Первая колымская экспедиция. Отрывок из дневника С.Д.Раковского, 1928-1929 годы

Раковский С.Д.

Студентом иркутского вуза 24 летний Раковский ушел во время каникул старателем на прииск «Незаметный», где в это время кипела золотая лихорадка, и с тех пор золото стало его профессией. В 1928-29 Раковский прораб 1-й Колымской экспедиции, открывшей промышленную золотоносность бассейна реки Колымы.

Отрывок из дневника Раковского приведен по книге «Золотая Колыма», автор: Исаак Гехтман, 1937 г.

 

Как это было

17 августа 1928 года. Сидим в Оле. Куда идти? Никто этого не знает. Карт нет. Придумал такой способ, чтобы как-нибудь ориентироваться: беру коробку спичек и даю тунгусу. Он берет спички и кладет их на землю, отсчитывая свои «кесы». Там, где реки сворачивают в сторону, спички тоже идут в сторону. Тунгус кладет столько спичек, сколько «кес» расстояния... Примитивно, но имеет резон. Особенно хорошо и толково кладет спички Макар Медов, известный якутский проводник, который со стариком Килланахом возил грузы на реку Колыму в 1903 году.

В общем решаем рискнуть плыть по реке Бахапче, притоку Колымы. Правда, тунгусы утверждают, будто бы пороги на Бахапче непроходимы. Но кто не рискует, тот не выигрывает.

30 августа. Спускаем плот на Бахапчу. Плоты строим из 16 бревен и закрепляем наглухо, на шпонах, чтоб не разбило. Разобьет — пропадем и мы. Охотские и хабаровские старатели, которые ждут зимы, чтобы идти на прииски на собаках и оленях, гогочут и издеваются над нами:

— Эй вы, ученые, не забудьте мешки с собой захватить, чтобы было в чем женам и невестам кости отвезти обратно!..

6 сентября. Плывем уже неделю по Бахапче. Пустынно, сурово, по бокам у нас гранитные берега. По берегам бродят медведи. Они совершенно не боятся нас. Видимо, не видели человека.

Сели на мель у берега. На островке кто-то возится. Медведь... Приготовились стрелять и видим, что это не медведь, а человек — якут Амосов. Прежде чем начать говорить, он долго заикается, а потом все сразу выпаливает. Я немного знаю по-якутски. Говорит, дальше ехать нельзя: пороги, разобьет обязательно. Советовались, что делать. Ждать зимы — припасы все поедим. Решили рисковать — идти дальше. До реки Колымы осталось километров полтораста.

9 сентября. Идем через пороги, их видимо-невидимо. «Крестим» их по имени наших рабочих: Ивановский — по имени Алехина, Степановский — по имени Дуракова, Михайловский — по имени Лунеко, Юрьевский — по имени Билибина, Сергиевский — по моему имени. На Сергиевском чуть не погибли. Плот застрял на камнях. Позади несется плот Билибина. Наскочит — расшибемся вдребезги. Начали пилить бревна. Отпилили часть сбоку — плот сдвинулся, пошел дальше.

12 сентября. Выплыли на Колыму. Красивая река, быстрая, прозрачная как Ангара. По берегам то и дело впадают в нее притоки. Не можем определить всех. Знаем, что должны быть две большие реки: Таскан и Среднекан — место, куда мы должны выплыть. Но какие реки встречаем — неизвестно. По дороге «крестим» их, даем новые названия. Одну реку окрестили Утиной — там много уток было. Другую — Запятой, в честь того, что ошиблись и приняли ее за Среднекан.

Встретили второго человека на берегу. Оказалось — это известный охотник, древний старик Лягилев. Убежал от нас, едва догнали его. Стали с ним беседовать, угостили чаем. Он попил чай, собрал остаток угощения в платок и «ча, прощай, тогор». Ни одного слова толком не сказал.

Схема Макара Медова оказалась правильной. Мы ее исправляли по дороге и сделали что-то вроде первой карты Бахапчи и притоков Колымы. Так закончился наш сплав от Мольтана до устья Среднекана. Плыли мы 14 дней. До нас никто не плавал здесь, и нас предупреждали, что погибнем.

14 октября. Тронулись на ключ Безымянный. Цветметзолото хочет организовать на нем работы, пока же приискатели живут собственными силами. Работают на свой риск и страх. Публика неорганизованная — хищники-старатели.

Идем с котомками по талому снегу. Очень трудно идти.

17 октября. Пришли. Старатели моют золото, жалуются на недостаток его. Одна артель Тюркина работает ничего. Промыли при мне 180 лотков, намыли 165 граммов. Сделал себе лоток и кое-как достал банку для согревания воды.

20 октября. Днем было 16 градусов. Ночью перевалило за 30. Наблюдал северное сияние средней силы.

Бьем шурфы. Мороз усиливается. Сегодня было 43 градуса. Сделал печь каменную и трубу каменную, топится хорошо, не дымит.

15 октября. Утром в градуснике замерзла ртуть. Значит выше 40 градусов. Сделал приспособление из разных смесей спирта и воды для измерения температуры. Действует хорошо.

7 ноября. Сегодня годовщина Октябрьской революции. Пришел профуполномоченный и пригласил нас, геологов, на собрание. Оно получилось вроде производственного совещания. Обсуждали перспективы и теперешнее состояние работы.

Моют не все артели. Тюркин и корейцы моют лучше других.

Мороз 50 градусов. Ночью вокруг луны было сияние. Наверное, к перемене погоды.

Хабаровские старатели собираются идти на новое место, туда, где лежит замерзшая лошадь. Думают, что обеспечатся пищей недели на две. Конь лежит верстах в пятидесяти отсюда. Хотят жить там в палатках. Когда съедят коня, пойдут выше по Среднекану, — там имеется еще один замерзший конь.

Предложил проект устройства промывалок для промывки проб.

14 ноября. Сегодня скроил из брезента четыре пары торбазов для рабочих. Морозит все основательней.

Промывка золота понижается. Солнца уже не видно, оно освещает только противоположные горы.

Вечером замерзла смесь спирта и воды 60 градусов.

20 ноября. Замерзла смесь воды и спирта 68 градусов. Говорил с Оглобиным (управляющим Цветметзолота) о положении вещей. У всех нас, не исключая первой артели, остается продуктов не более, чем на две недели.

Надо идти на Сеймчан за продуктами, но неизвестно, можно ли будет что-либо достать.

4 декабря. Продуктов у всех, за исключением первой артели, нет. Ходили на охоту, убили всего 16 белок. Хлеб закончили вчера.

Чертеж почвы: растительные торфа, ил с прослойками льда, галька с глинистым песком, тоже с порфировым валуном и щебенкой, глинистые сланцы.

9 декабря. Утром ушли трое рабочих с печкой и палаткой на охоту, на подножный корм. Сидим с Лунеко голодные. Думаем, как-нибудь просуществуем до приезда Билибина из Сеймчана с продуктами. Хабаровцы завтра принимаются за Собольку (собака). Положение, в общем, незавидное.

10 декабря. Веду производственное совещание по вопросу об оплате шурфовочных работ. Наша система оплаты никуда не годится. Решили перезаключить колдоговор.

Хабаровцы едят Собольку. Вчера вечером Журавлев с Ксеновым пришли на стан, в контору, и застрелили Белку — собаку, еще осенью приставшую по дороге к транспорту Оглобина.

Собольку они съели целиком, от нее осталось на одно варево. Первая артель выругала их за «жадность». «Собак, — отвечают они, — на золотники не развешивают». А в Собольке было фунтов тридцать мяса.

Положение начинает напоминать мне Алдан, прииск Незаметный, во время большого голода.

Скверно! Почему не едет Билибин? Неужели ничего не достал?

12 декабря. Пришли наши охотники. Они охотились на реке Таранок. Убили всего 60 белок за три дня. Другой дичи не попадалось. Шестерин и Гончаров, которые не стали есть собак (их тошнит), взяли четверть кожи, хотят ее палить и варить. Корейцы во вторник мыли в последний раз. В общем, положение осложняется. Билибин и Оглобин не возвращаются. Не так-то легко, видно, приводить в исполнение свои намерения. Всегда могут явиться совершенно неожиданные препятствия. Тайга-матушка!

Сегодня съели часть белок, которых достали с крыши. Бросили их туда еще в октябре. Их оказалось пятьдесят штук. Хватит и на завтра, а затем, если ничего не подвезут, придется приниматься за кедровок. Пилил дрова.

13 декабря. Сегодня утром съели белок, и на ужин осталось штук восемь кедровок и три белки. Наши пришли из Сеймчана и ничего не привезли, кроме двух наших лошадей. Олени всех сеймчанцев погибли, а Жуков ничего не привез из Элекчана. Жуков опять пошел к тунгусам, надеется приобрести у них оленей. Первый раз, когда он ходил к ним, он чуть не погиб от голода и усталости. Если на этот раз ему удастся, он привезет на прииск мяса. Жители Сеймчана живут плохо, голодно, там почти одни старики, остальные охотятся. Живет там одна старуха, чуть ли не времен Екатерины. Хлеба в глаза не видели и просят, когда придет транспорт, дать немного хлеба. Елисей Иванович пошел в Таскан. От Сеймчана не больше двухсот километров. Если доедет, то вернется к последним числам декабря с мясом. Но доедет ли? От нашего ключа до Сеймчана 57 километров.

15 декабря. Одну нашу лошадь убили и роздали мясо.

Перевел часы на час вперед. Мороз начал сдавать — теперь уже 45 градусов. Ходил по ключу вверх, смотрел капканы и пасти, ничего нет.

17 декабря. Распределили остатки потрохов между всеми артелями. Себе взяли еще одну голову и ногу. Читал записки сотника казака Попова об открытии где-то в притоках Колымы золота. Нужно снять копии себе. Местоположение не указано, пожалуй, следует полагать, где-то на левом притоке Колымы возле Среднеколымска. Он говорит также о месторождениях слюды и о каком-то необычайно мощном водопаде. Надо будет проверить, но сейчас и думать нечего идти туда. Если не подвезут откуда-нибудь продовольствия, всем нам крышка будет. Брр... делается скучно! Продовольствия осталось на один день, и никаких перспектив.

25 декабря. Прибежал Сафи Гайфулин и сообщил, что идет из Олы транспорт. Из наших, оказывается, едут Бертин, Белугин и Павличенко. Идет всего 20 нарт продовольствия. Не так уж много. Но скоро должен подъехать якут Александров и другие. В общем, дела налаживаются. Сегодня говорил с Билибиным об организации планомерных разведок и оживлении приисковых работ. Часа в два подъехали наши. Привезли груза немного, но скоро должны подъехать еще два транспорта. Обеспечены недели на три продовольствием!

Возникает вопрос о постройке базы на Среднекане. Строить придется, очевидно, мне. Отправляюсь на постройку после нового года.

30 декабря. Приходил тунгус Иннокентий, который берется обучать наших оленей по пяти рублей в день. Затем пришел старик Килланах — он принес мне оленью шкуру, очень хорошую. Завтра приедет транспорт Александрова. Но везут все-таки очень мало. Нарты не берут много, нет оленей, собак. Как снабдить такую массу народа! Здесь, в общем, на приисках человек около ста. О чем думает Цветметзолото? Связь никуда не годится. Как развертывать настоящую работу?!

4 января 1929 года. Выехал на двух нартах на устье Среднекана. Приехали Казанли, Мосунов, Горец. Доехали благополучно, потому что с реки Нухи шли с сыновьями якута Александрова.

13 января. Среднекан. Начали углубку шурфов. Отправил Лунеко, Чистякова, Гореца и Павличенко на постройку разведочной базы. Морозы усиливаются снова. Сегодня 52 градуса. Пришел транспорт. Оказывается, на Элекчане ничего нет. Плохо организовано снабжение.

15 января. Ходил на работу. Принял золото. Работает сейчас 6 артелей. Осматривал с Билибиным место для наших линий. Разведочная база закончена. Ходил по разведочным линиям. Нашли золото в ключе Боязливом. Моем пробы. Золота здесь должно быть много. Добраться только до него трудно в таких условиях. Со снабжением и продовольствием по-прежнему скверно. Но надеюсь, что повернем постепенно на лад. Беседовал со своими ребятами. Все бодры и готовы к работе. Эх, дорогу бы сюда, машины, тракторы! Да об этом пока приходится только мечтать!..

Составил табель рабочих и служащих первого района шурфовочной разведки Колымской геологоразведочной экспедиции 1928-1929 операционного года. Раковский, Алехин, Дураков, Лунеко, Чистяков, Белугин, Павличенко, Мосунов, Горец... Ребята крепкие! Работа пойдет!..».

---------

В дальнешем жизнь Сергея Дмитриевича Раковского связана с поисками, разведкой и организацией добычи золота на Северо-Востоке СССР.


-0+0
Просмотров статьи: 1856, комментариев: 6       

Комментарии, отзывы, предложения

Пессимист , 29.03.18 08:42:15 — коллегам

Геологам, которые "смесь ишака с орлом", чтобы хватило сил добраться до вершины горы, чтобы до конца маршрут пройти, чтобы полный грудь свежего воздуха набрать и оглянуться с гордостью назад . Здоровья, успехов в нашей фантастической профессии, новых открытий. Да! Смелые, неугомонные и бесстрашные были наши коллеги-первооткрыватели. Слава им!!!

Все ОК!, 30.03.18 08:13:31

Опять нет повода не выпить. Спасибо. День геолога отметим прямо сегодня уже и начнем пока не запоем "держись геолог..."

Тямисов Николай, 30.03.18 08:56:56 — всем коллегам

Раковский С.Д вместе с Вронским Б.И и другими коллегами были также и основателями на начальном этапе нашей Ордена Знак Почета Янской геологоразведочной экспедиции. В Батагае есть улица имени Раковского!

Вечная им память! А всех живых с нашим праздником -Днем Геолога!

Алексей Рязанцев, 30.03.18 18:36:35 — ВСЕМ

За тех, кто ищет сутки напролёт,

Пусть каждый свой стакан сейчас наполнит!

И кто что ищет, пусть уже найдёт!

А кто забыл, что ищет… тот пусть вспомнит!

С праздником всех геологов!

савиных м.и., 31.03.18 08:53:10 — всем

Сырая тяжесть сапога, Роса на карабине. Кругом тайга, одна тайга. А мы посередине… Письма не жди, письма не жди. Дороги опустели. Идут дожди, стеной дожди, Четвёртую неделю… И десять лет, и двадцать лет, И нет конца и края. Олений след, медвежий след Вдоль берега петляют… Тропа плутает вдоль реки, Теряется в отрогах. Ругаются проводники, Забывшие дорогу… Сырая тяжесть сапога, Роса на карабине. Кругом тайга, одна тайга. А мы посередине… Сырая тяжесть сапога, Роса на карабине. Кругом тайга, одна тайга. А мы посередине…

СНС, 31.03.18 11:16:42 — савиных м.и., 31.03.18

Михаил Ильич, вы вспомнили молодые годы. 30 лет назад еще были геологосъемочные экспедиции, были маршруты, а в 60-х была еще съемка двухсотка. А в начале 90-х они кончились.

Геологическая съемка сейчас осталась, как вид работ? Она, наверное, вместе с СССР погибла. Геологосъемочной экспедиции, которая занимала когда-то в Иркутске пятиэтажное здание в центре города давно нет. Там коммерческие организации. Даже названия такого "Иркутская ГСЭ" - нет. И еще многого нет. За День геолога, конечно, выпьем, но как-то грустно, как за прошедшую молодость и за упокой души советской геологии.

Уважаемые посетители сайта! Пожалуйста, будьте как дома, но не забывайте, что в гостях. Будьте вежливы, уважайте родной язык и следите за темой: «Первая колымская экспедиция. Отрывок из дневника С.Д.Раковского, 1928-1929 годы»


Имя:   Кому:


Введите ответ на вопрос (ответ цифрами) "девять прибавить 9":