Повышение безопасности инвестиций в золотодобычу

Кавчик Б.К., к.г.-м.н., ОАО «Иргиредмет»
Золотодобыча, №181, Декабрь, 2013

В ходе дискуссии, которая ведется в журнале «Золотодобыча» в  течение этого года, обсуждаются вопросы достоверности разведки месторождений золота. Одни авторы говорят о низкой достоверности разведки /1, 2/, другие — что все хорошо: достоверность приемлемая, ничего менять не нужно, да и невозможно /3, 4/. В том числе в последней статье /4/ автор, главный геолог ГКЗ РФ А.Г.Чернявский, мягко намекает, что примеры неподтверждений запасов, приведенные мною /2/, «высосаны из пальца» и говорит о том, что «достоверность разведки определить практически невозможно из-за чрезвычайной сложности задачи»

В настоящее время ГКЗ РФ — самая авторитетная экспертная организация России. Как любая аналогичная организация, ГКЗ защищает «честь мундира» и старается доказать, что качество экспертиз безупречное, а когда наблюдаются значительные неподтверждения данных разведки, то перекладывает ответственность на предприятия (типа «сами виноваты») или списывает неподтверждения содержаний (запасов) на какие-то экзотические случайности.

Объяснения геологов по поводу неотходов содержаний мне знакомы. Как правило, они вполне профессиональны и правдоподобны. Много лет назад с одного из таких примеров у меня появился интерес к изучению погрешностей разведки.

В начале 1980-х мне, тогда еще молодому специалисту, довелось присутствовать при выяснении причины неподтверждения среднего содержания на россыпи «Кристалл» (ГОК «Куларзолото»). Золото в россыпи средней крупности (Ме=1,2 мм), распределение содержаний весьма неравномерное (по одной из скважин содержание было 49 г/м3 при мощности пласта около метра). Россыпь отрабатывали подземным способом. Среднее содержание в песках должно было отойти около 5 граммов на куб. Фактически же получилось вдвое меньше. Коэффициент к среднему содержанию в песках составил 0,51. (Цифры примерные, так как прошло много лет).

Геологи Куларской геологоразведочной партии (ГРП) — умные люди, высококвалифицированные специалисты — они разведку вели качественно, тем более условия были благоприятные: пески на Куларе вечномерзлые, не склонные к обрушению при бурении скважин. Подсчет запасов был проведен вполне квалифицированно, в соответствии с методикой. Все было замечательно за исключением того, что при эксплуатации среднее содержание золота в песках оказалось вдвое ниже, чем по данным разведки.

Решили провести заверку качества бурения путем контрольного опробования скважины, тем более такая возможность была. При подземной отработке скважина с высоким содержанием была найдена и вскрыта стенкой выработки. Собрали комиссию и отобрали контрольную валовую пробу. Сначала отобрали кубометр непосредственно по следу скважины в выработке и увезли на промывку — содержание по валовой пробе оказалось сопоставимым с тем, что показала скважина. Затем отобрали еще одну пробу — результат был близким к первому.

Таким образом, было доказано, что ГРП определила содержание правильно, скважины опробованы качественно, нарушений никаких выявлено не было. Значит, геологи вполне обоснованно отчитались перед своим министерством за прирост запасов. А раз нарушений нет, то план по приросту выполнен, премии получены заслуженно, никаких оснований для снижения финансирования работ в будущем нет.

ГОК «Куларзолото» был передовым, и организация в нем подземных горных работ была на высоте. Отрабатывая россыпь с неотходом среднего содержания, горняки перевыполнили план по объему добычи песков и объему промывки. За счет увеличения объемов добычи и промывки песков было получено плановое количество золота, соответственно — заслуженные премии. Конечно, себестоимость золота оказалась выше плановой, но государство (СССР) тогда было богатым и терпимо относилось к высокой себестоимости золота в северных регионах страны. Тем более, что в конце 1980-х годов ГОК «Куларзолото» был передовым, добыча золота составляла около 5 тонн в год.

Россыпь «Кристалл» для ГОКа «Куларзолото» была не единственным месторождением с неотходом среднего содержания, но плановое количество золота добывалось, и все было хорошо до начала перестройки. В 1994 году «Куларзолото» был объявлен банкротом, в 1995 году — прекратил работу. Сегодня кто-то обвиняет в этом «реформаторов», но, отмечу, что при себестоимости золота в несколько раз выше, чем его цена на лондонской бирже, добывать золото можно было только в СССР.

Несмотря на то, что неотход среднего содержания золота приводит к убыткам и заметному повышению себестоимости золота, причины этого явления изучены и освещены в специальной литературе недостаточно. Неудачные результаты работы рудников обычно являются коммерческой тайной. В СССР, несмотря на секретность, информация была более доступна, так как специалисту для работы с материалами достаточно было иметь допуск. Именно это позволило Иргиредмету получить надежные данные для изучения неподтверждений запасов золота и выяснения их причин.

Стоит отметить, что исследования были выполнены на примере только российских месторождений. Возможно, за рубежом разведка и подсчет запасов обеспечивают меньший экономический риск для предприятий, а возможно, и нет, так как основными причинами низкой достоверности разведки являются:

- недостаточная масса (объем) проб;

- недостаточная плотность разведочной сети;

- погрешности в оконтуривании рудных тел;

- погрешности в обработке проб.

В том, что все идеально на всех зарубежных объектах, я не уверен. Важное дело — моделирование месторождений для подсчета запасов — не исключает погрешностей разведки, связанных с вышеперечисленными причинами.

В статье /2/ (про «скелеты в шкафу») я рассказал о нескольких погрешностях разведки. В основном они касались определения мощности пласта и площади промышленных запасов. Ниже приведены наши данные о погрешностях определения содержания золота в месторождениях, неблагоприятное сочетание которых определяет судьбу будущего предприятия. Конечно, при разведке месторождений (рудных и россыпных) возникает гораздо больше погрешностей, и не только систематических, но и случайных. Но если сократить (или учесть) хотя бы погрешности, перечисленные ниже, достоверность разведки можно повысить и практически исключить риск получения убытков из-за неотхода среднего содержания. Эти погрешности следующие:

1. Завышение среднего содержания в контурах за счет выконтуривания некондиционных проб.

2. При разведке россыпей занижение содержания в разведочных пробах за счет потерь золота при их промывке лотком, а также неполное извлечение золота из скважин желонками.

3. Для рудных месторождений — занижение содержания в разведочных пробах за счет потерь крупного золота при сокращении геологических проб до лабораторной навески для пробирного анализа

4. Общая погрешность для руды и россыпей — ограничение пиковых проб без возвращения металла в подсчет.

Неотход среднего содержания вызывает неудачный баланс погрешностей, завышающих и занижающих содержание золота в руде (песках). Рассмотрим вышеперечисленные погрешности подробнее.

Завышение среднего содержания  в  руде (песках) за счет выконтуривания непромышленных проб.

Любой, даже не геолог, может взять ведомость подсчета запасов и определить долю проб в подсчете с содержанием ниже бортового. Как правило, доля таких проб невелика и колеблется от 0 до 5 %. А насколько это справедливо? Может быть, фактически проб с низким содержанием в контурах намного больше?

В Иргиредмете мы постоянно занимались эксплуатационным опробованием месторождений. Оно ведется по плотной разведочной сети в границах подсчета запасов. Соответ-ственно эксплуатационное опробование отображает фактическое распределение золота в руде (песках). У нас было много возможностей сравнивать распределения содержаний золота по детальной и по эксплуатационной разведке. Сравнение всегда показывало, что количество проб с некондиционным содержанием по данным эксплоразведки всегда больше, чем по подсчету запасов. Расхождение может быть бóльшим или мéньшим. Иногда в подсчете запасов некондиционных проб в контурах совсем нет, а по данным эксплоразведки доля таких проб  достигает 50 % и более. Таким образом, установлено занижение доли некондиционных проб в подсчете запасов по сравнению с фактической их долей в руде (песках).

Мы подробно изучили выявленную погрешность. В качестве количественной ее характеристики использовался «коэффициент на выконтуривание» — Кв. Численно он равен поправочному коэффициенту, который надо ввести, чтобы ее (погрешность) компенсировать.

Значение Кв зависит от плотности разведочной сети и массы разведочных проб. В частности, чем меньше объем проб (и ниже их представительность), тем больше дисперсия наблюдаемого распределения содержаний и больше некондиционных проб получается при разведке. Например, если представить гипотетический случай разведки месторождения пробами массой 1 г, то можно ожидать, что практически все пробы покажут «пс» (пусто). Соответственно, возможность их выконтуривания будет весьма высокой. Реально при разведке отбирают пробы многократно большей массы, но на анализ отдают всего 50 г, что также не всегда достаточно. Влияние массы разведочных проб и способа пробоподготовки на результаты разведки месторождений было рассмотрено ранее /5, 6/.

Кв может быть близок к 1,0 в том случае, если разведка ведется в геологических контурах рудного тела и все пробы, в том числе «пс», входят в подсчет. Однако для месторождений золота четких геологических границ промышленного оруденения, как правило, нет, и оконтуривание ведется по данным опробования. По этой причине Кв для золота всегда меньше 1,0 и по нашим данным может быть 0,3 и даже меньше. Минимальная величина погрешности (Кв = 0,95–0,98) наблюдается на богатых месторождениях простой морфологии, в которых фактическая доля некондиционных руд (песков) в контурах запасов близка к нулю. К сожалению, таких месторождений в настоящее время практически нет. Из этого следует, что на всех месторождениях золота его среднее содержание по данным разведки в большей или меньшей мере завышено.

В практике такое завышение чаще всего незаметно, так как при разведке имеются погрешности с обратным знаком, занижающие среднее содержание золота. Компенсация погрешностей приводит к эффекту ложного благополучия, то есть, даже при наличии значительных погрешностей разного знака достоверность разведки оказывается приемлемой.

Рассмотрим компенсаторы, занижающие среднее содержание золота в месторождениях.

Для россыпных месторождений занижение содержания происходит за счет потерь золота при промывке разведочных проб лотками и неполного извлечения золота желонками.

Потери при промывке проб зависят от крупности золота, квалификации промывальщика, его загруженности работой, качества геологического контроля и др. Величина потерь, по данным ЦНИГРИ, составляют 10–20 %, а в неблагоприятных условиях 30 % и более. Можно отметить, что, несмотря на значительные усилия научных организаций в деле замены лотков оборудованием, обеспечивающим более высокое извлечение золота, на практике почти никто его не внедряет, и фактически все продолжают мыть пробы лотками. Это можно объяснить тем, что на производстве понимают необходимость страховки от неотхода содержаний.

Неполное извлечение золота из скважин особенно характерно для отбора проб желонками с языковым клапаном. По данным ЦНИГРИ и ВНИИ-1, извлечение золота ими составляет всего 70–80 %. В 1970-х годах были разработаны желонки и пробоотборники с более высоким извлечением золота (Р-8ж-4у, МП-3). Однако на предприятиях и в настоящее время можно увидеть желонки с языковым клапаном, то есть занижение содержаний золота при разведке россыпей по-прежнему имеет место.

В итоге, для россыпных месторождений золота баланс погрешностей разведки чаще складывался благоприятно для эксплуатационников. При отработке россыпей коэффициент намыва нередко составляет 1,2–1,4. Только на некоторых россыпях с крупным золотом и сложной морфологией пласта преобладает погрешность выконтуривания, при этом завышение содержаний слишком большое, чтобы его удалось компенсировать. На таких россыпях наблюдается неотход среднего содержания золота.  Примеры этому — россыпи «Маракан» /2/ и «Кристалл» (см. выше). 

Для рудных месторождений компенсатором, занижающим содержание в разведочных пробах, являются потери крупного золота при сокращении геологических проб. Геологическая проба, отбираемая на месторождении, часто имеет массу 10–12 кг, а на пробирный анализ поступает всего 50 г. Крупные золотины плохо измельчаются при пробоподготовке и в маленькую навеску не попадают, то есть часть золота, которое фактически есть в месторождении, в подсчете участия не принимает. Это обеспечивает занижение содержаний по некоторому количеству проб и за счет этого занижение среднего содержания в руде. Величина погрешности зависит от крупности золота и качества пробоподготовки. По величине этой погрешности данных почти нет. Судя по тому, что наблюдаемая достоверность разведки чаще высокая, занижение содержаний, вероятно, существенное.

Общим компенсатором для руды и россыпей является ограничение пиковых проб без возвращения металла в подсчет. Для месторождений золота пиковые пробы достаточно характерны. Они действительно приводят к завышению содержания золота, если попадают в небольшую по объему выборку, например, в подсчет содержания по блоку. Однако урезанный металл логично переносить в другие блоки, где из-за редкой сети выработок высокие пробы не выявлены и содержание из-за этого занижено. Необходимость возвращать урезанный металл в подсчет обосновывалась неоднократно. Однако, по решению ГКЗ СССР, урезанный металл в подсчет не возвращают. Большой опыт ГКЗ показал необходимость такого мероприятия. За счет ограничения пиковых проб среднее содержание занижается на 5–25 %.

Общую погрешность оценки разведкой параметров месторождений определяет сочетание погрешностей размеров объекта /2/ и содержаний золота (о которых рассказано выше).  При этом результат сочетания погрешностей  часто оказывается непредсказуемым. Об этом говорит в своей статье А.Г.Чернявский /4/.  В современной ситуации с его мнением необходимо согласиться, так как существующая методика разведки и подсчета запасов не нацелена на снижение, выявление и учет погрешностей разведки.

Терпимое отношение к высоким погрешностям разведки связано отчасти с тем, что на многих месторождениях баланс погрешностей складывается в пользу эксплуатационников, и предприятия нередко имеют «переотход» металла. Это является оправданием для отдельных неотходов: на одном объекте меньше, зато на других — больше. В среднем «температура по госпиталю нормальная». Однако у существующего порядка при его простоте и привычности имеются серьезные недостатки.

1. Пропуск промышленных объектов, так как содержания по пробам из-за технических погрешностей разведки иногда занижается в несколько раз.

2. Неотход среднего содержания золота при эксплуатации (примеры приведены ранее). 

3. Значительные убытки инвесторов при неотходе среднего содержания,  так как перенести построенный рудник на новый объект проблематично.

4. Высокие банковские проценты для предприятий, так как банки вынуждены закладывать в стоимость кредитов высокую страховку от рисков.

5. Риск инвестиций в российскую добычу золота снижает стоимость акций российских золотодобывающих компаний.

Чтобы сделать добычу золота менее рискованной, и инвестиции безопасными, необходимо снизить вышеперечисленные погрешности разведки. А если это по каким-то причинам невозможно, то погрешности необходимо хотя бы определять и учитывать в подсчете запасов. Особенно это касается коэффициента на выконтуривание некондиционных проб. В современных методиках разведки определение этого коэффициента не предусмотрено, хотя  определить его не трудно /4/.

Необходимо также, по возможности, снижать погрешности разведки:

- проводить анализ всей массы геологической пробы, а не только аналитической навески /6/;

- при опробовании россыпей применять оборудование, полнее извлекающее золото из скважин и проб.

В современных условиях относительно низкой цены золота неотход среднего содержания в руде (песках) весьма опасен, так как увеличение себестоимости производства может привести к банкротству даже крупное предприятие. Несомненно, опытные геологи знают месторождения, на которых работают, и часто успешно предсказывают ожидаемый коэффициент к данным разведки. Однако на новых месторождениях, где нет  еще опыта  эксплуатации, целесообразно  использовать расчеты, основанные на балансе погрешностей разведки. Составление балансов погрешностей разведки целесообразно включать в кодексы отчетности по запасам месторождений. Это может сделать российские месторождения более надежными и безопасными для инвестиций.

 

Литература

1. Гольдфарб Ю.Б., Петров А.Н., Прейс В.К., Скурида Д.А.Проблемы методики разведки россыпей золота. Зoлотодобыча, 165, август 2012 (читать)

2. Кавчик Б.К. О методике разведки и о «скелетах в шкафу». Зoлотодобыча, № 175, июнь 2013 (читать).

3. Флеров И.Б. Сквозь дебри методики разведки россыпей золота. Зoлотодобыча, № 171, февраль 2013 (читать).

4. Чернявский А.Г. О достоверности разведанных запасов. Зoлодобыча, №177, август 2013 (читать).

5. Кавчик Б.К. Влияние представительности разведочных проб на результаты разведки и отработки месторождений золота. Зoлотодобыча, № 153, июль 2011 (читать).

6. Кавчик Б.К. Схема обработки проб с предварительным извлечением крупного золота. Зoлотодобыча, №177, август  2013 (читать).   


-0+0
Просмотров статьи: 8621, комментариев: 20       

Комментарии, отзывы, предложения

Cоболев А.О. , 21.01.14 15:55:56 — Кавчику Б.К.

Уважаемый Борис Константинович! Для корректности дискуссии предлагаю раздельно рассматривать разведку и оценку запасов коренных и россыпных месторождений золота. Насчёт "авторитетности ГКЗ"-позвольте усомниться-авторитет экспертизы не возникает при её принудительном характере. Аудит правильности(Due diligence)оценки ресурсов и запасов - составная часть технического отчёта любой экспертной организации. Многие вопросы "неподтверждения" запасов снимаются при использовании корректного блочного моделирования. Жаль,что хорошие книги, например "Информационные технологии и экономическая оценка горных проектов" (С.Пб 2008, 492 с.)и "Повышение эффективности Управления минеральными ресурсами горной компании" (С.Пб,2013,246 с.) Ю.Е.Капутина не стали учебниками для геологов.

Б.Кавчик, 22.01.14 05:45:42 — Cоболеву А.О.

Александр Олегович, уточните пожалуйста зачем нужно разделять коренные месторождения и россыпные? Причины завышения содержания золота для тех и других одинаковые, в основном это недостаточный объем проб или редкая разведочная сеть. Компенсаторы этих погрешностей разные, но это не так важно.

Может быть есть смысл разделять объекты по способу оценки запасов. При использовании блочного моделирования, кое-что действительно меняется. Когда мы занимались этой проблемой блочное моделирование только начиналось, и мы не успели оценить величину погрешностей при таком методе подсчета. Я думаю, что блочное моделирование позволяет уменьшить погрешности, но не может исключить их.

По поводу книг Ю.Е.Капутина я с вами полностью согласен.

Соболев А.О., 22.01.14 15:34:01 — Кавчику Б.К.

Думаю, Борис Константинович, что всё же образование коренных месторождений и формы нахождения золота в них отличны от россыпных, аналитика золота в них разная, опробование и вес пробы, в коренных больше влияние тектоники, фактор метасоматоза имеется и так далее...

И я не встречал при оценке запасов россыпных месторождений применение блочного моделирования... может быть дело в масштабах ?

В нашей деятельности коренное месторождение с запасами 10 т является мелким месторождением... Для россыпей это уже среднее...

Разве в вашем институте , Иргиредмете, нет разделения на "коренников" и "россыпников" ?

Б.Кавчик, 22.01.14 18:18:31 — Соболеву А.О.

Если смотреть на месторождения, как математические объекты (случайные функции распределения содержаний в некотором объеме), то разница между коренными и россыпными месторождениями только в параметрах. Геологи-рудники, правда, часто считают, что их объекты сложнее россыпей, но по сути любой объект это система неоднородностей разных уровней с наложенной случайной составляющей изменчивости. Мы моделировали системы различной сложности, в том числе характерные для рудных и россыпных месторождений.

В моделировании рудных месторождений основная сложность в том, что геологи, которые их изучают, часто не знают даже крупность золота в своем объекте, а про структуру неоднородностей часто вообще бесполезно спрашивать. Вместо этого начинают говорить общие красивые слова: "формы нахождения золота, аналитика золота, влияние тектоники, фактор метасоматоза и так далее...". Но у нас были неплохие данные когда-то благодаря эксплуатационной разведке.

В Иргиредмете есть разделение между россыпниками и рудниками по технологиям обогащения. В этом, может, есть смысл. По геологии у нас была общая лаборатория рудничной и приисковой геологии.

Соболев А.О., 23.01.14 08:32:21 — Кавчику Б.К.

Дорогой Борис Константинович ! Мало того что знаем про крупность золота, ещё и специальные исследования проводим по авторской методике гидросепарации.Исследования только полированных шлифов золотоносных руд (оптические и микрозондовые) не дают необходимую технологическую информацию, поскольку не могут прогнозировать процесс высвобождения самородного Au в продукте дробления. К сожалению гг.технологи двух хорошо известных иркутских центров не желают этого принимать. Насчёт опробования при неоднородном распределении золота в коренных месторождениях у нас есть отличные отчёты и рекомендации зарубежных и отечественных экспертов, но к сожалению они являются собственностью фирм и имеют гриф "коммерческая тайна ".

Gen&Kap, 23.01.14 09:35:40

Новшества автора- введение коэффициента на выконтуривание и составление балансов погрешностей.Приведение цифр потерянных или найденных запасов, привязанных к конкретным месторождениям, повысило бы доверие к новшествам.

Б.Кавчик, 23.01.14 11:25:18 — Соболеву А.О.

Вы меня порадовали тем, что методика определения крупности золота есть, тем более оригинальная с использованием гидросепарации. Чего же вы про нее не рассказываете? Надо убеждать людей, чтобы они использовали вашу методику.

Мы когда-то больше исследовали россыпи, главным образом потому, что на россыпях есть хорошая информация по крупности золота. Для руды вместо данных по крупности золота чаще приводятся невнятные субъективные наблюдения.

К сожалению, даже специалисты ЦНИГРИ путаются с оценкой крупности золота. Обратите внимание на статью ЦНИГРИ: Богомолов В.А., Кушнарев П.И., Никитенко Е.И., Романчук А.И. Сравнительная оценка достоверности определения содержания золота в рудах. Недропользование XXI,2011, с.59–63. Авторы обосновывают степень сокращения проб для методики с предварительным извлечением крупного золота. Эксперименты проводят на руде Дегдеканского месторождения. По описанию на этом месторождении золото крупное. А дальше в этой же статье приводят ситовку золота. По этой ситовке у них Ме = 0,1 мм. (Их ситовку я привел в своей статье, здесь на сайте). Так какое у них золото? Крупное или как в ситовке?

Скажите, пожалуйста, как можно не разобраться, какая в месторождении крупность золота? А ведь эту работу выполняли известные специалисты один другого авторитетнее. В частности, на своей пробе с помощью экспериментов они «доказали», что можно сокращать пробу до 4 кг. А если верить их ситовке, то эксперименты сделаны для объекта с весьма мелким золотом, значит сокращать до 4 кг можно только на мелком золота. А на крупном сокращать до 4 кг нельзя, будет большая погрешность.

Может быть, я чем-то могу помочь в продвижении вашей методике в практику? Когда будут хорошие ситовки, легче будет решать многие задачи.

ХХХ, 24.01.14 18:27:06 — Кавчику

В случае воровства крупного золота из россыпей при подземной разведке и добыче, о какой погрешности можно говорить? Надо оставить свои скелеты в шкафу, больше писать не о чем?

сalaris, 24.01.14 18:36:17 — ХХХ

Согласен на все 100%.

А то, Наполен из палаты № 6 на стенки от зависти кидается …

Журавлев В., 25.01.14 06:13:09 — Автору

Вы предлагаете отказаться от ограничения пиковых проб. Но ваш понижающий коэффициент никак не сможет компенсировать завышение содержания в блоке в несколько раз. Будет еще хуже, чем сейчас.

Gen&Kap, 25.01.14 06:55:49

Админ: пожалуйста, придерживайтесь темы.

Б.Кавчик, 25.01.14 08:32:03 — ХХХ + сalaris, 24 января

Спасибо за комментарии. Но к сожалению, ваши возражения слишком короткие и мне трудно ответить вам по существу. Я также не понял, какое отношение к неподтверждению среднего содержания имеет воровство золота при опробовании? Если бы золото при опробовании украли, то содержание было бы занижено и по данным эксплуатации был бы переотход. Так ведь? Пожалуйста, будьте конкретнее.

То, о чем я пишу в статьях по методике разведки, хорошо изучено. В лаборатории рудничной и приисковой геологии Иргиредмета были обширные данные по опробованию месторождений. У нас были данные эксплуатационной разведки многих месторождений, с объемами опробования на порядок больше, чем при детальной разведке. Неоднократно при выполнении НИР мы проводили специальные экспериментальные работы по сплошному опробованию отдельных элементов месторождений. В целом, фактуры у нас всегда было больше, чем у геологов при детальной разведке. Кроме того, для изучения методических вопросов разведки мы использовали имитационное математическое моделирование. Это мощный метод решения многофакторных задач. В целом, это позволило нам хорошо разобраться в проблеме.

С тем, что проблемой не стоит заниматься и надо оставить «скелеты в шкафу» я не согласен. Сейчас самое время. Разведка выполняется на сложных месторождениях, и погрешности разведки возросли. Сейчас ошибка в оценке среднего содержания в 20% может привести к огромным убыткам.

сalaris, 25.01.14 12:24:05 — Б.Кавчик

У золотопромышленников есть искушение отделаться малыми затратами на геологоразведочные работы, пробурить пару-тройку буровых линий, применить так широко разрекламированный метод блочного математического моделирования и быть довольными. Именно к этому они подталкивают геологов и проектировщиков. И никак не хотят согласиться с тем, что фактический материал, полученный от скважин УКБ, было бы ошибочно применять для математического моделирования, все-таки серьезные искажения геологической информации мы получаем, чтобы их можно было использовать для такого тонкого инструмента.

Действующей методикой по разведке россыпей предусматриваются проходка заверочных контрольных выработок, позволяющих получить валовый объем проб и рассчитанный коэффициент намыва, применить ко всему подсчетному блоку. Как правило, в большинстве случаев это позволяет добавить дополнительные килограммы. Вот тут-то может быть и возможно применить математическое моделирование, как дополнение к основному методу. В дальнейшем при достаточном количестве промышленных испытаний, этот метод возможно и станет ведущим. Надеюсь, что было бы возможным и даже полезным применение методов математического моделирования на стадии эксплуатационной разведки, опять же как , пока, как дополнение к основному методу. Но для этого эксплуатационную разведку надо делать, а не рисовать на бумаге. Кстати, при эксплуатационной разведке нельзя применять УКБ, использование, которого мы повсеместно наблюдаем.

По собственному опыту знаю, хорошую эффективность моделирование геологической среды получило на стадии детальных поисков и поисково-оценочных работ, но во всех случаях при использование математического моделирования нужно учитывать генетически-геоморфологические особенности данного месторождения.

Как я понимаю, свои тематические работы Иргиредмет проводил на стадии промышленной отработки месторождений, внося что-то свое и частью пользовался материалами эксплуатации (расситовками, результатами суточных съемок, журналами маркшейдерских замеров, планами «подготовки – актировки» и т.д). Уверяю Вас, эксплуатационники, не так трепетно относятся к фактическому материалу, хотя при тех инструментах которыми они располагают, у них гораздо больше возможностей получить достоверную геологическую информацию Огульно, использовать данные отработки , я бы не стал. Во-первых: систематические потери мелкого и тонкого золота при промывке песков; так же зачастую, неправильно устанавливается эксплуатационная мощность песков – промышленное золото находим в вскрышных отвалах, в плотике отработанной россыпи. Во-вторых, невозможно учесть потери крупного золота от хищений во время съемок со шлюза и доводок в ЗПК. Вкупе эти два фактора полностью искажают геологическую информацию, и коэффициент тут не применишь, - мы же не знаем, сколько и какого золота смыли и стырили.

Но при любом методе подсчета, прогноза, определения качественно-количественных характеристик и т.д. всегда останется необходимость получения значительного количества представительных проб с адекватными описательными характеристиками и жесткими пространственными привязками.

По поводу особой сложности, отрабатываемых ныне россыпей, соглашусь лишь отчасти – и раньше отрабатывали и глубоко залегающие россыпи, и карст, и если повезет, и попадешь на фрагменты палеороссыпи (термин местного употребления, слишком не морочился, как это обозвать, хотя явление интересное и малоизученное) – то, будет тебе счастье. Были попытки, часто успешные, отрабатывать подвесные пласты, которые на стадии разведки скважинами УКБ, вообще практически никак не отмечались, только слабыми «глюками».

Сейчас предприятиям приходиться уходить в притоки первого порядка, а там свои сложности - более изменчивая геоморфология, невыдержанные пласты, более неравномерное распределение, плохая сортировка золота и крупнообломочного материала и т.д. и т.п.

Интересно познакомиться с этой методикой Иргиредмета. Возможно, и было бы что обсудить.

Все-таки, для, того чтобы понять, нужно ли это нам и как это использовать? Думаю, что нужно обсуждать саму методику, а не слушать стенания по поводу тяжкой жизни олигархов

Б.Кавчик, 27.01.14 06:57:17 — Журавлев В., 25 января 2014

Уважаемый В.Журавлев, я не предлагаю отказаться от ограничения пиковых проб. Ураганные содержания характеризуют обычно мелкие скопления золота (гнезда, линзы) или даже отдельные крупные золотины в пробе. Зона влияния ураганных проб небольшая, и их полезно ограничивать даже в большей мере, чем сейчас.

Суть моего предложения в том, что весь "ограниченный" металл, необходимо вернуть в подсчет. Для этого надо ввести ко всем пробам на участке подсчета (скважинам) повышающий коэффициент. Например, если ограничение пиковых проб уменьшило среднее содержание в месторождении на 20%, то содержание по всем пробам необходимо умножить на 1,25 и т.п.

М.Г., 30.01.14 02:41:00 — Кавчик Б.К.

Поддерживаю ваше мнение, что "Если смотреть на месторождения, как математические объекты (случайные функции распределения содержаний в некотором объеме), то разница между коренными и россыпными месторождениями только в параметрах." Я всегда веду разведку обьекта как рудно- россыпного. Это позволяет не пропускать интересные объекты. Да, данная методика требует больших трудозатрат, времени и квалификации персонала, но если отработал площадь по ней есть хоть какая то ясность.

Гусев, 30.01.14 16:30:30 — Автору

А как вы предлагаете учитывать "занижение содержания в разведочных пробах за счет потерь крупного золота при сокращении геологических проб до лабораторной навески для пробирного анализа"? Многие считают, что потери крупного золота при сокращении есть, но как их учитывать?

Леший, 31.01.14 07:37:04

Сейчас уже на поисково-оценочной стадии берут крупнообъемную пробу. Содержания в этой пробе, если есть крупное золото, процентов на 20-30 выше, чем среднее по бородовому опробованию. Ввести коэффициент, и все дела.

Владислав, 03.02.14 16:59:27 — Лещему

Какой коэффициент вы предлагаете вводить? В статье Сорокина недавно МГ привел пример занижения содержания пробирным анализом в 100 раз. Коэффициент 100 вводить, что-ли?

Леший, 04.02.14 04:15:55

К-100 - это круто.

Давно мечтаю почитать отчет о разведке золоторудного мепсторождения с крупными самородками (если такие отчеты есть в природе).

Африканец, 19.02.14 10:34:47 — МГ

Есть хорошая африканская пословица - "За двумя дикообразами погонишься - ни одного не поймаешь"

Уважаемые посетители сайта! Пожалуйста, будьте как дома, но не забывайте, что в гостях. Будьте вежливы, уважайте родной язык и следите за темой: «Повышение безопасности инвестиций в золотодобычу »


Имя:   Кому:


Введите ответ на вопрос (ответ цифрами) "три прибавить 12":