Проблемы отработки техногенных месторождений и неучтённых запасов

27-28 марта 2019 комитет Торгово-промышленной палаты Российской Федерации по поддержке предпринимательства в сфере добычи, производства, переработки и обращения драгоценных металлов и драгоценных камней совместно с Союзом золотопромышленников Якутии и Торгово-промышленной палатой Республики Саха (Якутия) провели в г.Якутске  совместное заседание в рамках юбилейных мероприятий, посвященных 95-летию золотодобывающей промышленности Якутии. Мероприятие проводится при поддержке Главы Республики Саха (Якутия) Николаева А.С., Президента Торгово-промышленной палаты Российской Федерации Катырина С.Н.  и Правительства Республики Саха (Якутия).

В пленарном заседании приняли участие исполнительные и законодательные органы власти республики, Магаданской и Амурской областей, представители Территориальных управлений Роснедр, Росприроднадзора, Федеральной налоговой службы, Союза старателей России, ТПП РФ и ТПП РС(Я), ПАО «Сбербанк», ПАО «АТБ», Союза золотопромышленников Якутии, научных институтов, бизнес-сообщества и общественных организаций.

Ниже приведен доклад Председателя Совета Союза старателей России В.И.Таракановского

           

Золотодобывающая промышленность – одна из немногих отраслей современной России, которая развивается успешно и стабильно на протяжении многих лет. После распада Советского Союза Российская Федерация  почти вдвое  увеличила добычу золота, а добыча рудного золота за это время возросла в 9,5 раз.  Общая стоимость продукции золотой отрасли составляет один триллион рублей.

Более 100 лет Россия является ведущей страной мира по добыче россыпного золота. До середины 1990-х годовая добыча превышала 100-тонную отметку, в последние годы после минимума 2009 года (52,7 т)  превышает  70-тонную отметку (76,6 т в 2017 г). Падение россыпной золотодобычи связано с истощением сырьевой базы и  распадом планомерной системы геологического изучения недр – государство отказалось финансировать поисковые и геологоразведочные работы в этом направлении. И это несмотря на многомиллиардные поступления в госбюджет от продажи лицензий ещё советского задела – сейчас даже лицензии на месторождения с прогнозными ресурсами золотодобытчики покупают за десятки и сотни миллионов руб.  В этих условиях для своего выживания горные предприятия перешли на восполнение минерально-сырьевой базы собственными силами, вовлекая в отработку казалось бы заведомо непромышленные россыпи, неоднократно перемытые предшествующими поколениями золотодобытчиков.

 В горнодобывающих районах России сформировались значительные ресурсы драгоценных металлов в отходах добычи полезных ископаемых, полученных в процессе эксплуатации месторождений. За 300 лет в России добыто свыше 15 тыс. тонн россыпного золота. В дальневосточном регионе, по оценке специалистов, сосредоточено более 25 млрд. м3 перемытых песков с прогнозными ресурсами не менее  2500 т россыпного золота, пригодных к сплошной отработке с извлечением золота. Значительная часть таких отложений ни при каких условиях не может быть квалифицирована как месторождения в связи с крайне неравномерным распределением полезного ископаемого и его незначительными содержаниями. Геологоразведка таких участков традиционными методами не приносит достоверных результатов. Однако российским законодательством отработка непромышленных россыпей не предусмотрена. Заведомо непромышленная россыпь не может быть выставлена на аукцион, на нее невозможно получить лицензию, а если нет утвержденных запасов, то добыча золота не может быть законной, так как добывать можно только при наличии разведанных и утвержденных запасов.

В 2017 году в старательской артели «Новая» (республика Саха-Якутия) было изъято 55 кг золота, добытого на техногенной площади, примыкавшей к месторождению, на котором работала артель, на председателя артели завели уголовное дело. В целом все российское законодательство ориентировано исключительно на промышленные месторождения, запасы в которых подсчитаны и поставлены на государственный баланс. А поскольку в непромышленной россыпи промышленных запасов по определению не содержится, то вся система российских законов оказывается неприменимой. Из-за существующей законодательной «дыры» огромное число непромышленных россыпей не осваивается.

В этом случае логично рассматривать отвалы отработок прошлых лет как отходы горного производства и применить к ним действие Федерального  закона от 24.06.1998 N 89-ФЗ (ред. от 25.12.2018) «Об отходах производства и потребления», а переработку рассматривать как утилизацию отходов - использование отходов для извлечения полезных компонентов для их повторного применения. Очевидно, что тех, кто хочет перерабатывать отходы и извлекать из них что-то полезное, целесообразно поощрять, тем более что переработка отходов - весьма сложное и затратное дело с непредсказуемыми финансовыми результатами.

 Но по мнению сотрудников МПР РФ отходы горного производства, оставшиеся после отработки россыпных месторождений, надо рассматривать как новые месторождения со всеми вытекающими из этого последствиями по оформлению и согласованию документов в структурах МПР. Такое оформление является длительным (порядка 3 лет) и дорогостоящим, так как требуется предварительное проведение разведочных работ.

Главным сдерживающим фактором широкого освоения техногенных запасов является отсутствие в Законе «О недрах» соответствующих определений. Многочисленные обращения производственников в Государственную Думу РФ с просьбами приступить к разработке законодательства о техногенных месторождениях остаются без ответа. Так, ещё в 2010 году Магаданская областная Дума  обратились в Госдуму с законопроектом по упрощению доступа к техногенным россыпям. Однако российские депутаты долго не раздумывали и отклонили поправки в предложенный специалистами законопроект в первом же чтении, не осознав его важности для развития горнодобывающей промышленности. Предлогом стало заключение Правительства РФ о том, что понятие «техногенные россыпи» отсутствует в российском законодательстве. Непонятно, какой «продвинутый» юрист давал это заключение, ведь  термин «техногенные россыпи» был введён ещё в 1950-е годы академиком Николаем Шило, он используется во всех геологических методиках, описан в «Словаре по геологии россыпей» (М.: Недра, 1985). Наконец,  в «Методических рекомендациях по применению Классификации запасов месторождений и прогнозных ресурсов твердых полезных ископаемых (россыпных месторождений)», разработанных ФГУ ГКЗ и утвержденных Министром МПР РФ  Трутневым Ю.П. (распоряжение № 37-р  05.06.2007 г.), дано подробное описание техногенных месторождений. 

А в 2018 г. в ответ на обращение Союза старателей вернуться к вопросу законодательного обеспечения техногенных месторождений из Госдумы пришёл неутешительный ответ: «Законодательное установление понятия «техногенные россыпи» потребует аналогичного определения понятий всех остальных типов россыпей». Вместе с тем, Роснедра поясняет, что «закрепление понятия «техногенные россыпи» или «техногенное месторождение» в отсутствии детальной правовой регламентации правового режима лицензирования и разработки данных объектов не решает существующих правоприменительных проблем».

В далёкие времена собирались думцы создать рабочую группу по рассмотрению вопроса о техногенке, но следы деятельности этой группы затерялись, а «воз и ныне там»: уже много  лет  вопрос ждёт решения.

Вопрос техногенных образований осложняется тем, что «техногенка» является только частью запасов, вовлекаемых в добычу при повторной  отработке.  Другая, зачастую основная часть извлекаемых запасов – это запасы целиковых площадей, не поддающиеся разведке и запасы целиковых площадей, отрабатываемые по технологическим причинам. В «Методических рекомендациях по применению классификации запасов месторождений    и прогнозных ресурсов твёрдых полезных ископаемых»  (распоряжение МПР России от 5 июня 2007 г. N 37-р)   вместе с определением техногенных россыпей указано: «С определенной долей условности к техногенным россыпям можно отнести остаточные целиковые части месторождения, частично или полностью погребенные под отвалами (хвостами) предшествующих отработок, состоящие из бортовых, внутриконтурных, недоработанных участков первичной россыпи и охранных целиков. Распределение полезного компонента и средние содержания в них определяются природными условиями залегания «первичных» россыпей».

Последнее особо смущает чиновников, которые требуют проводить ГРР на таких площадях. Но как показала многолетняя практика, такие  запасы могут вообще не поддаваться разведке. Чаще всего, это  те площади, на которых разведка работала неоднократно, но так и не смогла установить там балансовые запасы – содержания металла  там оказывались весьма  скромными, для добычи вроде бы непригодными.  Но в итоге, когда на эти участки заходили горняки, они получали очень даже приличный металл.  Подобное получается также с запасами, которые отрабатываются  по технологическим причинам. Скажем, в россыпях, имеющих струйное строение, отрабатывать селективно только балансовые струи зачастую сложно и экономически нерентабельно. Разумно в этих условиях объединить все струи в единый блок и отрабатывать одним полигоном. Весь металл, полученный с площадей между струй, не стоит на балансе и будет считаться «неучтёнкой». И зачастую этот металл не хуже, чем в балансовых блоках.

Следует отметить, что горняки рискуют: гарантировать наличие золота в «неучтёнке» никто не может, ведь разведка наличие металла не подтвердила, и руководители, вовлекающие «неучтёнку» в отработку, рискуют своими деньгами. Но риск чаще всего оправдан за счёт высокой квалификации геологов и горных инженеров. Можно привести пример крупнейшего в России холдинга, отрабатывающего россыпи. В ОАО «Сусуманзолото» добыча золота из техногенных россыпей составляет ежегодно  150–200 кг, а 2200–2400 кг  добытого золота -  это запасы целиковых площадей, не поддающиеся разведке и запасы целиковых площадей, отрабатываемые по технологическим причинам. Выходит, что достоверные сведения о запасах техногенного комплекса могут быть получены только после его полной отработки. 

  Наиболее распространённый способ разведки на россыпях ударно-канатным бурением при  относительной простоте организации процесса и сравнительно низкой стоимости оборудования имеет  много недостатков: отсутствие керна; неконтролируемая геометрия скважины; миграция золотин при долочении в талых обводненных грубоскелетных грунтах; значительная зависимость качества бурения, отбора и обработки проб от человеческого фактора. В результате теряется важная геологическая информация, снижается качество документации разреза и, следовательно, появляются ошибки в определении положения пласта, искажение его мощности, опускание его по вертикали; возможна полная потеря «висячих» пластов; неконтролируемые потери золота в жидком шламе; недостоверность результатов опробования на мелкозалегающих россыпях; недостоверное определение объема проб и содержаний золота. О том, что за контурами, установленными разведкой, золота может быть больше, чем по разведочным пробам, золотодобытчикам  хорошо известно. Даже если по пробам за контуром отмечается «пусто» и «знаки», то все равно там имеются пески с золотом, выявить которое  можно только в процессе отработки, наиболее эффективным способом  являются РЭПы.

Золото коренных пород

Отработка россыпей до начала 1970-х годов велась наиболее распространёнными на горных работах тросовыми бульдозерами. Забрать золото из коренных пород плотика зачастую было невозможно по техническим причинам: только с приходом на горные полигоны тяжёлых тракторных рыхлителей появилась возможность проводить актировку  и забирать золото, просевшее в породы плотика. Просадка может составлять 10-20 см, но может превышать и метровые значения. С таким явлением старатели столкнулись при отработке месторождения Джайканга в Якутии – просадка золота в коренные породы доходит порой до 2 метров. Этот вид потерь выявить можно только в процессе отработки полигона. В классификации МПР техногенные запасы в плотике россыпей  не отражены. При повторной отработке открытым способом месторождений, которые ранее были отработаны подземным способом, немало металла извлекается из плотика плохо сактированных участков, которые шахтёры вынужденно бросали из-за обрушений кровли.

Сверхнормативные потери

В СССР этот вид потерь фиксировался крайне редко – геологи стремились скрыть огрехи предприятия, на котором они работали и получали зарплату. Промывка нередко начиналась весной при плохой оттайке песков, а завершалась зачастую при сильных морозах. Сверхнормативные потери могли достигать 50% от запасов золота в песках.

Потери, связанные с изменением кондиций

При первоначальной отработке многих месторождений содержания золота в песках достигали десятков граммов на кубометр, и пески победнее выбрасывали в отвалы вскрышных пород. На прииске «Кулар» в Якутии в 1960-е годы в породах вскрыши оказывались пески с содержаниями выше одного грамма, а при подземной добыче пески с 3-х граммовым   оставляли под землёй. Пески висячих пластов с пониженными содержаниями также оказывались в отвалах торфов. Сегодня некоторые предприятия при грамотной организации работ эффективно работают при содержании золота в песках ниже 0,1 грамма/м3. Здесь можно привести пример колымской старательской артели «Кривбасс», которая успешно работает при содержании золота на массу 0,05 гр/м3.

 У некоторых специалистов сложилось устойчивое заблуждение в том, что в техногенных запасах содержится в основном  мелкое золото. В действительности в техногенных месторождениях, прежде всего в целиках и недоработках, много и крупного металла, а в галечных отвалах немало самородков, иногда весом в сотни грамм.    Если же говорить о трудноулавливаемом золоте, то речь необходимо вести не только о мелком золоте. Необходимо учитывать присутствие в песках золота с кварцем, легкого чешуйчатого металла и золота,  связанного с сульфидами. Как показывают исследования, проведенные в разное время в различных районах Магаданской области, в сульфидных минералах, составляющих до 50% тяжелой фракции шлихов, содержание золота составляет десятки, а иногда и сотни грамм на тонну сульфидов.

В ОАО «Сусуманзолото» накоплен большой опыт сбора и переработки шлихового концентрата с ис­пользованием процессов пирометаллургии на медеплавильных заводах Урала. Несколько последних лет холдинг направляет каждый год на Урал 30–35 тонн концентратов шлихо-обогатительных фабрик (ШОФ)  с содержанием золота 300 – 450 г/т и получает до 15 кг металла. Очевидно, что этот металл получен только из меньшей части шлихового продукта, накопленного на шлюзах промприборов, доставленного после съемки на ШОФ и прошедшего многостадиальное обогащение. Огромное количество такого металла при разработке россыпей остаётся в хвостах, к тому же, мелкие предприятия лишены возможности отправлять концентраты ШОФ на переработку.

Положение с отработкой техногенных запасов осложнилось с выходом письма ФБУ «Росгеолэкспертиза» №ЛЛ-02/2233 от 18.06.2016 г., которым проходка разведочно-эксплуатационных полигонов (РЭПов), - именно они  являлись основой успешной работы предприятий - была объявлена вне закона. Речь идёт о запрете вести эксплуатационную разведку на участках, где нет утверждённых ГКЗ запасов полезных ископаемых. До этого ситуацию выравнивала возможность вовлекать в отработку техногенные россыпи с неучтёнными запасами. Роснедра несколько нивелировали запреты Росгеолэкспертизы разрешением вести отработку с помощью ОПР (опытно-промышленными работами), но весомое отличие РЭПов от ОПР в том, что оформление РЭПов занимало 1,5-2 месяца, а ОПР – 7-9 месяцев.

Нелепая ситуация возникает с техногенными месторождениями, которые находятся в границах горного отвода, на котором предприятие ведет добычу согласно лицензии на право пользования недрами. С одной стороны, статья 22 закона «О недрах» гласит, что пользователь недр имеет право проводить без дополнительных разрешений геологическое изучение недр за счет собственных средств в границах горного отвода, предоставленного ему в соответствии с лицензией. Следовательно, можно вести разработку техногенного месторождения в границах своей лицензии методом валового опробования без всяких согласований и реализовывать полученный при этом металл. С другой стороны, невозможно вести какие-либо горные работы без согласованного технического проекта разработки месторождения или проекта геологоразведочных работ.

Дело в том, что проблемы горняков, занимающихся разработкой даже очень мелких россыпных и техногенных месторождений золота, начинаются с того, что закон «О недрах», написан для крупных месторождений  и не отражает специфику освоения небольших месторождений. Для любого месторождения всегда требуются разработка и согласование проекта ГРР, многостадийная разведка, утверждение запасов в ГКЗ или ТКЗ, разработка ТЭО кондиций, разработка и согласование технических проектов отработки месторождения во многих инстанциях с проведением длительных, многочисленных и дорогостоящих экспертиз и согласований. Нет в этом законе места и техногенным месторождениям, которые не рассматриваются действующим законодательством как самостоятельный минеральный ресурс. Для их отработки требуется пройти такие же этапы оформления разрешительной документации, как и для целиковых месторождений.

В любом случае запасы надо подсчитать, учесть и поставить на государственный баланс. Если же запасы не стоят на балансе, добыча их является незаконной, добытое золото принадлежит государству и в случае их извлечения в процессе геологического изучения недр не переходит в частную собственность пользователя недр, а значит, подлежит конфискации. В России уже немало прецедентов с конфискацией золота, добытого в рамках поисковой лицензии – недропользователей обвиняют в незаконной разработке недр.

«Неучтёнку» в России промывают уже десятки лет, всё было законно и всех устраивало, и вдруг в 2016 году чиновники «прозрели» и спохватились – как можно работать на неучтённых запасах! В стремлении к ещё большей регламентации и родилось указание Росприроднадзора о запрещении РЭПов. Следует отметить, что в советские времена столь вредоносных  для производства документов не появлялось: нормативные документы разрабатывались высококвалифицированными специалистами с солидным производственным опытом. Но новое поколение так называемых «эффективных менеджеров» объявило советские нормативы устаревшими и не соответствующими духу времени. А началось всё в печально известные 1990-е, когда была практически уничтожена вся система управления  горной  и геологоразведочной отраслями. На развалинах этих отраслей возникли «менеджеры», а теперь им уже и детей своих надо куда-то пристраивать, сплошь с юридическим и заморским образованием. Вот они и выдумывают новые правила, пишут циркуляры. Таким образом они оправдывают своё сидение на рабочем месте, изображая бурную деятельность. Юридические аспекты они усвоили хорошо, а вот задуматься, как же сделать, чтобы производство работало успешно и эффективно, им невдомёк: нет опыта работы «на грешной земле». Обилие юристов в верхних эшелонах власти, не понимающих основ производства, становится серьёзной проблемой для страны. Не случайно ещё 20-25 лет назад на освоение россыпного месторождения с момента получения лицензии было достаточно 5-6 месяцев. Сегодня к практической работе по добыче золота можно приступить не ранее чем через 2-3 года: забюрокраченная система оформления разрешений  не позволяет сократить сроки начала производства.

Семён Базавлуцкий, руководитель магаданского  «Кривбасса»  - одной из лучших старательских артелей страны, выражая общее мнение старателей, говорит: - «У нас много чего из-под пера чиновников выходит. Если исполнять всё, что они пишут, от буквы до буквы, то надо ворота предприятий России от Уэлена до Калининграда забить досками, как в войну, и прекратить любую деятельность».

Чрезмерное администрирование производственной деятельности, не имеющее под собой здравого обоснования и противоречащее правилам рынка, постоянно ухудшает условия хозяйствования на золотодобывающих предприятиях.

 В части разумного решения создавшегося положения можно предложить воспользоваться нормой ст. 6 ФЗ «О недрах», в последнем абзаце которой говорится, что «Недра могут предоставляться в пользование одновременно для геологического изучения, разведки и добычи полезных ископаемых. При этом разведка и добыча полезных ископаемых… могут осуществляться как в процессе геологического изучения недр, так и после его завершения…».

 Приняв за основу ст. 6 ФЗ «О недрах», недропользователь, получив лицензию с правом «геологического изучения техногенных россыпей и добычи из них золота», составляет проект их изучения методами и средствами, которые он сочтет оптимальными для решения поставленной задачи (т.е. оценки техногенных образований и добычи из них золота). Поскольку легитимная методика оценки техногенных россыпей золота отсутствует, то и ФГУ «Росгеолэкспертиза»  проверять и согласовывать в них нечего.

Требования закона (ст. 6 и ст. 23 ФЗ «О недрах») при этом будут соблюдены, а ст. 29 - проигнорирована, т.к. нет предмета экспертизы (т. е. запасов).

Использовать этот путь мешает менталитет управленческого звена: наказуемость инициативы (т.е. как бы чего не вышло) и приоритет запретительных мер: при выборе из ст. 6 и ст. 29 предпочтение будет отдано ст. 29, запрещающей добычу без госэкспертизы запасов, невзирая на объективное отсутствие предмета экспертизы (т. е. собственно запасов). В ситуации с «техногенкой» есть казус: согласовать нельзя запретить. Для госорганов запятая в любом месте этой фразы чревата оргвыводами: согласовать такие проекты ГРР не разрешают нормативно-правовые акты, а запрет на проведение этих работ не увеличит разведанную минерально-сырьевую базу россыпного золота, но уполовинит его добычу. Таким образом, сама по себе ситуация не разрешится без чётких указаний из самых высоких структур управления государства.

 

В качестве основных положений к закону о техногенных месторождениях при добыче драгоценных металлов  Союз старателей России  от имени предприятий предлагает следующее: 

Включить в определение «техногенная россыпь» (либо иное название для полностью или частично отработанных месторождений, не содержащих балансовые запасы) не только остаточный отвальный комплекс, но и полностью участок отработанного месторождения в границах предварительного горного отвода. 

Техногенные россыпи и участки предоставлять недропользователям без проведения аукционов и конкурсов на основании рассмотрения заявок предприятий комиссиями с участием представителей Роснедр и органов исполнительной власти. 

Разрешить недропользователям проводить добычу драгоценных металлов из техногенных россыпей в границах предоставленного лицензией горного отвода без геологического изучения недр и установления кондиций. 

Запасы техногенных россыпей ставить на оперативный учёт по результатам их отработки и списывать по завершении работ. 

Отменить требование проведения государственной экспертизы техногенных запасов. 

Восстановить поисковые и геологоразведочные работы за счёт федеральных средств для восполнения МСБ россыпных месторождений.


-1+1
Просмотров статьи: 2372, комментариев: 17       

Комментарии, отзывы, предложения

м.и. савиных, 30.03.19 08:33:10 — всем

Проблема техногенных месторождений существует не с сегодняшнего дня. Так, в границах г. Новокузнецка имеется огромный отвал металлугического завода. В нем вся таблица Менделеева. С Перестройки к отвалу приглядываются иностранцы. Не дают. Якобы, берите валом, а не нужный вам, к примеру, кадмий. Кроме того, отвал разведан, запасы в ГКЗ.

Мне довелось в 71 году разведывать дореволюционные отвалы россыпушек по Шааргану в Удерейском р-не.

На Ленских приисках драги переворачивают мерзлые пласты на поверхность и по ним оттаявшим брали через десяток лет хорошее золото.

Однако, советские Законы до сих пор действуют в капиталистическом хозяйстве РФ. Инерция пока не вышла на перестройку тех законов.

Zepp, 30.03.19 15:57:10 — М.И. Савиных

Дорогой коллега , я бы это не назвал инерцией и пережитками соц.хозяйства. Это классический симбиоз картеля золотопромышленников и чиновников от власти в лице Роснедр и Росгеологии. Они очень не любят друг - друга , но и друг без друга не могут . Но те и другие кровно заинтерисованы в не допущении на рынок ,посредством новых законов, новых игроков. Душат на корню все условия для возникновения малого и среднего бизнеса .

Брат, 30.03.19 16:43:48

Доклад В.И.Таракановского - это очень старый, не во всём профессионально компетентный и, главное, совершенно бессмысленный разговор. Нужен ли нам какой-то закон о техногенных месторождениях? Да нет, конечно! Нужно ли нам всенепременно определить законодательно термин "техногенная россыпь" при том, что законодателем не детерминированы такие базовые понятия, как "полезное ископаемое", "запасы" и "ресурсы"? Да ни Боже мой!

А нужно нам, по моему глубокому убеждению, хотя бы начать выполнять требования действующего законодательства и прежде всего понудить к этому структуры Минприроды России. Удастся нам заставить чиновников (потому как самим, добровольно, им это не надо) выполнять закон - глядишь, и не потребуется в нормативную базу особых изменений. Не захотим или не сможем заставить - так и будем канючить: дяденька, прости засранца! Дай Христа за ради работать техногенку и неучтенку без разведки, запасов, экспертиз и согласований! К этому, собственно, и сводится позиция автора...

Магадан, 31.03.19 02:14:12 — Брат

Подпою вам немного. Вводить понятие "техногенные россыпи" - пустые хлопоты. Это совсем разные объекты, в одном тонна, в другом полкило. Для тонны нужна разведка и проект, для полкило нужен энтузиаст с лотком и никаких проектов. Зачем общее понятие, да еще в законе? И т.п.

Реалист, 31.03.19 13:59:47 — Магадан, 31.03.19

Я тоже думаю, что зря в Союзе только о техногенных россыпях говорят. Выводы из доклада Таракановского годятся для любых объектов, в том числе для рудных месторождений, хвостов ЗИФ и т.п.

Например, пункт из выводов: "Техногенные россыпи и участки предоставлять недропользователям без проведения аукционов и конкурсов на основании рассмотрения заявок предприятий комиссиями с участием представителей Роснедр и органов исполнительной власти." А почему не предоставлять любой объект по заявительному принципу, если запасы не числится?

Брат, 31.03.19 16:20:49

Опять же, следует разделять, какие из техногенных объектов являются "недрами", а какие к "недрам" отношения не имеют ни малейшего. Скажем, отвальное хозяйство, размещенное на прибортовых целиках, пространственно локализовано выше почвенно-растительного слоя и никакими такими "недрами" не является. Так же точно, как и внутриконтурные отвалы, размещенные после отработки запасов на сактированных площадях. Какие это "недра", какие лицензии, разведка и запасы? Будет уже смешить людей...

Ещё забавнее ситуация с рудными месторождениями, для которых извлечение полезного ископаемого и иных ресурсов из недр и их переработка с целью получения товарного продукта четко локализованы и разделены не только технологически, но и пространственно. "Недропользование" заканчивается с извлечением из "недр" и перемещением объема за пределы очистной выемки. Последующая локализация этих объемов осуществляется исключительно за пределами "недр": в породных, рудных и спецотвалах, отстойниках, хвостохранилищах, золо- и шлакоотвалах.

Все эти объекты объединяет одно: они не имеют отношения к "недрам" и предметом лицензирования недропользования быть не могут никак. Ну, это закон у нас с вами такой. Российский, ага.. А вот господа из Минприроды, Роснедра и прочих уважаемых контор положили и на нас с вами, и на закон. Живут себе по понятиям, да нас понужают...

Так вот, к чему я это всё? Если каждый потихоньку, но неуклонно не начнет приводить конкретно свои правоустанавливающие документы в соответствие с действующим законодательством (а не с тем, что думают об этом чиновники), то мы так и будем пыль глотать за всякими Аксеновыми. Неужели не надоело, уважаемые?

Генадичь, 02.04.19 08:14:30 — Брату

Про энтузиастов ты верно подметил. Пока депутаты тупят по поводу что такое "техногенные россыпи" и зачем нужен вольный принос, Энтузиасты тихим сапом моют золото. Куда сдают и сколько уходит налево известно всем. Вопрос ? Кому служат "слуги народа".

КАС, 02.04.19 09:45:37 — Генадичь, 02.04.19

Гена, вы перепутали. Брат всегда говорит, что надо все делать в рамках закона, который "что дышло". Если дышло правильно повернуть, то можно спокойно ехать.

Про энтузиастов говорил Магадан. У них там все сплошь энтузиасты. Скоро все перемоют на 3 раза и разбегутся.

А что такое "налево"? "Налево" тоже наши российские граждане живут и кушать хотят. Зачем им мешать жить?

Брат, 02.04.19 14:36:54 — КАС, 02.04.19

Насчет поворота дышла вы очень точно сформулировали. Но важно ещё и закрепить дышло в правильном положении, то есть зафиксировать нужные опции в правоустанавливающих документах. И можно спокойно ехать...

АВСD, 02.04.19 16:23:49 — всем

Какой смысл ,господа, обсуждать доклад человека, который ЯКОБЫ считает что косметические изменения в существующих законах и постановлениях в области недропользования могут что-то изменить ? Лучше готовьтесь к "закручиванию гаек" : " ...Среди многих офицеров ФСБ популярно мнение, что рынок ювелирного золота наполовину функционирует в тени, доля теневого оборота на рынке ювелирных изделий оценивается в

50–60 %. С учетом контрабанды золотых ювелирных изделий вместо запланированных 40 млрд руб. НДС, которые должны были пополнить бюджет, туда приходит последние годы всего

около 6 млрд руб. По мнению ФСБ продажа золота без НДС физическим лицам создаёт риск его перетока в сферу производ-

ства ювелирных изделий, а также дробления бизнеса с целью противоправного использования специальных налоговых режимов. Профильные офицеры ФСБ высказываются за

необходимость исключения специальных налоговых режимов из сферы оборота ювелирных изделий, отметив, что в отрасли имеются существенные проблемы с соблюдением

законности, а создание дополнительных рисков усугубит ситуацию. Близких взглядов придерживаются Федеральная Налоговая Служба и Федеральная Таможенная Служба " "Золото и Технологии, декабрь 2018, с.28

Магадан, 03.04.19 02:09:46 — АВСD, 02.04.19

Недавно Госдума приняла в первом чтении законопроект, направленный на увеличение количества плановых проверок в сфере производства, переработки и обращения драгоценных металлов и камней. Правительство считает, что закручивание гаек будет способствовать сокращению теневого сектора рынка ювелирных и других изделий из драгоценных металлов и камней и повышению прозрачности их оборота.

Может быть в Москве уменьшится. А в других местах посчитают, что дешевле в Китай возить или еще куда на восток. Транспорта сейчас много, а честных полицейских мало. Так что поговорить в кабинетах можно про законы и техногенку, а золотая река течет себе и течет куда ей выгоднее.

Брат, 03.04.19 12:24:33 — Андрей

Почему вы недра делите по границе почвенно-растительного слоя?

Брат, 03.04.19 20:47:48

Не очень понял, что за Брат был передо мной; какой-то фейк. Сколько могу понять, это вопрос Андрея. Видите ли, Андрей, это не я делю. Это первый абзац преамбулы Закона "О недрах": Недра являются частью земной коры, расположенной ниже почвенного слоя...

Андрей, 04.04.19 09:14:48 — Брат

Вышла накладка. Задавал вопрос - Андрей

Валерий, 22.04.19 10:42:40

Уважаемые коллеги. В 2003г. мы отмывали галле-эфельные отвалы (шахтные) 50-х годов.Это уч. Нижний Аканак, Бодайбинский район. Намыли 25кг. Был даже самородок 250гр. Среднее содержание отошло 0,750 гр/м3. Одна съемка была больше 1 кг. Мыли на простом вашгерде. В шахтах отдельные блока доходили до 250-300гр /м3.

Валерий, 22.04.19 10:59:54

На следующий год мыли шахтные поля(вскрыша 12,5м). Намыли 95кг.на 43чел.

Средняя съемка отошла больше 1кг. Самая большая съемка была 6кг.( промыто 350м3). ЭХ. приятно вспомнить.

КАС, 22.04.19 11:37:25 — Валерий, 22.04.19

Статья называется: "Проблемы..." Когда вы мыли отвалы у вас проблемы были? Или проблемы в головах москвичей?

Уважаемые посетители сайта! Пожалуйста, будьте как дома, но не забывайте, что в гостях. Будьте вежливы, уважайте родной язык и следите за темой: «Проблемы отработки техногенных месторождений и неучтённых запасов»


Имя:   Кому:


Введите ответ на вопрос (ответ цифрами) "один прибавить 1":