История добычи золота на среднем Витиме (из книги Золотой край Бурятии). До 1940 года

Верхотурова Г.А., Жерлов В.Ф.

Первые сведения о золотоносных россыпях, обнаруженных по реке Бамбуйка, относятся к 1856 году и связаны с именем горного инженера В.М. Буйвита. Им были обнаружены россыпи в долинах ключей Телешмы и Житонды.

Открытие приисков в устье Тулдуни и Каралона породило "золотую лихорадку". В тайгу из близлежащих городов и деревень, с Олекминских и Нерчинских приисков потянулись любители случайного фарта.

Вот как описывает Я.Д. Фризер открытие Многообещающего прииска (МОК - Многообещающая коса): "Идущие из Бодайбо на Мариинский прииск рабочие проведали, что в устье Тулдуни один из них обнаружил верховое золото и хотел бы промыть песок, но его просмеяли товарищи. Узнав об этом, старые приисковые бродяги - Чертик, Ганька-бродяга, Логашка - отпросились у управляющего прииском разведать то место. Они направились к устью Бамбуйки, соорудили плот и поплыли вниз по Витиму. К вечеру искатели пристали к устью большой реки, впадающей в Витим, оказавшейся Тулдунью. Сразу же по прибытию они обнаружили богатое золото. Утром бродяги направились в обратный путь прямо по горам. После нескольких дней блужданий они вернулись на Мариинский прииск, где была снаряжена партия для занятия золотоносной площади. Логашка обманным путем не был взят с партией. Тогда он отправился вслед за партией, а затем пешком ушел на Мую, где в то время находился нерчинский золотопромышленник Комаров. Логашка указал ему место найденного золота, но уже было поздно. Весть о верховом золоте разлетелась по всей тайге и за ее пределы. Сюда сбежались нерчинские казаки, баргузинские буряты, эвенки, рабочие с нерчинских приисков. В течение двух-трех месяцев здесь собралось несколько тысяч человек, сохранять от которых занятую площадь было бессмысленно. Цены на продукты выросли в несколько раз: один пуд муки стоил десять рублей, пуд мяса - пятнадцать рублей, фунт махорки один рубль".

Потек золотой ручеек с берегов Витима через Баргузин в Иркутск, и молва за ним потекла и дошла до сибирских золотопромышленников.

Князь Голицын в 1827 году получил разрешение "приискивать золо­тосодержащие руды и пески" в губерниях Енисейской и Иркутской, а уже в 1831 году его агент Новиков действовал на Баргузине, подыскивая золотоносные площади. И хотя его первая попытка застолбить Бодон (приток реки Баргузин) была неудачна - золота там не оказалось - такого рода действия, сначала застолбить, а потом уже разбираться что к чему, было в то время делом обычным.

Другие золотоискатели также направляли в Забайкалье своих разведчиков, добивались у правительства разрешения на добычу здесь золота и своего добились.

В 1843 году указом правительства была разрешена добыча золота частным предпринимателям в западном Забайкалье, в Верхнеудинском округе, в который в то время входила Витимская тайга, с взиманием натурой в пользу Кабинета при добыче золота в год до двух пудов - 5%, от двух по пяти пудов - 10%, свыше пяти пудов - 15%.

Для контроля за разработкой недр в Верхнеудинске был образован частный Западно-Забайкальский горный округ. В 1858 году этот округ был разделен на два: Верхнеудинский, обслуживающий промыслы в бассейне реки Никой, и Баргузинский - в бассейне реки Витим.

Добыча золота в Баргузинской тайге началась в 1844 году работами на прииске Иннокентьевском, на реке Бугарихта (бассейн Ципы) и Мариинском, на ручье Байчикане, впадающем в реку Толой в системе реки Ципикан. На этих двух приисках в 1844 году был промыт 1031 пуд песков и добыто золота 7 золотников 9 долей (30 граммов 260 миллиграммов). Это было первое золото Витимской тайги.

В начале девяностых годов отмечается спад добычи золота. Старые прииски вырабатывались, а новых богатых россыпей не было. Добыча золота упала до 375 кг в 1896 году.

В Средне-Витимскую группу входили прииски, разбросанные в среднем течении Витима, точнее по левым его притокам в этом течении.

В 1857 году золотопромышленник Белоголовый закрепил за собой прииск Мариинский на Бамбуйке. В этом же году госпоже Петуховой был отведен на реке Тилишме прииск Трудный. Но разработкой россыпей на этих приисках они не занимались. С 1883 года велась добыча золота по реке Тулдуни.

В 1881 году в Иркутске предпринимателями Малых, Измайловым, Огрызко было образовано "Средне-Витимское золотопромышленное товарищество" для разработки приисков Мариинский и Трудный. Товарищество работало два года и добыло металла: в 1882 году - около 822 граммов и в 1883 году - 1344 грамма.

Прииски с небольшой производительностью были разбросаны по левым притокам Бамбуйки-Тигтонга (Житонда), Итыкит(Витимкон), Тулдунь с притоками Кедровка, Стрелка; Муя с притоками Келяна, Парама с Уксанакитом (Самокутом) и Тагарак (Каменный).

Надо отметить, что в этом районе отрабатывались только наиболее богатые участки. Наряду с эксплуатацией продолжались и поиски новых участков, главным образом в долинах рек Тулдуни, Тулуи и их притоков. Были обнаружены россыпи в верховьях ключей Кедровки, Стрелки, Комарихи, Киндикана и других, что почти вдвое повысило темпы и объемы золотодобычи.

Золотопромышленник, купец первой гильдии Яков Давидович Фризер поиски золотоносных россыпей на Среднем Витиме начал в 1893 году. Одной из его разведочных партий было обнаружено золото на поверхности косы при впадении Тулдуни в Витим. По результатам этих работ в июне 1895 года он отправился туда с небольшой партией и с отводчиком горных отводов. Расстояние 250 верст от последнего действовавшего на Ципикане прииска Михайловский пролегал по совершенно пустынной тайге. Последние 12 километров из-за отсутствия даже верховой тропы проплыли по Витиму на плотах и достигли цели своего похода - высокой обнаженной каменистой косы, за которой виднелся лес. Вот на этой косе и разбила партия палатки. Назвав по окончании приемки площадей один прииск Многообещающим, а другой Надеждинским, Фризер писал:"...Действительно, прииски эти много обещают и есть основание возлагать на них надежды".

С тех пор эта коса называется Многообещающая.

Предстояло следующее: провести зимнюю дорогу, построить на ней зимовья, заготовить на них для лошадей сено, возвести постройки на приисках, закупить в большом количестве припасы и доставить их к месту работы. Немаловажное значение имел подбор кадров. На прииски принимались дельные и добросовестные служащие, которые способны были жить и работать в суровых климатических условиях.

В январе 1896 года, спустя шесть месяцев после принятия отводов, стоял поселок. Из Баргузина подвозились припасы. С февраля 1896 года начались правильные приисковые работы.

Я.Д.Фризеру понравились здешние места, его тянуло "в нашу грандиозную своей беспредельностью и манящую своими природными красотами Витимскую тайгу". Возвращаясь из поездки в Европейскую Рос­сию на средний Витим, он делает заметки в своем дневнике:

   "Еду по ущелью горной речки, с обеих сторон возвышаются высокие утесы, лошади идут тяжело, проваливаются в сушенцы и наледи - боль­шие остановки, и все-таки чувствую себя бодрее здесь, чем на парохо­дах и вагонах железной дороги. Проехав ближнюю Баргузинскую тайгу, направился по Средне-Витимскому тракту. Прошел всего год, и как все заметно изменилось. Непроходимая глушь, доступная только охотникам-орочонам, оживилась. Дорога сносная, через каждые 30-40 верст пост­роены зимовья (станции) с "посетительскими" для так называемых "привилегированных". К моим услугам были везде самовар с посудой, молоко, яйца, а на некоторых станциях предлагали даже пельмени и другие незамысловатые кушанья. На всех зимовьях переменные лошади, и путь, который раньше проходил верхом на лошадях или оленях за 7 -8 дней, теперь я проехал за двое суток. Год перед тем я на всем пути не встретил ни души, а теперь по нему двигались транспорты, пешеходы и проезжающие. Слухи о золоте, лежащем на поверхности земли, проникли всюду. Едем по речке Тулдуни. В течение одного года на ней занято площадей более чем на 75 верст и до сотни впадающих в нее ключей. Конечно, далеко не у всех окажется хорошее золото. Падение этой реки очень значительное, течет она между крутых скал. Незаметно проехали мы к устью, и как только выехали на широкий Витим, то сразу представились нам стоящие на высокой косе новые строения Многообещающего при­иска. Лес кругом вырублен и постройки видны как на ладони. Никогда не испытывал я такого чувства удовлетворения. Все предположения выпол­нены. На месте, где летом предыдущего года среди леса стояла моя па­латка, теперь на просторе расположились порядочные домики, снабженные всем необходимым. Сам я пишу этот дневник в просторной и довольно удобно обставленной комнате. Установилась и почта, два раза в месяц привозящая из Баргузина письма и целые кипы книг, газет и журналов. Нет недостатка и в обществе: новая золотоносная система стянула сюда с разных сторон немало причастного к золотопромышленности люда, есть с кем обменяться мыслями и вести беседу всем нам, работникам тайги, о близком и интересном деле".

Обосновавшись на Тулдуни, Фризер обратил свое внимание на никем не занятую местность, прилегающую к Витиму ниже впадения реки Муя. Весной 1889 года в поселке Муя началась подготовка разведочной партии. Я. Д. Фризер планировал нагрузить плоты и лодки припасами, идти вниз несколькими эшелонами, имея на плотах и лодках только необходимое для управления ими число рабочих, остальные должны были идти пешком по обоим берегам Витима и тщательно осматривать все косы, увалы, прижимы, вымоины и заходить во все ключи, брать пробы, намечая места зимней разведки и заготовляя по берегам сено. Шла интенсивная подготовка к этому походу.

Снаряжение партии в небольшом Муйском поселке не могло пройти незамеченным, и между рабочими возникла мысль организовать отдельную артель и, опередив отправку партии, идти вниз по Витиму на розыски золота на свой страх и риск с тем, чтобы в случае удачи продать свое открытие. Наспех запаслись продуктами и в марте по льду направились вниз по Витиму.

После вскрытия Витима ото льда поисковая партия Фризера вышла на обследование края.

Яков Давыдович Фризер желал лично ознакомиться с местностью, подлежащей изучению, и убедиться в правильности выполнения своего плана. 13 июня 1898 года он отправился на лодке с Многообещающего прииска к месту поисков. Не обошлось без приключений. Отплыв 7 км, лодка перевернулась на Таксимовской шивере. Все шесть находившихся в ней путников попали в воду, но, удержавшись за борта, приплыли к берегу. Все, что было в лодке, в том числе два пуда золота, взятого с Тулдунских приисков для препровождения в Иркутскую золотосплавную лабораторию, утонуло. Чтобы достать упавшее золото, были вызваны люди с Многообещающего прииска и на случай, если бы это оказалось неисполнимо, им приказано было охранять до зимы место, где оно упало.

Прибыв в Мую, Фризер узнал, что его партия по пути вниз по Витиму встретила участников артели, вышедшей из Муи в марте, которые сообщили, что на одном из ключей ими найдено богатое верховое золото. Но недостаток провианта заставил их вернуться назад.

Начальник партии с представителями этой артели отправились вниз по Витиму. На третий день они достигли ручья, который на карте назывался Куроло-Каралон, а в обиходе - Средней Орловкой, потому что этот ручей находился между Верхним Орловом и Нижним. Золото на Каралоне залегало на самой поверхности и в очень значительном количестве, часто встречались самородки. Начальник партии отправился на обследование вверх по ручью и занял на его берегах несколько площадок.

По пути назад он встретил человек десять «хищников», направлявшихся вверх по реке. На предупреждение, что участок занят, они не отреагировали и предупредили, что вслед за ними сюда идут сотни приискателей. К этому времени члены артели, вернувшиеся на Мую, разболтали о своей находке, и все, кто только мог, немедленно двинулись вниз по Витиму к найденному ключу.

1898 год вошел в историю добычи золота, как год открытия Каралонских приисков.

А. Д. Фризер застолбил участок на Каралоне. Открытие Каралонских приисков, а особенно золотоносных площадей по Каралону, привлекло туда массу старателей, которые занимались добычей золота явочным путем. Набежали и «хищники». Их нашествие грозило выработкой россыпи до отвода ее заявителю.

Я. Д. Фризер немедленно отправил с нарочным в Баргузинское полицейское управление заявки об открытых золотоносных площадях и сделал распоряжение, чтобы копии заявок были представлены в Верхнеудинск окружному горному инженеру с просьбой командировать находившегося в то время в Муе горного отводчика для отмежевания заявленных площадей. Заявление о хищничестве на Каралоне было сделано и находившемуся в то время на Многообещающем прииске мировому судье двадцатого участка Читинского окружного суда и заведующему полицейской частью на приисках. За приезд последнего с несколькими казаками на приготовленных для сплава и снабженных провизией лодках было обещано вознаграждение по 300 рублей каждому.

Кроме этих мер, Фризер использовал телеграф в Бодайбинской резиденции Олекминско-Витимских приисков для более быстрого сообщения с представителями, от которых зависело принятие решений по выдворению прибывших «хищников» на Каралон.

Сплавляясь на плотах на Каралон, Фризер плыл в сопровождении таких же плотов с «хищниками», некоторые бесцеремонно размещались и на его плоту, занимаясь приготовлением лотков для промывки золота. По дороге они встретили возвращавшихся с Каралона двух «хищников», которые рассказывали, что за два дня намыли там по восьми фунтов (3276,1 грамма) золота.

Далее Я. Д. Фризер пишет:

"Как только мы подошли к устью Орловки и причалили к берегу, все забрали свои котомки и спешно, перегоняя друг друга, направились к манившему их месту. Я остался на берегу с одним проводником-якутом. Разбив палатку и напившись чая, отправились по следам ушедших. Прежде всего пришлось перейти речку вброд по колено, а затем вскарабкаться на довольно высокую гору. Несколько спустившись с горы, я увидел шалаши, а сойдя еще ниже, работавших у возвышавшегося в этом месте утеса людей. Мое появление их смутило, вероятно, они думали, что я явился с казаками. Бросив работу, все подошли ко мне с вопросом: "Скоро ли придут казаки нас выгонять?" Далее вверх по ключу, почти у самой вершины горы, шла узкая тропка. Идя по ней, беспрерывно наталкивался на шалаши, а внизу под горой на копошившихся людей, среди них были и приплывшие вместе со мной. Подойдя к ним, я увидел, что за какие-нибудь три-четыре часа они намыли изрядное количество золота. Добывали его и на берегу, и в русле, и в утесе. Работавшие в русле бродили по колено в воде и выше, доставая песок со дна горстями, клали его в лоток и тут же промывали. Золото шло крупное. Идя вверх по речке, я добрался до площади, названной Большой деревней, где застал около ста человек. Большинство работало, некоторые сидели по берегу, пили, играли в карты. Были здесь и семейные. Женщины приготовляли блины, которые тут же продавали. Это было в конце июня 1898 года, в это время на Орловке работало от 300 до 400 «хищников». Среди них было немало и приисковых служащих, был даже интеллигент, объяснявший свое появление на Орловке, когда его оттуда вместе с другими «хищниками» выдворяли, тем, что он, будучи корреспондентом какой-то газеты, явился на Орловку для описания быта золотопромышленников, но как мне помнится, такое литературное произведение так и не появилось..."

Конечно, Я. Д. Фризеру пришлось нелегко, так как ни предупреждения золотопромышленника и его служащих, ни угрозы и увещевания мирового судьи, ни действия отряда казаков - ничто не могло повлиять на старателей-«хищников». Целый год Фризер вел с ними борьбу, а затем и с одним из бодайбинских золотопромышленников, предъявившим также свои права на Среднюю Орловку. С последним пришлось судиться, и этот суд Фризер выиграл.

При разведке отведенного ему участка на Каралоне было установлено, что «хищниками» на протяжении семи километров было выработано 7 467,6 кубометра песков. Среднее содержание золота за время с 1 января по 18 апреля 1899 года составило 91,7 грамма на 100 пудов (или 1638 кг) золота. «Хищники» добыли и унесли 3849, 3 кг золота. При цене за пуд 18 тысяч рублей «хищники» добыли золота на сумму 4230 000 рублей, а так как в Баргузинском округе Кабинет взимал до 15% с добываемого золота, то убыток, причиненный ему, составил 740 тысяч рублей.

Только усиление отряда казаков и насильственное выдворение старателей дало возможность золотопромышленнику Я.Д. Фризеру начать добычные работы. А главное, грамотно наладить правильную отработку россыпей. Рабочим платили от 1 руб. 20 коп. до 3 руб. в день. И кроме того, с целью заинтересовать их в более производительной работе, выдавали добавочно полрубля на золотник (4, 2658 грамма) с 1/8 части добытого в день золота. При такой плате рабочий зарабатывал от 65 до 80 рублей в месяц. Средний годовой заработок золотодобытчиков составлял от 900 до 1100 золотых рублей. За грамм золота платили 1 рубль 10 копеек. Высокий ли это заработок, можно судить по ценам на продукты: 1 килограмм муки стоил 6 копеек.

Но ни высокая плата, ни усиленный надзор (в разрезах на каждый забой ставились один или два служащих) не могли остановить воровство. Золото сбывалось в обмен на водку, которой торговали семейные рабочие, против чего надзор и наказания были бессильны.

Я. Д. Фризер заботился и о социально-бытовых условиях работающих. На Каралоне были построены Православная церковь, Дом культуры на 300 мест, больница на 26 коек, школа им. С. Ю. Витте - министра финансов и премьера России. Он лично занимался вопросами развития как Средне-Витимского, так и Каралонского районов, организовывал метеостанции на Каралоне и Муе. На Параме, Муе, Улан-Маките развивалось фермерское сельское хозяйство, обеспечивающее золотодобытчиков овощами, мясом, молоком, выращивались овес, рожь, ячмень. Население приисков обслуживали 15 магазинов, 12 хлебопекарен, более 500 лошадей перевозили грузы и работали непосредственно на полигонах.

Здесь Фризер создал самое крупное свое золотопромышленное предприятие, и какой вспоминал, "...для достижения этой цели нам пришлось забросить свое старое выгодное, крупное торговое дело и пуститься на поиски золота в труднодоступной местности, и не на пароходе, а верхом на лошадях и оленях, а нередко пешком, ютиться зимой в курных разведочных избушках, а летом в палатках. Обходились и обходимся мы без дорогостоящих и бесполезных резиденций, и в результате имеем теперь выгодное и прочно поставленное дело".

Такой великий уровень золотодобычи достигался "правильной", продуманной разведкой, хорошо организованной круглогодичной работой на золотодобычных участках, а немногочисленные бригады старателей в летний промывочный сезон работали по договору на отведенных для этого участках в пределах поискового горного отвода. Необходимый горный инструмент и оборудование заказывались в Германии и Англии, чай и фрукты из Китая завозили по Амуру через Нерчинск, товары широкого потребления закупались на Московской и Нижегородской ярмарках, из Омска и с Алтая поставлялась мука, фураж и зерно - из Верхоленского уезда. Все это поступало через оптовые базы, склады и резиденции Фризера Я. Д. Использовался речной транспорт - от устья Витима на Каралонские прииски ходил пароход "Каралонец", каждую зиму 400 верблюдов из Забайкалья доставляли на прииски необходимый груз.

Я.Д. Фризер стал одним из крупнейших золотопромышленников России, он был владельцем 22 приисков. На Каралоне за время его эксплуатации было добыто около шести тонн золота. Добычные работы на золотых приисках были организованы примерно так.

После того, как площадь была заявлена, отведена и разведана, с начала зимы, пока еще снега неглубокие, протаптывалась дорога. Потом на лошадях, верблюдах, а иногда и на себе, везли на прииск муку, мясо и прочие запасы, фураж, инструменты, железо и др. За это время при прииске строились амбар для складов и изба для жилья приказчика и нескольких рабочих. В марте приходили на прииск рабочие - сотня-две, смотря по средствам хозяина и в зависимости от данных разведочных работ. После прихода рабочим давалось несколько дней отдыха, в течение которых они строили себе жилье, чинили одежду. Затем начиналась "хозяйская работа": строились дом для управляющего и контора, хлебопекарня, амбары, кузница. На россыпи проводились дренажные канавы, снимались торфа. С наступлением лета и окончанием подготовительных работ начиналась промывка золота. Работа на маломальски порядочном прииске организовывалась так, чтобы к 10 сентября, когда по закону кончалась промывка, не только возвратить затраченный капитал, но и обязательно получить прибыль.

Приисковые рабочие делились обыкновенно на три категории: в первой -"разночинцы", т.е. промывальщики, кузнецы, плотники, хлебопеки, кашевары, конюхи и т.п., во второй - рабочие, которые "ставились на пески", то есть добывали золотоносные пески, накладывали их в таратайки и подвозили к пункту промывки, в третьей - рабочие, которые занимались только снятием торфов.

Как уже отмечалось, вскрытие месторождения производилось почти везде открытыми разрезами. Гораздо позднее на богатых Каралонских приисках были заложены подземные горные ортовые работы для выемки золотых россыпей. При проходке горных выработок и добыче песков в первое время применялись простейшие технические средства: кайло, лопата и ручная тачка емкостью два-три пуда.

Промывка песков в первые годы "лихорадки" велась весьма примитивным способом (на ручных вашгердах и станках с решетками). На некоторых приисках были устроены для промывки песков бутары, приводимые в движение вручную или лошадьми. А в это время на промыслах Восточной Сибири были устроены для промывки более усовершенствованные снаряды, так называемые чаши, затем бочки.

Из-за снижения содержания золота в золотоносных песках в Среднем Витиме пришлось в значительной степени перейти к иной системе организации добычи: вместо хозяйских работ с общеконтрактными и отрядными рабочими появляются артели старателей-золотничников. Они находятся уже на своем содержании и получают вознаграждение за труд с золотника добытого и сданного золота.

Необходимо отметить, что при богатстве россыпей, обеспечивавшем большие прибыли, не было экономического стимула к механизации процессов добычи и промывки. Частный капитал направлял все средства на поиски и разработку именно богатых россыпей, не организуя золотой промышленности, а ведя лишь промысел. Но и позднее именно россыпи, хотя и более бедные, которые легче осваивались и давали возврат затраченного капитала в кратчайший срок, были в конце XIX и в начале XX веков основным объектом добычи.

И до сих пор в Муйском районе уже, казалось бы, истощенные россыпи являются объектами добычи пяти артелей.

Главной приманкой для работы на приисках служило "подъемное" золото.

В «Очерке о золоте» М.И. Максимов пишет:

"Подъемное" золото, то есть крупные золотинки, какие рабочий мог разглядеть в темном забое и поднять, должно было сдаваться надсмотрщику прямо в разрезе или шахте. Иногда рабочий не опускал золото в кружку надсмотрщика, а тайно выносил на поверхность. Если при обыске это золото обнаруживалось, оно отбиралось, а самого рабочего обычно секли розгами, которые привозились прямо к разрезам или шахтам каждый день.

Сдав «подъемное» золото в разрезе или шахте, рабочий получал от половины до трех четвертей стоимости этого драгоценного металла. Кро­ме того, он мог сдать золото в магазин, получая за это полную стоимость металла, так как в магазине он не считался вором, находясь под защитой закона. Иногда охрана прииска, узнав, что рабочий пронес золото, пуска­лась за ним в погоню, но от порога магазина поворачивала обратно, так как в магазине рабочий уже становился "вольным приносителем". Это устраивало и хозяина прииска - владельца магазина, так как иначе укра­денное золото ушло бы к спиртоносам или к китайским тайным перекуп­щикам. Хозяин же хоть и оплачивал золото полностью, но продуктами и товарами по высоким ценам».

На Каралонские прииски было отведено 77 золотоносных площадей, на них действовали 37 приисков. До 1924 года добыто золота 563 пуда, или 9, 2 тонны. Далее приводится таблица с названиями приисков и ко­личеством добытого металла:

 

Прииск

Год отвода

Добыто золота до 1920 года, кг

Елкинский (руч. В. Орлов)

1899

93,1

Каралонский

1903

123

Оронский (устье Каралона)

1898

13,5

Аннинский (руч. В. Орлов)

1898

49

Фризеровский (Каралон)

1898

2796

Елененский (Каралон)

1901

161

Викентьевский

1902

170,3

Рифовский (Каралон)

1898

1889

Крутой (Каралон)

1900

493

Золотой

нет сведений

 

Розальевский (Тулдунь)

1899

12,4

Игумный (Тулдунь)

1896

29,1

Многообещающий

1895

539

Неожиданный (Янгуда)

1902

398

Первомайский (Тулдунь)

1897

355

Людмилинский (Тулдунь)

1896

156,8

Бисмарковский (Тулдунь)

1900

25

Веселый (Тулдунь)

1897

214,8

Миллионный (Тулдунь)

1896

0,95

Золотая стрелка (Тулдунь)

1896

0,5

Абрамовский (руч. Адян-Келянский, Адян-Парамский)

1898

56,6

Иосифо-Исаевский (Бамбуйка)

1891

1,3

Дмитриевский (Тагарак)

1898

3,1

Надеждинский (Пановский)

1897

1,4

Мариинский (Якша)

1858

23,8

Аннинский (В. Орлов)

1899

49

Константиновский (В. Орлов)

1899

133,7

Спорный (устье В. Орлова)

1899

150

Кропоткинский (верховье Самокута)

1901

12,4

Перво-Дмитриевский (В. Катаевский)

1900

10,7

Соседний (Каменный, или Алексеевский)

1909

32,8

Столичный (Каменный)

1898

160,9

Неожиданный (Каменный)

1898

407,4

Степановский

1900

6,1

Надеждинский (устье Н. Катаевского, Каменный)

1898

99,3

Ульяновский (руч. Боковой)

1901

23

Сентябрьский (Самокуг)

1899

89

 

Как видно из таблицы, основными и богатыми золотодобывающими участками Каралонской группы Я.Д. Фризера были прииски Рифовский и Фризеровский.

К сожалению, не по всем приискам сохранились данные о добыче. В архивных материалах упоминаются по Каралону прииски Кузнецовский, Варваринский, Сарра-Давыдовский, но сведения о добыче отсутствуют.

Конечно, цифры, приведенные в таблице, не показывают всего добытого золота Средне-Витимского и Каралонского районов. Цифры эти показывают только официально зарегистрированное золото.

Свобода обращения золота получила свое осуществление в конце девятнадцатого столетия. До этого золото, не имея свободного обращения, не только мелкими золотопромышленниками, но и крупными целиком не регистрировалось. Главной причиной этому было то, что золотопромышленники, все добытое золото сдавая казне, расчеты за него получали после сплава и чеканки в Петербурге на Монетном дворе. Сплав золота в Иркутске и выдача, введенная много позже, ассигновок, с которыми можно было уже оперировать в банках, всетаки мало устраивали большинство золотопромышленников, так как при отсутствии железной дороги и отдаленности от Иркутска золотопромышленных районов все эти операции, помимо больших расходов, тянулись целыми месяцами, что было совершенно не под силу мелкой золотопромышленности, которая золото не только иногда реализует в день его добычи, но часто кредитуется уже под него, когда оно еще лежит в земле.

По годам наибольшее количество добытого золота приходится на 1898 год, когда было официально зарегистрировано 5 тонн 313 кг.

Крупнейшие золотоносные россыпи района, интенсивно обрабатывавшиеся

Название россыпи

Вес добытого металла, кг

Среднее содержание золота в песках, г/кб.м

Каралон

9700

20

Нижний Орлов

300

6

Каменный

900

4

Самокут

500

5

Киндикан Тулуинский

1000

4,6

Серебряковский

300

5

Кедровка

1000

10

Но не только на Каралоне велись добычные работы. Открытые в 1898 году прииски на Каменном, Самокуте также внесли свой вклад в сдачу металла в казну России. На Каменном с 1898 по 1914 год добыто 656, 2 кг золота. На Самокуте велась золотодобыча, в основном, по руслу и низким террасам до 1930 года. Добыто 500 кг. На Ивановской косе впервые заявку на россыпь подал в 1894 году купец II гильдии Д.А. Комаров. Россыпь с перерывами отрабатывалась до 1938 года. Добыто около 20кг.

 

В дореволюционное время золотодобыча велась на следующих объектах:

- на Адяне-Парамском, принадлежавшем золотопромышленнику Левитину,

 -на Адяне-Келянском, арендовавшемся купцом-золотопромышленником Толмачевым,

-на ключе Младенцевском - купцом Младенцевым.

Все три золотопромышленника сопутствующих хозяйственных работ, как Я. Д. Фризер, не вели, а золотодобычу передавали старателям, которые обязаны были сдавать золото хозяину прииска. Последний, в свою очередь, снабжал их через свой магазин (амбар) всеми необходимыми продуктами, товарами и материалами. При такой, так называемой "амбарной", системе золотопромышленник не вкладывал ни копейки денег ни в изучение россыпей района, ни в плановую отработку известных россыпей.

Эксплуатационные работы носили самый бессистемный, хищнический характер. По данным А.К. Мейстера, на Адяне-Келянском добыто было с 1899 по 1912 годы 6 пудов 3 фунта и 7 золотников, или 97 килограммов золота. Среднегодовая добыча составляла 8,08 кг. По словам сына золотопромышленника И.Толмачева, золотодобыча на прииске не снижалась до 1919 года, поэтому можно считать, что за последующие 7 лет (1912-1919) было добыто не менее 56 кг.

С 1919 по 1923 годы золотодобыча резко упала и не превышала 200 килограммов в год.

В 1923 -1924 годах прииски переходят в ведение Дальбанка, и до 1930 года старателями за 6 лет было получено около 3 килограммов.

С 1931 года снова прииск почти не работает. Сюда заходят только старатели-одиночки (Смаган, Долгих и др.). Можно полагать, что до 1935 года было добыто порядка 0,5 кг.

С 1936 года создается Самокутское смотрительство, и на Адяне-Келянском работают 20-30 человек старателей с ежегодной добычей 4 кг.

1940 год был годом наибольшего расцвета и, по данным бывшего начальника Адянского участка Н.С.Березина, в том году было добыто свыше 4,5 кг металла.

В 1941 -1942 годах на участке золотодобыча уменьшилась и составила за 2 года всего 0,5кг.

Всего за 50 лет существования приисков по Адян-Келянскому району на них добыто 180 кг золота.

По рассказам старожилов, содержание золота 4-8 r/кб.м считалось бедным. Такие участки бросались, благодаря чему оставалось большое количество "целиков", а выбирались участки с более высоким содержанием.

Ручей Адян-Парамский также интенсивно отрабатывался. Работы велись как по руслу ключа и невысоким террасам, так и по 10-15-метровой террасе по правому берегу. Ручей отрабатывался небольшими группами старателей с перерывами до 1942 года. Исходя из степени отработанности ручья, считают, что здесь добыто 200-220 кг золота. В 1949 году были организованы небольшие старательские работы. За 1949 год было добыто 5 кг металла.

Ключ Младенцевский разрабатывался с 1906 года. Считается, что q 1906 по 1909 год добыто 30-50 кг золота.

Следы хищнических работ отмечались по ручьям Золотой, Большой, Девятка и Дудакит в бассейне Келяны.

Период 1901 - 1913 гг. характеризовался наплывом в Баргузинскую тайгу, как и во все Забайкалье, китайских и корейских подданных, которые объединялись в большинстве своем в артели и заключали с приисками договоры на добычу золота в качестве арендаторов. В них оговаривалась сумма арендной платы за используемый участок, условия работы, ответственность сторон. Особое внимание уделялось соблюдению полной сдачи золота в контору прииска. За сданный золотник выплачивалось по 4 рубля 50 копеек. Работавшие на добыче золота должны были иметь законные виды на свободное проживание в данной местности. В 1914 году в Баргузинском округе работало 1940 рабочих, в том числе 840 китайцев, 100 корейцев.

И возвращаясь к Каралонским приискам, которые считались самыми богатыми в России, хочется подчеркнуть, что за 23 года (1895 -1918) из 18-22 разрабатываемых россыпей на 55 - 59 участках количество добытого металла составило около 25 тонн. Средне-Витимский и Каралонский районы ежегодно сдавали в государственную казну чуть более одной тонны золота. 70% добытого металла приходилось на Каралонские прииски.

Наибольший расцвет добычи золота отмечается в 1906-1910 годах. Только у Я.Д. Фризера работало около 500 человек, добывавших в среднем 400 - 500 кг золота за промышленный сезон, то есть 1 кг на одного человека. Объектами отработки являлись, в основном, русловые россыпи Каралона, Каменного Самокута и т.д. Какой-либо механизации при разработке россыпей не применялось. Россыпи отрабатывались вручную ямным способом или открытыми разрезами, со средним содержанием золота не менее 5-6 г/кб.м.

С 1915 года добыча золота резко падает. В связи с мобилизациями закрываются прииски, старатели выходят из ключей, оставляя в забоях богатое содержание золота.

Законы, регламентировавшие деятельность горных предприятий, после Февральской революции постепенно утратили свое значение. В тайге восторжествовало беззаконие.

После Октябрьской революции частные промыслы были оставлены их хозяевами. Я.Д.Фризер, собрав добытое на своих приисках и не сданное государству в 1917-1918 годах золото (около двух тонн), зимой 1918 года отбыл вверх по Витиму на Читу, а затем в Харбин. Полюбил он этот таежный край, прикипел к нему всей душой, с чувством глубокой боли и тревоги за его судьбу навсегда покинул Баргузинскую тайгу, которая для него стала делом всей его жизни...

Послереволюционный период характеризовался установлением в России государственной монополии на добычу золота, но затянувшаяся в Забайкалье гражданская война не позволяла организовать государственную добычу. Это был период упадка золотой промышленности, в том числе и в Баргузинской тайге. А прокатившаяся в 1920-1921 годах волна бандитизма, жертвами которого стал целый ряд трагически погибших старых арендаторов-золотопромышленников, подорвало ее окончательно.

В этот переломный период добыча золота в Баргузинском крае составила:

*   1914 - 686,3 кг

*   1915 - 660 кг

*   1916 -762 кг

*   1917 - 515кг

*   1918 - 172 кг

*   1919 - 130 кг

*   1920 - 14,Зкг

*   1921 - нет сведений

*   1922 - 89,8 кг

*   1923 - 153,1 кг

*   1924 - 170,8 кг

*   1925 - 221,1 кг

*   ВСЕГО 3574,4 кг.

Несмотря на существенный упадок, золото продолжало добываться, и надо отдать должное как сознательности рабочих, так и энергии некоторых приисковых управлений, не прервавших в это тяжелое время разработки приисков.

В начале нэпа в 1921 году в РСФСР, при оставшейся в силе государственной монополии на продукцию, всем гражданам, артелям и кооперативам предоставлялось право проводить поиск, разведку и добычу золота, а также получать от государства на договорных началах золотоплатиновые предприятия и прииски. Все добываемое золото должно было сдаваться государству. В 1923 году издается декрет СНК РСФСР, расширяющий льготы для золотодобывающей промышленности и вносящий плановость в эксплуатацию золотых месторождений в стране.

Но декрет не возродил пришедшую в упадок золотодобывающую промышленность отдаленного Средне-Витимского района.

Частная промышленность базировалась исключительно на аренде. По характеру арендаторов приисковые предприятия в 1925 году распределялись:

Владельцы

 

Количество

 приисков  1925 г.

Добыто

золота в кг

Дальбанк

     28

124,1

Буркоопсоюз

     3

39,7

Частные лица

     49

57,3

 

В 1925 году в Баргузинской тайге в золотой промышленности было зарегистрировано 687 рабочих, из них около 70% китайцев. Золото добывалось в основном старателями, и количество добываемого золота ими, и в особенности китайцами, учесть было весьма трудно, так как каж­дый стремился скрыть истинный объем добычи. На основании архивных материалов предполагается, что в среднем старатель за месяц добывал от 10 до 15 золотников (42,6 до 63,9 г) по цене 4,5 руб. за один золотник (4, 2658 г). Заработок составлял от 45 до 67 рублей.

Как видно из вышеприведенной таблицы, в 1928 году частные лица арендовали 49 приисков. К 1930 году из-за ужесточения налоговой политики все они свою работу прекратили.

Геолого-разведочные работы на россыпях Средне-Витимского района возобновились только в 1928 году организацией "Союззолото". С 1928 по 1935 годы проводятся широкие поиски, приведшие к открытию с 1932 года россыпей в долинах ключа Безымянки и его правого притока — ключа Бокового, а также россыпи в долине ключа Бисмарка II. Разведываются долины Широкой Речки, Ирокинды и других. В результате было добыто около 213 кг золота.

В истории геологических исследований Сибири переломным стал 1930 год. Тогда на базе бывшего Восточно-Сибирского отделения Геологического комитета в Иркутске было создано Восточно-Сибирское управление, ставшее ядром геологической службы, от которого впоследствии "отпочковались" Читинское (1948 г.) и Бурятское (1957 г.) управления.

В 1931-1932 годах поисково-разведочная экспедиция 26 треста "Цветметзолото" в бассейне реки Келяны проводила шлиховое опробование с бурением станком "Эмпайр" и проходкой мелких шурфов. Несколько линий шурфов были пройдены на высоких террасах и в конусе выноса ручья Самокут. Собранный обширный материал остался необработанным и результаты работ неизвестны.

В конце тридцатых годов объединением "Союззолото" была сделана попытка провести шурфовую разведку россыпей, но работы не были закончены. Шурфы по долинам рек Витима, Н.Орлова и Булунды, остались не добиты до коренных пород, а выклады из них не промыты.

Согласно приказу «Главзолота» Наркомтяжпрома СССР от 5 февраля 1935 года № 30 на базе Баргузинского приискового управления, входившего с 1932 года в состав треста "Забайкалзолото", было образовано Всесоюзное государственное Баргузинское золотопромышленное предприятие "Баргузинзолото" в ведении «Главзолота» с местопребыванием в поселке Ципикан. В состав "Баргузинзолото" входила Средневитимская группа приисков.

Комбинату выделялись государственные капитальные вложения. В 1935 году предусматривалось израсходовать на геолого-разведочные работы 3,2 млн рублей. В это же время было образовано торговое предприятие "Баргузинзолотопродснаб", призванное обеспечить за счет централизованных фондов предпочтительное снабжение работников золотой промышленности, в том числе старателей. Был организован сплавной участок в поселке Романовка с целью снабжения Кедровки, Самокута, Каралона.

К моменту создания комбината разведанных запасов, на которых возможно было бы организовать добычу золота государственным способом, почти не оставалось.

На госдобыче работали всего несколько участков. Необходимо отметить, что золотодобыча из россыпей до 1940 года непрерывно падала и не превышала 60-90 кг в год по всем приискам Средне-Витимского района.

 

Верхотурова Г.А., Жерлов В.Ф. Золотой край Бурятии. Улан-Удэ, 2004


-0+1
Просмотров статьи: 25312, комментариев: 27       

Комментарии, отзывы, предложения

Никитенко Евгений, 28.02.12 14:55:05

Работал в старательской артеле.Каралон/в 1985 году

Ирина Котельникова, 04.03.12 10:29:17

Евгений, а артель с таким названием существует до сих пор? Очень интересно!

БК - Ирине Котельниковой, 05.03.12 13:14:46

Артель сейчас называется Старатели Каралона. База в Таксимо. Если нужны координаты, напишите мне через контакты.

Svetlana Pechenkina, 24.01.13 21:33:31 — Irine Kotelnikovoi

Irina,vctrechalac li vam familiya Pichuev,t.k. Priisk Nadezdinsk /Aprelskii/ nazvan bil v chect ix docheri-Nadezdi,a dalee cvyazan c dvoryaninom Andreem Nemerovim,kotorii zenilcya na Nadezde Pichuevoi.Ochen interesno bilo bi yznat o nix podrobnee.

hakas, 25.01.13 04:56:17

Куплю эту книгу Верхотурова Г.А., Жерлов В.Ф. Золотой край Бурятии. Улан-Удэ, 2004

Ирине, 26.02.13 16:32:05

Ира какая у тебя есть информация про артель Каралон,есть ли фотографии

Ирина Котельникова, 26.02.13 16:47:45

Ирине, 26 февраля 2013 16:32:05

Ира какая у тебя есть информация про артель Каралон,есть ли фотографии

Фризера фото есть, его работы тоже.

Илья Гаштоа, 24.01.14 20:11:15

добрый день. есть большой интерес узнать хоть какую нибудь информацию о прадеда. звали его Моисей Орлов. Работал начальником прииска в Бодайбо. примерно с 1910 г.Подскажите где можно прояснить что нибудь.Спасибо.

Елена, 29.01.14 10:38:41 — Ирине Котельниковой

Добрый день! Я хочу получить информацию (если это возможно) о мое деде Олтаржевском Павле Михайловиче геологе "Баргузинзолото", работавшем до ВОВ в Ципикане с сентября 1939 года по апрель 1940 года. Проживал там вместе с семьей. А затем работал на прииске Троицкий и Самокут. С прииска Самокут сохранилась фотография. Буду очень благодарна за любую информацию.

Админ - Елене, 29.01.14 16:43:03 — Илья + Елена

Уважаемые господа, я вам могу помочь только советом. На этом сайте есть статья Ирины Котельниковой:

http://zolotodb.ru/articles/other/ />history/10333?page=1

... посмотреть Список погибших в Бодайбинском районе:

http://zolotodb.ru/news/10359

Елена, 31.01.14 15:51:10 — Админ

Спасибо. Но мой вопрос не связан с репрессиями. Дед до 50 годов отработал на этих приисках.

Лузгина, 14.02.14 16:05:25 — Елене

Уважаемая Елена!

Не подскажете ли, кем Вы приходитесь Владимиру Павловичу Олтаржевскому, историку, профессору Ирк. госуниверситета?

Елена, 17.02.14 13:35:08 — Лузгиной

Владимир Павлович мой дядя, брат моей мамы Маргариты Павловны Лесковой (в девичестве Олтаржевской)

Анастасия, 09.09.14 22:35:27

Доброго времени суток. Нужна помощь. Подскажите , где можно достать информацию о тех, кто жил в селе Самокут в 1939-1943гг. Моя мама родилась в Самокуте в 1940г, в 1941году дед ушёл на фронт, 1942г. его не стало. После кончины деда, бабушка уезжает с Самокута,в 1944г трагически погибает. Дети ничего не помнят( они были ещё маленькими) , да их уже и нет в живых( спросить не у кого). Хочется найти свои корни!!!!

Лузгина, 10.09.14 15:29:29 — Анастасия

Уважаемая Анастасия! Родословный поиск в Вашем случае можно начать с Книг: Памяти жертв политических репрессий и Памяти Великой Отечественной войны. По месту рождения - п.Самокут можно найти фамилии живших там семей. Но, это долгий и малорезультативный поиск. Лучше присоединяйтесь к нашей дружной компании с сайта "Предыстория" Мы тоже в этих местах поиск ведем. Мой адрес: l-l-n@bk.ru

Николай, 10.03.15 16:46:35

Был восьмилетним пацаном жил у деда на прийске Кедровка два года с 1962 по 1964. Яркие детские воспоминания о реке Тулдунь, природе и людях.

Пискунович Станислав, 25.12.15 10:56:06 — Ирине Котельниковой

Мой отец Пискунович Дмитрий Азарьевич родился 19 августа 1920 г. , в с. Анга, Качугского района, Иркутской области. В 1933 году в с. Анга окончил начальную школу. В этом же 1933 году вместе с родителями переехал в п. Кедровка, Баунтовского района, Бурятской АССР, где начал работать шахтером-забойщиком. Его отец Пискунович Азарий Адамович (223.03.1883-12.12.1938) был фельдшером и похоронен в Карафтите.

VIII 1938 – VI 1940 Шахтер-забойщик. Бурятская АССР, Баунтовский район, пос. Карафтит.

В 1940 году окончил Ципиканскую среднюю школу.

В июле 1940 г. добровольцем зачислен в ряды Советской Армии. Участвовал в Великой Отечественной войне 1941 по1945 гг.

Подскажите пожалуйста, где можно поискать информацию о них за период 1933-1940 год. Возможно личные дела в каких-то архивах. С уважением Станислав Дмитриевич.

Ирина, 14.12.16 14:49:44 — Николаю

Прошу помочь,где найти информац о моем прадеде

ЕРМОЛИН ЕГОР ЕГОРОВИЧ

жившего на Средняя Шахтома,он был держатель прийска,имущество конфисковали,он сбежал в Манжурию

Моя почтa hub.1964@mail.ru

Максим, 24.04.17 22:12:52

Здравствуйте! Мой прапрадед - Ершов Григорий Дмитриевич в 1928-1930хх работал на почте прииска Карафтит. Буду рад любой информации.

orlov.maks@gmail.com

Горбик Надежда Борисовна( Ново, 28.01.18 10:17:56 — Ирине Котельниковой

Пожалуйста посмотрите о моих предках Новотных на приисках Бодайбинского района. работал дед и прадед, в Баунте родился мой папа Новотный Борис Иванович. 1931 года рождения

Уважаемые посетители сайта! Пожалуйста, будьте как дома, но не забывайте, что в гостях. Будьте вежливы, уважайте родной язык и следите за темой: «История добычи золота на среднем Витиме (из книги Золотой край Бурятии). До 1940 года»


Имя:   Кому:


Введите ответ на вопрос (ответ цифрами) "шесть прибавить 9":

подписаться на комментарии