Советское планирование глазами американца

Литтлпейдж Джон Д., Демари Бесс
Золотодобыча, №166, Сентябрь, 2012

От редакции журнала «Золотодобыча». Советское прошлое кончилось 20 лет назад, однако многое осталось прежним или похожим на то, что было. В частности это относится к системе планирования. Предприятие еще только получает лицензию на разведку объекта с прогнозными ресурсами, а с него уже берут плату от планируемой добычи золота, хотя месторождения на разведанной площади может не оказаться. Квота на добычу золота – это тот же план, и без него нельзя начинать добычу.

Плановые отделы сохранились с советских времен на многих предприятиях и продолжают свою не всегда понятную деятельность. Хорошо хоть за невыполнение планов нам не грозит сейчас ГУЛАГ.

-------------------------

 

Джон Д. Литтлпейдж и Демари Бесс
Из книги:
«В поисках советского золота», 1938

В России есть неумолимая судьба, которая все время висит над головами инженеров, давая иногда почувствовать, что рано или поздно причинит немалые неприятности. Я говорю о плановой экономике, так глубоко укоренившейся в советской экономической системе, что от нее нигде не скрыться.

Когда я только приехал в Россию, плановая экономика еще не настолько развилась, как впоследствии. О ней ходило много разговоров, но на деле она еще не вмешивалась особо в работу различных промышленных предприятий. Нам приходилось проводить оценку выпуска продукции, необходимого оборудования и так далее, как в любом другом месте, и получать одобрение Высшего экономического совета, в те времена координирующей организации для всех государственных отраслей промышленности.

Но с течением времени плановая экономика начала раздуваться и занимать львиную долю в любом предприятии. «Плановый отдел» стал характерной чертой любого рудника, фабрики или завода и, как все отделы, управлялся сверху вниз. Идея дошла до того, что каждому старателю, когда тот отправлялся искать перспективную руду, с серьезным лицом вручали план производства на ближайший год.

В тресте «Главзолото» плановый отдел в московском центральном управлении связан с плановыми отделами в каждом тресте-филиале, а те связаны, в свою очередь, с плановыми отделами на каждом конкретном руднике или группе рудников. Все эти плановые отделы во всех советских трестах и предприятиях вместе взятые находятся под управлением Государственной плановой комиссии (Госплан) в Москве, прямо подчиненной советскому кабинету министров (Совету народных комиссаров).

Число служащих этих многочисленных плановых отделов росло не по дням, а по часам, так что вскоре тысячи мужчин и женщин были заняты круглый год процессом планирования. Они пытались загрузить себя работой и проводили много времени, выдумывая анкеты и бланки всяческого рода, которые рассылали инженерам и управляющим для заполнения. Дело заполнения этих бланков стало важнейшим занятием каждой советской канцелярии при руководстве.

Когда система вполне сложилась, любому инженеру стало очень сложно избегать неприятностей. В конце года ожидается, что каждый инженер подаст полную программу работы на следующий год, и даже на более длительные сроки. В эту программу включается выход продукции, финансовые затраты, заказы на все техническое и продуктовое снабжение. Конечно, требуется быть семи пядей во лбу, чтобы предвидеть всю работу группы рудников или целого треста на год или больше вперед. Особенно в России, где нехватка почти всего может привести к тому, что какие-то обещанные поставки не произойдут. Когда такое случается, весь план перекашивается и кого-то надо обвинять, потому что советской системе требуется виновник, если происходит что-нибудь предосудительное.

В горном деле всегда может случиться происшествие, которое даже самый умный и образованный инженер предвидеть не в состоянии. Это особенно верно, когда производство форсируется до максимума и не хватает вскрытой руды для обеспечения годовой выработки. Например, состояние рудного тела может измениться, так что план, подготовленный для группы рудников в начале года, станет совершенно невыполнимым месяцем позже. А тем временем, благодаря плановой экономике, план данной конкретной группы рудников оказался повязан с другими планами очень сложным образом, и невыполнение одной части плана может означать срыв всего остального.

Так что наших советских инженеров прижимает жесткий план, и, если они не в силах реализовать план на практике, на них возлагают ответственность, им говорят, что они сами предложили такие планы, и, если их не выполняют, это подозрительно. А если план, предложенный одним инженером, нарушается, даже по какой-то объективной причине, все другие инженеры, повязанные общим планом, нападают на него, потому что их планы привязаны к его плану и кого-то надо винить за срыв.

В некоторых случаях инженеры могут обнаружить, уже после подачи планов, что возможна большая выработка. На шахтах такое часто случается, там практически невозможно точно предсказать выход продукции заранее за целый год. Но инженер уже подал план, заказал определенное оборудование и получил одобрение от вышестоящего руководства. Гораздо безопаснее и легче оставить все как есть.

Он знает, что государству нужно как можно больше продукции, и может произвести гораздо больше, чем предсказал в годовом плане. Но если он объявит, что может произвести в два раза больше, чем указал несколько недель назад, у какого-нибудь политика или полицейского возникнут подозрения, и ему придется, по меньшей мере, пережить неприятное расследование, если не хуже. Так что он пускает дело на самотек, надеясь, что никто не обнаружит, что рудник в состоянии обеспечить гораздо больше руды.

Система также поощряет ленивых инженеров или управляющих подавать планы выработки, которые, как они очень хорошо знают, гораздо меньше производительности их рудников или заводов. Тогда, если им удастся убедить планирующие органы принять заниженную оценку, они могут пребывать в абсолютной уверенности, что свою квоту выполнят. А в последнее время, поскольку правительство стало предлагать солидные премии и дополнительные выплаты за перевыполнение плана, эта тенденция проявляется еще резче. Если у инженеров приняли их скромные оценки, они уверены в большом материальном вознаграждении для себя и своих помощников за перевыполнение плана.

В тресте «Главзолото» планирование проводились не менее эффективно, чем на любом другом советском предприятии, с работой которого я знаком. Наше центральное управление, например, тщательно проверяло все планы, подготовленные и поданные конкретными рудниками или группами рудников, или трестами-филиалами. Если планы не совпадали с количеством продукции, которую наши инженеры в головной конторе считали возможным, планы увеличивали.

Во время политического кризиса, такого, как разразился в России, начиная с лета 1936 года, плановая экономика становится настоящим кошмаром для инженеров и управляющих. Полиция в такие периоды внимательно надзирает за каждым предприятием и практически за каждым производителем. Они немедленно расследуют любой донос о подозрительных действиях, и следствие занимает время и мысли самых ответственных работников на руднике или фабрике целыми неделями. В таких обстоятельствах становится трудно и составлять, и выполнять планируемую программу производства.

Инженеры нервничают и чаще, чем обычно, ошибаются. Каждая ошибка — повод для подозрения, и, как правило, за ней следует полицейское расследование. Если большое предприятие или отрасль промышленности отстает в выполнении плана, газеты поднимают шум, а инженеры и управляющие нервничают еще больше. Я поражался, как людям вообще удается хорошо работать в подобной атмосфере.

Некоторые отрасли промышленности, потерявшие лучших руководителей, настолько отстали в выполнении плана, что теперь не в состоянии обеспечить обещанные поставки другим отраслям, и те тоже начинают отставать из-за отсутствия необходимых материалов. Современная промышленность тесно увязана, и плановая экономика требует очень деликатного регулирования, чтобы хоть что-то получалось. Но когда полиция хватает инженеров и управляющих без разбору, а остальные дрожат от страха, что их заподозрят следующими, вся система, разумеется, летит прахом, и не так-то легко запустить ее снова.


-0+0
Просмотров статьи: 5555, комментариев: 3       

Комментарии, отзывы, предложения

Чугунов Ю.Д., 13.10.12 12:56:24

Грамотно составленный план есть гарантия стабильности работы предприятия. Чтобы составить этот план необходимы знания и возможность прогнозирование событий на ближайшие 2 - 5 лет. При существующей системы хозяйствования в государстве это сделать очень трудно. Сегодняшние капиталисты, а не государство, деньги вкладывают в спекулятивные проекты. Ученые готовы , предложить проекты переработки техногенных залежей, запасы которых оцениваются десятками миллиардов тонн. Это в том числе золотосодержащие пески Якутии, Магадана и Чукотки, где залегает более 500 т метала. С 2005 года пытаюсь обратить внимание инвесторов на реализацию проекта по отработки песков новым - сухим способом обогащения, которым можно извлекать тонко дисперсное золото как свободного так и скрытого в кварце и сульфидах. Может здесь планирование происходит на более высоком уровне и кому то очень не выгодно возродить золотодобычу из россыпных техногенных песков на уже ранее обжитых территориях.

Игорь, 14.10.12 03:49:17

Ну как можно что-то прогнозировать, когда бывший премьер-министр Е. Т. Гайдар заявил, что Север нам вообще не нужен, "...золото дешевле закупать за границей"?

А спустя десяток лет усиленно проталкиваются прямо противоположные идеи о развитии ДВФО с образованием госкорпораций.

Попробуй тут во что нибудь инвестировать.

Через пять с половиной лет новый теоретик выдаст новую "консепшн", и капец инвестициям.

Б.Кавчик, 14.10.12 07:34:53

В последние десятилетия мир меняется очень быстро и в нем получают преимущества предприятия, которые быстрее всего реагируют на изменения условий. План в старом понимании на год и много лет в меняющимся мире является по меньшей мере бесполезным. Например, у нас в Иргиредмете в 80-е годы лучшие специалисты по заданию министерства разработали план развития золотодобывающей отрасли до 2010 года. Ну и где этот план? Да и сейчас по старой памяти в Москве все еще строят планы и кормят нас обещаниями.

В наше время хороший руководитель смотрит вперед и быстренько рулит, куда надо, вместо того, чтобы смотреть на план, который составлен в прошлом и отражает представления прошлого.

Отрицать полезность всех планов, конечно, нельзя, просто у нас, по-моему, перебор в планировании. Именно об этом говорится в статье. Этим она мне понравилась.

Уважаемые посетители сайта! Пожалуйста, будьте как дома, но не забывайте, что в гостях. Будьте вежливы, уважайте родной язык и следите за темой: «Советское планирование глазами американца»


Имя:   Кому:


Введите ответ на вопрос (ответ цифрами) "пять прибавить 1":