Добыча золота из непромышленных россыпей. Мнения государственных деятелей и вольноприносителей

Рисмятова А.А.
Золотодобыча, №103, Июнь, 2007

Огромное количество непромышленных россыпей в России может осваиваться различными способами, в том числе возможны: «непромышленное старательство», «вольноприносительство», «туризм с добычей золота», «любительская добыча». Мы постарались выяснить, как на эти формы освоения непромышленных россыпей смотрят государственные деятели и сами старатели.

1. НЕПРОМЫШЛЕННОЕ СТАРАТЕЛЬСТВО

ЧТО ГОВОРИТ ЗАКОН?

Заместитель руководителя территориального агентства по недропользованию по Иркутской области Суслов Николай Андреевич рассматривал непромышленное старательство в рамках существующего законодательства: Закон «О драгоценных металлах…» говорит о том, что добычу золота может вести только юридическое лицо. Это вроде бы делает невозможным непромышленное старательство. В тоже время в законодательстве существует нюанс, который таковое старательство разрешает. В соответствии с законом «О недрах» предприятие, имеющее лицензию, само определяет способы недропользования: можешь добывать сам, можешь заключать договора с другими юридическими и даже частными лицами. Рассмотрим закон применительно к жизни. У каждого предприятия есть участки, на которых остались непромышленные россыпи. Для доработки этих россыпей можно нанять на сезонную работу бригаду старателей, с которой заключается договор о хозрасчете. Они сами проводят всю работу, сдают золото предприятию, получают энную сумму. В таком случае предприятию только остается отвечать за сохранность драгметалла. Такой опыт уже имеется в Бодайбо.

ПОЧЕМУ НЕТ РАЗВИТИЯ?

Если законодательная база располагает к формированию непромышленного старательства, то встает вопрос: почему тогда этот способ добычи не получил своего активного развития? Заместитель руководителя территориального агентства по недропользованию по Иркутской области Суслов Николай Андреевич видит причины в нежелании предприятий брать на себя ответственность: Просто сами предприятия не хотят этим заниматься. Во-первых, существует опасность «хищничества»: а вдруг организация старателю земли выделит, а старатель ничего не принесет. Во-вторых, если с бригадой заключен договор, то за них нужно нести ответственность и выдерживать социальные гарантии. Бывший вольноприноситель — житель Магаданской области Попов Алексей Иванович также высказал сомнение, что предприятия будут самостоятельно развивать непромышленное старательство: Предприятию это невыгодно. Для того чтобы был резон нанимать старателей со стороны, нужно чтобы они могли принести с полигона хотя бы 10 килограммов. Иначе, если они принесут какие-нибудь граммы или даже полкило, то предприятию оформление, контроль работы и прочее обойдутся дороже.

2. ВОЛЬНОПРИНОСИТЕЛЬСТВО

ПРОШЛЫЙ ОПЫТ

В1997 г. при поддержке губернатора Валентина Цветкова возродилось вольное старательство в Магаданской области. Любой индивидуальный предприниматель мог получить лицензию и добывать золото на заранее отведенных участках. По оценкам экспертов, за неполный сезон в кассы поступило более 700 кг золота в песке и самородках. Бывший вольноприноситель — Попов Алексей Иванович рассказывает о собственном опыте вольного приноса: В конце 90-х годов в Магаданской области разрешили «вольноприносительство». Старые отвалы, которые уже лет десять как были отработаны, отдали под работу «вольно-приносителям». Пожалуйста, ищите, если что найдете, сдавайте в золотоприемные кассы. Любой гражданин мог сделать регистрацию в местном совете и свободно начать работу. После регистрации нам тогда официально разрешили вести работы на территории бывшей ШОФ (шлихообогатительной фабрики). Это было деревянное здание, построенное еще в довоенные времена, с промывочным оборудованием внутри, давно заброшенное. Мы подметали грязь вокруг оборудования и затем промывали. Как-то заметили, что возле установки набрызгано золото, на которое внимания никто не обращал. Я отодрал жесть, за ней деревянные доски, а за ними шлак. Шлак — на совок, промываю а там чистый ручеек золота пошел. Был где-то куб шлака, из которого добыли примерно килограмм золота. Мы пошли и сдали свой килограмм в золотоприемную кассу. А ведь это золото могли и не найти, полигон ведь был давно отработан.

ЕСТЬ ОПАСНОСТЬ ХИЩЕНИЯ?

Заместитель руководителя территориального агентства по недропользованию по Иркутской области Суслов Николай Андреевич высказал опасение, что внедрение «вольноприносительства» поведет за собой хищение золота в более крупных размерах: — При той криминальной ситуации, которая существует в стране, какой-либо закон о вольноприносительстве вряд ли стоит принимать. Если его примут, это будет легализация не только «хищничества» с россыпей, но и сбыта краденного золота, полученного неизвестно каким путем. В свое время советская власть легализовала «вольноприносительство», но это были суровые времена для страны. Тогда закрывали глаза на то, из какого на самом деле источника получено золото, которое приносили в золотоприемные кассы. Украл ты его, перекупил или честно добыл. Но этот период давно прошел. Сейчас принятие закона о «вольноприносительстве» может ударить по карману золотодобывающих предприятий. Откроются, например, золотоприемные кассы, а золотодобытчики, работающие на предприятии, часть золота положат себе в карман, а потом пойдут и сдадут в кассу. Первым, кто останется в убытке, будет непосредственно организация, занимающаяся добычей. Бывший вольноприноситель — Попов Алексей Иванович, в свою очередь, опровергает опасность хищения: Из своего опыта могу сказать, что хищничество больше процветало, когда не было разрешения на «вольноприносительство». Старатели, которые работали на предприятии, регулярно выносили с территории золото и сдавали на сторону. Вокруг приисков постоянно крутились ингуши. В народе их прозвали «ИнгушЗолото». Продавать им золото было выгодно: если предприятие сдавало государству добытое золото после каждого сезона, а получало свои деньги только на следующий год, то «ИнгушЗолото» платило меньше, но зато сразу. Во время разрешенного «вольноприносительства» «ИнгушЗолото» стало резко хиреть. Хищничество пошло на убыль. Потому что индивидуальным старателям стало выгодно сдавать золото в золотоприемные кассы. Если сравнить расценки, то сразу становится понятно почему: государство у предприятий принимало золото по 10 долларов за грамм, золотоприемные кассы у частных старателей принимали по 5 долларов, а ингуши всего за 3 доллара. Конечно же, несли в кассы. Директор департамента охраны окружающей среды и недропользования Иркутской области Гайкова Ольга Юрьевна смотрит на негативные результаты хищения, как на возможность заинтересовать государство вольным приносом: — Государство можно заинтересовать частным старательством. При добыче все равно какое-то неучтенное золото уходит на сторону. Считается, что этот процент невелик. Однако насколько я знаю, конкретного анализа не ведется. Но если провести серьезное исследование, в каких масштабах действительно происходит хищение, и если окажется, что цифры превышают допустимые пределы, то государству будет выгодно поменять свою политику и разрешить «вольноприносительство».

ПОВЛИЯЕТ НА ЭКОЛОГИЮ?

Заместитель руководителя территориального агентства по недропользованию по Иркутской области Суслов Николай Андреевич, рассматривая «вольноприносительство», указывает на следующие обстоятельства: Добыча осуществляется только на утвержденных запасах, каждый из которых закреплен за отдельным предприятием. Термин «вольный принос» в классическом понимании подразумевает, что любое лицо может добывать металл на не занятом участке недр и реализовывать его. Если разрешить такое «вольноприносительство», то где гарантия, что какой-нибудь старатель не пойдет на новые месторождения, не выберет самые богатые участки, тем самым, во-первых, испортив перспективное месторождение, а во-вторых, нанеся вред окружающей среде. Директор департамента охраны окружающей среды и недропользования Иркутской области Гайкова Ольга Юрьевна обращает внимание на экологический аспект: — Недра находятся в собственности государства. Организация, которая берет лицензию на отработку, должна соблюдать среди прочего и экологические требования. Если у старателя лоток, то он вряд ли может нанести значительный вред окружающей среде. Но «вольноприноситель», наверняка, захочет добыть больше золота. Тогда в работу пойдет техника. А это уже ведет за собой нанесение негативного вреда природе. Старатель добудет свое золото, а кто потом обяжет его к рекультивации земель?

3. ТУРИЗМ С ДОБЫЧЕЙ ЗОЛОТА

ЧТО ГОВОРИТ ОПЫТ?

Как оказалось, в Иркутске существует туристическая компания «Грин-Экспресс», которая уже несколько лет занимается «золотым» туризмом. К сожалению, в Иркутской области этот опыт пока единичный. Но мы предлагаем для начала рассмотреть его, а позже узнать, что об этом говорят официальные лица. Генеральный директор туристической компании «Грин-Экспресс» Копылов Вадим Георгиевич так рассказывает о их работе по направлению «туристическое старательство». Несколько лет назад мы организовали тур «Приют старателей». В Черной пади, недалеко от Большого луга, по нашим данным, существовал прииск. Мы открыли там туристическую базу старателей и создали экскурсии с целью помыть золото в ближайшем к старому прииску ручье. Туристы использовали лотки. Сейчас этот тур снят. Мы проводим только экскурсии к старому руднику. Для этого есть две причины. Во-первых, клиентов оказалось мало, потому что большинство не верит, что там осталось золото, которое можно намыть. А во-вторых, существуют подводные камни, созданные законодательством. Представляете, если человек все же найдет самородок, намоет какое-то золото, как ему оформить найденное? Не так-то просто обосновать нахождение самородка. Если моет не артель, а простой человек, то ему придется столкнуться с государственными органами, придется объяснять. Поэтому в рамках экскурсии у нас не попытка добыть золото, а попытка подержать лоток. ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ДЕЯТЕЛИ «ЗА!»

Официальных лиц заинтересовал вопрос «золотого» туризма. По их мнению, на сегодняшний день, — это перспективный способ использования отработанных полигонов. Можно отметить даже больше: их взгляд на эту проблему оказался тем интереснее, что они, с одной стороны, подтверждают сказанное генеральным директором туристической компании «Грин-Экспресс» Копыловым Вадимом Георгиевичем, но, с другой стороны, поднимают вопросы, которые не рассмотрела в своей деятельности туристическая фирма. Заместитель начальника территориального агентства по недропользованию по Иркутской области Суслов Николай Андреевич говорит об этом так: — На давно отработанных участках можно организовать туристический полигон, на нем открыть пункт проката лотков и пусть добывают золото. Туда можно хоть два миллиона туристов отправить. На таких резервных фондах золота осталось мало, поэтому никаких хищений, никакого криминального процесса, зато — прибыль государству от туристической деятельности и удовольствие людям. Единственное, что нужно рассмотреть — это существующее законодательство. Какие-то изменения нужно внести в закон «О недрах» и в закон «О валютном регулировании». Там тоже не должно быть препятствий. Например, чтобы иностранный турист мог золото намыть, домой отвезти и перед друзьями похвастаться. Директор департамента охраны окружающей среды и недропользования Иркутской области Гайкова Ольга Юрьевна тоже видит перспективность туризма с добычей золота: — Туризм, — это возможно. Есть зарубежный опыт: приезжают люди, служащие, банковские клерки, добывают примитивно, промывая породу вручную лотками. Никакой техники, а значит, незначительный урон окружающей природе, потому что им важно не то, сколько они золота добудут, не на жизнь себе заработать, а сам процесс. Туризм с добычей золота — дело перспективное. Людей, знающих о добыче только понаслышке, например, жителей крупных городов, москвичей, иностранцев, такой досуг, наверняка, заинтересует. У нас в России это вполне осуществимо. Туристическое агентство может получить лицензию, например, на старые отвалы, взяв на себя все обязательства по выполнению лицензионного соглашения, и контролировать весь процесс. Этого достаточно. Единственное, это вопрос места. Если «золотой» туризм привязывать к Байкалу, то на Байкальской природной территории это будет проблематично. А возить туристов в Саяны или Бодайбо, по-моему, экономически невыгодно. Но это нужно уже прикидывать туристическим агентствам. В любом случае добытое золото будет принадлежать владельцу лицензии — турагентству, и оно будет нести ответственность за его сохранность, охрану недр, последующую рекультивацию нарушенных земель. Главный специалист по природным ресурсам и недропользованию муниципального образования «Муйский район» республики Бурятия Чеснокова Вера Демьяновна не только высказала заинтересованность туризмом с добычей золота, но также поделилась перспективами и наработками Муйского района: Идею создания промышленного туризма мы «вынашивали» еще десятилетие назад, но вплотную стали работать в этом направлении с 2005 г., когда в республике Бурятия поднялся вопрос о создании туристических зон. Для создания промышленного туризма в Муйском районе имеются все возможности: богатое историческое прошлое золотодобычи, начиная с конца 19 века; наличие отработанных россыпных полигонов, штолен; свободные трудовые ресурсы и инфраструктура. Далек север Бурятии от основных туристических рынков. Он еще не «раскручен», но именно в этой географической отдаленности заключаются перспективы Муйского района. Сейчас 15% от общего числа всех туристов мира выбирают для посещения именно такие места. И учитывая, что в районе развивается золотодобывающая промышленность, рудник «Ирокинда» ОАО «Бурятзолото» может служить объектом промышленного туризма. В январе 2006 г. проведены переговоры с генеральным директором ОАО «Бурятзолото» В.А.Дмитриевым и директором рудника «Ирокинда» М.Г.Филипповым об организации промышленного туризма на базе рудника. В районе зарегистрировано ЧП «Ольга Власьевская», которое будет заниматься устройством быта туристов (питание, гостиница, баня-сауна и т.д.). Готовится к открытию интернет-сайт «Муйская долина», где представлена информация о развитии промышленного туризма в районе. В Муйском районе имеются отработанные полигоны, которые старательские артели могут отдать туристам для лотковой добычи золота, получено предварительное согласие некоторых руководителей. Муйский район в 2005 и в 2006 гг. принимал участие в выставке «Туризм и отдых в Бурятии» в Улан-Удэ, в подготовке выставки в Новосибирске «ТурСиб-20007 г.». Идеи создания промышленного туризма на протяжении многих лет витают в наших умах, но для ее решения мешает отдаленность района от основных туристических маршрутов, отсутствие инвестиций и круглогодичных автомобильных дорог на интересные объекты. Развитие промышленного туризма привлечет в район инвестиции, увеличится налогооблагаемая база, создадутся дополнительные рабочие места.

Мы также обратились к руководителю агентства по туризму Иркутской области Рютиной Ирине Владиславовне, как к специалисту по проблемам туризма. Она благожелательно отнеслась к туризму с добычей золота и выразила желание поддержать промышленный туризм: — Мы положительно относимся ко всем видам туризма. Если туризм с добычей золота дает возможность отдохнуть россиянам и интуристам, а также внести вклад в экономику, то почему бы и нет. Лично я считаю, что туризм с добычей золота может заинтересовать людей. Туры в дикие места, где нетронутая природа, возможность почувствовать себя первооткрывателем, самостоятельно добыть золото, — это может привлечь внимание. Конечно, встает вопрос о вывозе намытого золота. В данном случае в законе о туризме никаких ограничений нет, но они существуют в законе «О валютном регулировании». Здесь возможен такой выход: туристические компании могут оформить золото как сувенирную продукцию. Это несложно. Другой момент, — это сам бизнес. Зарегистрировать фирму легко, но сама работа — это кропотливый процесс. Нарабатывание базы клиентов, распространение — все это может длиться долго и потребовать много усилий. Но если есть интерес, есть спрос, есть подходящие места, то занимайтесь, выходите на туристический рынок с предложениями. С нашей стороны препонов нет. Мы поддержим любые начинания.

От редакции: Туризм с добычей золота позволяет с минимальными затратами поддерживать инфраструктуру и заселенность удаленных регионов. Для России это весьма актуальная проблема. Однако российским законодательством такой вид туризма не предусмотрен, как и другие виды непромышленной добычи золота. Российские законы и подзаконные акты ориентированы на промышленные предприятия и «втиснуть» в них добычу 5 или 100 граммов золота из непромышленной россыпи невозможно. Любая проверяющая организация найдет повод, по меньшей мере, запретить работу. Из-за недоразвитости российского законодательства деньги туристов пока, к сожалению, уходят в другие страны.


-0+0
Просмотров статьи: 12802, комментариев: 4       

Комментарии, отзывы, предложения

Вячеслав Васильевич , 12.01.11 16:29:09

Проблема, которую поднимает автор статьи, чрезвычайно актуальна не только касательно "старательного туризма", но туристского бизнеса на территории России вообще. Сегодня центр тяжести туристского бизнеса в россии гипертрофированно смещён в сторону зарубежного туризма. Внутренние резервы огромной страны практически не используются. Так на Камчатке можно встретить туристов из США, Японии , Китая, Германии и пр. и крайне редко из центральной России. Тоже самое касается и района Байкала, и Алтая не говоря уже о наших Северах. Но именно эти суровые районы России все больше привлекают зарубежных туристов. Мне довелось подниматься на вулканы камчатки с американцами, путешествовать по Байкалу с немцами, по Ямалу с чехами и др. И все они в один голос говорят о наших богатейших возможностях туристского бизнеса. Я занимаюсь экстремальным туризмом многие годы и многое мог бы рассказать чиновникам. К великому сожалению, процесс отладки такого бизнеспроекта чрезвычайно долгий и требующий хороших вложений. Частный сектор сегодня вкладывается в "быстрые деньги": нефть,газ, торговля, наркотики и пр., в крайнем случае- зарубежные туры с отлаженной инфраструктурой. Государство, в лице местных чиновников, так же не заинтересованно в таких проектах: нет быстрой доходности. А нет материальной заинтересованности-нет и инициирования законодательных актов в Думу, правительство и пр. Конечно же "старательский туризм" должен стать элементом других туристских проектов, но при решённых законодательных проблемах.

Я живу в Москве. Ученый, системный аналитик. Чем могу, помогу. Мой адрес: vvchernikov@yandex.ru

Анатолий, 12.01.11 17:33:02

Вячеслав Васильевич ,а что если эту проблему поднять в каком-нить ток-шоу? пригласить туда Жирика и других претендентов на пост президента.

Джонни, 12.01.11 17:41:49

Вы все правильно сказали,но самое главное-это законодательная база,без нее такой туристический бизнес -прямая дорога в неприятности.И это касается не только старательского туризма, а рыбалка на горных речках,а охота,у нас есть такие места-пальчики оближешь,но зато нет никакой инфраструктуры.Я думаю,что по туризму мы позади планеты всей.Но туризм у нас ,это долгие деньги,хотя я думаю тот кто вложется не прогадает,но все хотят сразу и сейчас,так у нас привыкли работать ,и пока нового никто не хочет воспринимать,эффект Земмельвайса.Заниматься такими проектами сродни благотворительности или удел государства.

Владимир, 11.06.14 01:18:03

Если не сложно проголосуйте.

Организация туристической добычи золота в Российской Федерации.


og-post_10.html

Уважаемые посетители сайта! Пожалуйста, будьте как дома, но не забывайте, что в гостях. Будьте вежливы, уважайте родной язык и следите за темой: «Добыча золота из непромышленных россыпей. Мнения государственных деятелей и вольноприносителей»


Имя:   Кому:


Введите ответ на вопрос (ответ цифрами) "два прибавить 3":

подписаться на комментарии