Бразильская трагедия —не последняя авария на хвостохранилищах

Энди Хоум (Andy Home)
Золотодобыча, №245, Апрель, 2019

Прорыв хвостохранилища на предприятии по добыче железной руды компании Vale в бразильском городе Брумадинью (фото в статье) стал событием одновременно и шокирующим, и разрушительным, но отнюдь не беспрецедентным. Брумадинью — это уже 11-я крупная авария на хвостохранилищах за последние десять лет, и количество подобных катастроф, по данным исследователей американской некоммерческой организации World Mine Tailings Failures (WMTF), занимающейся отслеживанием всех зарегистрированных происшествий на объектах такого типа, увеличивается и продолжит увеличиваться в будущем.

«Без внесения существенных изменений в законодательство и регулирование, в промышленную практику в этой области новых технологий, которые позволят снизить риск и усилить контроль за ущербом, согласно нашему нынешнему прогнозу, в 2018–2027 годах количество крайне серьезных аварий в общей сложности достигнет 19» (см. график).

Степень «серьезности» прорыва определяется объемами сброшенных в окружающую среду отходов, площадью их распространения и количеством погибших. Это несмываемое пятно на «лице» мировой горнодобывающей промышленности, пытающейся «отмыться» от своего образа «грязной» отрасли под влиянием давления потребителей и инвесторов, озабоченных вопросами защиты окружающей среды.

Итак, что же это за хвостохранилища, почему на них с такой пугающей частотой происходят аварии и как на этом может отреагировать промышленность?

Утилизация отходов производства

Хвостохранилище — наиболее распространенный в горнодобывающей промышленности полигон утилизации отходов производства, используемый предприятиями вне зависимости от типа добываемого полезного ископаемого, будь то железная руда, золото или медь.

Важное место в процессах измельчения и переработки руд с целью дальнейшего извлечения содержащегося в них металла занимает вода. Другими словами, утилизируемые отходы имеют жидкую форму, представляя собой пульпу, состоящую из воды и твердых частиц. Именно такая пульпа помещается в хвостохранилища и может вызвать разрушения в результате их прорыва.

В совместном отчете, опубликованном в 2006 году Международной комиссией по большим плотинам (англ. International Commission on Large Dams, ICOLD) и ООН в рамках Программы по окружающей среде (англ. United Nations Environment Programme, UNEP), отмечается, что «объемы отходов добычи во много раз превосходят общий объем материалов, используемых в строительной отрасли всего мира», а некоторые хвостохранилища «вероятно, можно отнести к числу самых крупных рукотворных сооружений на планете».

Само название этого отчета — «Хвостохранилища: риск возникновения опасных происшествий» (англ. “Tailings Dams: Risk of Dangerous Occurrences”) — говорит, что опасения по поводу растущего количества аварий начали волновать общественность уже более десяти лет назад.

Почему происходят аварии на хвостохранилищах

Многое можно понять, если сравнить обычные дамбы, выполняющие роль резервуаров для воды, и дамбы для хранения отходов добычи. Прорывов на первых, как правило, не случается.

«Напорные дамбы — это ценные и полезные сооружения, назначение которых состоит в хранении воды, в то время как хвостохранилища выступают в роли объектов утилизации нежелательных отходов, предпочтительнее при минимальных затратах», — говорится в отчете ICOLD и UNEP.

Более важно то, что «напорные дамбы, как правило, возводятся непосредственно до расчетной высоты. В сравнении с ними процесс строительства хвостохранилищ протекает «постепенно, на протяжении многих лет, в условиях, которые могут со временем меняться». Это означает, что «надзор за их строительством может качественно ухудшиться».

Сооружение хвостохранилища на руднике — процесс непрерывный, а размер объекта зависит только от срока эксплуатации месторождения и производительности предприятия. Порой добычу прекращают до истечения установленного срока из-за колебаний цен на разрабатываемый металл, что еще больше усложняет процесс непрерывного контроля за хвостохранилищем.

Объяснить прогноз по увеличению количества «крайне серьезных» аварий поможет простая математика. Чем больше срок функционирования рудника, тем более существенный объем хвостов на нем скапливается, риск прорыва и катастрофы возрастает.

Относительно способов возведения таких объектов еще в указанном выше отчете, то есть в 2006 году, наиболее подверженными риску прорыва типами хвостохранилищ были признаны дамбы намывного типа, при строительстве которых используют собственно сами хвосты.

Прорыв намывного хвостохранилища и вызвал катастрофические разрушения в Бразилии месяц назад. Сегодня наблюдается активный уход от использования подобной технологии возведения объектов, особенно в тех районах добычи, где имеют место высокая сейсмическая активность и сильные осадки.

Тем не менее в мире на данный момент продолжает действовать большое количество намывных хвосто-хранилищ, и только в Бразилии их насчитывается 88, согласно информации министерства горнодобывающей промышленности страны.

И даже использование альтернативных технологий строительства хвосто-хранилищ не способно устранить риск аварий или снизить последствия прорывов, а загрязнение местных источников воды давно является причиной разногласий между горнодобывающими компаниями и местными жителями в некоторых странах мира.

Экономические факторы

Хотя каждое хвостохранилище — сооружение по-своему уникальное, а технологии его строительства находятся в различных частях спектра риска, существует два фундаментальных экономических фактора, объединяющих такие объекты.

Первым фактором является снижение качества руды вместе с истощением запасов давно эксплуатируемых месторождений. Иначе говоря, поддерживать добычу металла на одном уровне становится сложнее.

Типичный пример — медь. Содержание этого металла на месторождениях мира снизилось с 2% в первой половине XX века до менее 1% в последнее десятилетие. Это свиде-тельствует о том, что на каждую тонну добытой меди приходится больше требующих утилизации отходов, рентабельность снижается, меньше средств остается на обслуживание хвостохранилищ.

Второй фактор — стоимостный. В период повышенных цен на металлы, так называемого «суперцикла», производители стремились максимально нарастить производство, в том числе на малоприбыльных рудниках. Выделение средств на обеспечение безопасности имело второстепенное значение, на первом месте было формирование денежных потоков.

Время шло, цены снижались, что не только отрицательно сказалось на финансировании подобных направлений, но и заставило крупные компании под давлением акционеров избавляться от низкорентабельных предприятий, продавая их менее опытным и квалифицированным владельцам.

Без происшествий

Такие организации, как UNEP, призывают регулирующие органы, население и горнодобывающие предприятия принять «безаварийный» подход к строительству хвостохранилищ, и совершенно очевидно, что краеугольными элементами данной стратегии является проектирование таких сооружений и надзор за их эксплуатацией.

Более важное значение имеет аспект, который затронут в официальном отчете по прорыву хвостохранилища на руднике Mount Polley в Канаде в 2014 году, а именно то, что «показатели безопасности необходимо оценивать отдельно от экономических соображений, расходы не должны являться определяющим фактором» эксплуатации подобных объектов.

Из этого следует, что горнодобывающая промышленность нуждается в радикальном переосмыслении того, что сегодня считается бесполезными «отходами», выводе из эксплуатации хвостохранилищ, которым сопутствует высокий уровень риска, даже если это приведет к дополнительным расходам. Если не предпринять таких мер, следующая авария станет всего лишь делом времени. На кону у компаний стоит гораздо больше, чем репутация.

В марте 2017 года историческое событие произошло в Центральной Америке, в Сальвадоре. Он стал первой страной в мире, где была запрещена добыча в принципе. Такое решение властей нашло горячий отклик среди населения, опасавшегося, что запуск нового рудника по добыче золота и серебра еще более усугубит ситуацию с загрязнением местных источников воды, особенно на фоне экологического «наследия» старых предприятий.

Конечно, доходы от добычи Сальвадору бы не помешали, однако, когда встал вопрос выбора, власти выбрали чистую воду, а не золото. В итоге горнодобывающая промышленность потеряла свое право работать в этой стране.

И в том случае, если отрасль не найдет способ нарушить порочный круг происшествий на хвостохранилищах, Сальвадор может стать не последним государством, которое выберет здоровье своих граждан, а не прибыль.


-0+0
Просмотров статьи: 217, комментариев: 2       

Комментарии, отзывы, предложения

Пессимист, 02.12.19 07:12:55

К сожалению подобные аварии невозможно полностью исключить, как и другие техногенные катастрофы. Авария в России в Красноярском крае тоже в этом ряду.

Гончаров Дмитрий, 30.04.20 05:34:16

Плохо, что на протяжении всего цикла строительства и разработки не поддерживается должная безопасность, нужно более строго подходить к вопросам безопасности, ведь убытки при аварии будут намного больше, чем при таком подходе.

Уважаемые посетители сайта! Пожалуйста, будьте как дома, но не забывайте, что в гостях. Будьте вежливы, уважайте родной язык и следите за темой: «Бразильская трагедия —не последняя авария на хвостохранилищах»


Имя:   Кому:


Введите ответ на вопрос (ответ цифрами) "два прибавить 5":