Катастрофический смыв как фактор россыпеобразования

Назаров Б. Г., председатель Совета Директоров группы ЗДК «Голд-СК»
Назаров В.Г., ген. дир. ЗДК «Голд-СК»
Марьенко О. Р., зам. дир. ЗДК «Синегорье»
Золотодобыча, №219, Февраль, 2017

Закономерности образования россыпей полезных ископаемых, факторы, определяющие их генетику и эволюцию, хорошо освещены в известной работе Ю. А. Билибина «Основы геологии россыпей» и рядом других авторов. Выделяются следующие главные факторы, от которых зависит формирование россыпей: коренные источники, тектонические движения, климатические условия и эрозионно-аккумулятивная деятельность.

Однако такая систематизация, на наш взгляд, выглядит неполной и определяет не все процессы россыпеобразования. Главное, что не выделяются процессы движения и массопереноса, в результате чего могут неверно толковаться причинно-следственные связи. К таким процессам массопереноса следует отнести:

- механические — движения в поле гравитационных сил (лавины, оползни) или под воздействием внешних сил (тектонические подвижки, ледники);

- гидродинамические — в несущих средах (жидких, газовых и даже сыпучих);

- химические — течение природных растворов и гелей;

- биологические (и не только бактериальный уровень) и т.д.

Главенствующим процессом массопереноса для россыпеобразования полезного ископаемого следует признать гидродинамический процесс в водной среде.

В докембрии, в первые эпохи появления золота на Земле, гидродинамическая обстановка была относительно спокойной и носила разновекторный характер. Это приводило только к рассеиванию полезного ископаемого. Формирование континентальной растительности и почвенно-дернового покрова в среднем палеозое привело, вероятно, к появлению водотоков с постоянным круглогодичным стоком. Постоянство эрозионной деятельности водотоков благоприятно сказывалось на переносе и концентрации полезного ископаемого. Но это еще не было обликом современной гидросети.

Известная морская трансгрессия в течение мелового периода привела к повышению уровня моря во всем мире. В результате центральные части некоторых континентов оказались затопленными. Последующие регрессии, когда уровень моря понижался с одновременным наложением тектонических возмущений, могли приводить к замыканию горных систем и сохранению на суше колоссального количества воды. Замыкались не только лагуны, но и целые внутренние моря. Общее или локальное тектоническое поднятие района приводило и к поднятию этих водных масс. Их истечение с высоты не везде носило спокойный, ламинарный характер. В ряде случаев сброс поднятых масс воды носил катастрофический характер, примерно такой же, как мы сегодня наблюдаем при техногенных катастрофах на искусственных водохранилищах, связанных с прорывом дамб, или сходом селей.

Общепризнанно, что сели являются одним из самых разрушительных природных катаклизмов. Их разрушительная сила обусловлена не только скоростью потока, которая, как считается, превышает 4–6 м/сек, но, главное, составом потока. Сель — это двухфазная среда, в значительной степени (до 50–60%) насыщенная минеральными частицами, камнями и обломками горных пород, средневзвешенная плотность которой может превышать 2 т/м3.

Считается, что сели являются следствием бурного таяния снега или ливневых дождей. Так оно и есть, но не для селей региональных масштабов, которые могли покрывать водными потоками целые провинции. Процессы таяния или дожди не могут дать масштабных потоков; они могут быть лишь «спусковым крючком» тому массиву водных масс, которые в силу тех или иных геологических причин уже ранее были подняты на высоту и обладали колоссальной потенциальной энергией.

По мере транзита селевого потока его скоростные и фазовые параметры меняются. В районе очага это водный поток, далее поток набирает в себя твердую фазу, увеличивая плотностные характеристики, и набирает максимальную скорость по мере падения с высоты. Когда селевой поток достигает низменной части рельефа, он набирает максимальную разрушительную и транспортную мощность. Потеря скорости региональных селей происходит на значительных расстояниях (десятки километров) от места падения с горных сооружений. И только после этого сели превращаются в суспензионные и водные потоки. Сортировка твердой фазы по крупности происходит по горизонтали от очага вниз по течению. Мелкие минеральные фракции уносились на сотни километров, заполняя и выравнивая поймы водотоков, вплоть до приморских низменностей. При последующих понижениях базиса эрозии в поймах водных артерий образовывались террасы, сложенные отсортированным песком, супесью, глинами.

Сам сель — это больше гидродинамическое явление по своим параметрам, которое порождает катастрофические смывы (сносы) горных масс. Здесь и обвалы, оползни, гидротранспорт не только телом селя, но и периферийными потоками, происходящими в других, хотя также в достаточно мощных, гидродинамических режимах. Региональные сели могли иметь от единого очага несколько струйных тел, соединяющихся водной средой. Тела селей являлись разрушающим инструментом, привносившим в потоки горные массы, которые катастрофически смывались. Важно, что сель поставлял на территорию не только значительное количество горных масс, но и изливал значительное количество воды, затапливающей смежные территории, где процессы переноса осуществлялись в других гидродинамических режимах.

Размах катастрофических смывов в совокупности с региональными селями — на порядки выше любых форм эрозии: смывались многие миллионы кубометров горных пород; поражению подвергались не только локальные районы, но и целые провинции. Региональный сель нельзя понимать как синоним любой формы эрозии. Это разные явления, отличающиеся по своей физической сущности, в первую очередь по мгновенности развития, соотношению ударно-механических воздействий и разрушительной способности. Эти явления сродни цунами, взрыву. Мгновенные ударные волны могут достигать десятков, а то и сотен метров. И даже если по направлению течения встречались горные цепи, сложенные прочными породами, селевые потоки прорезали в них ущелья. Но главное для россыпеобразования, что эти явления представляют собой не только процессы разрушения, но и процессы массопереноса горных пород.

Важно, что региональные сели сами по себе могут являться рельефообразующим инструментом. По пути следования они вырабатывают глубокие рытвины, котлованы протяженностью до сотен метров и мощные морфологические врезы на многие километры. Такие морфологические элементы только впоследствии становились местом аккумуляции полезных ископаемых. Важно и то, что исполнение таких элементов было разнонаправленно и зависело от конкретного местоположения очага и высотных соотношений на местности. И совсем не обязательно только по направлению к морю. Вероятно, не однозначно утверждение, что любая депрессия в горной стране есть результат тектонического возмущения. Они могли быть выполнены селевыми потоками в тектонически спокойные периоды.

При схождении региональных селей ни о каком гравитационном разделении полезных компонентов и их аккумуляции нет смысла и говорить, как и о проецировании рудных источников на возможную россыпь полезного ископаемого. Они только уничтожали имеющиеся россыпи и уносили их на значительные расстояния. Именно этим обстоятельством и можно объяснить в практике тот факт, что россыпь обнаруживается, а рудный источник — нет.

Однако положительное влияние для россыпеобразования региональные сели все же оказывали. Во-первых, они создавали благоприятную обстановку для последующих аккумуляций; во-вторых, по мере переноса могли объединять несколько россыпей в единую и затрагивать в районе движения различные рудные источники, что повышало кондиции объекта; в-третьих, самостоятельно влияя на развитие и дробление гидросети территории, могли менять направление течения (особенно это касается притоков основного водотока), что приводило к повторному перемыву отложенных горных масс и, опять-таки, качественно менялись параметры россыпи.

Региональные сели и связанные с ними катастрофические смывы периодически повторялись. Можно предположить, что первые масштабные смывы имели место с низа третичного периода (эоцен), когда исчезли внутриконтинентальные моря.

В плейстоцене в ледниковые периоды опять же колоссальное количество воды сохранилось на суше в виде круглогодичных ледников, а океан отступил на 120 м. Перемещающиеся ледники могли организовывать запруживание воды в горной стране на высоте и постепенное ее накопление до колоссальных объемов. Это и были те потенциальные «заряды», которые воспроизводили катастрофические смывы. Гидросеть в это время многократно трансформируется. Палеорусла водотоков смещались на десятки, а то и сотни километров, о чем свидетельствует размах высоких террас. Поймы рек сужаются, речная сеть дробится, и даже часто меняется вектор течения водотоков, вплоть до противоположного.

Собственно, наличие на территории горной страны высоких террас различного уровня, врезанные ущелья, песчаные террасы в поймах основных водотоков — это и есть свидетели катастрофических смывов. И если принято считать, что высокие террасы в горной стране есть результат восходящих тектонических движений, то нельзя исключать того, что одновременно осуществлялся и подъем водных масс, накапливающих колоссальную потенциальную энергию, «выстреливающую» в критический момент. Первое событие являлось причиной другого события.

В 2005 году авторы были очевидцами «наводнения», произошедшего в поселке Батагай, в Республике Саха (Якутия), и зафиксировали некоторые его параметры. На самом деле, это было не наводнение, а потоп, вызванный сходом озера и образовавшимся селем.

Поселок располагается в пойме р. Яна и окружен террасами 70-метровой высоты. Аэропорт поселка находится на верху террасы, которая испещрена множеством овражков и распадков. Дорожники, прокладывая дорогу от аэропорта к поселку, пересыпали один из распадков в виде дамбы, но не обеспечили дренаж, соответствующий естественному ежегодному притоку воды. За пару десятилетий в верхней части распадка образовалось искусственное озеро, в котором даже завелась рыба. Глубина водоема достигала 5 м, объем накопленной воды не превышал 120 тыс. м3.

«Спусковым крючком» процесса послужил затяжной дождь. Водоем переполнился, и с вечера вода стала переливать через дорогу-дамбу, а утром следующего дня произошло разрушение дороги-дамбы и водоем «рухнул» с 70-метровой высоты на поселок, мгновенно превратившись в селевой поток (фото 1). Истечение основного объема воды произошло за два-три часа, скорость потока, замеренная по сечениям в распадке, достигала 4–5 м/сек. Выйдя из распадка, вода рассредоточилась по улицам поселка, но какую работу она сделала, стало видно во второй половине дня, когда был сброшен весь объем воды, и потоки стали затухать.

По всему распадку длиной 2,5 км был выполнен врез глубиной 0,7–1,2 м с незначительными рытвинами. Максимальная рытвина глубиной 5 м образовалась на выходе из распадка, где поток поворачивал в пойму Яны, где и был поселок (фото 2). Далее, как показали следы разрушений, поток разделился на три ветви, что, видимо, было обусловлено имеющимися строениями. Максимальный врез в виде канавы был выполнен по центральной улице (фото 3, 4) почти на всю ее длину — 1200 м. Песчано-супесные отложения покрыли почти всю площадь поселка мощностью от 0,3 до 1 м (фото 5, 6) на периферии выполненных врезов. По выполненным деформациям был подсчитан объем перенесенной горной массы, который составил 58 тыс. м3, т.е. примерно 50% от объема слившейся воды. Вот такая работа была мгновенно выполнена небольшим водоемом.

Поразило несколько обстоятельств. Средняя глубина вреза на равниной части оказалась больше, чем в распадке, и составила 2,5–3 м. Это можно объяснить только постепенным преобразованием водного потока в верхней части распадка в селевой при выходе из него и набором разрушительной мощности. И почему врезная канава имела ширину не более 6 м при ширине улицы 20 м, хотя потоки рассредоточивались, и никаких препятствий для них не было? Удивила и достаточная прямолинейность врезанных канав. Такое может быть, если поток подчиняется гидродинамическим законам струи. Смеем предположить, что селевый поток никаких конусов выноса не создает, он их разрушает; они образуются при других гидродинамических режимах течения. Селевые мелкофракционные наносы не создают устойчивых морфоструктур и подлежат выравниванию даже при обычных атмосферных осадках. В районах Крайнего Севера их сохранность обеспечивается только условиями вечной мерзлоты.

И еще одно наблюдение. В наносах, уже при выходе в реку Яна обнаружилось некоторое количество погибших животных: суслики (еврашки), собачки и домашние кошки (не успели ведь даже на забор запрыгнуть!). Так, возможно, мгновенная гибель мамонтов также сопряжена с катастрофическим смывом? И тела бедных животных были перенесены бушующими потоками в низменности или к побережью океана и собраны в кладбища на выходах основных водотоков?

 

Читать далее, часть 2


-0+1
Просмотров статьи: 1616, комментариев: 18       

Комментарии, отзывы, предложения

Мимопроходил, 30.03.17 05:28:08 — Автору

Интересная, но не особо проработанная тема.

В принципе, понятно - трудноучитываемый и труднопрогнозируемый фактор для специфичных условий.

Журавлев, 30.03.17 08:34:06

По-моему статья интересная, в частности тем, что в ней образование россыпей рассматривается как весьма длительный период, начиная с палеозоя. Чаще, россыпи рассматриваются только как четвертичные образования. Длительный период экзогенной миграции золота и катастрофический смыв, могут объяснить некоторые особенности распределения золота в россыпях, которые без этого представляются необъяснимыми.

А.Лаломов, 30.03.17 16:35:45

Статья действительно интересная, хотя заявленная в названии тема "Катастрофический смыв как фактор россыпеобразования" не раскрыта от слова "совсем". А зря, потому что на эту тему есть что сказать. Тот самый парадокс, что крупное золото потоком не переносится, а только проседает в осадок, и, с другой стороны, россыпи, протягиваются от источников на километры - решается при селевом переносе. Причем селевые потоки - явление не столь редкое даже с точки зрения человеческой, не говоря про время геологическое. В Певеке на речке Кекурная под Северным массивом за 10 лет базу дважды сносило селем. Учитывая, что геологическая работа селя на несколько порядков превосходит интенсивность обычных процессов, можно сделать вывод, что 95-99% эрозионной и транспортирующей работы приходится на сели. Ну а потом, в межселевое время река не торопясь перемывает селевые шлейфы, уносит песочек, концентрирует всякое золото-касситерит, россыпи формирует.

anm, 31.03.17 11:18:16 — Автору

Изучая регулярно так называемые "шлейфы" элювиально-пролювиальных россыпей, простирающиеся от их рудных источников, и морфологию плотика под ними, мне всегда приходит в голову нечто-то подобное, в отношении природы их формирования. Очевидно, что образовались они вследствие каких-то катастрофических водных потоков, где-то возможно и селевых. А вот у нас на Южном Урале, например, типичные селевые потоки представить трудно, как они могли тут образоваться при сравнительно спокойном уже современном рельефе. А то, что такие россыпи сформированы сравнительно недавно, где-то уже в после кайнозойское время, мне совершенно очевидно. В том числе и ввиду того, что и большинство фиксируемых мной современных рудных источников такого же времени образования. Основной рудный продукт более древних тектонических активизаций, скорее всего, составляет сегодня те самые аллювиальные и морские россыпи. Сдаётся мне, что сформировавшие сегодняшние богатые россыпи-шлейфы бурные водные потоки стали следствием тех катастрофических событий, которые сегодня активно обсуждаются в интернете многими исследователями энтузиастами. Последнее такое событие произошло всего лет 200 назад. При наличии нескольких гипотетических вариантов его причин, имеется железное подтверждение того, что оно точно было. Это заваленные песчано-глинистыми отложения первые этажи (иногда лишь наполовину) зданий, построенных в 18-м и в самом начале 19 века. А до этого нечто более грандиозное прошло лет 500 назад. Яркий подтверждение чему - засыпанный (залитый) Рим с Помпеями или наш С-Петербург. По-видимому, подобные события и до этого происходили довольно часто.

Дело в том, что эти богатые россыпи-шлейфы, как правило, тянуться вдоль уступов в скальном основании, сформированных сбросами по тектоническим нарушениям. в виде так называемых "косых" залежей. При этом на приподнятом крыле сброса металла обычно не наблюдается, за редким исключением. А он там должен бы быть хоть в небольшом количестве, при том механизме постепенного его погружения на плотик, который нам рисуют классики. Такое впечатление, что селевые потоки, размывая до плотика толщи осадочных пород, неслись вдоль таких уступов, откладывая под ними косыми россыпями металл из также размытых выше по склону элювиальных россыпей, унося его в виде таких шлейфов на первые сотни метров. Иногда такие шлейфы представляют собой заполненные металлом желоба, образовавшиеся в результате размыва ослабленных пород над разломами.

Автор, 31.03.17 16:38:00 — Всем

Спасибо за чтение и отклики! Согласны, что "не особо проработанная тема". Для того и пишем - быть может еще кто-то доработает. Авторы - практики. И анализ описываемых событий позволил им добиться практических результатов. БК же не позволяет публиковать в своем сборнике трактаты, и правильно делает. Предполагаем, что в продолжении будет еще больше вопросов и недопонимания. Постараемся ответить.

"Мимопроходящему". Фактор - не трудноучитываемый, если умеете наблюдать. И ни как не "для специфических условий". По мнению авторов, он характерен для всего Земного шара. И скорее спецификой будет то, где таких событий не было!

Не учитывая их, можно мимо золота прошагать!

DSL, 04.04.17 21:31:20 — Авторам

Удивительное ощущение от статьи. Мне показалось, что вы задумали нам сказать о значительно большем, чем написано. И претензии ваши распространяются на то, что питающим источником золотоносных россыпей являются не верхние части рудных тел и золотосодержащих минерализованных пород, а источники расположенные на существенно больших расстояниях. При таком обстоятельстве должны возникнуть новые критерии обнаружения коренных золоторудных месторождений. Интересная идея о мамонтах. Она подтверждает известную версию об их вымирании вследствие экстремальных затоплений. Но здесь слово палеозоологам. Мне кажется, что предложенная теория "катастрофического смыва" заслуживает развития. Что такое "катастрофический смыв" ????? Не ограничиваясь живописным описанием батагайской катастрофы необходимо дать четкие характеристики процесса, определить значения критериев подобия (например, Фруда и Рейнольдса) и, наконец, можно сделать смелые предположения, где могли произойти, точнее где произошли столь катастрофические события.

СНС, 05.04.17 06:38:00

Россыпи могут формироваться и без катастрофических событий. Это видно из того, что они имеют вполне объяснимую с позиций обычных русловых процессов структуру распределения золота. Для многих россыпей можно наблюдать связь с коренными источниками. В процессе формирования обычных аллювиальных россыпей паводки всегда играют важную роль, хотя русловые процессы не прекращаются даже и в межень.

Катастрофические паводки, описанные в статье, тоже могут происходить и нарушать структуру распределения золота в ранее сформированных аллювиальных россыпях и отрывать их от коренных источников. Может быть тогда стоит выделить такие россыпи в отдельную группу: "аллювиальные россыпи с нарушенной структурой распределения золота" или еще как-то?

Автор, 05.04.17 16:15:01 — DSL

Спасибо! Катастрофический смыв? Есть термин "экстремальное затопление". Также можно поставить знак "?", т.к. "затопление" ничего не говорит о скорости и не определяет направление переносов. В статье мы указываем, что сель-это элемент катастрофического смыва. В представлении авторов смоделировать процесс можно так. Наклонная ванна с постоянным расходом воды, а в стенку встроены сопло или несколько со скоростью истечения от 5 и выше м/сек. А далее есть институты, кафедры, студенты, которые с удовольствием проведут опыты. Есть и известные работы гидродинамиков. В статье мы говорим, что такие процессы имеют место в природе и их следует учитывать в россыпеобразовании.

Автор, 05.04.17 16:39:24 — СНС

Безусловно с Вами согласны! Катастрофические события не исключают воззрения Билибина и других, о чем Вы пишите. Мы их пытаемся расширить. Вы пишите, что "для многих россыпей можно наблюдать связь с коренными источниками".

Абсолютно верно! Но практика показывает, что еще большее количество россыпей такой связи не имеет! И тогда теории реконструкции рудных источников по россыпям становятся весьма узкими.

СНС, 05.04.17 18:41:04 — Автор, 05.04.17

Реконструкция рудных источников по россыпям дело, по-моему, фантастическое и никому не нужное. Зачем реконструировать источник, которого нет, так как он уже перешел в россыпь? Другое дело искать остатки рудных объектов, которые еще не полностью перешли в россыпь. Иногда они продолжают подпитывать россыпь свежим металлом (его бывает видно по форме золотин). Рудные остатки, по-моему, сохранились у 20-30% россыпей. Иногда они могут иметь промышленное значение, хотя далеко не всегда.

Катастрофический смыв, по-вашему, насколько глобальное явление или только для вашего района и для конкретных долин?

Автор, 06.04.17 09:33:37 — СНС

Считаем, что глобальное, цикличное, но во временах не везде совпадающее. Посмотрите на пустыни, если когда-то бывали.

Унгур, 16.04.17 21:04:44

Если уж утверждать о постоянстве и периодичности(цикличности) таких процессов,встает вопрос о фациях и их текстурных характеристиках. Ведь они неразрывны с процессами формирования аллювия водотока и, в свою очередь, с тектоникой района. Более чем уверен,что здесь мы обнаружим удивительный факт постоянного присутствия таких фаций в разрезе россыпей как продукта турбулентных потоков по трактовке академика Шило,например. Вопрос-а к чему создавать новые сущности сверх необходимого? Чтобы объяснить гибель мамонтов?

Автор, 21.04.17 16:05:45 — Унгуру

Про новые сущности. Ответ прост. Сравните полет самолета "кукурузника", там, кстати, много турбулентности, и турбореактивного лайнера. Это новая сущность сущного и человечество двинулось вперед. Ну а мамонты? А почему бы и нет?

Чингис, 31.05.17 08:54:51 — Автору

Очень интересная статья. Никогда раньше не видел работ катастрофистов по теме геологии россыпей. Хотя тема довольно интересная, но раньше видел только наработки гидрологов и гляциологов по теме катастрофических паводков. Они такие супернаводнения называют то йокульхлауп, то йоукюльхлёйп (это про резкий сброс воды из приледниковых озер), выделяют еще тип сёрдж (катастрофически резкое ускорение движения ледников, как ледник Колка в Северной Осетии в 2002).

В России изучением подобных явлений занимается Рудой Алексей Николаевич - проблемы гидрологии, гляциологии и геоморфологии были им разобраны. Насколько я понял, он с иностранными коллегами разработал модели таких потоков, и теоретически обосновал возможность существования таких потоков в прошлом, и дано объяснение генезиса высоких террас (дилювиальные террасы) и некоторых необычных форм рельефа вроде гигантской ряби течения или дилювиальных берм, в верховьях Оби и Енисея, а также в регионе Чаннелд Скэблэндс в США, а также ведут учёт подобных событий, произошедших в исторический период.

Было бы интересно узнать их мнение по некоторым проблемам формирования россыпей, тем более многие реки в Сибири определенно могли неоднократно запруживаться ледниками, селями и оползнями, а уровень изученности рыхлых отложений на всю глубину зачастую несравнимо выше, чем на том же Алтае.

Чингис, 31.05.17 09:00:17 — Автору

Также часто применяется термин гидросферная катастрофа. Его развивал в своё время профессор Гросвальд Михаил Григорьевич.

Чингис, 31.05.17 09:23:50 — Автору

Рекомендую книгу Гросвальда М.В. "Евразийские гидросферные катастрофы и оледенение Арктики". http://memocode.asia/wp-content/uploads/2016/08/Grosvald-M.G.-Evrazijskie-gidrosfernye-katastrofy-i-oledenenie-Arktiki-1999.pdf

статью Рудого А.Н. "Ледниковые катастрофы в новейшей истории Земли" http://www.1543.su/VIVOVOCO/VV/JOURNAL/NATURE/09_00/CATICE.HTM

River reveals chilling tracks of ancient flood http://www.nature.com/news/2010/100331/full/464657a.html

Автор, 31.05.17 11:17:40 — Чингису

Спасибо Вам большое! Обязательно изучим.

anm, 31.05.17 11:41:41 — СНС, 05.04.17 18:41:04

"Реконструкция рудных источников по россыпям дело, по-моему, фантастическое и никому не нужное..."

Ну отчего же, постоянно этим занимаюсь. И регулярно нахожу такие источники практически у каждой встреченной россыпи. А не нужно вам это дело только оттого, что ничего не знаете о такой возможности, и не сами умеете это делать.

"...Зачем реконструировать источник, которого нет, так как он уже перешел в россыпь?..."

А это заявление уже не от большого ума, а смахивает на веру, с примесью какого-то детского упрямства.

"...Другое дело искать остатки рудных объектов, которые еще не полностью перешли в россыпь. Иногда они продолжают подпитывать россыпь свежим металлом (его бывает видно по форме золотин). Рудные остатки, по-моему, сохранились у 20-30% россыпей. Иногда они могут иметь промышленное значение, хотя далеко не всегда..."

Полагаю, что Вы тут сильно ошибаетесь.

Недавно исследовал одну россыпь в Башкортостане, на которой ведутся сейчас работы. Они там полагали, что прослеживают какой-то рукав речки, русло которой проходит рядом. Соответственно, считали, что источник этой россыпи находится где-то выше по её течению. Когда в 60-70-е годы вели добычу на одном из интервалов этой россыпи, наверное, тоже так считали. Поэтому, по-видимому, инстинктивно старались прижаться к речке, и постепенно отклонились в эту сторону от основной россыпи по одному её мелкому ответвлению. Которое, в конце-концов, наверное, решили бросить, завершив работы на этом участке.

На всё это указывает направление дуги промытой старой заводи. По результатам современной разведки поперечными канавами, основной поток этой россыпи был снова найден. Сейчас они там двигаются по нему. Но мои исследования показали, что скоро они могут его снова потерять. С первого взгляда, когда прояснилось положение и направление здесь россыпи, мне сразу показалось, что оно тянется немного вверх по склону. Поэтому, я сразу заподозрил ошибку в оценки положения её источника. И проследив этот шлейф, скоро вышел на крутой её поворот в сторону более крутого склона ближайшего хребта. А там по нему вышел и на рудный источник с очень неплохими моими оценочными характеристиками.

Оконтуривая очаг этого рудного источника, стал подозрительно отклоняться в сторону от него. Оказалось, что уже перешёл на ещё один шлейф россыпи, прослеживая её границу. Детализация данного узла показала, что оказывается по ложбинам небольших сбросов вдоль разломов здесь сформировано ещё два шлейфа россыпи, протянувшиеся вниз по склону почти параллельно первому. И уже почти в основании этой долины эти два потока резко поворачивают в другую сторону от небольшого водораздела, просматривающегося здесь. При обсуждении данного вопроса с руководством этого прииска стало понятно, что при проведении выборочной разведки вдоль этой долины, они наткнулись на эти шлейфы россыпи и пришли к выводу, что они являются продолжением первой. В результате в их картине мира всё в порядке. Прослеживаемый ими сейчас поток имеет чёткое продолжение за небольшим бугром и далее выход к речке. Так что у них не было оснований сомневаться в том, что это единая протока. Крах их гипотезе наступит только тогда, когда они эту россыпь скоро потеряют на одном из интервалов. Благо, они теперь предупреждены, где это произойдёт. И должны были уже проверить присутствие россыпи после её поворота вверх в указанном мной направлении.

Уважаемые посетители сайта! Пожалуйста, будьте как дома, но не забывайте, что в гостях. Будьте вежливы, уважайте родной язык и следите за темой: «Катастрофический смыв как фактор россыпеобразования»


Имя:   Кому:


Введите ответ на вопрос (ответ цифрами) "пять прибавить 2":

подписаться на комментарии