Золото в прошлом. Обзор от 1500 до н.э. до 1915 года

Ключанский Г.В. Известия Сибирского горного института, № 1, 1930

 

На языке всех народов, во все периоды человеческой культуры, в период даже доисторический и эпоху первобытного человечества всегда это слово имело и имеет в капиталистических странах свое магическое действие. Золото значит богатство, богатство—счастье,— вот те обычные представления, которые были связаны со словом золото. Но к этому прибавляли еще: золото значит власть; понятие же о власти было связано с угнетением, а угнетение с порабощением; и вот всякому было известно, что «золото» и «рабство» — слишком близкие друг к другу понятия, за которыми следовали еще более значительные, а именно — «золото» и «преступление».

В настоящее время в нашей стране, стране советов, ставшей на путь социализма, понятия о золоте, как о счастье, золоте, как о власти и в особенности золоте, как о рабстве, не существует. Нам нужно золото, и мы его добываем для того, чтобы поднять общее благосостояние страны: у нас добыча золота не связана с рабством, так как труд рабочих есть свободный труд в противоположность тому, что можно видеть в разных странах — Австралии, Южной Америке, Сев. Америке и проч., где действительно золото ещё не изжило рабства.

Золото было известно человеку в глубокой древности.

Еще в первобытные времена, после каменного, железного и бронзового веков, первобытный человек, встречая самородки золота, по всей вероятности не мог не обратить на него своего внимания: его цвет, блеск, красивый наружный вид, а также его свойства — стойкость по отношению к атмосферным влияниям, способность легко изменять свою форму для необходимых изделий, инструментов и украшений — без сомнения бросались в глаза первобытному человеку, й можно думать, что уже в металлический период этот металл был известен человеку.

На арену истории человек выходит уже вооруженный умением добывать и обрабатывать, наряду с железом и некоторыми другими металлами, также и золото.

Целый ряд археологических раскопок, относящихся к древнейшим периодам истории, как например, раскопки некоторых гробниц египетских фараонов первых династий, обнаружили значительное количество золотых предметов, иногда очень крупных. В те отдаленные времена золото добывалось напряженным трупом многочисленных армий рабов самым примитивным способом и, конечно, лишь из наиболее богатых и доступных месторождений. Такие месторождения, подвергавшиеся в древности разработке, были известны в различных пунктах Африки, Азии и Европы.

 

Золото в древности

Обычно начало открытия золота относится к IX ст. до нашего летоисчисления (рождество христово) и приписывается Греции; но есть предположение, что употребление его было распространено гораздо раньше. В египетском кодексе законов, который относится ко времени 3000 лет до нашего летоисчисления, есть указание о различии в ценности между золотом и серебром, что доказывает, что оба металла были в употреблении много раньше описываемого периода.

Самое раннее, но положительное указание о золотом промысле есть сказание Кадмуса Финикийского, который, по словам писателя Страбо, открыл около 1544 г. до нашего летоисчисления золотую руду в Триасе.

В египетской экспедиции к Понту, имевшей место в 1503—1481 г. до н. л. у нас есть ясное подтверждение о древности употребления этого желтого металла. История экспедиции к Понту — местности, служившей предметом неоднократных споров,— графически изображенная на стенах храма Дэль-Вари близ Фив, говорит, что среди грузов, с которыми корабли возвращались, находились и мешки с золотом.

Знаменитая греческая легенда об Язоне и его поездке за золотым руном — классическая легенда — и связана навсегда с именем аргонавтов. История группы героев, которые отчалили на 50-тивесельном судне под управлением Язона в Колхиду Евксит — история большой древности.

Гомер упоминает имя АРГО, а Пиндар в 4-й оде Пифийской дает нам самое древнее описание этого путешествия. Эта поездка была началом открытия торговых сношений с Грецией и открытия Черного моря. Цель поездки — нахождение золота. При этом наряду с добычей, была предпринята и промывка золотоносных песков на подстилке из бараньих шкур, в шерсти которых запутывались частицы золота, тогда как легкие частицы пустой породы и песок сносились водой.

Почти точно известно, что с XIV—XII в. до н. л., золото и золотое обращение были в большом распространении разных культурных наций между Египтом и Индией.

О баснословных богатствах Индии и ее народов греческий писатель Плиний пишет: «Дарданельцы населяли край, богатейший из всей Индии золотыми рудниками... В другой стране Нэрэи по другую сторону Капитолийского горного кряжа, находилось весьма большое число рудников золотых и серебренных, в которых индиане вели весьма об­ширные работы. При начале устья реки Индуса находится два острова по имени Криза и Аргир, так называющихся по нахождению там золота и серебра; не могу верить, как утверждают некоторые, что почва там состоит всецело из этих металлов».

Золотоносные кварцевые россыпи известны были и в древней Аравии. Теперешние знаменитые золотоносные пески реки Пактулы, которая протекает около современной Смирны, были разрабатываемы фригийцами, ещё от XV—XII в. до н. л.

Геродот уверяет, что Питеус добывал золото, разрабатывая его в 470 г. до н. л. Эти золотоносные пески или россыпи, как теперь они называются, были источником баснословных богатств Креза, Мидаса и Питеуса, из которых последний, отличаясь необычайной жадностью к золоту, приговаривал большую часть своих подданных к работам по добыче золота в рудниках.

Из других народов, занимавшихся добычей золота, надо указать на финикиян, разрабатывавших золотые россыпи в Южной Испании Таршише, теперешнем Гвадалквивире.

Начиная с XI в. эти месторождения эксплуатировались в продолжении нескольких столетий, пока не были выбраны верхние слои. Это продолжалось вплоть до V ст., к каковому периоду наступило полное истощение золота в Фригии и Испании.

С этого периода начинается затишье в разработке золота по берегам Средиземного моря, чему особенно способствовало победоносное шествие Кира, связанное с поражением Лидии, завоеванием Малой Азии и проч.

Следующие древние правители Камбесес, Дарий и др. не могли обойти своим молчанием вопроса о золоте и при всяких возможностях стремились пополнить свои богатства этим металлом; но победоносное шествие Александра Македонского завершило эту борьбу древних народов за золото и власть,— при своем походе против персов и других народов. По словам Плутарха, 10.000 запряженных муллов и 500 верблюдов были употреблены для перевозки золота в Сузу. Некоторые историки оценивают это богатство приблизительно до 320.000.000 руб., не считая того, что было привезено из Бактрии и Египта.

Эго происходило в период между двумя эпохами, характеризующимися двумя экспедициями Дария и Александра, когда чувствовался большой недостаток в золоте: к этому же времени относится начало примитивных разработок и кварцевых месторождений золота в Бактрии, Египте и Греции.

Уроженцы Бактрии, до завоевания этой страны татарами в 150 г. до н. л., разрабатывали сибирские золотые месторождения и, будучи незнакомы совершенно с употреблением железа для орудий, пользовались для этой цели медными инструментами и клыками кабанов и др. животных.

Не касаясь истории развития золотопромысла в средние века, когда в период так называемых алхимиков долгие годы существовало тщетное намерение получить благородные металлы, в том числе и золото, химическим путем из неблагородных, перейдем прямо к новым векам.

Открытие Нового Света и погоня за золотом

Открытие Нового Света — Северной Америки—в 1492 г. сделало эпоху в истории всего человечества; ни в какой другой отрасли человеческого знания, промышленности и техники это событие так сильно не отразилось, как в истории добычи драгоценных металлов и в особенности золота.

Побуждение Христофора Колумба, когда он искал западный путь в Японию, Китай и Индию, вероятно, не было одной лишь страстью к открытию новых земель или стремлением увеличить престиж Испании; до известной степени это одновременно было и коммерческим риском. Колумб был сам убежден, что по ту сторону океана, за морем, в особенности в индийских странах, можно найти очень много золота.

14 ноября 1492 г. Колумб был уже у берегов Кубы и писал в своем журнале «от той большой жары, которую мы все испытываем, этот край должен быть богат золотом». Очевидно, он разделял странное поверие своего времени о том, что тропики более всего богаты золотом. Потерпев кораблекрушение около берегов Кубы, он нашел следы драгоценного желтого металла—золота—и основал колонию «La Navidad».

Во время его отъезда в Испанию, его последователи в поисках золота сделали рейс внутрь страны и были все до одного убиты.

С этого момента началась длинная история кровопролития, обезобразившая всю историю погони человечества за ценными металлами в Америке.

Возвратившись обратно после падения «La Navidad», Колумб устремил самое настойчивое свое внимание на поиски золота. Услышав о рудниках в Сибао, он послал узнать о них, и индусы, не предвидя роковых для них последствий, дали посланным золота, после чего Колумб основал колонию в Сибао.

Но охотники за золотом должны были скоро разочароваться: несмотря на усиленные старания и на жестокое обращение их с местными жителями, настоящих месторождений золота в этой местности не было найдено, а были обнаружены лишь незначительные бедные россыпи. Видя безуспешность своих стараний, к местным жителям была применена новая система сначала «выжимания» и позднее система истязания», которые привели к двум результатам: во-1-х, все индусы были обращены в рабов, а во-2-х, были найдены настоящие богатые месторождения золота, к эксплуатации которого и было приступлено при необычайно жестоком обращении с рабами. Работы были настолько изнурительны, что через несколько лет, вследствие развившейся огромной смертности среди рабов, вначале XVI в. индусы почти все вымерли и взамен их были привезены из разных мест Африки негры, которые и были использованы на золотых рудниках Кубы.

Христофор Колумб открыл центральный материк Америки в 1502 г., и тотчас же был снаряжен и послан целый ряд жестоких экспедиций на поиски за золотом.

16 лет спустя Веласкез, губернатор Кубы, услыхав о нахождении золота на материках, снарядил, в свою очередь, экспедицию под начальством отважного золотоискателя Гернандо Кортеса, который, применив систему «истязания», доставил много золота в Кубу с помощью индусов.

Колумб, который не был уверен в добросовестности Кортеса, отменил его назначение, но уже было поздно, так как хитрый и отважный предприниматель уже снял якорь и отправился в Мексику, где и объявил открыто фактическое пиратство при Вера - Круц и окончательно «сжег свои корабли».

Суммируя это в кратких словах, по замечании историка Цель - Мара, «поиски золота начинались убийством, огнем и мечом, и продолжались убийством, бичем и изнурением людей в рудниках».

Некоторое понятие об условиях работы, которые были 20 лет спустя, можно было получить от очевидцев-современников, посетивших эти работы. В письме к Антонию Пиментелю, правителю Бонавенты, епископа Матоллина, от 24 февраля 1541 г, имеется указание о том, что там существовало десять новых казней Новой Испании. Три из этих казней связаны с работами в рудниках, а именно: добыча золота в рудниках, разработка золота и работа транспорта (доставка) золота.

Результатом этого было то, что многие умирали еще в долгой тяжелой дороге на рудники, некоторые на самых рудниках, иные на обратном пути к себе, домой и, наконец, у себя дома, по возвращении с золотых рудников. История утверждает, что число умирающих было так велико, что трупы рождали эпидемии и что в местности рудников Гуаксакан (Нов. Оаксаса) на расстоянии полверсты в окружности и по дороге к этому месту едва ли можно было пройти, не наступив на труп раба или человеческие кости.

В Мексике поиски золота продолжались безостановочно. Сначала было найдено россыпное золото и начата промывка его в деревянных корытах. Потом приступлено было к разработке кварцевых жил, что в сильной степени затрудняло общую эксплуатацию золота, так как пред рудничными предприятиями стояла задача каким образом извлечь золото из включающей его кварцевой породы. Первым шагом в этом отношении явились простейшие процессы дробления и размельчения золотой руды в тончайший порошок. Для этого пользовались мексиканской дробилкой — самого раннего простейшего устройства, — дробление металла производилось на каменном основании, по которому перемещался каменный жернов, закрепленный на вертикальной оси, имеющей внизу род водяного колеса, куда поступала вода, приводившая в движение все устройство. До некоторой степени это устройство является уже усовершенствованным, так как ему предшествовало, безусловно, мучительное ручное дробление.

 

Набег испанских завоевателей на страну инков в Перу и порабощение мирного населения инков в Америке

Среди первых набегов испанских завоевателей самым исторически-знаменитым набегом является набег хищника Пицаро, отправившегося на юг. Завоевания Пицаро Перу можно сравнить с разрушением правления ацтеков Кортесом в Мексике с теми же последствиями для жителей южной Америки.

Через два года с лишним Пицаро в 1532 г. с хорошо вооруженной экспедицией захватил город инков, а один из его адъютантов Альмагро, поссорившийся с Пицаро и облекший себя царскими полномочиями, в короткий срок развил работу на обширных территориях, богатых золотом, которые все вошли в состав области Чили.

Хищник Пицаро, поработивший мирных инков, думал только об одном:

«Золото, прежде всего,— золото. Полны ущелья им, полны рудные жилы, пронизаны каменные глыбы, отливают зеленоватые прожилки подо льдом, пламенеют рдеющие слитки в пещерах, в оперении птиц и в песке равнин, в корнях растений и в струях ручьев». Вот что рисовал себе Пицаро и вот что вообще рисуют себе золотоискатели всех стран.

Люди в жажде золота бросали свою страну и шли навстречу всем случайностям, всем превратностям исполненной лишений жизни в незнакомых краях.

Действительно, вся Испания, да и вся Европа, переживали в ту пору такое лихорадочное опьянение, что старцы и дети, придворные вельможи, князья и бродяги, епископ и крестьянин, король и его последний слуга — ни о чем другом и не думали, как о сокровищах Новой Индии. Эта губительная лихорадка обуяла положительно всех, про­никнув до самых недр в их душу и погасив в ней все другие культурные проявления.

Также думали все и о стране инков: люди слышали про храмы, где кровли и ступени лестниц были золотыми. Они видели сосуды и украшения и одежды из чистого золота. Им рассказывали о садах с искусственными золотыми цветами, в частности—с хлебными индийскими злаками, золотые стебли которых таились в широких серебрянных листьях, увенчанные легкими колосьями, изящно сделанными из серебра. Золото в этой стране было таким же обычным металлом, как у нас железо и свинец, тогда как последние металлы были совершенно незнакомы перуинцам-инкам.

Непостижимо, мучительно в своей своеобразности было то, что в глазах туземцев золото, последняя цель и самая пламенная мечта всех других людей, не имело никакой цены. Оно не было ни меновым средством, ни средством накопления и обогащения, ни мерою, ни признаком, оно не поощряло к деятельности, не прельщало и не терзало, и никого не делало ни добрым, ни злым, ни сильным, ни слабым. Можно было предположить: если не золото, то какой-нибудь другой металл, или благородный элемент имеет для них общепринятое значение золота. Но это было не так. Владение приняло у них формы, каких нельзя было найти ни в какой другой стране: формы сказочные, формы прекрасного, вполне достижимого в будущем для нас идеала. Многие массы людей жили совершенно равные между собою; и над ними всеми на конечной высоте был старший инка. От инки исходили благоденствие и беды, вся милость, все достоинство, все достояние. На его бахромой отороченной бороде укреплены были два пера редкой птицы Коранквенкве, обитавшей в одной пустыне меж гор. Убивать ее разрешалось только для украшения его головы.

Предание рассказывает, что в отдаленные времена народ этот жил во мраке и беззаконии. Тогда солнце, светоч и мать человечества, прониклось жалостью к его низменности и послало двоих своих детей передать ему блага упорядоченной жизни. Неземная чета, брат и сестра, в то же время — супруг и супруга, шествовала по плоскогорью, неся с собой золотой клин, и ей приказано было поселиться в том месте, где клин без труда погрузится в землю. В страшной долине Куцко свершилось это чудо: золотой клин исчез в земле.

От этих двух солнечных созданий вел свое происхождение инка и вся страна была его собственностью.

Вся земля государства разделена была для обработки почвы на три части: одну для солнца, другую для вождя и третью, самую большую, для народа. Каждый перуанец в двадцатилетнем возрасте обязан был жениться: тогда община отводила ему жилье и земельный участок. Но перераспределение земельных участков происходило каждый год и доля каждого увеличивалась или уменьшалась сообразна числу членов его семьи. Прежде всего, обработке подлежали поля, принадлежавшие солнцу; затем—участки вдов, старцев, больных, словом, всех тех, кто по какой либо причине не мог справиться со своим хо­зяйством; далее обрабатывалась почва, предназначенная для удовлетворения собственных потребностей, но каждый обязан был помогать своему молодому или многодетному соседу. Последним обрабатывалось поле инки, с большой торжественностью и при участии всего народа. На рассвете, с высоты башни раздавался клич, созывавший на работу, и мужчины, женщины, дети приходили в своих лучших платьях, весело исполняли урок и пели при этом старинные гимны и песни. Гак говорит предание...

Общим достоянием были плуг, рига, семена и хлеб, общим достоянием — стада; в назначенное время люди стригли овец, шерсть сдавалась в общественные склады, и каждой семье уделялась и женщинам передавалась, для тканья и прядения, соответствующая потребностям доля. Все должны были работать, от ребенка до матери семейства, если она не была слишком слаба, чтобы сидеть за прялкою. Никому не разрешалось бездельничать; праздность была преступлением.

Общим достоянием были рудники, плавильные печи, лесопильни, ветряные колеса, каменоломни, мосты, дороги, леса, дома, сады. Никто не мог разбогатеть, никто — обнищать. Никакой расточитель не мог промотать свое состояние из распутной прихоти, никакой корыстолюбец — разорить своих детей безрассудными затеями. Не существовало нищих, не существовало прихлебателей. Если какое-нибудь несчастье доводило человека до упадка,— по собственной вине он опуститься не мог,— то государство оказывало ему помощь, подымая, как того требовал закон, на прежний общий уровень. Незнакомы были этому народу честолюбие и алчность, мятежность и болезненный дух недовольства, политические страсти и себялюбивые стремления. Никто не имел собственности, все принадлежало всем, и все, не только самая страна, было собственностью старшего, но равного, инки, этого небом ниспосланного существа...

И вот этот мирный народ был растерзан хищником Пицаро с его разнузданными войсками, убивавшими детей, стариков, больных, женщин, старух только потому, что в их стране было золото...

Инки не верил, что этот металл, к которому так жадны были эти чужие ворвавшиеся люди, мог иметь какую либо цену, иметь какое либо значение. Когда солдаты набросились на самого старшего инку с его любимым сыном, оба они не знали, что достаточно было, протянуть солдату руку с золотом и жизнь их могла бы быть спасена.

Но старший инка Атахуальпа чутьем понял это и, прикрывая голову своего любимца сына левой рукой, он правою снял золотую застежку со своей одежды и протянул ее солдату насильнику Педро Алькону. Можно было заметить, что была какая то нерешительность в этом движении, какое то колебание, словно он этому замыслу не доверял и на успех не смел рассчитывать.

Алькон взял украшение, взвесил его на руке и пожал плечами. Инка снял тогда толстый золотой обруч с левой руки и подал его солдату. Тот опять взвесил, сжал губы и в нерешительности выпучил глаза. Тогда Атахуальпа, с обычно ему несвойственной порывистостью, сорвал со своей шеи цепь со смарагдами и бросил ее в нагло протянутую руку солдата. На этот раз Алькон удовлетворенно кивнул головою, спрятал драгоценности в кожаный свой нагрудник и вложил меч в ножны.

Атахуальпа смотрел на него ослепленный, он получил доказательство, что у чужеземцев можно купить за золото жизнь. Однако это казалось ему таким чудовищным, что он долго еще стоял в глухом оцепенении, из которого не могли вывести его даже слова любимца... 

 

Золото в Бразилии

Далее следует Бразилия, предназначенная быть одной из самых богатых стран золотом, открытая испанцем Пинцоном в 1500 г.

Присутствие золота было обнаружено с 1543 г., благодаря тому обстоятельству, что местные бразильские индейцы делали свои рыболовные крючки из золота. Однако, только в 1577 г. были найдены первые золотые россыпи.

Первый белый человек, нашедший золото Бразилии на берегах притока реки Смерти, около современного города св. Иоанна был Антоний Родриго. Здесь так же, как и в других местах, история золотой промышленности сопровождалась кровопролитием: богатство золота вызывало постоянные столкновения между властелинами страны, кончавшиеся убийствами и скрытием кровавых следов в потоках „Rio des Mortes", т. е. реки Смерти.

К северу от гор св. Иоанна были найдены также огромные количества золота, результатом чего было основание так называемого золотого города Дель-Рей.

В Бразилии добыча золота в первоначальный период велась обыкновенно в оба сезона, из которых один был дождливый, а другой сухой, причем в последний, когда воды для промывки не хватало, добыча была трудна, т. к. надо было запасаться избытком воды на весь этот сезон. Первоначально промывка производилась в речных отложениях в простых деревянных корытах, понятно, когда возможно было удержать воду на более высоком уровне, почва разбивалась уступообразно на несколько ступеней 20-30' длин, 2-3' ш. и Г высоты На каждой ступени стояло 6-8 рабов, которые, по мере поступления протекающей воды, мешали ее с породой, пока не получалась жидкая грязь. Внизу такой серии ступеней была проделана канава, куда попадала вся грязь и после 5-6-дневного промывания процесс его заканчивался.

Золотые пески относились руками к другой реке и там подвергались другому процессу разделения грязи от металла.

Золотые потоки россыпей обыкновенно были прослеживаемы до выходов коренных кварцевых пород, которые разрабатывались на небольшую глубину открытыми работами.

Эти работы продолжались лишь до тех пор, пока твердость кварца была под силу туземцам-горнякам, но последние были совершенно беспомощны, когда наступал предел твердости, преодолеть которую они были не в состоянии.

В описываемый период золото разрабатывалось также в рудничном районе Герэес, находящемся в гористой местности Бразилии к северу от Рио-де-Жанейро. Первое золото здесь было найдено португальцем Мануэлем Камаром, который сам и добыл себе огромное состояние: но скоро весть об этом распространилась, и несмотря на то, что золотые бразильские месторождения были трудно достигаемы, тем не менее на них скоро закипели работы. Пища и провизия приносилась на плечах рабов с дальнего расстояния, исчисляемого от 200-2000 миль; поэтому стоимость ее была огромна, обыкновенной пищей служили фрукты, расцениваемые на месте весьма высоко. Здесь одна мера ржи стоила дороже, нежели фунт золота. Такая же цена была и одного фунта соли.

Затем золото постепенно было открыто и в других местах в период времени с 1690-1825 г. Наряду с этим, примитивные методы добычи, промывки и обработки золота должны были уступить место более совершенным, что и отразилось на стоимости золота, а это в свою очередь заставило искать рынок сбыта его. Таким обширным и постоянным рынком явился Старый Совет — Европа, со значительным количеством образовавшихся государств, нуждавшихся в золотом обращении и вообще в золоте. Приток золота из Америки на Европейский материк сразу показал свое влияние на развитие золотого дела в Европе: цена золота поколебалась и вслед за этим появились золотые кризисы, давшие себя почувствовать слабо организованным в промышленном отношении странам. Но заокеанную промышленность эти кризисы не волновали: от частных предприятий золотое дело постепенно перешло в акционерные общества, которые, в конце концов, сосредоточив в своих руках наиболее крупные капиталы, сумели крепко держать в своих руках золотую валюту, управляя ею на весь мир. 

Калифорния

В Калифорнии золото было открыто испанцами при занятии ее в XVI ст. Кортес посетил ее из Мексики в 1534 г. и вернулся обратно с небольшим количеством золота.

Испанцы владели Калифорнией в течение почти 3-х столетий: но за это время нашли мало золота, т. к. настоящие месторождения золота не были известны, и только в XIX ст. с 1842 г. начинается новая эпоха золотопромышленности всего мира, на золотую арену которой выступила сказочная Калифорния. После президентских выборов в 1842 г. зажглась война Соединенных Штатов с Мексикой, окончившаяся поражением последней, после чего в 1848 г. Калифорния была уступлена Соединенным Штатам в виде компенсации за военные издержки.

Было странное совпадение, что историческое открытие калифорнийского „Эль-Дорадо" совпало с поднятием американского флага.

Нахождение золота, сыгравшего впоследствии огромную роль во всей стране, было случайное, оно было сделано одним европейским поселянином, пожелавшим после девятилетнего там пребывания улучшить свою ферму.

Иоанн Сэттер, немец по рождению, швед по происхождению и француз по воспитанию, в 1847 г. при постройке мельницы на своей ферме, при рытье канавы для спуска воды, заметил с помощью своего приказчика частицы золота. Несмотря на сильное желание сохранить это в тайне, об открытии скоро узнали в округе и бросились искать в русле реки золото, и сразу для всех стало ясно, что берега этой реки со впадающими в нее небольшими притоками содержали много золота.

Известие распространилось подобно огню среди соломы. Только что начавшаяся постройка порта Сан-Франциско была приостановлена, т. к. все рабочие кинулись на поиски золота. В городе все торговцы, чиновники, законоучители, доктора,— все соединились для того, чтобы искать золото.

Солдаты и полицейские оставляли свои посты в поисках золота.

Не успевал какой либо корабль бросить якорь, подъезжая к берегам этого района, как вся команда с пассажирами прощалась с кораблем и торопилась на берег, чтобы присоединиться к этой погоне за золотом.

Когда известие распространилось еще дальше, люди приходили с каждой части Америки, затем стали толпы прибывать из Европы и даже из Азии. Первоначально эмигранты состояли из орегонцев, мексиканцев, перувианцев, чилийцев и китайцев. Но новые золотые места были трудно достижимы. Со стороны материка они были закрыты двойной Цепью высоких гор, а эти горы были отделены от Восточных Штатов на 2000 миль степями и безводными путями, которые только отчасти были известны. Для достижения же Калифорнии водою со стороны Атлантического океана надо было подвергнуться длинной поездке, сопровождаемой морскими штурмами вокруг мыса Горн. Оставался еще путь по суше через нездоровый Панамский перешеек. Но золотой магнит был слишком сильный и побеждал все препятствия. Обыкновенно между августом и декабрем ежегодно не менее 30000 эмигрантов переходили свыше 2000 миль через длинную и безводную местность, встречая на дороге две цепи гор, равные по высоте Альпам, и другие препятствия. Но к этим естественным препятствиям присоединялись еще и другие. Кочующие и воинственные местные племена, испуганные этим бесконечным потоком белых людей, очень энергично противодействовали захватам их охотничьих земель. Но пришельцев это не пугало, как не пугала их холера, посетившая этот край: живой поток продолжал свой трудный путь по диким скалам горных кряжей, пока не доходил до приятного западного склона у Сиерра-Невады.

Потом шли эмигранты из Европы, большей частью из Британских островов. Эти аргонавты десятками и тысячами—переплывали на простых суднах к Нью-Йорку или другим каким либо портам, чтобы отсюда начать ужасный переход по суше, оставляя на пути свои белые кости, служившие для других хорошим указателем дороги к золотым полям Калифорнии.

В описываемый период эта страна обладала огромным количеством золота; ничего подобного не было ни в прошлом, ни в теперешнем состоянии золотоносных районов всего мира: выход золота был феноменальный. Первые «счастливцы», закрепившие за собой земли на посессионных правах, в короткий срок становились обладателями громадных капиталов.

Добыча в центральных местах давала золота на сумму до 1000 ф. стерлингов в день (1 фунт стерлингов около 10 руб. золотом).

В течение 1848 г. цифра заработка 500-700 долларов (1 доллар равен около 2 рублям золотом) в день составляло обыкновенное явление. Золотая пыль сделалась общепринятой в употреблении, но весьма скоро ценность золота понизилась от 17 до 4 долларов за 1 унцию=31 гр.

В продолжение 1 года издаваемая в Сан-Франциско газета „Калифорния" должна была превратить свое существование, т. к. не было людей, которые могли бы печатать и читать газету. С возобновлением ее через некоторое время издатель говорил, «что рабочие-печатники во время своего путешествия за золотом собирали ежедневно, пользуясь лопатой, кайлой и сковородкой, золота на сумму от 40-120 долларов».

Калифорния с открытием в ней золота положила начало и новой истории в горном деле. До сих пор горное дело не знало свободы труда. Напротив того, с эпохи развития калифорнийского золотого дела, понятие о рабстве было заменено понятием свободы. Первые завоеватели золота были свободными людьми; толпы эмигрантов шли сами, не будучи кем - либо принуждаемы; одновременно с этим свободная работа сопровождалась полным бесправием; жизнь в этих местах протекала при самых первобытных условиях законов, порядков, власти здесь вначале не существовало. В конце концов, каждый человек мог надеяться только на самого себя, свою ловкость, силу и умение обращаться с пистолетом и кинжалом. Свалки между золотоискателями, убийства, игорные притоны, разгул, тяжбы в своеобразных судах—все это было самым обыкновенным явлением. Было поверие: мертвое тело, всплывшее на реке, свидетельствовало о том, что это было случайной смертью, а не умышленном убийством золотоискателя, который, благодаря обильному количеству золота, должен был обязательно пойти ко дну. Вместе с тим смешение чуть ли не всех языков, нервное веселое ежедневное возбуждение, игра в азарт — все это переплеталось между собой и создавало какую-то безумную вакханалию, девизом которой было только — золото и золото!

В первый период работы по добыче золота велись на поверхности. Применяя весьма простые промывки в течение двух лет, Калифорния давала ежегодно золота на сумму 10000000 ф. стерлингов. Через несколько лет, когда поверхностные руды были истощены и добыча их россыпей стала затруднительной, постепенно перешли к более совершенным техническим способам, в особенности при разработке коренных кварцевых месторождений, применяя последовательно, начиная с 1850 г., подземные работы, специальную промывку, дробление и измельчение отделений песков, шлаков, гидравлические способы добычи, амальгамации и пр. приемы технической эксплуатации золотых месторождений.

Помимо Калифорнии и др. районов Америки ценные металлы, в том числе и золото, еще раньше были открыты в Австралии в 1835 и 1845 г.г., а затем в Южной Индии.

В семидесятых или восьмидесятых годах XIX столетия сильно развивается золотопромышленность в золотоносных районах западной и северно-западной части Северной Америки с Аляской и Канадой, обеспечивавшей, совместно с калифорнийским золотом, за Северной Америкой первое место по добыче золота в течение этих лет. Но уже в конце XIX столетия колоссальный размах золотодобывающей промышленности Южной Африки побивает американской рекорд и прочно занимает первое место на мировом золотом рынке. И до наших дней Южная Африка, с ее огромными запасами богатейших по содержанию золота месторождений, является крупнейшим мировым поставщиком золота.

 

Мировая добыча в XX веке

Мировая добыча золота в XX столетии характеризуется такими цифрами:

Таблица 1.

Год

Добыча в пудах

Год

Добыча в пудах

1901

26,090

1916

45,420

1905

37,840

1917

41,940

1910

45,420

1919

36,520

1912

47,430

1920

30,940

1914

45,160

1921

30,610

1915

47,050

1922

29,580

 

По данным монетного двора Соединенных Штатов за все время, протекшее с открытия Америки (в конце 15 века) по 1922 г. включительно, добыто на всем земном шаре 28216 тонн золота (1 тонна равняется 61,05 пуд.), всего на сумму 18,8 миллиардов долларов. За последние годы перед мировой войной, 25 лет, в среднем 25% всего добывавшегося золота шло на технические цели, остальное же количество поступало для чеканки монет и в золотые запасы разных стран. В монетном обращении к концу 1913 г. находилось золота на сумму около 20.000.000 рублей. Интересно отметить, что в довоенное время на ежегодную мировую добычу в среднем 700 тонн золота тратился труд приблизительно полутора миллионов людей.


-0+0
Просмотров статьи: 4819       

Комментарии, отзывы, предложения

Уважаемые посетители сайта! Пожалуйста, будьте как дома, но не забывайте, что в гостях. Будьте вежливы, уважайте родной язык и следите за темой: «Золото в прошлом. Обзор от 1500 до н.э. до 1915 года»


Имя:   Кому:


Введите ответ на вопрос (ответ цифрами) "один прибавить 15":