскую. И Гиравов в 2004 г заказывал себе кандидатскую, но тогда не срослось. Значит, сделает сейчас и явно она будет в области экономических наук и УВС.

А вот если, по Библии, попробовать судить их по делам их, то надо начать с конца этой цепочки:

- у Гирарова нет ни соответствующего образования, ни опыта, но есть настойчивость (которую легко спутать с наглостью) в переориентации финансовых потоков в нужном ему направлении. Он же выводит заказчиков на буровую компанию Пака-младшего, которую он отжал у РБК (неужели, без помощи папы?).

- но если в конце цепочки стоит такой персонаж, то что надо думать о том, кто его назначил? И для чего? Цель улучшения дел в недропользовании (в интересах государства) здесь не просматривается.

Владимир Владимирович, 09.06.14 10:09:46 — Автору

Если эти молодые люди не смогут наполнить бюджет, то они долго на своих местах сидеть не будут.

Автор, 09.06.14 12:17:34 — Владимир Владимирович

Опыт последних 25 лет России показывает, что почему то любые перемены во власти приводят к разрастанию аппарата чиновников, их ротации по вертикали и горизонтали, но улучшения дела не происходит, а чаще – наоборот, работать с пользой становиться труднее.

Что бы наполнять бюджет, как это происходит сейчас (сборы за конкурсы, аукционы, экспертизы проектов, запасов и пр.), особого ума не надо. Но этим «молодым людям», по идее, надо бы смотреть вперед, предвидеть, что будет с недрами через 5-10 лет при такой политике, нацеленной (по Вашему предположению) только на пополнение казны любым способом. При таком подходе и НДПИ скоро собирать будет не с кого. А особого креатива у них не наблюдается. Да и ожидать его было бы опрометчиво, нет в них базового уровня знаний и умений, что бы определить содержание необходимых реформ и провести их.

Владимир Владимирович, 10.06.14 08:11:49 — Автору

Оплата аукционов и экспертиз - это на прокорм моли. Бюджет - это нефть. Вот если нефти будет мало, то специалистов придется заменить. Только на кого? Все смотрят как себе кусок открысить, что геологи, что ветеринары. Никто о казне не думает. Хоть из Сингапура людей выписывай.

Автор, 11.06.14 09:47:30 — Владимир Владимирович

Вы правы в том, что надо менять, да не на кого. Да и менять надо было уже давно, учитывая большую «инерцию» процесса геологического познания и геологоразведочных изысканий. Ведь поисковый задел советского времени съели подчистую, попутно разорили геологоразведочную службу страны. Так что из условного "Сингапура" надо будут завозить не только управленцев, но и рядовых геологов.

Рационализатор, 18.06.14 11:00:30 — Владимиру Владимировичу

Уважаемый В.В., а почему бы моль не вывести? Я могу предложить множество эффективных способов. Вам надо?

Б.Кавчик, 20.06.14 11:49:10 — Владимир Владимирович, 10 июня

По-моему чиновники не самые плохие люди, а обычные. Обзывать их молью нет смысла. Они приходят на госслужбу и обязаны выполнять законы. Если в законе «О недрах» написано, что необходима экспертиза всего и вся, то дело чиновников ее организовать. ГКЗ - это порождение закона "О недрах", а прочие структуры выросли из попытки как-то выполнить требования закона. Любой самый лучший человек, попав на службу, вынужден делать то же, что и другие, это будет просто честная работа.

Чтобы ситуация изменилась необходимо, по-моему менять законы. Это должна делать законодательная власть. К сожалению, в Комитете по природным ресурсам очень слабый состав. Простые вопросы о техногенных россыпях, о непромышленной добыче золота, об оперативной выдаче лицензий на поиски они годами и даже десятилетиями не могут довести до решения.

Может быть надо больше спрашивать не с исполнительной, а с законодательной власти? Чего они сидят в Думе? Законов, развивающих геологию и горную промышленность, давно не видно. Отсюда и результаты.

Когда в России законы будут лучше чем в Сингапуре, тогда никого оттуда выписывать не придется.

Николай , 24.08.14 12:31:59 — Рационализатор, 18 июня 2014

Кому вы хотите предложить средство от моли? Самой моли? Но она сама с собой бороться не хочет, так что ваше средство без надобности.

Автор, 25.08.14 11:28:28 — Николай

Судя по скепсису, у Вас есть другое решение вопроса оптимизации геологоразведочного производства в стране? Поделитесь.

Б.Кавчик, 27.08.14 12:14:52 — Автору

Прежде всего, решение вопроса оптимизации требует выбора некоторого критерия оптимизации, например, максимально быстро защитить запасы в ГКЗ. Этот критерий был нужен разведчикам Мингео, так как у них был план и премии.

ГКЗ сейчас работает, исходя из критерия "максимум НДПИ".

Оба рассмотренных критерия не способствуют привлечению инвестиций, так как прибыль от отработки разведанных запасов оказывается низкой. Для оптимизации разведки лучше (на мой взгляд) критерий: "максимум прибыли от отработки месторождения". При таком критерии надо увеличить объемы разведочных работ и частично изменить методику, чтобы получить более высокое качество запасов.

У людей советского менталитета изменить критерий оптимальности разведки на «максимум прибыли от отработки запасов» чрезвычайно сложно. (Эти хищные потребители наших недр получат сверхприбыль!)

Однако правительству нужны деньги. Там, пока еще могут потерпеть недостаток инвестиций и их бегство из России, но вряд-ли долго. Предприятия тоже теоретически заинтересованы в увеличении прибыли.

В целом, по-моему, изменения неизбежны, так что надо готовить почву для изменений. Это необходимая предварительная работа для решения вопроса оптимизации геологоразведочного производства. Мы этим и занимаемся. Так ведь?

Автор, 27.08.14 16:52:36 — Б.Кавчик

Опечатка: максимум "бюджетной эффективности", но не "максимум НДПИ".

Да, изменения неизбежны, без них мы просто не выживем. Но отсутствие каких либо хотя бы намеков на возможные перемены к лучшему приводят к унынию, депрессии и пессимизму. Слишком уж долго все это продолжается, слишком велик риск того, что мы ляжем в эту почву в качестве удобрения, но растить на ней будет уже некого и не кому. Офисных клерков и столоначальников в Росгеологии? Они в этом не нуждаются.

Б.Кавчик, 28.08.14 16:46:58 — Автору

Пессимизм понятен. Но изменение парадигмы всегда сложно. Ну и что? Намного сложнее было Галилею. Его окружало гораздо большее непонимание, зло и противодействие. Тем не менее его идея победила и теперь никто не сомневается в том, что "она вертится". Мы выполняем аналогичную задачу смены парадигмы в головах людей, хотя и в гораздо меньшем масштабе. Но мы тоже пытаемся сменить парадигму, сложившуюся в СССР.

Может, наши идеи по поводу изменения геологоразведки будут восприняты не так быстро, но свое: "все таки она вертится", по-моему, говорить надо. Тем более, костер, как Галилею, нам не грозит.

Скептик, 01.09.14 11:01:03

Новое в России не любят. Оно приходит из-за бугра, от пластиковых бутылок до персональных компьютеров и сотовых телефонов. Сейчас импортную систему разведки и оценки запасов будем внедрять (JORC что-ли?), да и то только потому, что без нее денег не дают.

Патриот , 22.09.14 08:25:55 — Скептику

Пошли они в .... с их зелеными бумажками. Мы своих напечатаем сколько надо и ничего ихнего брать не будем.

Скептик, 21.12.14 07:03:21 — Патриоту

Ты, может, у нас правительством руководишь? Так и сделали, как ты сказал.

Магадан, 27.05.16 01:51:39

Глянул комментарии, согласен со скептиком.

ВВ, 30.09.16 07:55:17

Статья интересная, вопрос риторический: "Учитывая недостоверность оценки запасов, трудно признать ее результаты государственно важными. Зачем нужен институт экспертизы, если его единственный продукт (оценка величины запасов) нельзя признать достаточно качественным и востребованным в обществе? Как регулятор финансовых потоков (для чего он и был создан в свое время), он не принимается ни в России, ни в мире. И учет запасов в недрах он был способен обеспечить только в условиях планового хозяйства СССР, а в рыночной экономике он недостоверен, так как не способен учитывать конъюнктуру рынка. Так зачем же нужна такая государственная экспертиза запасов?"

Интересно, находит ли в реальной жизни идея автора насчет переходного периода и Института КП?

"В реальной ситуации, вероятно, потребуется переходный период параллельного существования двух систем экспертизы: ГКЗ/ТКЗ Роснедра и Института компетентных персон (ИКП). По сути, деятельность ИКП будет в большей мере отвечать требованиям постановления Правительства России № 69 от 11.02.05 г. и № 37 от 22.01.07 г. «О государственной экспертизе запасов….». Согласно п.п. 13–14 указанного постановления, решение принимается экспертной комиссией, в которой ≥ 70 % внештатных работников. В течение 5 дней это решение должно быть утверждено Роснедра, причем возможность неутверждения правительством РФ не предусмотрена, что должно было бы означать независимость экспертной комиссии.

Практик, 02.10.16 12:21:58

ГКЗ сейчас тоже, что и раньше. Плохо, что ГКЗ монополист. Надо бы на них антимонопольный комитет направить. Под видом госуслуги все заказы себе забрали. Будто кроме них проверить запасы некому. Можно бы и ошибок меньше, чем они делать.

Брат, 02.10.16 18:41:21

По мне, автором изначально некорректно поставлен вопрос и пущен в обсуждение. Никого не интересует, что нужно российскому недропользователю; его мнения (равно, как и мнения кого бы то ни было) никто не спрашивает.

В силу ст.29 Закона РФ "О недрах" предоставление недр в пользование для добычи полезных ископаемых разрешается только после проведения государственной экспертизы их запасов и проведение указанной экспертизы осуществляется государственным органом управления государственным фондом недр в порядке, установленном Правительством РФ. Порядок предусматривает участие в процедуре ГКЗ. Не ИКП, не ордена кармелиток, не адептов пьяного ежика - а именно ГКЗ. Ну и?

Если хозяйствующий субъект вслед за автором полагает, что государственная экспертиза запасов полезных ископаемых - анахронизм, а ГКЗ - неадекватный рыночным условиям бюджетный бюрократический орган, то он вправе не пользоваться "услугами" этой системы. Тогда этот хозяйствующий субъект просто не будет недропользователем, только и всего.

Если же для хозяйствующего субъекта важно получение права пользования конкретным участком недр, он воспользуется установленным законодателем порядком, сколь бы вздорным ему этот порядок ни представлялся.

Что же до изменения правил игры, то вот уж четверть века данная "кормушка" исправно функционирует, финансово подпитывая заинтересованных лиц. И необходимости в изменениях (кроме перемены лиц) система не усматривает...

КАС, 08.10.16 15:32:24 — Брат, 02.10.16

По-моему система просто тупая и боится что-то делать. Так как кормушка для тех, кто работает в ГКЗ, так себе. Госоплата дерьмовая (в частных структурах специалисты больше получают), борзых щенков опасно сейчас принимать. Эксперты жалуются, что мало получают. И правда, никто из них в Форбс не попал, яхтой не обзавелся. Не зря же хорошие специалисты уходят из ГКЗ в частные структуры. Так что скорее контора больше формальная, чем дойная корова. По инерции едет, хотя уже время совсем другое.

Брат, 08.10.16 18:42:52 — КАС, 8.10.16

Вы правы, безусловно, но, на мой взгляд, любая система в сегодняшней России состоит из, условно, клерков (тех, кто работает) и верхнего звена (тех, кто перераспределяет средства). И система является кормушкой исключительно для для верхнего звена, на всех кормушка изначально не рассчитана.

Касательно ГКЗ, грубо принимать борзых щенков напрямую нет нужды: система отстроена таким образом, что оплата бесценных услуг не ограничивается только лишь формально установленной платой за проведение госэкспертизы по бюджетной проводке. Кроме того, нередки нестандартные нужды недропользователей: ухитряется же ГКЗ утверждать запасы, исчисленные с применением коэффициента рудоносности, а это дорогого стоит. Но, повторюсь, кормушка рассчитана не на работающих, Форбс и яхты - не для них.

У соседей, 12.10.16 18:22:17

В середине июня Казахстан вступил в Комитет международных стандартов отчетности о запасах твердых полезных ископаемых CRIRSCO, создает институт компетентных лиц и отказывается от ГКЗ.

Срок заключения контракта на геологоразведку в Казахстане сокращен с 18 месяцев до 25 дней в экспериментальном режиме сейчас, - и до 3 дней в будущем.

Автор, 14.10.16 11:52:43

Только что вернулся из отъезда, поэтому подключчаюсь с небольшой задержкой.

Два принципиальных замечания:

Первое. Удивительны апелляции к нашим законам при их незнании. В корне неверное заключение «…Порядок предусматривает участие в процедуре ГКЗ. Не ИКП, не ордена кармелиток, не адептов пьяного ежика - а именно ГКЗ. Ну и?..».

Так вот, НИГДЕ в Законах и Постановлениях Правительства Вы не найдете упоминания про ГКЗ или ТКЗ.

Согласно п.п.13-14 Постановления правительства России № 69 от 11.02.05 г и № 37 от 22.01.07 г «О государственной экспертизе запасов…», решение принимается экспертной комиссией, в которой ≥70% внештатных работников. При несогласии отдельных членов комиссии с принятым решением они пишут «Особое мнение», которое прикладывается к нему. В течение 5-ти дней это решение должно быть утверждено Роснедра, причем возможность его не утверждения «Постановлением…» не предусмотрена, что должно было бы означать независимость экспертной комиссии. О существовании ГКЗ /ТКЗ и их роли в Постановлениях Правительства нет ни слова.

Своими постановлениями Правительство пыталось перенести западный опыт на нашу почву, но делало это не настойчиво, да и почва сопротивляется. Основное различие между российской и западной системами «экспертизы запасов» - ответственность за принятое решение, которое является основой для многомиллионных инвестиций. У нас никто и не за что не отвечает, а они отлаживают свои механизмы так, чтобы исключить ошибки и аферы типа Посейдона или Бусанга.

- «Административный регламент предоставления Федеральным агентством по недропользованию государственных услуг по организации проведения государственной экспертизы запасов полезных ископаемых, геологической, экономической и экологической информации об участках недр, предоставляемых в пользование», соответствующий Постановлениям Правительства о госэкспертизе запасов (от 2005 г и 2007 г), утвержден МПР только в 2012 г, т.е. 7-мь лет спустя и так же не содержит никаких указаний по организации и роли ГКЗ/ТКЗ.

Второе. Это канаву можно рыть «от крыльца и до обеда», а в сознательной деятельности человек в первую очередь задается вопросом: «А зачем это надо делать, какой должен быть результат и как лучше его достигнуть?» Изначально (из СССР) ГКЗ/ТКЗ должны были давать заключение о целесообразности государственных инвестиций в освоение месторождений. Но с 1992 г государство прямо на эти цели не дает ни копейки, а для зарубежных финансовых институтов решение ГКЗ/ТКЗ – не указ. У нас никак не желают понять, что запретить инвестировать – можно, а приказать – нельзя. Инвестора надо заманить и взять свое разумными налогами, а на советский подход, типа «жри, что дают, и не кобенься», он голосует ногами. По этой причине Россия – в числе стран с неблагоприятными условиями ведения горного бизнеса.

И, напоследок, иллюстрация к первому и второму:

Все эксперты, специалисты своего дела, кандидаты и доктора наук, геологи, горняки, технологи и т.п., проводившие экспертизу прироста по Сухому Логу, написали свое «Особое мнение» о несогласии с принятым решением. Но ветеринар сказал «Есть!» (ведь этот прирост - результат его умелого руководства вверенной областью), и решение т.н. «государственной экспертизы запасов» принято. Все «Особые мнения» засунуты в надлежащее им место, в архив. Догадываетесь, что это именно мы (бюджет) будем платить за это решение ветеринара? Не прямо (это незаконно), а через Ростехнологию, Роснано и т.п. структуры.

Брат, 14.10.16 22:26:54 — Автору

Рад, что вернулись из отъезда; небольшая задержка не критична. Полагаю, что изложенные Вами замечания, причем оба, не носят принципиального характера и, на мой взгляд, необоснованны.

Первое свидетельствует о невнимательном прочтении 69-го постановления Правительства РФ; документ начинается отнюдь не с 13-14 пункта. В силу пункта 11 указанного постановления проведение государственной экспертизы осуществляется государственным учреждением, уполномоченным Федеральным агентством по недропользованию по согласованию с Министерством природных ресурсов и экологии Российской Федерации. Федеральное агентство по недропользованию реализовало предоставленное ему Правительством РФ право и приказом от 22 февраля 2005 года №185 возложило проведение государственной экспертизы на государственное учреждение "Государственная комиссия по запасам полезных ископаемых" (ГУ "ГКЗ"). Поэтому именно в ГКЗ в силу пункта 12 69-го постановления направляются на экспертизу материалы и именно ГКЗ в силу пункта 13 того же постановления создает ту самую экспертную комиссию с "судьбоносным" соотношением 70/30.

Вот когда и если Роснедра в установленном порядке возложат проведение государственной экспертизы на другое государственное, заметьте, учреждение, мы с Вами сможем эту коллизию обсуждать. А пока... Ну, не нравится Вам система ГКЗ (мне, кстати, тоже), но это, повторюсь, единственная для хозяйствующего субъекта возможность поиметь статус недропользователя. А Ваше мнение (ну, или мое) и полемический задор могут быть засунуты, как Вы справедливо полагаете, в надлежащее им место.

Второе. Ну нельзя же, голубчик, настолько не понимать, что канава уже вырыта, причем в армейской традиции "от меня и до следующего дуба"! Обсуждаемая проблема лежит в области бессознательного и жестко регламентирована нормативно-правовыми актами, принятыми в соответствии с российским законодательством. А озвученными Вами вопросами человек задается в сознательной деятельности, то есть в рамках своих сил, возможностей, компетенции. В ситуациях, на разрешение которых он в состоянии повлиять. Разницу улавливаете ли?

Приведенная Вами иллюстрация относится к периоду "ветеринарной геологии" Анатолия Ледовских и вполне подтверждает мою позицию. Спорить-то не о чем. Устраивает ли нас существующая система государственной экспертизы? Безусловно, нет. Можем ли мы позволить себе игнорировать этот "анахронизм" и неадекватные бюрократические процедуры? Безусловно, да, но из горного бизнеса при этом придется уйти...

виктор, 26.05.21 12:01:10 — Автору

абсолютно согласен со статьей о ненужности ГКЗ, также следует учесть о необходимости экспертизы для недропользователя, нужна ли она ему если он не собирается выставлять месторождение на торги, т.е если недропользователь сам нашел, сам разведал и хочет сам эксплуатировать, нужно ли ему экспертиза - однозначно нет. Но боюсь в нашей стране с ее тягой все контролировать и заглядывать во все углы и горшки, такая экспертиза опять же станет обязательной процедурой для всех недропользователей, нагружая его дополнительными финансовыми тратами, затраченным временем, а с учетом того что в эту экспертизу хлынут те же специалисты которые уже являются сотрудниками ГКЗ и других организаций, они принесут в новую экспертизу те же болячки и нарративы.

Выход есть только в объявлении нелегитимности оценок экспертов имеющих опыт работы в системе ГКЗ. Таким образом мы избавимся от косности экспертов, максимально быстро привлечем новых специалистов не успевших заразиться устаревшими понятиями и взглядами на недропользование.

Владимир, 26.05.21 15:39:43

Глупость, конечно, считать кондиции и запасы при том, что цена золота постоянно меняется. Но расчёты делаются с умным видом, считаются варианты, содержание до второго знака, эксперты трудятся, пишут замечания, авторы исправляют, потом опять защищают. А цена золота поплыла и все эти многотрудные и многоумные работы тут же превратились в мусор.

И как охота, в том числе сотрудникам ГКЗ и прочим участникам этого действа, на такую полную ерунду свое жизненное время тратить? Жизнь то ведь одна и не очень длинная, чего же ее на пустое дело губить?

Может быть: «Я лучше в баре блядям буду подавать ананасовую воду»?

Уважаемые посетители сайта! Пожалуйста, будьте как дома, но не забывайте, что в гостях. Будьте вежливы, уважайте родной язык и следите за темой: «Кто знает, что такое ГКЗ сейчас?»


Имя:   Кому:


Введите ответ на вопрос (ответ цифрами) "четырнадцать прибавить 2":