Новая эпоха добычи? В глубь Земли за новыми запасами

Находимся ли мы на пороге последней эпохи открытой добычи? Приходит ли конец карьерной разработке? По информации из различных источников, пока ответ — нет. Тем не менее, со снижением содержания в рудах металлов и увеличением глубины разработки доля подземной добычи продолжает стремительно расти из-за выработки старых карьеров и обнаружения новых глубокозалегающих месторождений. Совсем скоро подземная добыча станет доминировать в горнодобывающей промышленности.

По данным семинара «Rio Tinto» (2010), в 2009 г. на подземные рудники приходилось 26 % всей добычи меди, хотя в компании предсказывали, что к 2025 г. эта цифра вырастет до 40 %. Огромные открытые карьеры, например, в Чили и Австралии, сегодня весьма характерны для медедобывающей отрасли.

Конечно, нельзя сказать, что открытая добыча неэкономична повсеместно. Например, в Австралии в течение некоторого времени добыча металлов на поверхности земли была самой выгодной формой горной деятельности. Менеджер по бизнес-развитию из компании «Pybar» (специализирующейся на подземной добыче) Дэвид Ноорт отмечает в интервью «Australian Mining», что «открытые рудники экономичны и в большинстве своем жизнеспособны из-за того, что добыча ведется относительно возле поверхности».

До настоящего времени открытая добыча была самой бюджетной формой ведения горного дела, но по всему миру это начинает меняться. Ноорт объясняет, что «многие из месторождений с высоким содержанием металлов, находящиеся возле поверхности земли, уже открыты, поэтому нам осталось преследовать руду в глубь недр».

По словам специалиста по подземной добыче из компании «Sandvik» Малколма Кемпбелла, «во всем мире открытые карьеры заканчивают свою экономическую жизнь; сегодня открытая отработка становится нерентабельна — слишком много тратится на выемку и уборку пустых отработанных пород. Однако Кемпбелл не уточнил, что для железнорудных рудников, особенно в Западной Австралии, открытая добыча останется в порядке вещей. Многие компании продолжат разработку этого типа из-за того, что месторождения железной руды находятся в основном у поверхности, хотя добираются до них по-разному. Например, в «Fortescue Metals Group» вместо обычных экскаваторов и самосвалов используют карьерные комбайны.

Генеральный директор «Barminco» Питер Стоукс на вопрос о подземной добыче заметил, что «мы наблюдаем большой сдвиг в сторону организации подземной добычи, и тот факт, что наши технологии совершенствуются, только способствует этому».

С технологической точки зрения подземная добыча выглядит более перспективно для производителей оборудования. Генеральный менеджер отдела геотехнической инженерии из «RioTinto» Андрэван Ас рассказал «Australian Mining», что в австралийском отделе компании занимаются развитием знаний о блочном обрушении и разработкой уникальных технологий для его проведения более эффективными способами. Компания «Rio Tinto» была одним из главных разработчиков методов блочного обрушения, апробируя их на своих бывших рудниках «North parkes» и «Argyle». По словам Ван Аса, «блочное обрушение — это очень привлекательный метод массовой добычи».

С момента появления в XIX веке эта техника стремительно развивалась, особенно в Южной Америке. Ван Ас говорит, что «чилийцы занимаются этим намного дольше, чем мы в Австралии; на большей части медных рудников «Codelco» (например, «Chiquicamata»), равно как и на одном из крупнейших рудников в мире «Grasberg» в Индонезии, принадлежащем компании «Freeport», добыча основана на методе блочного обрушения».

Питер Стоукс добавляет, что переход от открытой добычи к подземной уже начался в Австралии и соседних странах. «На открытом руднике «Tropicana», скорее всего,  перейдут к подземной добыче, чтобы добраться до руд с высоким содержанием. Даже на долгосрочных проектах, например, «Grasberg», задумались, потратить 25 лет на открытую разработку или 40–50 лет на подземную».

Рудник «Chiquicamata» — это идеальный пример того, как добытчики меняют фокус с открытой добычи на подземную. Это месторождение разрабатывалась открыто более 500 лет; и, чтобы продлить срок отработки рудного тела самым выгодным образом, было решено добывать под землей.

По мнению Питер Стоукса, у австралийских компаний также есть умения для такого перехода, поскольку они весьма опытны в строительстве рудников с наклонными штольнями; строить их дешевле, чем рудники с вертикальным шахтным стволом или конвейерной системой.

«Добыча с помощью наклонных штолен — это австралийский подход, распространившийся за границей, особенно в Африке. По сравнению со строительством вертикального шахтного ствола этот метод имеет больше экономических и инфраструктурных преимуществ», — говорит Стоукс. Дэвид Ноорт добавляет, что «если рудник надо увести под землю, делают это обычно со дна карьера; компаниям намного легче сначала начать открытую разработку и добыть на поверхности всю руду с высоким содержанием, а затем двигаться в сторону применения модели блочного обрушения или же просто прямой подземной добычи».

Примером этого можно назвать рудник «Ernest Henry» компании «Xstrata» (Квинсленд, Австралия), разрабатывавшийся открытым способом с 1997 года. В 2009 г. владельцы утвердили выделение крупных инвестиций на трансформацию открытого рудника в подземный. В результате ряда исследований, которые показали запасы руды в 72 млн тонн при содержании 1 % меди, 0,5 г/т золота и 22 % марганца, план был утвержден. По официальной информации от компании, это на 600 % выше ранее опубликованных данных о залежах.

Такой переход вдохнул жизнь в «Ernest Henry» — срок его «жизни» продлен на 12 лет: в прошлом году карьер был успешно трансформирован в подземный рудник и сейчас наращивает производственную мощность до полного объема. Питер Стоукс сделал особое ударение на том, что переход к подземной добыче «зависит от того, насколько глубоко вы будете работать; при разработке методом наклонных штолен имеет смысл углубиться на 1–2 км; если глубже, то не обойтись без вертикального шахтного ствола или конвейерной системы».

Генеральный директор «GE Mining» Джофф Нокс в разговоре с «Australian Mining» объясняет, что «технологические требования к подземной добыче выше, чем к открытой; в эту сферу нелегко войти, но те, кому это удается, получают реальное представление о различии». Малколм Кемпбелл утверждает, что именно это привело «Sandvik» к идее разработки новой буровой установки для подземной добычи в условиях малого пространства. «По всему миру мы наблюдаем растущий интерес к малому оборудованию. В Австралии мы обычно прибегаем к использованию больших машин, но начинаем понимать, что фокус интереса сместился на небольшое оборудование, так как больше нет причины или необходимости в передвижении больших объемов отработанных пород».

Тем не менее, существуют и другие технологии и техники подземной добычи, позволяющие компаниям достигать глубоких массивных рудных тел с низким содержанием, разработка которых раньше считалась невыгодной или опасной. Этому, например, способствует развитие автоматизации и повышение технического уровня добычи. Дэвид Ноорт добавляет, что «при подземной добыче мы не сталкивались с большим количеством технических проблем, но такая ситуация непостоянна; она представляет собой камень преткновения, являясь проблемой не коммуникации, но надежности оборудования».

Одни из важнейших индикаторов возросшей важности подземной добычи — это переход компаний, ранее ориентированных на производство оборудования для открытой добычи, например, «Caterpillar» и «Komatsu», к строительству подземных машин. В «Caterpillar», например, пришли к этому через приобретение компании «Bucyrus», а в «Komatsu» — через сотрудничество с «GE Mining». В то время как подробные детали сотрудничества между «Komatsu» и «GE Mining» еще не обнародованы, Джофф Нокс все-таки рассказал, что в рамках работы совместного предприятия планируется ряд интересных разработок. Дэвид Ноорт в свою очередь говорит, что «Pybar» также работает над технологией обрушения: «Мы рассчитываем на проверенные, практичные сферы применения технологии, которые помогут ей стать более эффективной». Джофф Нокс отметил, что нынешнее время — это «интересная фаза развития индустрии, так как каждый сфокусирован на реальных факторах добычи, например, ее эффективности и производительности».

Кроме того, отрасль все более ориентируется на будущее и на то, как нынешняя ситуация с сокращением затрат на разведку и сокращением количества новых месторождений скажется на добывающей промышленности. Неудивительно, что новых разведочных работ, особенно со стороны юниоров, становится все меньше, а больше становится разведки на месте уже действующих рудников: в погоне за дополнительными запасами приходится уходить глубже в недра. «Мы наблюдаем больше доразведки месторождений, чем поисково-оценочных работ», — объясняет Ноорт. Частично эта проблема связана с экономией расходов, но сказывается на количестве открытий новых месторождений. Гораздо легче расширить вглубь существующий рудник, чем попытаться найти более крупное скрытое месторождение у поверхности. «Долгосрочный тренд сокращения поисково-оценочных работ означает, что мы увидим больше случаев превращения открытых карьеров в подземные рудники», — добавляет Дэвид Ноорт.

В свою очередь М.Кемпбелл утверждает, что  добыча будущего будет вестись, в основном, под землей. «Мы наблюдаем все меньше случаев открытия новых поверхностных месторождений, рудники становятся все глубже и глубже, а добытчики следуют за ними».

По материалам www.miningaustralia.com.au. Перевод с англ.: С.С. Верхозин, ОАО «Иргиредмет» 

Дополнительная информация

Системы подземной отработки с массовым обрушением руды


-0+0
Просмотров статьи: 7579, комментариев: 6       
здесь отличное место для рекламы, разместите на этом месте баннер

Комментарии, отзывы, предложения

савиных михаил ильич, 18.02.15 10:16:08 — всем

Ну, эра легко открываемых месторождений закончилась давно. Ещё цк кпсс в директивах на пятилетку это констатировал. И признавал уход на глубину. Причем в давно освоенных районах.

КВИ, 18.02.15 13:20:25 — Савиных

Существуют горные компании - яркий пример Полюс Золото - у которых развивается исключительно карьерная добыча.

савиных михаил ильич, 18.02.15 13:42:49 — КВИ

Ну, на век Полюса карьеров по России и по миру хватит. Специализация-с.

NFR, 21.02.15 11:28:46

Пошли по спирали! Затем опять перейдут на карьеры!

NER, 04.02.18 07:11:47

Институт недропользования ИРНИТУ.... Господа ИРНИТУ, реклама на сайте платная. Расценки здесь:

https://zolotodb.ru/service/

Чугунов Ю.Д., 04.02.18 23:09:49 — читателям

Будущее добывающих компаний формируется сегодня и это направлено на освоение морей и океанов. Всё, что находится на суше, одна треть, в итоге потоками воды смывается в эти моря и океаны, формируя там свои месторождения. Многие из вас знают, что река Амур ежегодно выносит в шельфовую часть около 8 тонн золота. Реки Яна, Индигирка, Колыма несут в своих водах десятки тонн золота. Я надеюсь, человек научится беречь землю, которая его кормит и дает все для процветания.

Уважаемые посетители сайта! Пожалуйста, будьте как дома, но не забывайте, что в гостях. Будьте вежливы, уважайте родной язык и следите за темой: «Новая эпоха добычи? В глубь Земли за новыми запасами »


Имя:   Кому:


Введите ответ на вопрос (ответ цифрами) "три прибавить 2":