Мысли вслух о крупном золоте или продолжение дискуссии о нём

Власов Н.Г., главный геолог
АО «УК «Петропавловск»

Меня задела дискутируемая в интернете проблема, тем более, что там шёл разговор о нашей компании. Постараюсь ответить на все поднятые в этом споре проблемы и высказать свою точку зрения.

 

1. Да, почти все наши месторождения содержат в разном количестве крупное золото, доля которого (улавливаемого гравитацией) достигает 5,0–60,0%. Не выделяется оно в первичных рудах только на наших месторождениях Au-Ag формации (Покровское, Желтунак, Катрин). Поэтому на последних сходимость результатов анализов в параллельных навесках почти идеальная и претензий к истираемости проб не бывает. А там, где оно присутствует, приходится анализировать до 4–6 навесок и выдавать результат по пробе по медиане. Некоторые коллеги пытаются объяснить это некачественным истиранием проб в лаборатории. Во-первых, данная лаборатория выполняет все существующие требования в РФ (ОСТ 41-08-212-04 «УКАР»; ОСТ 41-08-249-85 «УКАР») и постоянно контролирует качество истёртых проб. Во-вторых, при одинаковом качестве истирания в данной лаборатории однотипных по составу проб на одних месторождениях количество выдаваемых по медиане результатов (согласно методики МА ИАЦ 43 – 2010) не превышает 1,0%, а на других — достигает 25,0%. Значит, дело не в качестве истирания.

 

2. Впервые мы столкнулись с проблемой крупного золота в интенсивно окисленных рудах на месторождениях Одолго и Пионер. Опытные геологи из посетившего нас международного аудита рекомендовали обратиться к Ф. Питарду, правда, при этом заметив, что его расчёты справедливы лишь для идеальных условий. К месту будет сказано, что если бы мы обратились к В.И. Красникову, то согласно его формул вес представительных проб был бы ещё больше (80–900 кг). Получив рекомендации Ф. Питарда по 50 кг весу представительных проб, мы тут же перешли на бурение скважин диаметром 96 мм и отказались от распиливания керна и анализа одной его половинки. Одновременно с этим, согласно рекомендациям, мы отобрали с разных руд 10 проб по 90–115 кг, издробили до минус 1,0 мм, вручную промыли и проанализировали по сложной схеме. Результат получили неоднозначный. Половина больших проб подтвердила обычное бороздовое опробование (±6,0–17,0%), а другая половина показала расхождение с рядовым опробованием на ±21,0–38,5%. А в целом из-за того, что больших проб, завысивших содержание по отношению к рядовым, оказалось больше, то все вместе они дали содержание Au выше почти на 18%. Так как количество больших проб было недостаточным, а лишние запасы (более 50 т) были не нужны, мы проигнорировали эти результаты. В результате последовавшей эксплуатации на верхних горизонтах рудных тел получался небольшой переотход по запасам золота.

 

3. Не только крупное, неравномерно распределённое золото («культ Питарда» по дискуссии) заставило нас перейти на сплошное керновое опробование и сплошной пробирный анализ всех проб на 50 г навесках, но в основном это структурно-морфологические особенности многих наших месторождений. Это мощные (до 200–300 м), неравномерно минерализованные зоны дробления (линейные, полого и круто залегающие штокверки), где многоярусные кондиционные рудные тела выделяются только (!) по опробованию. Кстати, крупное интенсивно отрабатываемое (по 7–8 млн т руды в год) месторождение Пионер (около 300 т) в своё время было пропущено из-за экономии на керновом опробовании и на пробирном анализе, но не из-за крупного золота.

 

4. Да, полностью согласен с утверждением, что самым достоверным методом анализа отобранных бороздовых и керновых проб является предварительное, полное (без деления) гравитационное их обогащение, полное проплавление их концентрата (без деления), анализ «хвостов» гравитации и расчёт содержания в пробе по балансу золота. Но кто-нибудь задумывался над ценой таких лабораторных работ и, самое главное, над производительностью такой лаборатории? Эта методика должна была бы пройти апробацию в ГКЗ и затем использоваться на эксплуатации. Чтобы обеспечить бесперебойную, высоко производительную работу рудника, добывающего по 5–8 млн т руды в год, она должна выдавать достоверных анализов в сутки более чем по 300 пробам. Это без учёта обязательного лабораторного и геологического контроля. Мы смогли достигнуть производительности по схеме сложной пробоподготовки на аппарате Журавлёва только 10–15 проб за день при их весе 7–12 кг. Стоимость таких анализов выше рядовых в 3 раза. Это к вопросу «оптимальной пробоподготовки» и «прочих ухищрений» на рудах с крупным золотом.

 

5. К вопросу об автоклавах и «объёмных штокверковых» месторождениях. Как и обсуждалось в дискуссии, для многих наших месторождений характерны линейные штокверки с золото-кварц-сульфидной, прожилково-вкрапленной неравномерной минерализацией. Свободного, выделяемого гравитацией золота в них в основном 10–35%. Остальная его часть находится преимущественно в сульфидах, то есть это упорные руды. Но на некоторых наших месторождениях, залегающих в черносланцевых толщах, есть рудные тела, оперяющие в аллохтоне эти полого залегающие линейные штокверки. В них преобладает свободное крупное легкоцианируемое золото, а по морфологии они близки к кварцево-жильному золотому оруденению.

На Маломыре — это участок Кварцитовый, на Токуре (зона Главного разлома) — отработанные кварцевые жилы, на Албыне — Сухоложские рудные тела и отработанные кварцевые жилы Харгинского месторождения.

 

6. Более серьёзные исследования влияния крупного золота на результаты различного опробования мы провели при разведке и эксплуатации Албынского месторождения.

Как и на Пионере, здесь всё началось с разведки, где часто выдавались результаты анализов по медиане. Большую часть дроблёных 5,0–11,0 кг остатков («хвостов») таких проб мы обработали по сложной схеме на аппарате Журавлёва с гравитационным обогащением в воздушной струе и для заверки полученных результатов — на аппарате ЦВК-100 в водной среде. Результат сравнения обычной схемы обработки проб со сложной получился примерно такой же, как и на Пионере — плюс 13%, при большом (в разы) разбросе значений по отдельным пробам в большую и меньшую сторону от рядового анализа. Мы посчитали приемлемым для подсчёта запасов рядовое опробование, что в последующем и подтвердила их отработка при добыче.

 

7. На стадии эксплуатации этого месторождения мы продолжили исследования по влиянию крупного (до 2,3 мм) золота на представительность проб разного веса, на достоверность характеристик оруденения, полученных при разведке (керновые пробы) и эксплоразведке (шламовые пробы). Эталоном для этого служили три валовые пробы по 500 кг, сформированные в результате равномерного опробования через 4 м значительных участков рудных тел. Основная часть пробы-эталона (369–389 кг) была проанализирована по сложной схеме, а остальная ушла на различные виды их опробования. Основные выводы из этого следующие:

- чем больше крупного золота и его размер, тем выше его среднее содержание в руде (пробе);

- как не перемешивалась издробленная большая валовая проба, крупное золото распределялась в нём всё равно неравномерно. Разброс содержаний по различным, отобранным из неё пробам достигал 10–28 раз;

- но (!) несмотря на это, любые пробы в количестве 10–30 шт. любого веса (600 г или 8–10 кг) на бедных рудах (1,0–1,5 г/т) давали результат, сопоставимый с большим эталоном (минус 2,0–2,6%);

- валовые пробы подтвердили надёжность кернового и шламового опробования на рядовых бедных рудах, в которых доля видимого золота (более 0,25 мм) достигала 12%;

- не всё крупное золото при предварительном гравитационном обогащении проб попадает в гравиконцентрат. На аппарате Журавлёва (пробы по 8–10 кг) в его хвостах остаётся 58–85%, на аппарате Нельсона (пробы по 369–389 кг) — 32–40%. В двух случаях из трёх содержания золота, по данным аппарата Журавлёва, почти совпали с эталонными большими пробами (минус 1,0–2,0%). Это говорит о надёжности этого способа обогащения при пробоподготовке.

 

8. О 200 тоннах неучтённых запасов на Наталке. Да, такое возможно, если там есть крупное золото, а запасы месторождения и правда превышают 1000 т. Причём прирост запасов при сложной схеме пробоподготовки на 90% обеспечивается повышением содержания на 10–15% в кондиционном рудном контуре рудного тела. Расширение рудных контуров за счёт сложной пробоподготовки происходит редко, так как на низких содержаниях (1,0–1,5 г/т), результаты обычной пробоподготовки и сложной часто сопоставимы. Но следует иметь ввиду, что высокие содержания (более 8,0–10,0 г/т), полученные при обычной пробоподготовки, часто по сложной схеме не подтверждаются более чем на минус 20%. В таких случаях ураганные пробы (сечения) становятся рядовыми.

 

9. О прозвучавшей в дискуссии «шутке» про возможность получения четырех различных месторождении при делении каждой пробы на четыре части. Мы попытались проверить возможность такого варианта. На Сухоложском рудном теле Албынского месторождения, где часто отмечалось видимое золото, мы провели детализацию по сети 2 х 2 м кустами из трех различных скважин, расположенных друг от друга на 30–60 см. Это были рядовые и заверочные колонковые скважины и роторные эксплоразведочные, диаметром соответственно 96 мм, 122 мм, 180 мм. Результаты по различным скважинам, пробам, навескам оказались настолько неодинаковыми, что и вправду можно говорить о различных месторождениях, если бы это была обычная разведочная сеть. Так, в истёртой 600-граммовой аналитической пробе по 4 параллельным навескам мы получаем результаты, различающиеся в десятки раз, а в 3 сближенных скважинах в «кустах» содержания различаются до 19 раз. Из 30 «кустов» только в 2 расхождение содержаний между 3 скважинами в «кусте» не превышают 20%, ещё в 12 «кустах» близкие содержания отмечались по 2 скважинам (расхождение менее 20%).

Но при столь крайне неравномерном распределении крупного золота результаты по 30 раздельным скважинам одного диаметра оказались довольно близкими: диаметр 96 мм — 6,77 г/т; 122 мм — 5,55 г/т; 180 мм — 6,23 г/т. По всем кустам (90 скважинам) — среднее 6,33 г/т. По нашему мнению, столь близкие результаты обусловлены высокой плотностью разведочной сети, сгладившей неравномерное распределение золота. Стоило нам разрядить сеть в два раза (4 х 2 м), как получили несопоставимые результаты по всем вариантам различных скважин и «кустов» их них. Разброс содержаний — от 3,29 г/т до 8,50 г/т при среднем 6,33 г/т. Следовательно, плотность разведочной сети здесь оказалась важнее веса пробы, диаметра бурения и анализа на 4 параллельных навесках. Значит, на таких рудах любимая нами сеть 20 х 20 м далеко не идеальна, правда, здесь мы имеем дело с 4-й группой сложности.

 

Изложенные здесь результаты базируются на данных разведки и эксплоразведки 5 месторождений в Амурской области — Одолго, Пионер, Маломыр, Албын, Эльга.

 

08.05.2020 г.

 

От редакции: Дискуссия, о которой написал Николай Гаврилович Власов была в заметке:  Оптимальная схема обработки проб для сокращения трудоемкости работ и повышения эффективности разведки

 


-0+3
Просмотров статьи: 940, комментариев: 26       

Комментарии, отзывы, предложения

AlexX, 10.05.20 13:44:48 — Генералову В.И.

"На мой взгляд, «тотальное» опробование всего выбуренного керна вызвано не владением геологами-документаторами методами полевой диагностики золоторудных зон и тел. Таких методов несколько и я уже их приводил в своих статьях. Остановлюсь на самом наглядном и простом (для тех, кто знает и умеет!) геохимическом методе – экспрессном РФА промере керна и концентратов."

На нескольких объектах из моей практики "пропуск" был связан именно с селективным опробованием рудных тел "грамотными советскими геологами" (ну или они так думали), а также низким качеством буровых работ в советское время. А при "тотальном" опробовании, которое проводили современные "безграмотные" геологи были оконтурены пропущенные ранее рудные тела.

(А может предшественники просто не знали, что: "Для золоторудных зон и тел важнейшим диагностическим признаком является геохимический спектр пород" - что в целом верно, но, следует отметить, что pXRF не является панацеей и имеет высокий предел обнаружения для многих элементов, а также имеет очень большую погрешность для некоторых элементов и очень сильное влияние матрицы на анализ в целом)

"Золотоносные сульфидные руды характеризуются аномалиями Fe, S (РФА их также определяет)" - я вот задаюсь вопросом, почему ваши "грамотные" геологи визуально в керне не смогут заметить сульфиды? Даже "безграмотный" геолог должен заметить такое количество сульфидов (для сульфидных-то руд и сульфидного типа), он конечно может не отличить пирит от пирротина (ведь он "безграмотный"), но pXRF (РФА) тоже не даст ответ на этот вопрос)))))

Резюмируя, pXRF (у вас он РФА) может и должен использоваться в современных ГРР, но наиболее достоверные результаты можно получить только при анализе навесок (а не поверхности керна) и при достаточно высоких концентрациях полезного компонента. Также он эффективен при рассеянном характере минерализации, которая достаточна затруднительна при визуальной диагностике керна, тонкая вкрапленность пирита (зачастую безрудного), трудно отличима от халькопирита. Например для бедных медно-порфировых объектов, которых сейчас масса - BC, Thetian, Анды.

Анализ концентратов (иск.шлихов) из керновых проб занятие малоэффективное и трудозатратное в случае золота, потому что не отражает реального содержания золота в пробе (привет точности анализа XRF для Au и других благ.металлов)и не имеет никакого практического применения, кроме оконтуривания минерализации (и то весьма умозрительного).

В нашей практике было дешевле проанализировать весь керн на ARE AAS c себестоимостью анализа в 2-3$ (тоже верно и для бороздового опробования полотна (карьер, канава, траншея), шлама бвр, геохимического и штуфного опробования). Дальнейшая заверка FA показывает достаточно высокую сходимость в классе от 0.5 до 2 г/т, для контроля использовался стандартный "JORC-пакет" QAQC.

Опять же в статье, как и в моих примерах, речь идет о типах месторождений золота, где визуальная диагностика минерализованных интервалов трудна, а мощность рудных тел достигает десятки и сотни метров. Очевидно, что при таких параметрах сплошное опробование является наиболее предпочтительным.

В пределах объектов также часто встречались более поздние (относительно основной вкрапленной минерализации) кварц-карбонатные жилы с высокими содержаниями золота (десятки и сотни г/т) и видимым золотом, они составляют порядка 2-3% от всех ресурсов месторождения и имеют подчиненный характер. Для них использовалась стандартная практика ограничения содержаний (grade capping).

P.S. Автору статьи большое спасибо за интересное обобщение, основанное на большом количестве фактического материала.

Журавлев, 10.05.20 16:15:27 — AlexX+Генералов

Спасибо за рассказы об эффективности РФА. На стадии поисковых работ РФА, конечно дает дополнительную информацию для опытного геолога.

Однако при разведке, чтобы выделить и оконтурить промышленные запасы, нужно иметь в пробах золото. РФА здесь недостаточно. Поэтому вопрос массы проб при разведке, поднятый на сайте, достаточно важный. Хотелось бы узнать ваше мнение по этой проблеме.

Данные, приведенные в статье Н.Г.Власова чрезвычайно интересные и уникальные. Вряд-ли такие есть еще где-то. Все эксперименты стоило бы описать детально. Но тогда, наверняка, получится не статья, а большой труд. Эксперименты - это большой вклад в понимание проблемы и проверку различных гипотез, однако надо постараться как следует их понять и обдумать.

Генералов В.М., 10.05.20 19:37:49 — AlexX, Журавлеву

Полагаю, что ваши мнения поддерживают многие читатели. Но также полагаю, что ещё большее число читателей недовольны сложившейся системой разведки золоторудных месторождений, включая подсчет запасов. Продолжим дискуссию и желательно в доброжелательных тонах.

1. Цитата AlexX: «На нескольких объектах из моей практики "пропуск" был связан именно с селективным опробованием рудных тел "грамотными советскими геологами" (ну или они так думали), а также низким качеством буровых работ в советское время. А при "тотальном" опробовании, которое проводили современные "безграмотные" геологи были оконтурены пропущенные ранее рудные тела».

Делить геологов на «грамотных» и «безграмотных» это не в моих правилах. Во времена СССР не было портативной полевой диагностической аппаратуры. Сейчас она есть. И РФА не единственный метод. Компания КИНРОСС уже несколько лет на Чукотке производит массовую диагностику глинистых минералов с помощью рефрактометра TerraSpec. Мне довелось на Чукотке беседовать с оператором этой установки, выпускником СПБ университета (бывший ЛГИ). Он увлеченно рассказывал, что этот прибор по глинистым минералам может уверенно выделить надрудные и подрудные толщи. На мою просьбу дать теоретическое обоснование появления таких глин он ответить не смог, сказав лишь, «что ему так сказали канадские менеджеры». Сейчас этот прибор пытается внедрить ПОЛИМЕТАЛЛ на Магаданских объектах (следите за публикациями в «Золотодобыче»). Есть ещё комплексы поверхностных и скважинных геофизических методов. Есть еще методы диагностики и картирования рудоносных гидротермальных метасоматических образований. Есть ещё методы структурного геологического картирования рудоносных зон повышенной проницаемости. Полевая цифровая диагностическая аппаратура позволяет оперативно выявлять и картировать золоторудные зоны и рудные тела. Нужно изменить систему ведения полевых геологических работ. Требуются передвижные полевые лаборатории. Геологи-документаторы должны отвечать за оперативное построение рабочих трехмерных моделей рудного каркаса месторождения. Все необходимое техническое оборудование давно уже изготовлено. Нужно лишь сформировать и обучить геологический коллектив. На это нужно лишь осознание и воля руководителей предприятий и инвесторов. И ещё. Геологи пропускали месторождения нередко из-за «обстоятельств непреодолимой силы». Ликвидация полевых работ завершалась уже зимой одним рейсом вездехода, когда надо было сразу вывезти и людей и каменный материал. Или оплачивались только буровые работы, а на лабораторные денег уже не было. Или главным геологом назначали специалиста 4 ступени познания, который работал в другом регионе. И напротив, участковые геологи, проработавшие много лет на одном объекте, вполне могли «на глаз» выделять рудные интервалы. Случаев много разных и нельзя под одну гребенку делить всех геологов на «грамотных и безграмотных».

2. AlexX: «"Золотоносные сульфидные руды характеризуются аномалиями Fe, S (РФА их также определяет)" - я вот задаюсь вопросом, почему ваши "грамотные" геологи визуально в керне не смогут заметить сульфиды? Даже "безграмотный" геолог должен заметить такое количество сульфидов (для сульфидных-то руд и сульфидного типа), он конечно может не отличить пирит от пирротина (ведь он "безграмотный"), но pXRF (РФА) тоже не даст ответ на этот вопрос))))).»

Во-первых, золоторудные тела обычно содержат 1-3% сульфидов и пропустить зерна размером 1-2 мм при документации «на глаз» право не грешно. Во-вторых, экспериментальными методами давно уже установлено, что повышенная концентрация серы в растворах препятствует осаждению золота при понижении температуры и давления. Поэтому в метасоматитах, где сульфидов (в основном пирита) более 5-10 % свободного (самородного) золота вы не найдете. Золото может находиться в сульфидах, но оно уже другое и это уже требует более подробных разъяснений. И в третьих. Мы сейчас работаем на разведке меднопорфировых месторождений. Борт меди 0,15-0,2%. При документации это означает, что на торце расколотого керна диаметром NQ (46,7 мм) могут встретиться не более 3-5 зерен халькопирита размером 1-2 мм. На поверхности керна вы ничего не увидите, т. к. сульфиды выкрошились и затерты бурением. Выделение интервалов рудного опробования производится только по РФА. Советую поработать геологом-документатором и, возможно, у вас будет иное мнение.

3. AlexX: «Анализ концентратов (иск.шлихов) из керновых проб занятие малоэффективное и трудозатратное в случае золота, потому что не отражает реального содержания золота в пробе (привет точности анализа XRF для Au и других благ.металлов)и не имеет никакого практического применения, кроме оконтуривания минерализации (и то весьма умозрительного). В нашей практике было дешевле проанализировать весь керн на ARE AAS c себестоимостью анализа в 2-3$ …..».

Во-первых, РФА не предназначен для «реального содержания золота в пробе». Для этого существует пробирный анализ с получением золотого королька. Вот это «реальное» золото! Замечу, что атомно-абсорбционный анализ (ARE AAS) стоимостью 2-3 $ дает только «цифру с хорошей сходимостью». Кто в этой теме, тот поймет меня. Во-вторых, а каков вес аналитической навески ААА за 2-3 $ и как она была получена? В гравитационном концентрате это 90 г из 9 кг начального веса пробы. Хотелось бы услышать комментарии специалистов по этой теме.

4. Журавлев: «Однако при разведке, чтобы выделить и оконтурить промышленные запасы, нужно иметь в пробах золото. РФА здесь недостаточно. Поэтому вопрос массы проб при разведке, поднятый на сайте, достаточно важный. Хотелось бы узнать ваше мнение по этой проблеме».

Вопрос о массе пробы очень важный. На текущий момент научно-технического прогресса и рыночной экономики мы реально имеем только колонковое бурение HQ (керн 63,5 мм). Все остальные желания иметь потолще керн – это лишь желания. Давайте исходить из этой аксиомы. Николай Гаврилович делает вывод: «Плотность разведочной сети здесь оказалась важнее веса пробы, диаметра бурения и анализа на 4 параллельных навесках. Значит, на таких рудах любимая нами сеть 20 х 20 м далеко не идеальна…». Я с ним согласен и предлагаю проводить разведку не статической, а динамической сетью. Плотность сети должна оперативно меняться в зависимости от пространственного положения рудных тел, выявляемых в процессе разведочных работ. Мне вспомнился один отчет 30-х годов по разведке одного мелкого жильного хромитового месторождения. Отчет рассматривался 3 дня, разведочная сеть (канавы) была неравномерная. Цель НТС была только одна – обоснованность оконтуривания рудных тел. Может быть вперед в прошлое?

AlexX, 10.05.20 20:17:08 — Генералову В.И.

1."Компания КИНРОСС уже несколько лет на Чукотке производит массовую диагностику глинистых минералов с помощью рефрактометра TerraSpec..." Не совсем понял почему вы привели этот пример.

Это один вариантов TIR спектрометра - они не так часто, но используются. И уже десятки лет. Часто встречал в англоязычных статьи на эту тему, в основном используют соотношение разных типов слюд, иллита, монтморрилонита, различных хлоритов и т.д. Несомненно интересно с научной точки зрения, и в меньшей степени с практической.

Вы может и правы, многим людям знакомы большое количество методов и они может и хотят их внедрить, но пока есть более простые, надежные и дешевые способы, понятные руководителям предприятий - никто не будет устраивать танцы с бубном под соусом инноваций.

2.

"Во-первых, золоторудные тела обычно содержат 1-3% сульфидов"

Ну тогда это уже не золото-сульфидный тип, а вы писали именно про сульфидные руды.

"Во-вторых, экспериментальными методами давно уже установлено, что повышенная концентрация серы в растворах препятствует осаждению золота при понижении температуры и давления."

То что вы еще помните химическую термодинамику это хорошо, большинство геологов о ней даже и не слышали)

Реальность отлично укладывается в ваши представления - формирование основного объема сульфидов и "осаждение" золота часто бывают разорваны во времени и относятся к разным этапам. В своей практике на одном и том же объекте я встречал визуально идентичные зоны сульфидной минерализации (пирит-пирротин) в одном случае с содержаниями золота в 7-8 г/т, в другом полностью пустые.

"И в третьих. Мы сейчас работаем на разведке меднопорфировых месторождений. Борт меди 0,15-0,2%. При документации это означает, что на торце расколотого керна диаметром NQ (46,7 мм) могут встретиться не более 3-5 зерен халькопирита размером 1-2 мм. На поверхности керна вы ничего не увидите, т. к. сульфиды выкрошились и затерты бурением. Выделение интервалов рудного опробования производится только по РФА. Советую поработать геологом-документатором и, возможно, у вас будет иное мнение."

Выше я именно об этом писал:

"Также он эффективен при рассеянном характере минерализации, которая достаточна затруднительна при визуальной диагностике керна, тонкая вкрапленность пирита (зачастую безрудного), трудно отличима от халькопирита. Например для бедных медно-порфировых объектов, которых сейчас масса - BC, Thetian, Анды."

3. "Во-первых, РФА не предназначен для «реального содержания золота в пробе»." Тут никто не говорит об обратном.

При такой цене навеска будет около 10 г, можно увеличить до 20-25 г без существенного увеличения затрат, но это потолок. Пробирка показывает хорошую сходимость с этим методом, и это несомненно дешевле, чем делать гравитационный концентрат с 9 кг керна, а если на хвосте будет анализ концентрата с помощью XRF, а не его пробирная плавка, то смысл этой процедуры вдвойне не понятен.

Я могу еще раз написать, что "речь идет о типах месторождений золота, где визуальная диагностика минерализованных интервалов трудна, а мощность рудных тел достигает десятки и сотни метров. Очевидно, что при таких параметрах сплошное опробование является наиболее предпочтительным."

И мне по-прежнему не совсем ясно ваше утверждение, что сплошное опробование исходит из "не владением геологами-документаторами методами полевой диагностики золоторудных зон и тел".

AlexX, 10.05.20 20:33:18 — Alex

Про спектрометры - конечно же SWIR, а не TIR. Сейчас кстати есть варианты мобильных спектральных камер, скоро можно будет на беспилотник повесить, а с вертолета уже используют.

Влад, 11.05.20 04:23:43

По-моему, самое хорошее, что было сделано: "Получив рекомендации Ф. Питарда по 50 кг весу представительных проб, мы тут же перешли на бурение скважин диаметром 96 мм и отказались от распиливания керна и анализа одной его половинки."

Это наверняка дало лучший результат, чем бурение меньшего диаметра и анализ половинок керна. Это хорошее достижение геологов Петропавловска.

Экспериментами постарались доказать, что ничего больше делать не надо. (Дорого и толку нет.) Доказали. Только не очень верится.

Б.Кавчик, 11.05.20 09:19:38 — Влад, 11.05.20

Решение «не усложнять» часто бывает правильным. Вернусь еще раз к вопросу оптимизации разведки, тем более, что Николай Гаврилович помянул мою статью и она стала поводом для дискуссии.

Оптимизация подразумевает целевую функцию и ограничения.

Для детальной разведки целевой функцией может быть – минимизация затрат и сроков, при обязательном условии (ограничении) защиты запасов и сдачи их в эксплуатацию. Дешево, быстро – объект передан в эксплуатацию и дает золото. Это отлично. Вы согласны? Я тоже.

Но при крупном золоте разведка С1, выявляет только часть запасов, и за контурами остается большая «неучтенка» (20-30%, бывает и больше). Но это уже другая задача.

Действующему предприятию торопиться некуда. Поэтому целевой функцией эксплуатационной разведки может быть получение максимальной прибыли от отработки месторождения, а ограничением – технические возможности. Прибыль можно увеличить за счет вовлечения в отработку «неучтенки», которая пропущена детальной разведкой. Но для выявления «неучтенки» нужна другая методика. Какая?

Когда-то в Иргиредмете я занимался именно этой проблемой (в Иргиредмете была мощная лаборатория рудничной и приисковой геологии). Мы оценивали неучтенку и разрабатывали методы эксплуатационной разведки, которые позволяли предприятиям увеличить прибыль, в том числе за счет включения в отработку «неучтенки». У нас были большие исследовании и практические работы на предприятиях. Методика эксплуатационной разведки зависит от многих факторов и мало похожа на детальную.

Вернусь к задаче расчета массы проб. Лично я не могу одобрить рекомендацию Петарда. Для детальной разведки 50 кг явно не подходит. Для эксплуатационной? Может быть, но все равно плохо. По-хорошему, надо предлагать комплекс мероприятий: массу проб, сеть, как отбирать, как обрабатывать.

В любом случае должна быть определена целевая функция: что именно должно быть улучшено? Больше запасов – это одно решение, меньше затраты – совсем другое решение. Изредка можно получить и то и другое вместе. Именно это я предлагал при оптимизации пробоподготовки. Почему бы и нет, если можно дешевле, но лучше?

Кстати, такого же типа отказ от пиления керн. Это пустое и вредное дело, от которого в Петропавловске правильно отказались. При этом снизили затраты и повысили качество опробования.

Студент, 12.05.20 16:41:20

Самый интересный эксперимент для меня сравнение опробование скважинами разного диаметра: "Это были рядовые и заверочные колонковые скважины и роторные эксплоразведочные, диаметром соответственно 96 мм, 122 мм, 180 мм."

По результатам эксперимента средние содержания получились почти одинаковые, а что изменилось? Может распределение по классам? Это тоже важно.

Ведь сгущать сеть дороже, чем увеличить диаметр.

Магадан, 13.05.20 00:21:20 — Б.Кавчик

Как вы относитесь к сгущению сети вместо увеличения объема проб?

Б.Кавчик, 14.05.20 04:59:03 — Магадан, 13.05.20

Сгущать сеть или увеличивать объем проб, зависит от условий. Надо оценивать и геологию и экономику. В принципе, чем меньше масса проб, тем чаще они показывают "пс" и ниже борта. При детальной разведке некондиционные пробы исключается из контура. Контур запасов при этом уменьшается в размерах и часть запасов остается за контуром. (Так формируется известная всем "неучтенка"). Если золото крупное, то за контуром останется 20-30% запасов и больше.

Сгущение сети без увеличения массы проб может принести больше вреда, чем пользы. Доля некондиционных проб в распределении останется высокой и контуры могут превратиться в лапшу. Это для детальной разведки в условиях оконтуривания по данным опробования.

Однако, если нужно определить среднее содержание в известных контурах, то в этом случае масса проб играет подчиненную роль и лучше сгустить сеть.

Магадан, 15.05.20 00:53:15 — Б.Кавчик

По вашему получается, что при детальной разведке нужно применять редкую сеть и большие пробы???

Б.Кавчик, 15.05.20 13:22:46 — Магадан, 15.05.20

Надо подбирать оптимальную методику. При этом у месторождений с крупным золото есть некоторая специфика, которую надо учитывать. Надо корректировать объем проб, сеть, схему обработки проб, анализы, подсчет запасов. В методике все взаимосвязано. На месторождениях Петропавловска геологи сделали большую экспериментальную работу. Это правильно, и дало результат.

Если что-то не согласовано, можно получить неприятный просчет или в запасах иди в неотходе среднего содержания. Ошибки делают даже опытные специалисты, посмотрите Наталку.

Если у вас есть конкретный объект с крупным золотом, то давайте попробуем подобрать под него оптимальный вариант методики. От вас данные по геологии.

Магадан, 16.05.20 02:41:23

Зачем вам геология? Вы просто напишите вашу методику для крупного золота. Вот Петропавловск придумал и написал. Спасибо им.

Б.Кавчик, 15.05.20, 16.05.20 08:40:27 — Магадан, 16.05.20

Оптимизация включает, кроме целевой функции, ограничения. Петропавловск крупная фирма у нее свои условия оптимизации (целевая функция и ограничения). Они сделали то, что оптимально для них.

Например, для них оказалось оптимальным отказаться от обработки проб с гравитацией: "Но кто-нибудь задумывался над ценой таких лабораторных работ и, самое главное, над производительностью такой лаборатории? Эта методика должна была бы пройти апробацию в ГКЗ и затем использоваться на эксплуатации."

В других условиях оптимальной будет, несмотря на расходы, обработка проб с гравитацией. Это зависит от целевой функции, которая задана системе.

КАС, 17.05.20 06:00:03

Что вас заклинило? Как кто хочет так и делает, главное пройти экспертизу. Это и есть оптимальный вариант.

Простой, 21.05.20 10:24:49

Хотел разобраться, читал, читал и не понял, что делать при крупном золоте? Вроде бы ничего менять не надо. Так что-ли?

123, 21.05.20 10:56:30

Что первичнее - яйцо или курица? Как подобрать методику разведки россыпи в зависимости от крупности, если крупность неизвестна ( россыпь с крупным золотом пропущена) и ее как раз и надо узнать в том числе? Куда приладить целевые функции и ограничения?

123, 21.05.20 10:59:22

Вышеприведенный комментарий шутка N 2

Б.Кавчик, 22.05.20 08:14:01 — 123, 21.05.20

Ограничение - это совсем просто. Если у вас З рубля в кармане и один станок ЗИФ - это и будет ваше ограничение.

Целевая функция (критерий оптимизации) - это то, что вы хотите (или хочет ваш шеф).

Лично мне, как геологу (будь я юниором) при минимальном бюджете хотелось бы максимально увеличить вероятность выявления запасов: 90% лучше, чем 10%. Это был бы для меня критерий оптимизации.

Если денег больше, чем 3 рубля, то могут быть другие критерии оптимизации:

Хотите много запасов - пожалуйста, на Наталке насчитали. На Сухом Логе - тоже много запасов. Сколько на самом деле - другой вопрос.

Нужна высокая достоверность разведки - можно и так сделать. Например, на россыпях, для высокой достоверности, мыть пробы надо попроще - лотком и всякую мелочь в счет не брать, а споласкивать... При отработке шеф будет доволен - золото отойдет как посчитано или даже побольше.

Кроме того, можно задаться минимальным сроком или минимальными затратами. В методике разведки есть много мелочей, которые влияют на результат.

ИПА, 24.05.20 12:44:49 — Автору

Николай Гаврилович, спасибо за описание ваших экспериментов. В заключении хотелось бы прочитать ваши конкретные выводы и рекомендации по разведке месторождений с крупным золотом. Какой диаметр скважин, какая сеть, какая обработка проб? Учет эффекта самородков? Может, еще что-то было. Поделитесь, пожалуйста, опытом.

Уважаемые посетители сайта! Пожалуйста, будьте как дома, но не забывайте, что в гостях. Будьте вежливы, уважайте родной язык и следите за темой: «Мысли вслух о крупном золоте или продолжение дискуссии о нём»


Имя:   Кому:


Введите ответ на вопрос (ответ цифрами) "пятнадцать прибавить 1":