Актуальность новой Классификации месторождений ТПИ в условиях глобального кризиса и антироссийских санкций

ОАО «Полиметалл»

Валеев О.К., Начальник Управления перспективного планирования;
Эпштейн И.В., Начальник горно-технологического управления

Действующая классификация запасов ТПИ сохранилась практически в неизменном виде со времен плановой экономики. С вводом рыночных отношений – передачей в 1992 году продукции недр в частную собственность – социалистические методы регулирования вошли в неразрешимое противоречие с рынком. За прошедшие 22 года  устаревшие методы регулирования привели Российский сырьевой сектор на самое дно инвестиционных рейтингов. В условиях глобального кризиса, отягощенного санкциями, сегодня как никогда остро встает проблема привлечения инвестиций. Для этого как минимум нужно изменить нашу классификацию ТПИ так, что бы она стала понятной зарубежному инвестору. Поручение о корректировке классификации ТПИ президента В.В.Путина было дано МПР именно с целью повышения инвестиционной привлекательности. Предлагаемые сейчас узкой группой экспертов Роснедр ее косметические усложнения создадут хаос в системе недропользования из-за необходимости подготовки и переутверждения в ГКЗ тысяч ТЭО действующих горнодобычных и геологоразведочных проектов.

Почему частному инвестору не интересно вкладываться в освоение и разработку российских ТПИ и российские компании (Полиметалл, Норд Голд) вынуждены искать новые проекты за рубежом?

Только в России существует федеральный барьер на размер «стратегического» месторождения, начиная с которого лицензия подлежит передаче государству, что создает «Идеальный барьер» для инвестиций! Итог такой политики: новых значимых открытий почти нет, в нераспределенном фонде остались практически только заведомо убыточные активы. Полиметалл, например, вынужден восполнять свою МСБ в Казахстане, т.к. в России предложения отсутствуют: рынок пуст!

В России действует самый мощный в мире административный барьер из 6 экспертиз, которого за пределами России нет нигде более (кроме некоторых стран бывшего СНГ). На прохождение экспертиз бизнес должен тратить в России на 2 года и более времени больше, чем за рубежом. А это неоправданные потери для бизнеса, исчисляемые десятками и сотнями миллионов долларов на каждом инвестиционном проекте.  В рамках типового среднего по масштабам золоторудного проекта (50 т золота) задержка ввода в эксплуатацию на 2 года ведет к потерям для бизнеса от $50 млн. и налоговые потери для государства от $25 млн.

В России действует официальный запрет на рациональную отработку недр через механизм постоянных кондиций, который в условиях рыночной экономики, по сути, представляет собой официальный запрет на рациональную отработку недр и на требуемую биржами ежегодную переоценку запасов, которая технически невозможна по Классификации ГКЗ.  Если зарубежному недропользователю для обязательной ежегодной переоценки запасов (таково требование бирж) достаточно потратить несколько недель, то в России на это уйдет не менее года, а результат переоценки будет уже заведомо устаревшим!  Предприятия вынуждены либо вести отработку по неактуальным кондициям, перерабатывая заведомо нерентабельную часть минерализации в убыток себе и государству, либо вести разработку с нарушением законодательства.

Для публичных компаний в России действуют двойные стандарты отчетности о запасах: по стандарту и классификации ГКЗ и по кодексам семейства CRIRSCO.  Например, Полиметалл, не смотря на широкое внедрение современных методов блочного моделирования, вынужден содержать специальное подразделение, занимающееся подсчетом запасов по архаичной методике полувековой давности. И это только потому, что ГКЗ не желает идти в ногу с прогрессом и упорно требует заверять результаты блочного моделирования «традиционным» способом, который требует кратно больших трудозатрат, т.к. основан на ручных докомпьютерных методах! Двойные стандарты зачастую дают кардинально разные оценки тоннажа и содержаний, и недропользователь невольно оказывается обманщиком либо государства, либо инвесторов.

В действующей классификации отсутствуют сколько-нибудь внятные экономические критерии отнесения запасов к балансовым. Кризис геологоразведки, обусловленный недостаточностью инвестиций, побуждает экспертов ГКЗ искусственно занижать бортовые содержания и относить к руде заведомо нерентабельную минерализацию, в результате чего на госбалансе числятся сотни месторождений, таковыми не являющиеся! Устаревшая дефиниция закона о Недрах о полноте извлечения из недр, ранее относившаяся к балансовым запасам на стадии добычи, сегодня используется при постановке на баланс вопреки всякой здравой экономической логике. Коммерческая эффективность проекта подменена в ГКЗ бюджетной эффективностью. В итоге создается ложное впечатление, что с воспроизводством МСБ в стране все в порядке. Однако, например, из двух сотен месторождений олова в разработке только одно! Остальные месторождениями числятся только на бумаге… На бумаге же осталась и огромная бюджетная эффективность, которая «отжата» из этих несуществующих месторождений.

Устаревшая дефиниция Закона о Недрах о полноте извлечения из недр, ранее относившаяся к балансовым запасам на стадии добычи, сегодня используется уже при постановке на баланс вопреки всякой здравой экономической логике. В итоге создается ложное впечатление, что с воспроизводством МСБ в стране все в порядке.

Проанализируем что произойдет, если все утвержденные ГКЗ горнорудные проекты России будут переоценены по кодексу НАЭН-CRIRSCO: на примете 15 активов золоторудной компании, которые проходили многократную независимую оценку по международному стандарту в течение десяти последних лет. Факты говорят, что экспертиза ГКЗ искусственно поставила на государственный баланс вдвое больше металла в золотом эквиваленте, чем оценено независимыми экспертами.  Причем основная причина - это искусственное двукратное занижение бортовых содержаний, методически оформленное в Законе о недрах постулатом о «полноте извлечения» из недр.

Зарубежные инвесторы будут и далее недооценивать наши активы, вводя дополнительный дисконт на норму прибыли, позволяющий компенсировать им уникальные  российские риски. 

Инвентаризационный механизм балансового учета себя полностью исчерпал и наносит государству огромные потери в виде как упущенной выгоды от отсутствующих инвестиций, так и в виде абсолютно бесполезных затрат на содержание чиновников, занимающихся бессмысленными экспертизами и армии проектировщиков, работающих на корзину ради получения официального разрешения на строительство и эксплуатацию. Чиновник сам никогда не откажется от экспертиз поскольку – это власть и деньги, причем деньги не малые. Сегодня практически за каждой официальной экспертизой скрыта от прокуратуры так называемая «добровольная» предэкспертиза, без прохождения которой недропользователь обречен на дополнительную потерю времени на получение положительного результата.

Поэтому ожидать от ведомства, что оно своими руками сделает новую классификацию, в основе которой будет заложен принцип перехода от государственной экспертизы к независимой, не приходится. За 22 года МПР не было сделано ни единой попытки выступить с законодательной инициативой в этом направлении. Единственным положительным шагом было создание ведомством национального Кодекса НАЭН, который, хотя и признан международным сообществом, оказался пока что абсолютно невостребованным по причине наличия в Кодексе приоритета государственной экспертизы над независимой. Согласно Кодексу НАЭН сначала нужно пройти государственную экспертизу, а только затем – независимую по международному стандарту. Видимо, предполагается по умолчанию, что оценки совпадут. Однако не совпадают, и, причем в разы! Например, на 15 золотодобывающих активов одного из лидеров отрасли на госбалансе числится в два раза больше золота, чем оценено независимыми экспертами.  

В чем главная причина различий двух стандартов – ГКЗ и НАЭН (CRIRSKO)? По просьбе руководства НАЭН Полиметалл выполнил работу по сопоставлению двух стандартов на примере месторождения, прошедшего государственную экспертизу. Сопоставление традиционного российского «ручного» полигонального (двухмерного) метода с блочным моделированием (трехмерным) показало, что при оптимальном бортовом содержании тоннаж и содержания по обоим методам не должны иметь существенных различий. Однако кардинально различен алгоритм поиска оптимального бортового содержания по стандартам ГКЗ и НАЭН (CRIRSKO)! По стандартам CRIRSKO бортовое содержание определяется аналитически, и оно должно окупать как минимум затраты на переработку руды на открытых работах и переработку и добычу – на подземных. По российскому же стандарту аналитический расчет безосновательно запрещен и вместо него надо «экспертно» назначить три варианта или более и из них выбрать лучший. В результате оптимальный экономический вариант часто оказывается вне рассматриваемого диапазона, поскольку никаких указаний, как назначать варианты для расчетов, нет, кроме единственного – между вариантами должно быть не менее 10% тоннажа руды.

В России, на так называемый «госбаланс» можно поставить актив с доходностью 10%, а иногда и ниже.   При этом нет никакого смысла для инвестиций, т.к. гораздо проще положить деньги в банк под те же 10%.  Для высоко рискованного по отношению к иным путям вложения средств бизнеса, коим является горный, доходность должна компенсировать риски и быть на уровне не ниже 15-20%. Отечественная экспертиза это обстоятельство полностью игнорирует. Ну а инвестор, соответственно, игнорирует Россию…

Какие цели преследует действующая российская классификация? Поставить на государственный учет как можно больше запасов, не принимая во внимание уровень доходности, который должен компенсировать специфические горные риски. Цель же кодексов семейства CRIRSKO (включая кодекс НАЭН) - оградить инвесторов от мошенников и предоставить насколько возможно объективные данные о коммерческом потенциале месторождения через независимую экспертизу институтами компетентных лиц.

В каком направлении происходит сейчас корректировка классификации ТПИ?  На первом этапе ГКЗ разослало членам рабочей группы концепцию новой классификации без ощутимых признаков приближения к международным стандартам. О кодексе НАЭН так же ни слова.  Полиметалл предложил меры, многократно поддержанные горным сообществом России на многих совещаниях:

- Заменить запретительно-разрешительной систему учета запасов на независимую оценку институтами компетентных лиц в составе публичных отчетов компаний, выполняемых в соответствии с любым из Кодексов семейства CRIRSKO, включая российский Кодекс НАЭН

- Сохранить действующую классификацию (2006) без изменений с ограничением срока ее действия 5-10 годами для компаний, не привлекающих заемные средства через биржи до прохождения ими первичного IPO.

- Для публичных компаний параллельно ввести в действие Кодекс НАЭН. Обязать ГКЗ принимать отчеты компетентных лиц по кодексу НАЭН или иному семейства CRIRSKO без дополнительной экспертизы для постановки запасов на баланс и выдаче разрешения на продолжение разведочных работ и проектирование для последующей разработки.

- По требованию недропользователей, чьи российские активы котируются на сырьевых биржах в России или за рубежом (т.е. прошли процедуру IPO), обязать ГКЗ обновлять балансовые запасы на основании публичных годовых отчетов предприятий, выполненных в соответствии с Кодексом НАЭН или иному семейства CRIRSKO.

Однако эти предложения были полностью проигнорированы узкой группой «Экспертного совета» состоящей их сотрудников Роснедра и ГКЗ. Затем членам группы были разосланы два альтернативных варианта, на основании которых разработан третий, возможно последний вариант, в котором не было абсолютно ничего принципиально нового, направленного на прозрачность и понимание для иностранного инвестора. Проведены лишь косметические изменения с приданием «балансового» статуса «эксплуатационным» запасам, которые ранее на баланс не ставились, что лишь еще более  запутает и так непрозрачную действующую классификацию ТПИ (2006).

Кроме того, дополнительно к имевшимся ранее прогнозным категориям Р1-Р2-Р3 добавлена еще одна категория – металлогенические потенциальные (МП), геологическое обоснование которой нереально. Важно отметить, что в кодексах семейства CRIRSKO прогнозные ресурсы вообще не предусмотрены: им категорически запрещено присваивать конкретные величины тоннажа и содержаний во избежание дезинформации инвесторов. Вместо прогнозных ресурсов в CRIRSKO устанавливаются  цели геологоразведочных работ, которые принято выражать диапазоном тоннажа и содержаний (от - до), для того, чтобы инвестор был информирован о назначении предстоящих затрат на поиски, т.к. тоннаж руд и содержания в них металлов категорий Р1-Р2- Р3 одного и того же участка недр может отличаться по мере изучения в разы причем, как правило, в сторону сокращения оценок на 50-90%. По большому счету, численные оценки прогнозных ресурсов мало чем отличаются от гадания на кофейной гуще и потому прогнозные ресурсы категорий Р1-Р2- Р3 не должны быть предметом лицензионных аукционов, а полностью лицензироваться по заявительному принципу. Поэтому введение четвертой категории МП вероятно призвано для того, чтобы Роснедра смогло отчитываться об «эффективно» потраченных бюджетных средствах не переоценку и наращивание МСБ без конкретного результата в виде открытого месторождений.

Последнее нововведение «Экспертного совета», которое на первый взгляд приближает нас к международным стандартам: это введение новой категории «Извлекаемых запасов», которые предлагается ставить на госбаланс наравне с запасами в недрах. Однако из-за механизма постоянных кондиций сегодня на стадии проекта изменить запасы в недрах, утвержденные на предпроектной стадии совершенно невозможно! Это абсурдное с точки зрения здравого смысла и мировой практики нарушение стадийности проектирования будет усугублено тем, что на стадии проекта невозможно будет откорректировать ни потери, ни разубоживание! Поэтому без отмены механизма постоянных кондиций предлагаемые изменения классификации бессмысленны и только отпугнут инвестора еще больше. 

Потенциально коррупционные условия утверждения запасов по текущей Классификации ГКЗ:

- Полная методическая неопределенность в выборе конкурирующих вариантов бортового содержания;

- Запрет на аналитический расчет бортового содержания, которое используется  везде, кроме России;

- Отсутствие однозначного критерия выбора оптимального бортового содержания из числа рассмотренных, позволяет чиновнику манипулировать понятиями «полнота извлечения», «бюджетная эффективность» и т.п. по своему усмотрению, игнорируя интересы и государства и недропользователя;

- Завуалированный запрет на применение трехмерного моделирования путем навязывания его подтверждения «представительной» части месторождения традиционным «ручным» способом в качестве критерия истины и т.д.

Такой инструментарий экспертов ГКЗ  при котором «главное правило – отсутствие правил»:

- Вынуждает недропользователя «добровольно» соглашаться на незаконные дорогостоящие предварительные экспертизы;

- Позволяет чиновникам необоснованно ставить на госбаланс заведомо убыточные месторождения, разработка которых никогда не начнется и налогов, с которых не будет.

- Демонстрирует неспособность восполнения МСБ гигантскими приписками нерентабельной минерализации поставленной на госбаланс в качестве «запасов».

Предложения Полиметалла по корректировке Закона о Недрах для наделения рольным функционалом в России Кодекса НАЭН, который пока используется лишь через его аналоги из семейства CRIRSCO:

- Презумпция добросовестности недропользователя с обоснованным контролем ее инспекциями Роснедра по аналогии с Федеральной Налоговой Службой России.

- Невмешательство государства в финансовые оценки проектов недропользователя - пределы государственного регулирования должны быть ограничены требованиями норм промышленной безопасности и экологии.

- Исключение из закона догмата о «наиболее полном извлечении из недр запасов» (ст. 23, п.5 Закона о Недрах) и замена его цитатой из Кодекса НАЭН: «доходы инвесторов в рамках проекта должны быть  конкурентоспособными по отношению к альтернативным вариантам вложения капитала с сопоставимым уровнем риска».

- Полностью свободный доступ к геологической информации независимо от  получения лицензии, что необходимо для экономически оправданного принятия недропользователями решения о лицензировании.

- Заявительный принцип получения лицензии на разведку: «первым пришел, первым получил» всех без исключения прогнозных ресурсов по любым их категориям Р1-Р2-Р3. Отказ от попыток введения еще менее обоснованной категории МП ресурсов

В заключение приведу ряд соображений по Государственной стратегии развития геологоразведочной отрасли до 2030 года (за счет госбюджета в период экономического кризиса):

Углеводородное Сырье (УВС): госбюджетирование только региональных стадий изучения новых нефтегазоносных провинций, остальная разведка финансируется за счет нефтегазодобывающих компаний, что совершенно рационально.

Твердые Полезные Ископаемые (ТПИ): госбюджетирование зачастую продвинутых поисковых и буровых  разведочных работ, что подменяет функции как юниорных геологоразведочных, так и крупных добычных компаний, что совершенно нерационально.

Во всех горнорудных странах мира государственные Геологические службы  (Geology Survey) проводят только низкобюджетное и наиболее востребованное для анализа перспективности территорий опережающее геологическое картирования и опоискование перспективных площадей для их последующего лицензирования недропользователми.

Горнорудное сообщество России ждет перемен в Роснедра и в ГКЗ!

 

Доклад представлен на Пятьдесят первом заседании Горнорудного Консультативного Совета 

 

 


-0+0
Просмотров статьи: 9128, комментариев: 8       

Комментарии, отзывы, предложения

Иван Антонович, 24.12.14 17:11:51

Красиво сказано: Горнорудное сообщество России ждет перемен в Роснедра и в ГКЗ!

Ну и подождет, чего ему сделается?

123, 25.12.14 05:51:09

Сильный доклад у Полиметалла. Что ни фраза, то "не в бровь, а в глаз". Они не боятся, а чего бояться? Хуже уже некуда, работать невозможно, приходится искать объекты в других странах.

орегон, 18.02.15 08:34:59

Кому мешает ГКЗ? Геологам - нет, крупным собственникам -да. То же -и с классификацией.

Рационализатор, 18.02.15 15:21:51 — орегон, 18 февраля 2015

Хорошая была бы организация, если бы отвечала за свою экспертизу или была бы добровольной. Хочешь - идешь в ГКЗ, не хочешь - в другую экспертную фирму. А если деньги вкладываешь свои, то можешь и без экспертизы копать. Копай да копай...

geologolic, 18.02.15 15:28:29 — орегону

Геологам мешает,и в первую очередь нам!

Что, нам делать больше нечего, чем составлять большим коллективом никому не нужные многотомные ТЭО, "вручную" считать подсчеты запасов. Всё на бумажечке, линеечкой, иногда и курвиметром, и всё столбиком в табличках вычисление среднего...

По больнице!!!

Результат - "Кондиции ДЛЯ подсчета запасов". Ну а потом ещё и сам подсчет, венцом которого является штамп на графике: С1=тонны, с содержанием...

Специалисты понимают главное преимущество блочной модели,- распределение содержания полезного ископаемого в пространстве. Изменилась цена на метал,- изменяются запасы без необходимости какого-либо пересчета БМ. Просто теперь нужно учесть те элементарные блоки в БМ, которые раньше были нерентабельные к отработке (или наоборот). Пять минут. И никакого переоконтуривания на бумаге всего месторождения в трёх вариантах в течение года...

Наша геология БЫЛА на высоте, но теперь мы отстаём, гордиться нечем :=(

Бюрократия уцепилась за старую систему учета насмерть.

Ну а для геолога разницы нет на кого работать, хоть на государство, хоть на маленького, хоть большого собственника. Лишь бы было интересно работать и платили...

орегон, 19.02.15 04:44:16

Про ручной подсчет - это несколько преувеличено. Все подсчеты делаются сейчас в одних и тех же программах, только ручной подсчет требует больше тиражирования. Блочную модель низкого качества зачастую делает геолог вообще без учета геологии объекта, который не был в поле ни разу, и ему все-равно что соединять в контуры, а дальше статистика не та, эллипсоид не тот. В итоге, добыча сводится чаще к хищнической добыче богатых блоков, выделенных статистически, чему пытается препятствовать ГКЗ. Это -читая статью про Полиметалл О роли ГКЗ в современных условиях. Золотодобыча, №189, Август, 2014

А вы говорите, вам делать больше нечего.

"Наша геология БЫЛА на высоте, но теперь мы отстаём" - кто мы, кому гордиться нечем? Я то про геологов.

Рационализатор 1, 19.02.15 08:22:26

Если ГКЗ сократить (а заодно бы и других бюджетных нахлебников от геологии) то:

1. Получится значительная экономия бюджетных средств.

2. Геологи из этих организаций займутся реальными работами и будут получать приличную зарплату (кто оттуда уже ушел, тот получает)

3. Горное производство в РФ от этого не остановится, а станет более эффективным.

Журавлев, 15.03.15 22:29:39

Министр природных ресурсов и экологии РФ Сергей Донской отметил, что результаты классификации запасов золота на Наталкинском месторождении еще будут утверждаться российскими федеральными органами власти. "Та классификация, которая на данный момент действует в России, более надежная, чем тот инструментарий, который используют международные аудиторы, которые тоже оценивали эти месторождения. Будем изучать документы компании "Полюс Золото", когда они внесут их на рассмотрение в соответствующие органы власти, и выносить по ним решения, исходя из объективного анализа, в том числе и с проведением полевых работ", - сказал Донской.

Уважаемые посетители сайта! Пожалуйста, будьте как дома, но не забывайте, что в гостях. Будьте вежливы, уважайте родной язык и следите за темой: «Актуальность новой Классификации месторождений ТПИ в условиях глобального кризиса и антироссийских санкций»


Имя:   Кому:


Введите ответ на вопрос (ответ цифрами) "два прибавить 6":