Кто знает, что такое ГКЗ сейчас?

Тимофеев П.Ф., геолог
Золотодобыча, №184, Март, 2014

Нужен ли в современных экономических условиях российскому недропользователю институт государственной экспертизы запасов полезных ископаемых?

В настоящее время институт государственной экспертизы запасов полезных ископаемых (ГКЗ) большинством специалистов воспринимается как анахронизм, пережиток времен планового строительства коммунизма, и в рыночной экономике ему нет места. Но мало кто знает причины создания ГКЗ и задачи, которые предполагалось решать с ее помощью.

Что было

Первопричина возникновения ГКЗ — это декрет Советской власти о национализации промышленности (1918) и решения XIV съезда ВКПб (декабрь 1925) по индустриализации страны.

Понятно, что уже на начальном этапе индустриализации страны проявилась необходимость в объективной оценке запасов минерального сырья для действующих и строящихся промышленных предприятий. Кто-то же должен был брать на себя ответственность за определение объема запасов и, соответственно, за объемы государственных средств на их освоение?

Эта задача весьма ответственная, и для ее решения в 1927 г. Геологический Комитет ВСНХ СССР «для придания единообразия и авторитетности всем цифрам запасов, исходящим от Геологического Комитета», образовал «Комиссию по подсчету запасов полезных ископаемых», т.е. ГКЗ. Основной задачей ГКЗ было «…рассмотрение, проверка и утверждение цифр запасов и распределение их по категориям, а также методов подсчета запасов…».

В дальнейшем название (Особая, Центральная, Всесоюзная, Государственная) и ведомственная принадлежность ГКЗ неоднократно менялась, но она всегда оставалась высшим государственным органом по определению (подсчету) запасов всех видов полезных ископаемых, решения которой были обязательны для всех учреждений и предприятий страны.

Работа ГКЗ постоянно совершенствовалась. Начинали с простого рассмотрения запасов проектных или эксплуатационных предприятий, которые Комиссия подтверждала или подвергала сомнению, базируясь на заключения специалистов, использующих весьма ограниченные данные, собранные из дореволюционных литературных источников, материалов эксплуатации, геологических съемок и результатов поисково-разведочных работ.

С 1928 г. подсчеты запасов стали проверяться, а количество утверждаемых запасов по категориям отражалось в протоколах. С 1932 г. в протоколах приводятся основные критические замечания, на основании которых вносились изменения в авторские цифры и категории запасов. К середине 1930-х годов больше внимания стало уделяться оценке качества проведенных работ, анализу геологической документации разведочных выработок, достоверности опробования, принципам оконтуривания площадей подсчета запасов.

С 1 июля 1954 г. Постановлением Совмина СССР (за № 1347) ГКЗ была подчинена непосредственно Совету Министров СССР, т.е. ее статус стал сопоставим со статусом Министерства СССР. Такое высокое и вневедомственное положение ГКЗ соответствовало ее основной функции, выполняемой в государстве с плановой экономикой, социалистическим укладом хозяйствования и живущем за счет минеральных ресурсов своих недр. Эту основную функцию кратко можно определить как государственную приемку запасов полезных ископаемых, разведанных в недрах, для передачи в освоение добывающей промышленности.

В 1963 г. на ГКЗ были возложены обязанности по рассмотрению и утверждению технико-экономических обоснований кондиций для подсчета запасов твердых полезных ископаемых и оценки промышленного значения месторождений. До этого параметры кондиций и значения коэффициентов извлечения нефти из недр устанавливались Госпланом СССР по аналогии с действующими предприятиями без серьезного экономического обоснования.

Следует учитывать, что ГКЗ формировалась совместно с науками геологоразведочного профиля, которые развивались с 1930-х годов как отрасль, необходимая для сырьевого сектора СССР. Обобщение огромного опыта изучения и разработки месторождений полезных ископаемых позволили ГКЗ постоянно совершенствовать «Классификацию…» и Инструкции по ее применению к различным группам месторождений.

Таким образом, в условиях СССР ГКЗ была важным звеном в составе единого государственного горно-геологического комплекса (далее ГГГК) страны по следующим причинам:

- все геологоразведочные работы (ГРР), от региональных исследований до детальной разведки, выполнялись за государственный счет. Основным их итогом, имеющим практическую ценность, являлись запасы полезных ископаемых, разведанные в недрах до промышленных категорий;

- достоверность выявленных при ГРР запасов минерального сырья, их качество и количество, экономическую значимость и т.д. подтверждала ГКЗ в результате проведения экспертизы.

Работа ГКЗ имела государственную значимость, т.к. позволяла решать две важнейшие задачи:

- утвержденные ГКЗ запасы полезных ископаемых являлись единственной легитимной основой для проектирования горнорудных и обогатительных предприятий, т.е. обоснованием целесообразности государственных затрат на эти цели;

- за счет «обратной связи» в структуре ГГГК МинГео СССР могло управлять своими предприятиями и этапами ГРР, имея целью воспроизводство минерально-сырьевой базы (МСБ) (рис.).

Указанная система воспроизводства минерально-сырьевой базы была создана и могла функционировать только в составе ГГГК СССР. Система управлялась с помощью административного (командная иерархия внутри единой системы) и финансового (бюджетные потоки) рычагов управления. Эффективность управления обеспечивалась высокой квалификацией, административной и партийной ответственностью основных исполнителей. Но были у системы и недостатки (табл. 1).

Таблица 1. Сильные и слабые стороны системы формирования и использования минерально-сырьевой базы в рамках ГГГК СССР

Достоинства

Недостатки

Стройная, логически обоснованная, с тотальным контролем на всех этапах

Поскольку ГРР выполнялись за государственный счет, то упомянутый «тотальный контроль» был недостаточно эффективным и не спасал государственный баланс от засорения ненужными запасами полезных ископаемых, а также и от «омертвления» капиталовложений в ГРР

Позволяла планировать долгосрочное развитие ГГГК и вести расширенное воспроизводство минерально-сырьевой базы

Недооценка реальной экономической составляющей проектов как неизбежное следствие директивной и плановой государственной экономики. До сих пор существуют разведанные, но неразрабатываемые месторождения, запасы которых утверждены ГКЗ еще в 1970–80-х гг.

 

Ради справедливости надо сказать, что система была неплохая и успешно решала стоящие перед ней задачи по изучению недр, разведке запасов и отработке месторождений. Созданная в те годы минерально-сырьевая база позволяет России существовать до сих пор за счет эксплуатации ранее найденных и разведанных запасов полезных ископаемых.

Что стало

В результате преобразований 1991 года единый государственный горно-геологический комплекс юридически и фактически распался. Задача изучения недр теоретически осталась обязанностью государства, а задачи разведки и разработки месторождений были переданы частному капиталу.

Но если до 1992 г. экспертиза разведанных запасов в ГКЗ была органичным элементом ГГГК, миновать который никому и в голову не могло прийти, то зачем она нужна частному капиталу? Две вышеуказанные задачи, которые государство (СССР) раньше решало с помощью ГКЗ, сейчас исчезли, а новые задачи сформулированы крайне невнятно.

Так, в ходе последней административной реформы Государственная экспертиза запасов полезных ископаемых определена как государственная услуга, организация оказания которой возложена на Роснедра.

Такая формулировка задачи ГКЗ вызывает только искреннее недоумение, ибо невозможно найти ответы на очевидные вопросы: кому и зачем государство собирается оказывать эту «услугу»?

Кому? Предполагали, что недропользователи зачем-то устремятся заказывать себе услугу по проведению государственной экспертизы запасов и останется только выстроить их в очередь и организовать этот процесс.

А зачем это нужно недропользователю? Ему эта «государственная услуга» не нужна — для него это просто лишние затраты без какого-либо позитивного итога, т.е. это типичная навязанная услуга. Для него (недропользователя) может иметь ценность только заключение о запасах западных аудиторов, т.к. только через них можно разместить свои акции на западных биржах, реально капитализировав разведанные запасы полезных ископаемых. При этом наличие протокола ГКЗ/ТКЗ рассматривается как обязательный «модифицирующий» юридический фактор, означающий лишь наличие права на отработку запасов, но не определяющий их величину. Под запасы, утвержденные ГКЗ/ТКЗ, нигде не дадут ни цента.

Выходит, единственной стороной, заинтересованной в проведении государственной экспертизы запасов, является само государство, которое таким способом надеется получить точную и адекватную оценку своей собственности (запасов в недрах). Но эту задачу надо признать невыполнимой по следующим причинам.

- Проводит экспертизу ФБУ ГКЗ — бюджетный бюрократический орган, в финансовом и кадровом отношениях подчиненный Роснедра. В таких условиях основной принцип экспертизы — независимость — угнетен, а институт может быть низведен до формальной процедуры обслуживания ведомственных (местнических, личных и т.д.) интересов.

- ФБУ ГКЗ (имеющая небольшой штат инженеров) привлекает к проверке высококлассных внештатных экспертов — специалистов в узких областях. Но это достоинство легко превращается в недостаток, усугубленный падением квалификации и многоступенчатой системой принятия решений при отсутствии ответственности у всех фигурантов процесса: авторы ТЭО и подсчета запасов обязаны внести в них любые изменения по требованию экспертов (а также экспертной комиссии), следовательно, их уже нельзя признавать за авторов. Но и эксперты — не авторы, равно как и руководитель Роснедра, без утверждающей подписи которого на протоколе заключение экспертизы не легитимно. Поэтому крайней является некая безликая «экспертиза», а все возможные ошибки решения ложатся на недропользователя, формально являвшегося заказчиком этой «государственной услуги».

- Инструментарий у ГКЗ остался неизменным со времен СССР (постоянные и временные кондиции (!), ручной подсчет (!), «утверждение» (!) запасов и пр.), что неприемлемо для здравомыслящего современного специалиста.

- Экспертиза материалов проводится в привычном (архаичном) режиме 1980-х годов, с присущими ей пороками: негибкость и косность, благодаря которым государство получает недостоверную информацию, исключающую возможность научного анализа и прогноза.

Например, прошлой зимой запасы золота в месторождениях утверждались, исходя из цены 1600–1700 $/унц., сейчас цена упала на 25–30 %, но запасы-то числятся в прежнем объеме! Понятно, что себе в убыток добывать их никто не будет, и законодатель (государство) полагает, что недропользователь в такой ситуации сам заинтересован в приведении запасов в соответствие с упавшей ценой. То есть он закажет новое ТЭО кондиций, проведет его экспертизу и утверждение, потом закажет подсчет запасов, с экспертизой и утверждением, и только после этого будет вносить изменения в проект отработки месторождения (тоже с госэкспертизой)... Данное предположение утопическое, учитывая необходимые затраты труда, времени и средств: за это время баланс «цена/затраты» успеют еще не раз смениться.

Следовательно, неизбежны «двойная бухгалтерия» и будущие «книжные» остатки, а государство само себя сознательно (?) вводит в заблуждение своей же «услугой».

В итоге мы имеем парадоксальную ситуацию: проведение государственной экспертизы принудительно оплачивает недропользователь, проводит ее ФБУ ГКЗ, утверждает решения — Роснедра (которое, согласно Положению о Федеральном агентстве, только «организует» процесс), при этом ответственность никто не несет, а полученную недостоверную информацию государство закладывает в свои планы.

Причина парадокса — в деградации государственных институтов, за четверть века не сумевших сформулировать задачи экспертизы, адекватные изменившейся обстановке.

Анализируя историю, можно заметить отчетливое соответствие статуса ГКЗ востребованности властью и обществом решаемых ею задач (табл. 2).

Таблица 2. Задачи, решаемые ГКЗ в различные годы

Период

Содержание работы

Решаемые задачи

1954–1991 гг.

Комитет при Совмине СССР

«Государственная приемка» запасов для передачи добывающей промышленности

1. Обоснование целесообразности государственных затрат на ГРР и строительство горнодобывающего предприятия

2. Управление ГРР с целью  воспроизводства МСБ

1992 – настоящее время.

Государственное учреждение при различных министерствах и ведомствах

Государственная экспертиза запасов, проверка соответствия их Классификации запасов, с учетом требований ФЗ «О недрах» и Налогового кодекса


Обеспечение государственного учета запасов, разведанных в недрах

 

Учитывая недостоверность оценки запасов, трудно признать ее результаты государственно важными. Зачем нужен институт экспертизы, если его единственный продукт (оценка величины запасов) нельзя признать достаточно качественным и востребованным в обществе? Как регулятор финансовых потоков (для чего он и был создан в свое время), он не принимается ни в России, ни в мире. И учет запасов в недрах он был способен обеспечить только в условиях планового хозяйства СССР, а в рыночной экономике он недостоверен, так как не способен учитывать конъюнктуру рынка.

Так зачем же нужна такая государственная экспертиза запасов?

Что будет?

Возвращаясь к началу статьи, надо согласиться, что государственная экспертиза запасов полезных ископаемых — анахронизм, не имеющий перспектив развития. А уточнив задачи, которые сейчас должна решать экспертиза запасов, легко понять, что это под силу только независимой (от государства) экспертизе (табл. 3).

Таблица 3. Задачи экспертизы запасов, которые она должна была бы решать на современном этапе

Исполнитель

Содержание работы

Решаемые задачи


ИКП — Институт «Компетентных персон»


Независимая экспертиза и ежегодный аудит запасов

1. Капитализация предприятий

2. Обоснование целесообразности финансирования геологоразведочных работ

3. Достоверный учет запасов

 

В табл. 3 перечислены основные задачи, которые (теоретически) должна была бы решать экспертиза запасов при внедрении рыночного метода управления МСБ, но для этого нужен независимый экспертный орган, заключения которого будет принимать биржа. А для признания этого органа ROPO (зарубежные профессиональные организации — Recognized Overseas Professional Organization) необходимы механизмы обеспечения высокой квалификации его членов, а также персональной ответственности за экспертные заключения о запасах месторождений.

В реальной ситуации, вероятно, потребуется переходный период параллельного существования двух систем экспертизы: ГКЗ/ТКЗ Роснедра и Института компетентных персон (ИКП). По сути, деятельность ИКП будет в большей мере отвечать требованиям постановления Правительства России № 69 от 11.02.05 г. и № 37 от 22.01.07 г. «О государственной экспертизе запасов….». Согласно п.п. 13–14 указанного постановления, решение принимается экспертной комиссией, в которой ≥ 70 % внештатных работников. В течение 5 дней это решение должно быть утверждено Роснедра, причем возможность неутверждения правительством РФ не предусмотрена, что должно было бы означать независимость экспертной комиссии.


-0+2
Просмотров статьи: 30206, комментариев: 106       

Комментарии, отзывы, предложения

Автор, 11.06.14 09:47:30 — Владимир Владимирович

Вы правы в том, что надо менять, да не на кого. Да и менять надо было уже давно, учитывая большую «инерцию» процесса геологического познания и геологоразведочных изысканий. Ведь поисковый задел советского времени съели подчистую, попутно разорили геологоразведочную службу страны. Так что из условного "Сингапура" надо будут завозить не только управленцев, но и рядовых геологов.

Рационализатор, 18.06.14 11:00:30 — Владимиру Владимировичу

Уважаемый В.В., а почему бы моль не вывести? Я могу предложить множество эффективных способов. Вам надо?

Б.Кавчик, 20.06.14 11:49:10 — Владимир Владимирович, 10 июня

По-моему чиновники не самые плохие люди, а обычные. Обзывать их молью нет смысла. Они приходят на госслужбу и обязаны выполнять законы. Если в законе «О недрах» написано, что необходима экспертиза всего и вся, то дело чиновников ее организовать. ГКЗ - это порождение закона "О недрах", а прочие структуры выросли из попытки как-то выполнить требования закона. Любой самый лучший человек, попав на службу, вынужден делать то же, что и другие, это будет просто честная работа.

Чтобы ситуация изменилась необходимо, по-моему менять законы. Это должна делать законодательная власть. К сожалению, в Комитете по природным ресурсам очень слабый состав. Простые вопросы о техногенных россыпях, о непромышленной добыче золота, об оперативной выдаче лицензий на поиски они годами и даже десятилетиями не могут довести до решения.

Может быть надо больше спрашивать не с исполнительной, а с законодательной власти? Чего они сидят в Думе? Законов, развивающих геологию и горную промышленность, давно не видно. Отсюда и результаты.

Когда в России законы будут лучше чем в Сингапуре, тогда никого оттуда выписывать не придется.

Николай , 24.08.14 12:31:59 — Рационализатор, 18 июня 2014

Кому вы хотите предложить средство от моли? Самой моли? Но она сама с собой бороться не хочет, так что ваше средство без надобности.

Автор, 25.08.14 11:28:28 — Николай

Судя по скепсису, у Вас есть другое решение вопроса оптимизации геологоразведочного производства в стране? Поделитесь.

Б.Кавчик, 27.08.14 12:14:52 — Автору

Прежде всего, решение вопроса оптимизации требует выбора некоторого критерия оптимизации, например, максимально быстро защитить запасы в ГКЗ. Этот критерий был нужен разведчикам Мингео, так как у них был план и премии.

ГКЗ сейчас работает, исходя из критерия "максимум НДПИ".

Оба рассмотренных критерия не способствуют привлечению инвестиций, так как прибыль от отработки разведанных запасов оказывается низкой. Для оптимизации разведки лучше (на мой взгляд) критерий: "максимум прибыли от отработки месторождения". При таком критерии надо увеличить объемы разведочных работ и частично изменить методику, чтобы получить более высокое качество запасов.

У людей советского менталитета изменить критерий оптимальности разведки на «максимум прибыли от отработки запасов» чрезвычайно сложно. (Эти хищные потребители наших недр получат сверхприбыль!)

Однако правительству нужны деньги. Там, пока еще могут потерпеть недостаток инвестиций и их бегство из России, но вряд-ли долго. Предприятия тоже теоретически заинтересованы в увеличении прибыли.

В целом, по-моему, изменения неизбежны, так что надо готовить почву для изменений. Это необходимая предварительная работа для решения вопроса оптимизации геологоразведочного производства. Мы этим и занимаемся. Так ведь?

Автор, 27.08.14 16:52:36 — Б.Кавчик

Опечатка: максимум "бюджетной эффективности", но не "максимум НДПИ".

Да, изменения неизбежны, без них мы просто не выживем. Но отсутствие каких либо хотя бы намеков на возможные перемены к лучшему приводят к унынию, депрессии и пессимизму. Слишком уж долго все это продолжается, слишком велик риск того, что мы ляжем в эту почву в качестве удобрения, но растить на ней будет уже некого и не кому. Офисных клерков и столоначальников в Росгеологии? Они в этом не нуждаются.

Б.Кавчик, 28.08.14 16:46:58 — Автору

Пессимизм понятен. Но изменение парадигмы всегда сложно. Ну и что? Намного сложнее было Галилею. Его окружало гораздо большее непонимание, зло и противодействие. Тем не менее его идея победила и теперь никто не сомневается в том, что "она вертится". Мы выполняем аналогичную задачу смены парадигмы в головах людей, хотя и в гораздо меньшем масштабе. Но мы тоже пытаемся сменить парадигму, сложившуюся в СССР.

Может, наши идеи по поводу изменения геологоразведки будут восприняты не так быстро, но свое: "все таки она вертится", по-моему, говорить надо. Тем более, костер, как Галилею, нам не грозит.

Скептик, 01.09.14 11:01:03

Новое в России не любят. Оно приходит из-за бугра, от пластиковых бутылок до персональных компьютеров и сотовых телефонов. Сейчас импортную систему разведки и оценки запасов будем внедрять (JORC что-ли?), да и то только потому, что без нее денег не дают.

Патриот , 22.09.14 08:25:55 — Скептику

Пошли они в .... с их зелеными бумажками. Мы своих напечатаем сколько надо и ничего ихнего брать не будем.

Скептик, 21.12.14 07:03:21 — Патриоту

Ты, может, у нас правительством руководишь? Так и сделали, как ты сказал.

Магадан, 27.05.16 01:51:39

Глянул комментарии, согласен со скептиком.

ВВ, 30.09.16 07:55:17

Статья интересная, вопрос риторический: "Учитывая недостоверность оценки запасов, трудно признать ее результаты государственно важными. Зачем нужен институт экспертизы, если его единственный продукт (оценка величины запасов) нельзя признать достаточно качественным и востребованным в обществе? Как регулятор финансовых потоков (для чего он и был создан в свое время), он не принимается ни в России, ни в мире. И учет запасов в недрах он был способен обеспечить только в условиях планового хозяйства СССР, а в рыночной экономике он недостоверен, так как не способен учитывать конъюнктуру рынка. Так зачем же нужна такая государственная экспертиза запасов?"

Интересно, находит ли в реальной жизни идея автора насчет переходного периода и Института КП?

"В реальной ситуации, вероятно, потребуется переходный период параллельного существования двух систем экспертизы: ГКЗ/ТКЗ Роснедра и Института компетентных персон (ИКП). По сути, деятельность ИКП будет в большей мере отвечать требованиям постановления Правительства России № 69 от 11.02.05 г. и № 37 от 22.01.07 г. «О государственной экспертизе запасов….». Согласно п.п. 13–14 указанного постановления, решение принимается экспертной комиссией, в которой ≥ 70 % внештатных работников. В течение 5 дней это решение должно быть утверждено Роснедра, причем возможность неутверждения правительством РФ не предусмотрена, что должно было бы означать независимость экспертной комиссии.

Практик, 02.10.16 12:21:58

ГКЗ сейчас тоже, что и раньше. Плохо, что ГКЗ монополист. Надо бы на них антимонопольный комитет направить. Под видом госуслуги все заказы себе забрали. Будто кроме них проверить запасы некому. Можно бы и ошибок меньше, чем они делать.

Брат, 02.10.16 18:41:21

По мне, автором изначально некорректно поставлен вопрос и пущен в обсуждение. Никого не интересует, что нужно российскому недропользователю; его мнения (равно, как и мнения кого бы то ни было) никто не спрашивает.

В силу ст.29 Закона РФ "О недрах" предоставление недр в пользование для добычи полезных ископаемых разрешается только после проведения государственной экспертизы их запасов и проведение указанной экспертизы осуществляется государственным органом управления государственным фондом недр в порядке, установленном Правительством РФ. Порядок предусматривает участие в процедуре ГКЗ. Не ИКП, не ордена кармелиток, не адептов пьяного ежика - а именно ГКЗ. Ну и?

Если хозяйствующий субъект вслед за автором полагает, что государственная экспертиза запасов полезных ископаемых - анахронизм, а ГКЗ - неадекватный рыночным условиям бюджетный бюрократический орган, то он вправе не пользоваться "услугами" этой системы. Тогда этот хозяйствующий субъект просто не будет недропользователем, только и всего.

Если же для хозяйствующего субъекта важно получение права пользования конкретным участком недр, он воспользуется установленным законодателем порядком, сколь бы вздорным ему этот порядок ни представлялся.

Что же до изменения правил игры, то вот уж четверть века данная "кормушка" исправно функционирует, финансово подпитывая заинтересованных лиц. И необходимости в изменениях (кроме перемены лиц) система не усматривает...

КАС, 08.10.16 15:32:24 — Брат, 02.10.16

По-моему система просто тупая и боится что-то делать. Так как кормушка для тех, кто работает в ГКЗ, так себе. Госоплата дерьмовая (в частных структурах специалисты больше получают), борзых щенков опасно сейчас принимать. Эксперты жалуются, что мало получают. И правда, никто из них в Форбс не попал, яхтой не обзавелся. Не зря же хорошие специалисты уходят из ГКЗ в частные структуры. Так что скорее контора больше формальная, чем дойная корова. По инерции едет, хотя уже время совсем другое.

Брат, 08.10.16 18:42:52 — КАС, 8.10.16

Вы правы, безусловно, но, на мой взгляд, любая система в сегодняшней России состоит из, условно, клерков (тех, кто работает) и верхнего звена (тех, кто перераспределяет средства). И система является кормушкой исключительно для для верхнего звена, на всех кормушка изначально не рассчитана.

Касательно ГКЗ, грубо принимать борзых щенков напрямую нет нужды: система отстроена таким образом, что оплата бесценных услуг не ограничивается только лишь формально установленной платой за проведение госэкспертизы по бюджетной проводке. Кроме того, нередки нестандартные нужды недропользователей: ухитряется же ГКЗ утверждать запасы, исчисленные с применением коэффициента рудоносности, а это дорогого стоит. Но, повторюсь, кормушка рассчитана не на работающих, Форбс и яхты - не для них.

У соседей, 12.10.16 18:22:17

В середине июня Казахстан вступил в Комитет международных стандартов отчетности о запасах твердых полезных ископаемых CRIRSCO, создает институт компетентных лиц и отказывается от ГКЗ.

Срок заключения контракта на геологоразведку в Казахстане сокращен с 18 месяцев до 25 дней в экспериментальном режиме сейчас, - и до 3 дней в будущем.

Автор, 14.10.16 11:52:43

Только что вернулся из отъезда, поэтому подключчаюсь с небольшой задержкой.

Два принципиальных замечания:

Первое. Удивительны апелляции к нашим законам при их незнании. В корне неверное заключение «…Порядок предусматривает участие в процедуре ГКЗ. Не ИКП, не ордена кармелиток, не адептов пьяного ежика - а именно ГКЗ. Ну и?..».

Так вот, НИГДЕ в Законах и Постановлениях Правительства Вы не найдете упоминания про ГКЗ или ТКЗ.

Согласно п.п.13-14 Постановления правительства России № 69 от 11.02.05 г и № 37 от 22.01.07 г «О государственной экспертизе запасов…», решение принимается экспертной комиссией, в которой ≥70% внештатных работников. При несогласии отдельных членов комиссии с принятым решением они пишут «Особое мнение», которое прикладывается к нему. В течение 5-ти дней это решение должно быть утверждено Роснедра, причем возможность его не утверждения «Постановлением…» не предусмотрена, что должно было бы означать независимость экспертной комиссии. О существовании ГКЗ /ТКЗ и их роли в Постановлениях Правительства нет ни слова.

Своими постановлениями Правительство пыталось перенести западный опыт на нашу почву, но делало это не настойчиво, да и почва сопротивляется. Основное различие между российской и западной системами «экспертизы запасов» - ответственность за принятое решение, которое является основой для многомиллионных инвестиций. У нас никто и не за что не отвечает, а они отлаживают свои механизмы так, чтобы исключить ошибки и аферы типа Посейдона или Бусанга.

- «Административный регламент предоставления Федеральным агентством по недропользованию государственных услуг по организации проведения государственной экспертизы запасов полезных ископаемых, геологической, экономической и экологической информации об участках недр, предоставляемых в пользование», соответствующий Постановлениям Правительства о госэкспертизе запасов (от 2005 г и 2007 г), утвержден МПР только в 2012 г, т.е. 7-мь лет спустя и так же не содержит никаких указаний по организации и роли ГКЗ/ТКЗ.

Второе. Это канаву можно рыть «от крыльца и до обеда», а в сознательной деятельности человек в первую очередь задается вопросом: «А зачем это надо делать, какой должен быть результат и как лучше его достигнуть?» Изначально (из СССР) ГКЗ/ТКЗ должны были давать заключение о целесообразности государственных инвестиций в освоение месторождений. Но с 1992 г государство прямо на эти цели не дает ни копейки, а для зарубежных финансовых институтов решение ГКЗ/ТКЗ – не указ. У нас никак не желают понять, что запретить инвестировать – можно, а приказать – нельзя. Инвестора надо заманить и взять свое разумными налогами, а на советский подход, типа «жри, что дают, и не кобенься», он голосует ногами. По этой причине Россия – в числе стран с неблагоприятными условиями ведения горного бизнеса.

И, напоследок, иллюстрация к первому и второму:

Все эксперты, специалисты своего дела, кандидаты и доктора наук, геологи, горняки, технологи и т.п., проводившие экспертизу прироста по Сухому Логу, написали свое «Особое мнение» о несогласии с принятым решением. Но ветеринар сказал «Есть!» (ведь этот прирост - результат его умелого руководства вверенной областью), и решение т.н. «государственной экспертизы запасов» принято. Все «Особые мнения» засунуты в надлежащее им место, в архив. Догадываетесь, что это именно мы (бюджет) будем платить за это решение ветеринара? Не прямо (это незаконно), а через Ростехнологию, Роснано и т.п. структуры.

Брат, 14.10.16 22:26:54 — Автору

Рад, что вернулись из отъезда; небольшая задержка не критична. Полагаю, что изложенные Вами замечания, причем оба, не носят принципиального характера и, на мой взгляд, необоснованны.

Первое свидетельствует о невнимательном прочтении 69-го постановления Правительства РФ; документ начинается отнюдь не с 13-14 пункта. В силу пункта 11 указанного постановления проведение государственной экспертизы осуществляется государственным учреждением, уполномоченным Федеральным агентством по недропользованию по согласованию с Министерством природных ресурсов и экологии Российской Федерации. Федеральное агентство по недропользованию реализовало предоставленное ему Правительством РФ право и приказом от 22 февраля 2005 года №185 возложило проведение государственной экспертизы на государственное учреждение "Государственная комиссия по запасам полезных ископаемых" (ГУ "ГКЗ"). Поэтому именно в ГКЗ в силу пункта 12 69-го постановления направляются на экспертизу материалы и именно ГКЗ в силу пункта 13 того же постановления создает ту самую экспертную комиссию с "судьбоносным" соотношением 70/30.

Вот когда и если Роснедра в установленном порядке возложат проведение государственной экспертизы на другое государственное, заметьте, учреждение, мы с Вами сможем эту коллизию обсуждать. А пока... Ну, не нравится Вам система ГКЗ (мне, кстати, тоже), но это, повторюсь, единственная для хозяйствующего субъекта возможность поиметь статус недропользователя. А Ваше мнение (ну, или мое) и полемический задор могут быть засунуты, как Вы справедливо полагаете, в надлежащее им место.

Второе. Ну нельзя же, голубчик, настолько не понимать, что канава уже вырыта, причем в армейской традиции "от меня и до следующего дуба"! Обсуждаемая проблема лежит в области бессознательного и жестко регламентирована нормативно-правовыми актами, принятыми в соответствии с российским законодательством. А озвученными Вами вопросами человек задается в сознательной деятельности, то есть в рамках своих сил, возможностей, компетенции. В ситуациях, на разрешение которых он в состоянии повлиять. Разницу улавливаете ли?

Приведенная Вами иллюстрация относится к периоду "ветеринарной геологии" Анатолия Ледовских и вполне подтверждает мою позицию. Спорить-то не о чем. Устраивает ли нас существующая система государственной экспертизы? Безусловно, нет. Можем ли мы позволить себе игнорировать этот "анахронизм" и неадекватные бюрократические процедуры? Безусловно, да, но из горного бизнеса при этом придется уйти...

Уважаемые посетители сайта! Пожалуйста, будьте как дома, но не забывайте, что в гостях. Будьте вежливы, уважайте родной язык и следите за темой: «Кто знает, что такое ГКЗ сейчас?»


Имя:   Кому:


Введите ответ на вопрос (ответ цифрами) "два прибавить 4":