Рейтинг@Mail.ru

Геологическое проклятие технологических регламентов

Самосий Д. А., руководитель Addrecovery.ru,
/Москва/
Соболев А. О., к.г-м.н, гл. геолог
«Геоконсалт Компетент» /С.-Петербург/

«Вода по свойству своему мягка, а камень тверд;
 но если над камнем висит желоб, то вода, стекая по нему каплями на камень, 
 мало-помалу пробивает камень». /
Св. Авва Пимен/

 

В золотодобывающей отрасли одной из ключевых проблем последних лет стало снижение качества технологических регламентов, что напрямую сказывается на показателях извлечения драгоценного металла. Многие предприятия сталкиваются с ситуацией, когда фактические результаты работы обогатительных фабрик существенно расходятся с проектными, заложенными в регламентах.

 


 

На примере нескольких эпизодов из опыта авторов можно увидеть, что зачастую корень проблемы кроется в недостаточной геологической изученности месторождения и нерепрезентативном опробовании руд на стадии разработки регламента.

 

Так, при детальном исследовании руд одного из золото-медных месторождений сопредельных к РФ стран выяснилось, что в рудах находится три формы золота: 1) «свободное или открытое»; 2) золото в виде микровключений в арсенидах-сульфоарсенидах Fe, Co, Ni или рассеянное в кристаллических решётках этих минералов; 3) микро- и нано- размерное золото, рассеянное в силикатной матрице. Было рекомендовано произвести геолого-технологическое картирование типов руд по выявленным параметрам, определяющим коэффициент извлечения металлов, и произвести переоценку запасов месторождения. Недропользователь месторождения, имея уже «утверждённые запасы» и разработанный технологический регламент, на своей обогатительной фабрике на это не пошёл, в результате чего, по мнению авторов исследований, «потерял» не менее 9 тонн золота и был вынужден перевести часть руд в «бедные медные руды с попутным извлечением золота» [1].

 

Не лишним будет вспомнить ситуацию с одним из объектов кучного выщелачивания в Магаданской области, где журналисты изначально анонсировали фантастическую цифру ожидаемой добычи в 700 кг золота в год. Однако на деле золота практически не оказалось. Кто, где и как отбирал технологические пробы для разработки регламента — так и осталось тайной.

 

Другой случай — с разработанной одним из ведущих отраслевых институтов фабрикой, куда руда шла с разных месторождений. Геологическая служба этого института тщательно занималась изучением вещественного состава руд, их минералогических и технологических особенностей. На основе детальных исследований разрабатывались регламенты, которые совпадали с результатами переработки этих руд. Если же на практике возникали отклонения от проектных показателей, институт высылал бригаду для выяснения причин и корректировки технологии.

 

Контрастом к этому опыту выглядит нынешняя ситуация в отрасли. Геологическое сопровождение разработки регламентов сведено к минимуму, ответственность разработчиков размыта, а заказчики нередко сознательно экономят на качественном опробовании. Результат — неточные и недолговечные регламенты, не учитывающие истинной специфики перерабатываемых руд. А это, в свою очередь, ведет к серьезным проблемам с извлечением золота на построенных фабриках. Становится очевидным, что геология должна играть если не ключевую, то, по крайней мере, одну из основных ролей в процессе подготовки технологических регламентов.

 

Качественный технологический регламент — основа для проектирования эффективной обогатительной фабрики и обеспечения высоких показателей извлечения золота. Однако его точность полностью зависит от глубины геологической изученности месторождения и репрезентативности использованных при разработке регламента технологических проб руды. Геологические работы, начиная с качественного и представительного опробования, играют критически важную роль, поскольку позволяют детально охарактеризовать вещественный состав и технологические свойства перерабатываемых руд. От содержаний золота и его форм нахождения, от минерального состава руд и степени окисленности сульфидов напрямую зависит выбор оптимальной технологической схемы обогащения. Нюансы вкрапленности, характер сростков рудных и нерудных минералов определяют эффективность последующих процессов дробления, измельчения и обогащения. Недостаточный объем геологической информации и нерепрезентативное опробование руд чреваты крайне негативными последствиями. В лучшем случае это приведет к систематическим потерям золота на разных этапах процесса обогащения из-за несоответствия заложенной в регламент технологии реальному материалу. В худшем — фабрика окажется полностью неприспособленной к переработке данных руд.

 

История золотодобычи изобилует примерами неудачных проектов из-за пренебрежения геологическим изучением. Нередки ситуации, когда руды оказывались чрезвычайно упорными к предлагаемым схемам обогащения из-за тонкой вкрапленности золота или нахождения его в составе недоизученных минеральных форм, хотя на стадии изысканий и проб ничто не предвещало проблем.

Очевидно, что для минимизации подобных рисков необходимо всестороннее исследование технологических типов и сортов руд на основе репрезентативных валовых проб непосредственно с месторождения. Отбор качественных проб в рамках геолого-технологического картирования, определение гранулометрического, химического и минерального состава, изучение форм нахождения золота, проверка эффективности процессов соответствующих выявленным формам — вот базовые исследования, составляющие основу технологического регламента. Только при опоре на достоверные геологические данные возможна разработка точных и долговечных регламентов, обеспечивающих высокие показатели извлечения золота в течение всего периода отработки месторождения.

 

В советский период к вопросу о качестве технологических регламентов и достижении проектных показателей извлечения золота на новых обогатительных фабриках относились с присущей тому времени фундаментальностью. Геологическое сопровождение было неотъемлемой частью не только на этапе процесса разработки регламента и проектирования, но и дальнейшей жизни ГОКов. На предприятиях действовали крупные геологические службы, насчитывавшие порой до 80 и более специалистов. В ведущих отраслевых институтах по проектированию золотоизвлекательных фабрик трудились опытные минералоги, геологи-технологи, специализировавшиеся на исследованиях руд. Институты располагали современными лабораториями для изучения вещественного состава и обогатимости руд различными методами. Детальная геологическая изученность месторождения была необходимым условием для начала разработки технологических регламентов. Отбирались многотонные представительные валовые пробы всех сортов и технологических типов руд. Пробы подвергались тщательным геолого-минералогическим и технологическим исследованиям с применением современных для того времени методов. Особое внимание уделялось изучению форм нахождения золота и степени его упорности. На основе полученных данных осуществлялся выбор оптимальной технологической схемы и разрабатывался регламент, максимально учитывающий особенности конкретных руд.

Геологическое сопровождение не прекращалось и после запуска фабрики в эксплуатацию. В случае выявления систематических проблем с недостижением проектных показателей извлечения выяснялись причины. На предприятие выезжала бригада специалистов из института-разработчика. Они проводили генеральные опробования, контролировали соблюдение регламента, выполняли лабораторные исследования руды и хвостов обогащения, анализировали работу всех технологических переделов. После выявления «слабых мест» они выдавали предприятию обоснованные рекомендации по корректировке технологической схемы и регламента. Такой системный подход к разработке и совершенствованию технологических регламентов с опорой на фундаментальные геологические исследования и непрерывное сопровождение позволял добиваться стабильно высоких показателей извлечения золота на советских обогатительных фабриках.

 

К сожалению, в последние годы ситуация с качеством технологических регламентов и уровнем их геологического сопровождения на многих предприятиях заметно ухудшилась. Былые традиции фундаментального изучения руд и личной ответственности разработчиков регламентов во многом утрачены. Сегодня нередка практика, когда регламент составляется лишь на основе ограниченного количества несистемных технологических проб, присланных заказчиком. При этом отсутствует полноценная геологическая экспертиза проб и оценка их репрезентативности для всего месторождения. Институты-разработчики руководствуются принципом «пробу прислали, мы по ней все сделали согласно нормативам». Геологические службы на многих рудниках представленные, в основном, эксплуатационными геологами, вынуждены ещё постоянно дополнять блочные модели месторождений без обдумывания их геологии и вещественных типов руд. Системные исследования руды практически не проводятся. О таких передовых методах, как технологическое картирование руд с оценкой обогатимости различных сортов и типов специалисты конечно же знают, но не практикуют в виду отсутствия финансирования. В результате неизбежно снижается точность и адекватность технологических регламентов. Как и в случае с упомянутым выше объектом в Магаданской области, нередки ситуации, когда после запуска обогатительной фабрики выясняется полная ее непригодность для переработки конкретной руды. При этом подобные просчеты расцениваются как нормальная ситуация, а вопрос об ответственности разработчиков регламента, по сути, снимается.

 

Складывается парадоксальная ситуация — заказчики сами провоцируют подобные сбои, экономя на качественном опробовании и геологических исследованиях, но в дальнейшем расплачиваются миллионными убытками от простоев, недоизвлечением золота и необходимостью переделки всей технологической схемы. Лишь немногие передовые компании придерживаются принципа заказа детальных геологоразведочных работ и технологических исследований как необходимого условия проектирования эффективных ГОКов.

 

Для преодоления сложившейся негативной ситуации и повышения качества технологических регламентов необходимо восстановление роли геологических исследований при их разработке. Следует вернуться к лучшим традициям советского периода, подкрепив их современными передовыми практиками и методами изучения руд [2].

В первую очередь, речь идет о воссоздании полноценных геологических служб на обогатительных фабриках и горно-обогатительных комбинатах. На крупных предприятиях такие службы должны включать специалистов по минералогии, петрографии, геохимии, геолого-технологической оценке руд. Необходимо системно заниматься картированием месторождений, изучением вещественного состава и обогатимости различных типов и сортов руд.

Вторым важнейшим шагом должно стать возвращение к практике отбора представительных валовых проб всех разновидностей руд для исследований и опытов перед разработкой регламента. Грамотный отбор валовых проб — залог дальнейшей достоверности всех лабораторных исследований и испытаний.

Сами технологические исследования необходимо вывести на новый качественный уровень с применением современных минералого-аналитических методов — оптической и электронной микроскопии, рентгеноспектральных методов, автоматизации процессов и применения искусственного интеллекта для анализа больших объемов данных. Это позволит получить детальные данные о формах нахождения золота, степени его упорности, составе сростков, ассоциациях минералов и других факторах, критически важных для выбора оптимальной технологии обогащения.

Параллельно должны проводиться укрупненные обогатительные тесты на представительных пробах для определения оптимальных режимов операций и показателей процессов на действующих фабриках. Опробование и геолого-технологическое картирование месторождения даст возможность оценить изменчивость различных параметров по разным участкам и оптимизировать регламент. Лишь на основе комплексных геолого-минералогических и технологических исследований можно разрабатывать регламенты, максимально приближенные к реальности и учитывающие все особенности обогащения конкретных руд. Такие регламенты будут более точными и долговечными.

Наконец, необходимо законодательно закрепить личную ответственность разработчиков технологических регламентов за достижение заявленных в них показателей извлечения золота. В случае систематического недостижения следует практиковать выезд бригад специалистов для выявления причин, как это делалось в советские годы. По результатам работы они должны выдавать обоснованные рекомендации по корректировке регламента и технологической схемы. Реализация этих мер позволит вернуть утраченные позиции геологии в процессе создания технологических регламентов и существенно повысить эффективность золотодобычи в целом.

 

Проблема снижения качества технологических регламентов и, как следствие,  невыполнение проектных показателей извлечения на многих золотоизвлекательных фабриках имеет под собой глубокие корни. Ее первопричиной является пренебрежение ролью геологических исследований в процессе подготовки технологических регламентов обогащения.

В советский период геология была фундаментом, на котором базировались все проектные решения для новых ГОКов. Детальное изучение вещественного состава и технологических свойств всех разновидностей руд, опора на данные лабораторных и укрупненных опытов позволяли создавать качественные долговечные регламенты. Системный контроль и готовность к их корректировке обеспечивали стабильное извлечение золота на высоком уровне.

Сегодня многие золотодобывающие предприятия загнали себя в патовую ситуацию, экономя на геологических исследованиях и технологическом опробовании, но впоследствии получая гигантские убытки от низких показателей обогащения. Восстановление геологической составляющей на всех этапах от разведки до эксплуатации фабрик кажется единственно верным выходом из сложившегося тупика.

Возрождение геологических служб на предприятиях, тщательный отбор опробования, применение современных минералого-аналитических методов и укрупненных обогатительных испытаний, детальное геолого-технологическое картирование месторождений — эти меры позволят золотодобытчикам вернуть утраченные позиции. Разрабатываемые на столь основательной базе технологические регламенты гарантированно будут максимально точными и актуальными на весь период отработки месторождения. Закрепление норм персональной ответственности институтов- разработчиков регламентов за достижение заявленных показателей — вопрос первостепенной важности для наведения должной дисциплины в отрасли. Качественная геологическая основа регламентов в сочетании с механизмами контроля и корректировки откроют путь к устойчивому росту производительности и рентабельности золотодобычи.

Именно поэтому в канун профессионального праздника Дня геолога особенно актуально призвать золотодобывающие компании вспомнить о фундаментальной роли качественного геологическо-вещественного изучения и отдать должное этой первооснове горного дела. Только на прочном геологическом фундаменте можно строить стабильно высокие показатели извлечения золота и других рудных элементов.

 

Список использованной литературы

1. Кнауф В.В., Кнауф, О.В. Информационные реплики объектов и рудный аудит Издательство:СПбГТУ "ЛЭТИ"; 177 с., С.Пб, 2021 

2. Соболев А.О., Зенкевич Е.Н. Опробование месторождений рудных полезных ископаемых и технологические исследования руд в РФ-задачи перехода на международную отчётность, Золотодобыча, №1 (218), 2017, с. 35–38. 

  

-2+2
Уникальные посетители статьи: 1763, комментариев: 31       

Комментарии, отзывы, предложения

999, 28.03.24 08:06:26 — Вольный бродяга

"Показать где золото", это обычный вопрос комерсов. Не понятно, почему они думают, что оно там есть.

Горняк, 28.03.24 09:57:47 — Геологам

А на кой вас, геологов, учили? С вас нужно золото, нефть, газ, алмазы и т.п. Ваша болтовня с умным видом никому не нужны. Наше дело копать, ваше дело сказать где, а дело коммерсантов найти деньги на работу.

Владимир, 28.03.24 10:16:30 — Вольный бродяга, 28.03.24 03:14:48

У меня веселей было буквально пару дней назад: люди этой весной зашли в россыпной бизнес и просят проконсультировать. Пробиваю по лицензии через ЕГРЮЛ предприятие и узнаю что оно ликвидировано еще в октябре прошлого года, срок лицензии истек в феврале 2024 года. Они похоже уже вложились, и моя информация что фирма - пустышка стала для них шоком. Это на Урале, Свердловская область. Вот такой уровень бизнесменов.

А "лозоходство" при ГРР и добыче на россыпях процветает.

999, 28.03.24 11:12:47 — Горняк

Вам к волшебникам надо. Если, в недрах, нет ПИ, хоть ищи, хоть не ищи. Думющие, что золото или еще что-нибудь есть, его надо ПРОСТО найти, полные дебилы и таких "инвесторов" полно.

СНС, 28.03.24 11:36:59

Наивных и обманутых людей в нашей стране очень много. Где-то у бабушки пенсию увели, где-то уральскому бизнесмену пустышку продали. Чего над людьми смеяться? Надо посочувствовать.

К регламентам это, конечно, отношения не имеет. Погрешность геологической информации в регламентах отражается на эффективности производства. Вроде понятно, что дальше регламент от реальности - тем хуже проект. Но доказать экономическую целесообразность увеличения вложений в геологические исследования очень сложно. А если не доказано, значит и говорить не о чем. Нормальные экономисты верят цифрам, а не мнениям.

Нашей группой когда-то в Иргиредмете велись исследования влияния точности геологической информации на результаты отработки месторождений. Получалось, что излишки вложений в геологию (если само предприятие платит за геологию) также не выгодны, то есть оптимальный вариант вложений в изучение геологии. Конечно, если геология государственная, то увеличение вложений в геологию - всегда дает прибыль добывающим предприятиям. Хорошо было в советское время с государственной геологией.

КАС, 29.03.24 00:13:33

Хороший был в Иркутске Иргиредмет, а в Магадане Внии1, много было ПГО и ГРЭ - перебор был, пожалуй. Сейчас в другую сторону качнулось, скоро ничего не останется.

Магадан , 29.03.24 02:59:43

В советское время может был с геологией перебор. Столько нашли, что до сих пор хватает. Но вот уже россыпи посыпались, руда только в мечтах и обещаниях. Скоро придется вспомнить про геологию. Легендами долго сыт не будешь.

АВСD, 29.03.24 10:06:49 — СНС

Знание геологии месторождения прямым образом влияет на добычу руды. Если вы используете для отработки 3D модель, то внесение в неё тектоники, метасоматитов, фаций вулканитов (если месторождение вулканогенное) и др. информации поможет оптимально выбирать рудные тела для добычи. То же и наличие геологических карт масштаба 1:50 000 в пределах рудного узла - вы сразу можете ставить геохимию-геофизику, выделять аномалии и их разбуривать и открывать новые месторождения. А вот ГК 200/2 для этих целей не подходит, поэтому должно быть заменено ГК-50 в пределах рудных узлов, за гос. счёт ,с участием заинтересованных горных компаний.

СНС, 29.03.24 12:35:29 — АВСD, 29.03.24

Лично я совершенно уверен, что геология важная наука и может существенно повысить прибыль предприятия. Но попробуйте доказать это инвесторам, а не мне.

Пенсионер, 29.03.24 16:48:07 — СНС

Вы о чем? Геология, как и медицина - это не науки! Это - ремесло и творчество (искусство)! Вот сегодня и творят!

Клауд, 31.03.24 08:19:53 — Пенсионер

С научной точки зрения, геология безусловно является полноценной наукой, изучающей строение, состав и историю развития Земли, ее минеральные ресурсы и процессы, происходящие внутри планеты и на ее поверхности. Она базируется на строгих научных методах, накопленных эмпирических данных и теоретических моделях.

В то же время, геология действительно имеет творческую составляющую, поскольку интерпретация геологических данных и построение моделей часто требует определенной доли воображения и креативного мышления.

Таким образом, я бы не согласился с утверждением, что геология - это "не наука". Скорее, ее можно рассматривать как науку, в которой есть место для творческого подхода и ремесленных навыков в процессе полевых исследований и интерпретации результатов.

Мальцев, 31.03.24 10:20:47 — Аторам, всем

Приветствую Александр Олегович! Респект уважаемым авторам! Очень своевременная и сильная статья! В качестве поддержки таких статей «на злобу дня», отправил в редакцию для публикации в журнале свои «несколько капель на этот прочный камень» (см. эпиграф), с примерами успешных проектов геолого-технологического опробования и геолого-технологического моделирования на «качественно новом уровне» и в том числе, с применением искусственного интеллекта.

Небольшое замечание не для рекламы, а для пользы дела . Не выходя за пределы этого уважаемого журнала, через строку «Поиск» по ключевому слову «Мальцев» можно найти несколько ранее опубликованных статей на злободневную тему геолого-технологических исследований.

Пенсионер, 01.04.24 17:48:18 — Клауду

Долго можем спорить с Вами на эту тему. Цитирую Вас: "С научной точки зрения, геология...наука." А с не научной? Во всем мире принято относить к ученым людей, "которые хотят удовлетворить свое любопытство за чужой счет, в основном государственный.." Если Вы читали Сократа, Аристотеля и др., то ученый двигается от мысли к результату, но не наоборот! Примеры? Ньютон, Эйнштейн, Никола Тесла, в конце концов Жуковский, Циолковский и много,много других! Все остальное - шелуха! Только надо признать, что эта шелуха также признается во всем мире..

Лаборант, 02.04.24 09:32:39 — ...

Статья с комментариями какая-то странная, будто технологический регламент пишут геологи. Складывается впечатление, что люди пишущие все эти комментарии понятия никакого не имеют про тех.регламенты, никогда их не читали и никакого отношения к ним не имели, а просто пишут так чисто от балды чтобы хоть что-то написать.

Если вы не знали или вы забыли, напоминаю/ставлю в известность – технологический регламент пишут различные НИИ лаборатории обогащения и ответственным за тех.регламент назначается обогатитель. Даже название ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ регламент, причем тут геологи вообще?! У геологов есть свои геологические регламенты для поиска месторождений.

Проработав много лет в НИИ доводилось составлять и защищать несколько тех.регламентов на отработку россыпных месторождений. В лабораторию приходит проба на исследование, она квартуется на несколько частей: первая часть идет на определение гранулометрического состава песков, шлихового комплекса, мин.состава и содержания в ней золота по классам крупности; вторая часть на определение глинистости и промывистости; остальные части идут на испытания по различным технологическим схемам – шлюзовая, отсадочная, винтовая, центробежная и комбинированная. Технология которая показала лучший результат рекомендуется/принимается в технологический регламент. На основе подходящей технологии компонуется соответствующий пром.прибор и методики контроля и обслуживания. После составления тех.регламента он отправляется на согласование заказчику/предприятию и тут уже начинается так называемое «проклятие» - заказчик не хочет такой промприбор, ему нужен вообще другой, который он 30 лет назад видел на студенческой практике и он ему очень понравился. Приходится выдумывать и сочинять обоснование, что желаемый заказчиком промприбор будет лучше всех остальных вместе взятых и идеально подходит для отработки месторождения. Первоначальная схема полученная в результате испытаний остается в регламенте как альтернативная. Регламент защищается и утверждается – теперь предприятие обязано использовать схему обогащения утвержденную в регламенте. На предприятии меняется руководящий состав и уже новые руководители хватаясь за голову проклинают институт который якобы навязал им эту схему обогащения.

Вот так и получается «проклятие тех.регламента» созданное самим предприятием.

Брат, 02.04.24 10:47:25 — Лаборант

Статья не странная. Она лишь отражает устоявшиеся в мозгах чиновников государственного регулятора подходы к предмету добычи (полезному ископаемому) с совмещением "в одном флаконе" двух совершенно разных технологических циклов: собственно добычи полезного ископаемого и его переработки с извлечением содержащегося в добытом полезного компонента. Это тот самый "сдвиг по фазе", в силу которого роснедровская малограмотная братия выдаёт доверчивым нам лицензии на разведку и добычу не полезного ископаемого (руда на золото, песок золотоносный), а исключительно и сразу "золота".

Понятно, ничего хорошего из этого не выходит; переработка и обогащение это совсем ни разу не "добыча", а совершенно иной производственный цикл с иными технологическими регламентами, вовсе не несущими геологического проклятия. Просто потом, после добычи, руды часто оказываются упорными. Иногда настолько, что недропользователь сам даже и не пытается извлекать полезный компонент, а реализует промпродукт тем, кто владеет соответствующими производственными технологиями (автоклавы, пирометаллургия и т.д.). Но в лицензии-то написано - "добыча золота" и этому идиотизму уже четвёртый десяток лет.

СНС, 02.04.24 10:55:25 — Лаборант, 02.04.24

Спасибо, поулыбался от души. Все примерно так и происходит с некоторыми вариациями. Остается вопрос, кто, где и как отобрал пробу, которую потом тщательно изучали в НИИ? Ведь какая проба - такая и технология.

Когда НИИ предлагает отправить геолога, чтобы хотя бы посмотреть руду (пески), чтобы проба была в какой-то мере представительной, заказчик считает, что НИИ хочет получить с него лишние деньги. Ведь есть свои геологи. Хорошо, когда они хорошие, тогда все нормально, но бывает всякое.

На россыпях в технологическую пробу, как правило, не попало крупное золото. Чтобы оно попало надо десяток кубов. При меньшем объеме пробы крупность золота, как правило, занижена. Вот и получается, что вместо простого шлюза нужно что-то покруче и т.п.

Какие по объему технологические пробы приходили к вам в НИИ по россыпям? Как они были отобраны? Насколько они представительны по отношению ко всему объекту? Для руды те же вопросы.

А к работе обогатителей, работающих в НИИ, вопросов нет. Как правило, хорошие специалисты.

Кузьма, 02.04.24 21:57:50

А что плохого в "плохом" регламенте? Ну не добуду я 5-10% золота. Или фабрику переделаю, или потом хвосты перемою, а может и продам.

Валерий, 09.04.24 11:11:46 — Мимоходом

Геологи разные бывают даже на уровне экспертов. Могут в легкую предложить опробование россыпи по простиранию. По аналогии с рудой. Мотив - там же опробуют продольные подземные выработки и вы давайте. О. Как!

КАС, 01.06.24 11:00:14

Крупные фирмы на торопятся, гляньте на Сухом Логе, Кючусе, изучают, приглашают разные импортные фирмы. На это надо время иметь и деньги. А если все в обрез, то надо быстрее. Если цена золота высокая, то чего думать, копать надо. Вот если золота не хватает, тогда можно подумать, может геологи чего-то доброе скажут? Но если карьер уже вскрыт, то куда денешься?

Брат, 01.06.24 11:25:01 — КАС

Если карьер уже вскрыт, то, наверное, в соответствии с каким-то проектом. Который, в свою очередь, был разработан для выемки из недр неких геометризованных объёмов, признанных в установленном порядке запасами полезного ископаемого, руды или песков. Разве нет? Конечно, про "куда денешься" можно начать задумываться и на этой стадии, но возможностей для манёвра уже маловато.

Уважаемые посетители сайта! Пожалуйста, будьте как дома, но не забывайте, что в гостях. Будьте вежливы, уважайте родной язык и следите за темой: «Геологическое проклятие технологических регламентов»


Имя:   Кому:


Введите ответ на вопрос (ответ цифрами) "три прибавить 9":