Кто такой "хищник" и кому он нужен

Кавчик Б. К., к.г.-м.н ОАО «Иргиредмет»
Золотодобыча, №117, Август, 2008

«Вверх по ручью, почти у самой вершины горы шла узкая, труднопроходимая тропка. Идя по ней, я беспрерывно наталкивался на шалаши, а внизу под горой копошились люди... Золото добывали и на берегу, и в русле, и в утесе. Работавшие в русле бродили в воде по колено и выше, и, доставая горстями песок со дна, клали его в лоток и тут же промывали. Золото шло крупное...» / 1 /. Такая картина предстала перед золотопромышленником Яковом Фризером, когда он прибыл летом 1898 года на заявленное им месторождение на Каралоне. С позиций Фризера вольные старатели были «хищниками», так как добывали золото из его месторождения, которое он застолбил и на которое подал заявку. Однако права Фризера на эту россыпь не являются бесспорными. Он застолбил россыпь только потому, что имел деньги. Нашел россыпь кто-то из вольных старателей, но средств на оформление заявки у него не было. Он проговорился о своей находке в поселке Муя, после чего на Каралон двинулась масса народу, желающего заработать.

Вольные старатели на Каралоне были «хищниками» не только для Фризера, но и для государства. По подсчетам Фризера они добыли и унесли с Каралона 3849 кг золота на сумму 4230 тыс. руб., а так как в Баргузинском округе Кабинет взимал до 15% с добываемого золота, то убыток, причиненный ему, составил 635 тысяч рублей. Это большие деньги, поскольку пуд хлеба тогда стоил 6 копеек. В то же время интересно, кто разбогател на каралонском золоте? Сами «хищники» получили мало, немногие из них смогли в дальнейшем обзавестись хозяйством. Все, что они добывали, тут же меняли на спирт и продукты, проигрывали в карты. В конечном итоге колоссальная сумма в 4230 тыс.руб. перекочевала в руки деловых людей, скупщиков золота и коммерсантов.

Слово «хищник» в золотодобыче относится к людям, добывающим золото без официального разрешения или договора и сдающим его туда, где выгоднее. Сами «хищники» называют себя «вольными старателями». Действительно, деятельность хищников и старателей схожа — те и другие занимаются одним делом. В отличие от хищника старатель имеет разрешение на добычу золота, выданное непосредственно государством или хозяином лицензии, и сдает золото тому, кто выдал ему разрешение: на государственный аффинажный завод или в кассу предприятия. При сдаче золота старатель получает за него часть цены — примерно 50%. Остальные 50% делят государство (в качестве налогов) и хозяин лицензии. Таким образом, старательство является выгодным для государства и владельцев лицензий.

Хищническая добыча золота требует гораздо меньших затрат, чем старательская. «Хищники» — бесправные люди. Для них жильем могут быть шалаши и хибары, нет нужды заботиться о быте, питании, зарплате. Жаловаться никто не будет. Иногда «хищников» отправляют добывать пески в старые штольни и шахты, где заставляют работать только за пропитание. По рассказам, в одной из шахт работает бригада, которую вообще не выпускают на поверхность. Поднимают наверх пески, а взамен спускают продукты. У «хищников» за техникой безопасности работ никто не следит, чтобы добыть золото они забираются в самые опасные участки. Если «хищника» придавит, посылать спасателей не нужно. Никто не будет расследовать несчастный случай, никого не накажут, не надо оплачивать больничный, предоставлять отпуск. «Хищник» — это преступник, у которого нет прав и защиты. При таких условиях труд «хищников» стоит дешево и дает высокую прибыль. Скупщики приобретают у них золото по минимальной цене, иногда только за водку и продукты. Естественно скупщики не являются конечным звеном в обороте золота, оно собирается в крупные партии и отправляется выше.

При попустительстве государства и заинтересованности властных структур «хищничество» развивается и приобретает массовый характер. Например, в современной Монголии местные жители занимаются добычей золота без лицензии практически на любой территории, в том числе на которую выдана официальная лицензия. В 2005 году монгольские хищники атаковали российскую компанию «Золотой Восток-Монголия». Компанией на значительной глубине карьером были вскрыты богатые пески, которые привлекли хищников. Каждый день большие группы незаконных старателей заходили на территорию карьера и добывали золото, не давая работать легальной артели. Ежедневно на участки компании приходило от 200 до 800 человек. С легким оборудованием, мешками и корзинами они без особых затруднений спускались в карьер и выносили из него пески. Охранная служба фирмы была бессильна. Только обращение в правительство Монголии при содействии российского посольства помогло прекратить хищение песков из карьера.

В аналогичную ситуацию попала монголо-украинская фирма. На их лицензионной площади богатый участок оказался отработанным местными старателями. Пески добывали подземным способом шурфами с рассечками. Шурфы пройдены без крепления глубиной 3-5 м, на отдельных участках — до 10 м. Практически вся долина покрыта шурфами (фото). Количество «хищников» достигало нескольких сотен, у них было свое руководство, обеспечена приемка золота, снабжение продуктами. К борьбе с «хищниками» руководитель предприятия отнесся скептически: «У них надежная «крыша» и лучше не связываться».

Любое нормальное государство не заинтересовано в «хищничестве». «Хищники» — трудоспособные граждане, которые могли бы работать законно и платить налоги. Вместо этого они работают на частных лиц, которые никаких налогов не платят, кроме того, способствуют развитию коррупции, так как без «крыши» много золота не добудешь и не вывезешь.

Поскольку «хищничество» — явление старое, пути борьбы с ним хорошо известны. Прежде всего используют жесткое наказание за скупку золота. Это связано с тем, что нелегальная скупка поощряет не только хищничество, представляющее собой по сути разновидность труда, но и воровство золота. Например, в Австралии в начале прошлого века отрабатывали весьма богатые месторождения с видимым золотом, и рабочие воровали руду из забоев. Наказанием за хищение руды для рабочих было до 6 месяцев исправительных работ. Мягкость наказания оправдывалась тем, что рабочий за свой тяжелый труд в шахте получает низкую зарплату, а владельцы предприятия, получающие высокие дивиденды, не обеднеют. Таким образом, австралийское государство проявляло заботу о своих гражданах — рабочих. Зато для скупщиков золота предусматривалось заключение сроком 15 лет /2/.

Весьма эффективным для снижения хищничества является упрощение процедуры получения разрешений на законное старательство. Оба мероприятия были успешно проведены после революции Советским правительством. В это время положение в золотодобывающей отрасли было катастрофическим, законной добычи практически не осталось, почти все, что добывали в Сибири, продавали китайцам и вывозили за границу. Чрезмерно выросла преступность. Тайга стала опасной для всех: грабили деревни, прииски, склады с продовольствием, торговцев продуктами, спиртоносов. Вооруженные засады на дорогах подстерегали «хунхузов», перевозящих золото /3/. В 1921 году был издан декрет, которым Совнарком постановил «предоставить всем гражданам РСФСР, кооперативам, артелям и прочим объединениям право производить поиски, разведку а также получать на договорных началах государственные золотоплатиновые предприятия и прииски». Разрешение на добычу золота мог получить любой человек (за исключением лишенных прав) в ближайшем государственном прииске /4/.

В 1924 году постановлением ЦИК и СНК СССР старательский заработок был освобожден от обложения налогами и сборами. Всем госпредприятиям и организациям вменялось в обязанность помогать старателям в добыче золота. Наряду с этим незаконная скупка или утаивание золота жестоко карались, вплоть до расстрела.В результате советское государство сравнительно быстро искоренило «хищничество» и таежную преступность. Оно создало рабочие места и сделало выгодным и престижным законное старательство.

«Хищничество» в России вновь получило распространение с 90-х годов прошлого века. После остановки государственных золотодобывающих предприятий люди остались без средств, что вынудило наиболее сильных и честных заниматься «хищничеством», а других — просто воровать золото. Развитию «хищничества» способствовало также усложнение законодательства. Количество нормативных актов по добыче золота выросло настолько, что соблюсти их небольшому предприятию без штата специалистов, практически невозможно. Государственные органы видят свою роль не в поддержке и подъеме производства, а в контроле над ним, охране всего, что можно: недр, земли, воды, воздуха, леса, рыбы, птицы, в наложении взысканий и привлечении к административной, а то и уголовной ответственности. В такой ситуации небольшим россыпным предприятиям законно добывать золото становится затруднительно и невыгодно. Результатом является снижение официальной россыпной золотодобычи и рост ее незаконной составляющей. Изменить ситуацию, вероятно, можно, при наличии желания ее менять. Однако такого желания незаметно.

Литература

1. Фризер Я.Д. Золотопромышленность в Баргузинском округе и ее нужды.-М., 1901

2. Причард К.С. Золотая миля. Иностранная литература, 1958, 481 с.

3. Афанасьев П.Ю., Кириллов В.Е. На золотых промыслах Дальней России. Благовещенск, 2003, 272 с.

4. Сапоговская Л.В. Золото в политике России (1917-1921 годы). Вопросы истории, №4, С.31-47., 2004


-0+0
Просмотров статьи: 24090, комментариев: 46       

Комментарии, отзывы, предложения

Влад, 16.12.12 14:12:54

Хитник слово вряд-ли приживется, некрасивое оно. А почему слово "старатель" не нравится? Оно старинное российское. В советское время его исказили: согнали старателей в артели, как крестьян в колхозы. Но сейчас слово "старатель" освободилось. Союз старателей - фикция, так как старателей в нем нет, все предприятия ООО и ОАО.

Надо бы бороться за свое историческое имя, создать "Союз российских старателей", устав к нему соответствующий.

ПИПЕЦ, 16.12.12 20:04:14

Хитниками-называли монахов которые проживали в тайге.

hakas, 17.12.12 07:14:52

Привороженные камнем

Виктор Мясников

Пока в земных недрах существую самоцветы, будут существовать и охотники за ними – хитники

В конце шестидесятых – начале семидесятых годов ХХ века Урал пережил небывалый бум коллекционирования минералов. Можно было не иметь дома ни одной книги, в конце концов, есть библиотеки, но не иметь хотя бы десяток образцов уральских самоцветов было не просто дурным тоном, это могли расценить как умственную деградацию и прямой вызов общественному мнению.

По выходным на старых отвалах и карьерах собирались сотни человек всех возрастов и усердно копались в глине, ворошили битый камень и долбили кварцевые глыбы: а вдруг там внутри занорыш – полость, стенки которой плотно утыканы прозрачными кристаллами горного хрусталя?

И ведь – да! Находили! Потом осторожно, с помощью стальных зубил вырубали тяжелые штуфы, ослепительно сверкающие на солнце. А вокруг завистливо вздыхали те, кто поленился тащить кувалду и лом несколько километров от ближайшей станции, или был слишком слаб, чтобы часами колотить по каменюке. Впрочем, чаще всего в глыбе не оказывалось ничего интересного. Зато какой-нибудь пацаненок, бестолково слоняющийся среди азартно копающего народа, вдруг поднимал прямо с поверхности роскошную друзу дымчатого раух-топаза, облепленную глиной, и радостно отмывал ее зубной щеткой в ближайшей луже. Всякое бывало...

Когда советская власть спохватилась, разогнала едва народившиеся клубы любителей камня и конфисковала коллекции некоторых вконец оборзевших уральцев, было уже поздно. На арену вышла совершенно новая формация уральских хитников, в корне отличная от старинных горных воров. Единственное, что их объединяло, так это страсть к незаконному вторжению в государственные недра. А законного способа и не было!

Но в отличие от "дедов" прошлых веков, хитник новой эпохи работящ, образован, интеллигентен и эстетически воспитан. Он не просто горщик-добытчик, он еще и камнерез, огранщик, ювелир и дизайнер. Он разбирается в геологии и минералогии, топографии и геодезии. Он турист-путешественник, забирающийся в самые глухие углы Полярного Урала, где, зачастую опережая казенных изыскателей, первый открывает уникальные месторождения самоцветов. Шпионскими методами он добывает информацию о перспективных залежах, словно диверсант, проникает на охраняемые территории и в замурованные штольни.

Великий конспиратор, он умело скрывает свои богатства, собирая образцы, достойные лучших музеев мира. И в один прекрасный день он переходит последний барьер – продает друзу кристаллов, ограненный камень или готовое изделие. Постепенно этот промысел становится основным источником материального благополучия. И никакая милиция, никакие рэкетиры не смогут его притормозить – квалификации не хватит выследить.

Их квартиры похожи на филиалы геологических музеев: на стеллажах сотни образцов, лоджии и чуланы заставлены ящиками, где, переложенные старыми газетами, ждут своего часа центнеры минералов и пород. На полках – книги по минералогии, петрографии, геологии, истории Урала, по ювелирному и камнерезному делу, карты и планы местности с заветными пометками. А вот и камнерезный станочек с двигателем от стиральной машины, своими руками сделанный...

Массовое коллекционирование схлынуло в начале 1990-х. Надо было деньги зарабатывать, семьи кормить. А ненадежный промысел больше забирал, чем давал: бензин, билеты на электричку, просто потраченное время. В основном остались камнерезы, добывающие сырье для себя. Да еще те, кто не мог уже без этой каменной красоты жить, а зарабатывал другим способом.

За минувшие пятнадцать лет заросли подлеском отвалы, затянуло глиной шурфы и закопушки. Многие знаменитые месторождения сразу и не сыщешь, так местность изменилась. Да и повыбрано все сверху дочиста. Но вдруг откроется свежая яма – целый котлован кубометров на двадцать. Не перевелись еще артели добытчиков.

Делятся хитники на две категории – каелочники и молоточники. Каелочники бегают по лесам и пригоркам налегке, с одной каелкой. Сверху ковыряют дедовские отвалы, старые ямки проверяют. Если место покажется перспективным, могут осесть артелью малой, шурф заложить, взрыхлить склон до коренной породы. Но предпочитают грунты легкие, песчаные, глинистые отложения, выветрелые рассыпчатые пегматиты, отвалы с кварцевых жил. Деды мелочевку не брали, а порой и хороший камень пропускали, так что при переборке и аметистовые щетки попадаются, и аквамарины некрупные, а порой и сортовой камень выкатится – проглядели, стало быть, предки полтора века назад.

Молоточники – люди обстоятельные. С тяжелыми молотами, увесистыми ломами и стальными клиньями. Их любимые места – кварцевые жилки где-нибудь в старых карьерах, а то и просто в кювете у дороги. Где увидят, там и пробуют фарт. Забивают клинья в трещины, поддевают ломами, разбивают гранитную массу кувалдами. Так и идут вдоль по жилке. Глядишь, и развернулась она в линзу с занором. А там внутри в мелкодисперсной липучей глине нащупает рука вдоль стенок колючие головки кристаллов. У ближайшей лужи отмывают зубными щетками образцы – прозрачный горный хрусталь, а то черный – морион или "дымарь" – думчатый раух-топаз, лимонно-желтый цитрин, аметист, понятно, фиолетовый. Если разобраться – все это кварцы, только разного цвета.

Но случается, что ничего путного не попадается. Кубометры камня раздробили, угваздались все в глине по уши, неделю потеряли, а вся добыча – невзрачные серые корочки кальцита. Ежели кто этим делом заработка ради занялся, тот быстро от иллюзий излечивается и бросает это грязное и тяжелое занятие. Хотя камень трудяг любит.

Есть еще одна категория – геологи. Те, что по городам расселись, поскольку геологоразведка почти прекратилась. Но коллекции они продолжают собирать, держатся своим сообществом, на хиту непрофессиональную свысока посматривают и с раздражением поругивают. Дескать, вредители и разорители. Сами они считают земные недра исключительно своей вотчиной, можно сказать, собственностью. Ну, и не любят конкурентов, которые порой из-под носа добычу уводят. А кто их любит?

В последнее время и легальные добытчики появились. Как правило, это местные жители, берущие участки в аренду у родных сельсоветов. Посторонним-то кто позволит? Это уже не хитники, хотя старинным словом горщик назвать их язык не поворачивается. Знания их поверхностны, камнем они отнюдь не очарованы, заработка ради стараются с переменным успехом...

Вольные добытчики минералов всегда были опытными практиками, а уж науку минералогию знали капитально и не по-кабинетному. Не зря выдающийся геолог академик Ферсман с ними советовался и книги свои дарил. И даже в наше время продолжают хитники вносить вклад в науку. Минерал каслинскит обнаружил свердловчанин Китаев, а канонеровскит назван в честь уральца Александра Канонерова.

Владимир Пелепенко, собравший лучшую в России коллекцию минералов и камнерезных изделий, открыл в Екатеринбурге первый частный музей камня. Собиратели вообще любят показывать людям самоцветную красоту, мало среди них скрытных гобсеков.

Государство однозначно запрещает своим гражданам добывать без разрешения драгоценные камни первой категории – алмаз и изумруд. Еще рубин, сапфир и благородный опал, но их месторождения в России отсутствуют. Нет, у хитников можно найти и сапфиры с рубинами, но не ювелирного качества. Носят откуда-то с Приполярного Урала.

Впрочем, красивые образцы можно найти повсюду, даже в равнинном Подмосковье. Главное, быть неленивым и наблюдательным. Кремневая галька, если ее распилить, не уступает красотой агату. В лежащем в поле гранитном валуне вполне может встретиться кварцевая жилка, в узких пустотах которой лиловеет аметистовая щеточка. Окатанные кварцы и халцедоны попадаются на песчаных речных отмелях.

Камень завораживает. Его таинственная красота затягивает и не отпускает. От скрытых в нем древних тайн Земли и происходят представления о магии камня, связях его с космосом и знаками Зодиака, с влиянием на человеческую энергетику. Впрочем, кто этот камень добыл и обработал, тот в ответ на подобные разговоры только иронически улыбается. Ведь это он извлек из мрака каменную радугу и заставил сверкать.

hakas, 17.12.12 07:24:09

Конечно изначально было слово ХИТНИКИ

Л. М. Сонин. Тайны седого Урала

Хитники

Вот что писал о хитничестве и хитниках горный инженер Е. В. Гомилевский: «В непроходимых лесных дебрях, на всех оставленных приисках, давнишних выработках и отвалах работают целые полчища вольных людей в поисках изумрудов, которые легко сбываются скупщиками — уральским торговцам самоцветами. Для этого промысла выработалось даже особое наименование „хита“ — или хитнический промысел. Этимология этого слова показывает, что промысел не является похищением, кражей, а чем-то другим, более благородным».

А. Е. Ферсман, много общавшийся с уральскими горщиками, с хорошим знанием предмета описал своеобразную психологию хитников, для которых, по его свидетельству, «камень Божий», несомненно, является продуктом общей земли, общим достоянием, и, стало быть, никому нельзя запретить его добычу. С такими представлениями, рассказывает Ферсман, ему приходилось встречаться в разных районах Урала — не только вблизи изумрудных копей. В них уживается какая-то смутная идея общенациональной собственности с традициями «захватного права»; к тому и другому, однако, всегда примешивается жажда легкой наживы: «Одним камнем, как ударом, богат станешь».

Гомилевский полагал, что истоки хитничества восходят к разрешению правительства в голодные 1891–1892 годы крестьянам промышлять по особым билетам, сроком на восемь лет выданным, в отвалах старых изумрудных приисков. Это их право было оговорено и при заключении договора на аренду с Нечаевым и снова подтверждено, когда концессия на разработку месторождения передавалась «Новой компании изумрудов».

И хотя в отвалах приисков стали копаться и многочисленные пришлые искатели быстрого счастья (их прозвали зимогорами), большинство хитников были все же местные, которые по попустительству правительства постепенно пообвыкли к мысли, что рыться возле изумрудных копей — вроде как их естественное право.

И хитникам, хоть и не очень часто, но улыбалась удача. Один из них, В. Тоголев, копаясь вблизи южного фланга месторождения, наткнулся на великолепную щетку изумрудов, которую продал скупщикам за три тысячи рублей. Другой, Степанов, продал екатеринбургскому скупщику кристалл изумруда за 2000 рублей.

Такой куш казался столь привлекательным, что хитничать начали очень многие крестьяне, мастеровые и даже люди интеллигентных профессий, напрочь отбившиеся от прежних своих занятий. Еще, так сказать, один вариант искательной лихорадки. И ведь жизнь-то хитника — не сахар. Во время поиска они жили большей частью прямо под открытым небом, питались хлебом и водой. И сами их копошения в земле бывали очень опасны. Ведь работать им приходилось нередко в заброшенных глубоких шахтах и шурфах, в которых крепление или напрочь отсутствовало, или давно сгнило. И это не единственная опасность, которая их подстерегала. Все время им приходилось быть настороже: все же работали на чужой, часто неплохо охраняемой земле, зазеваешься — охрана вмиг сграбастает вместе с добычей. И хорошо еще, если просто отправят в полицию: бывали случаи, и убивали непрошеных копальщиков.

Специалисты по охране из «Новой компании изумрудов» утверждали, что в начале нашего века на арендованных компанией землях каждое лето промышляли не менее тысячи хитников. Многих охранники знали пофамильно — не раз случалось отлавливать. В 1911 году зарегистрировано полторы тысячи посягнувших на чужое владение, в 1912 году — тысяча восемьсот.

Но ни протоколы, ни штрафы, ни даже тюрьма не останавливали хитный промысел. Наказанные одним-тремя месяцами тюрьмы, ловцы удачи выходили и немедленно принимались за старое. Среди них попадались своего рода рекордсмены — они представали перед судом до тридцати раз! И — как с гуся вода.

И все же, рассуждая о хитничестве, нельзя не помнить, что именно вольными старателями и рудознатцами открыты почти все залежи самоцветов Урала. И изумруды — не исключение.

Максим Кожевников ведь принес свою первую находку на тайную продажу в Екатеринбург, и только после этого о ней прознал Коковин. Следует припомнить и то, что впоследствии самые знаменитые копи изумрудов стали тому же Коковину известны по находкам вольных старателей — горнощитского мастерового Егора Костоусова, указавшего своей находкой на жилу прииска № 16, давшего изумительные кристаллы, крестьян Карелина и братьев Григория и Дениса Козьминых, своими находками указавших границы месторождения; на приисках, заданных по их заявкам, и сегодня добывают этот камень.

Да и сама «Новая компания изумрудов» бороться-то боролась с хитниками, но при этом и пристально следила: а где они больше копаются? И немедленно переводила туда своих рабочих.

Так что хитники были не только расхитителями чужого добра, они были и отрядом самой дешевой разведки новых залежей. И недаром некоторые прииски носили такие, к примеру, имена: «Старый хитный» (в южной части месторождения), «Хитные ямы» (там же). И прииски эти давали весьма неплохие камни.

Но вольные старатели изощрились не только в нелегальной добыче драгоценного камня. Широко развитое хитничество породило и великолепно отлаженную систему тайной скупки самоцветов. С ней был хорошо знаком великий минералог А. Е. Ферсман, которого горщики и старатели приняли в свою среду и не таили от него не подлежащих огласке сторон своей не всегда согласной с законом жизни.

И вот о чем, в частности, узнал Александр Евгеньевич:

«Около Изумрудных копей создался свой рынок теми хищниками (Ферсман, как видите, не воспользовался народным, „смягченным“ вариантом обозначения промысла. — Л.С.), которые незаконно добывали камни вне работ Французской Компании. Часть камней сбывалась рабочим Асбестовских копей, часть — продавалась у некоторых определенных лиц в Белярском, но большую часть можно было купить только в самом лесу и через знающего ямщика; если удастся заслужить его доверие, можно легко попасть к тем центрам хитных работ, где продается камень. Этот путь покупки изумрудов хорошо был известен екатеринбургским ювелирам, часто навещавшим этот район и здесь в лесу скупавшим хороший камень. Трудно найти более своеобразную обстановку для каменного рынка, обстановку, в которой протекали очень крупные сделки и приобретались превосходные камни.

Последние годы хитники и местные рабочие сами приносили материал в „город“ (как называется Екатеринбург в широком округе Среднего Урала), где сбывали его знакомым гранильным мастерским, с которыми они завязывали более определенные связи. Среди этого приносимого в город материала оказывалось много подделок, дублетов, покрытых лаком камней, и, потому, к таким покупкам в Екатеринбурге у незнакомых крестьян надо относиться с большой осторожностью…»

Асан, 17.12.12 15:21:36

Хакасу-МОЛОДЕЦ!!! А то какая-то свара идет,кто на что горазд.Легко расставил все точки над и.Только теперь все успокоятся и на эту страницу заглядывать редко будут,а может и наоборот-читать историю старательства,интересно ведь.

Ходакан Степаныч- Хакасу, 17.12.12 16:53:38

Спасибо тебе Хакас! Теперь я понял, ЧТО выкопал работая на шурфах в геологоразведке на Южном Урале в 1964 году, и отчего у нашего геолога глаза не только из орбит, а даже из оправ очков чють не вылезли когда я ему показал "стеклянный" абсолютно чёрный заточенный карандаш правильной формы кг. 15-18

Простой, 17.12.12 17:51:24

Что вперед яйцо или курица? Очень интересно, я думал, думал, потом залез в Интернет. Там нашел документ о том, что Александр 1 в 1821 году издал указ, в котором в частности говориться о борьбе с хищениями самородков.

А Гомилевский, на которого ссылается Хакас, полагал, что истоки хитничества восходят к разрешению правительства в голодные 1891–1892 годы крестьянам промышлять по особым билетам, сроком на восемь лет выданным, в отвалах старых изумрудных приисков.

Я вот теперь в полной нерешительности, кто же вперед хищник или хитник? Вроде бы 1821 год был раньше, чем 1891, но опять же, Хакас очень уважаемый человек.

Ходакан -Степаныч- Простому, 18.12.12 13:17:03

А что тут удивительного Если на моём веку ,а я доживаю 73 год, два раза разрешали стараться и два раза запрещали.

ПИПЕЦ, 18.12.12 19:36:52

Успокоиться пора бы,правнуков нянчить да сказки им расказывать

Ходакан Степаныч-Пипец, 19.12.12 10:31:35

Я бы успокоился .Правнуков нет, а внуки сказки слушать не хотят,насмотревшись ящика хотят жрать повкусней и кроме жратвы шмутки помодней, а родители ихнее всего этого им предоставить не могут поскольку хозяева новой жизни не принимают их на работу им выгодней два узбека на один трудак. Хищничать тоже невозможно Путин всё золото отдал "братьям" по оружию мы местные не подозревали сколько их много у него, а может он и сам не подозревает. Это кий вариант детей лейтенанта Шмитта

От такой безысходности сын старший застрелился. Младшему и двум дочерям помогаю как могу.Здесь на северах в брошенных посёлках вообще новый способ выживания определился.Пенсионеры помогают своим детям до пенсии дожить. Так что дорогой землячок успокаиваться некогда.Да ради любопытства ты не подскажеш с какого месторождения башкиры породу к себе с нашего Кваркенского района возят: с Кульмы,Андрианопаля. Аланска или с Болотовска? В 60 года мы в этих местах на золото бурили колонковым, до платиков, всухую, вот мука была Слава Богу не зря.

ПИПЕЦ-Ходокану Степанычу, 19.12.12 10:56:02

Сочувствую тебе и молодец ,что не унываешь и детям помогаешь,за старшего соболезную.

Власть довела людей до ручки но надо как то копошиться иначе ваще не вариант с неба каши манна не дождемся однозначно.

Степаныч,лет тебе много работать не тяжело или внуков проси в тайге помогать учи их и будет польза для них самих.

Не знаю куда возят мне кореш говорил по телефону там жопа все сдохло,может в тихую чего и ковыряют но сам знаешь там вскрыша ого го не вариант.

странник-ХдаканСтепанычу, 19.12.12 12:17:15

Приветствую тебя,дорогой наш ветеран и стойкий "оловянный солдатик"! Как сейчас говорят: "респект и уважуха"! Я как то собирался к вам в гости, точнее меня подбивал один товарищ. Места там у вас ой какие интересные! Только предупреждали о беспределе бытующем со стороны "местных" А у Вас вона-как оказывается! Де, и будет у нас перспектива не столь мрачная...

Ходакан -Степаныч Пипец Странн, 19.12.12 16:57:01

Спасибо ребята.

Стг-Ходакан Степаныч, 19.12.12 21:25:17

Сочувствую вашему горю, уважаемый Сам я с севера у нас тут тоже ж..па такая же Кстати, Бог ведь троицу любит, быват и в третий раз разрешат?!

123, 22.12.12 06:01:23

Законы для людей им не интересные. Они только для себя быстро принимают. Видели, как они шустро закон против американцев приняли? Оглянуться не успели, а уже 3 чтения провели, и почти единогласно, всего 7 против. Кого выбрали?

orenkomp.ru, 03.08.15 15:33:12

Говоря о сюжете фильма Хищники невольно можно вспомнить первую часть трилогии, уж больно как-то все знакомо.

Виктор, 22.08.15 15:31:58

Хищники или плотоядные - это животные, которые питаются другими животными, то есть их мясом.

123, 22.08.15 16:56:21

Толковый словарь Ожегова:

Хищник

3. перен. Тот, кто наживается на ограблении кого-н., на расхищении общественного, народного достояния.

Виктор, 08.11.15 17:47:38

Самый убогий и никчёмный фильм из всех про хищников..Я даже не знаю как можно было снять настолько убогий и тупорылый фильм..Но пипл схавал и этим всё сказано..Пока стадо хавает, такие фекалии будут выходить для них.

Александр, 02.12.15 00:51:21

Полностью поддерживаю: Самый убогий и никчёмный фильм из всех про хищников..Я даже не знаю как можно было снять настолько убогий и тупорылый фильм..Но пипл схавал и этим всё сказано..Пока стадо хавает, такие фекалии будут выходить для них.

Уважаемые посетители сайта! Пожалуйста, будьте как дома, но не забывайте, что в гостях. Будьте вежливы, уважайте родной язык и следите за темой: «Кто такой "хищник" и кому он нужен»


Имя:   Кому:


Введите ответ на вопрос (ответ цифрами) "четыре прибавить 7":