Свободный оборот драгоценных камней не выгоден террористам

Збойков В.А.

Из материалов конференции: «Проблемы незаконного оборота драгоценных металлов и драгоценных камней, а также контрабанды ювелирной продукции», прошедшей 11 мая 2010 года в Москве.
Полностью материалы конференции опубликованы в журнале «ДМДК» №5 (197), 2010

 

Теракт как повод для «закручивания гаек»  

Страшная трагедия случилась в московском метро — теракт унес жизни де­сятков невинных людей. Не прошло и трех дней, как теракты произошли в Киз­ляре... Не может быть никаких сомнений в том, что бороться с подобными чу­довищными преступлениями необходимо всеми доступными средствами. Но эти средства должны быть эффективными, а не демонстративными.

В числе мер, как всегда, и в этот раз упоминалось усиление борьбы с финансированием терроризма. Как сказал министр иностранных дел РФ Сергей Лав­ров в ходе общения с журналистами сразу после терактов в метро, «особого вни­мания требуют источники финансирования терроризма, один из которых нарко­график». Заметим, Сергей Лавров сделал акцент на наркотрафике как на источ­нике финансирования терроризма. Действительно, масштабы финансовых ;редств, возникающих от оборота наркотиков, колоссальны, и по понятным при чинам все они являются «доходами» исключительно преступной среды. Ясно, что наркотрафик — это огромный и принципиально нелегальный бизнес, потому и родственный любым другим преступным действиям, в том числе — терроризму. Но вот что грустно: те же самые опасения в части возможности финансиро­вания терроризма традиционно выдвигаются правоохранительными структу­рами в отношении «незаконного» оборота драгоценных камней. Нет сомнений в том, что произошедшие теракты будут использованы силовыми структурами для обоснования требований не либерализации, а еще большего запрета сво­бодного обращения драгоценных камней. Давайте разберемся, достаточно ли обоснованно мнение о том, что свободный оборот драгоценных камней приве­дет к увеличению финансирования терроризма?

 

Свободный оборот камней неудобен для финансирования терроризма

Сразу оговоримся — речь идет об обороте любых драгоценных камней, кроме алмазов. По целому ряду причин, в числе которых и преимущественно промыш­ленный характер их добычи, и на порядки более высокая среднестатистическая цена, и механизм Кимберлийского процесса, используемый для контроля над их оборотом. Хотя стоит не забывать, что Кимберлийский процесс — это особая те­ма, не лишенная своего лукавства. Так вот, речь идет о добыче и обороте цветных драгоценных камней — рубинов, сапфиров, изумрудов и александритов.

В России нет и никогда не было промышленной добычи рубинов и сапфиров, а промышленная добыча изумрудов и александритов не ведется уже полтора десятка лет. Если не считать очень коротенькой добычи «Зелен камнем», завер­шенной два года назад по причине отзыва лицензии. Но отсутствие промыш­ленной добычи вовсе не означает отсутствие добычи кустарной, хищнической (или хитнической, как часто говорят на Урале). Дело в том, что людям, живущим в монопоселке городского типа им. Малышева, насчитывавшем на начало рос­сийского капитализма 12 тысяч человек, просто нечем более заниматься, как добывать и обрабатывать изумруды и александриты. В каком-то количестве в непосредственной близости от поселка они есть — и на техногенных отвалах Малышевского месторождения, и просто на давно отработанных и потому за­брошенных иных месторождениях Изумрудного пояса Урала.

Что же предложило государство этим людям после прекращения добычи на Малышевском месторождении? Умереть с голоду? Или впасть на десятилетия в медвежью спячку, до прихода «нужного» инвестора? Ведь «неугодного» инвесто­ра государство выгнало, позаботилось. Теперь стало все «хорошо» — легальной промышленной добычи здесь больше нет. Но люди почему-то не хотят вымирать в Малышева, они пытаются поднимать то, что лежит у них под ногами. В прямом и переносном смысле этого слова. Но права-то на это им не дано.

Для добычи даже на техногенной свалке, коей, по сути, являются отвалы, ли­цензию с аукциона пытались продавать, причем за многие миллионы. К сожа­лению, ни Абрамович, ни Вексельберг не спешат профинансировать местным «аборигенам» покупку лицензии на добычу на каком-нибудь изумрудном мес­торождении. Местные оказались вне игры...

А что было бы нужно рядовым жителям Малышева, чтобы и на корм себе зара­ботать, и в преступники не превратиться? Да самую малость — как во всем мире это делается. Получить (только не в Москве, а прямо на месте) за небольшие день­ги право (лицензию или еще что-то) на небольшой участок земли в зоне изумруд­ных проявлений. И честно их добывать. А еще лучше — получить право на сбор камней в любом месте и продажу их в рамках вольноприносительства. Продажу не бандитам, а честным коммерсантам. Можно и еще что-то разумное придумать...

Что мы имеем сегодня? Ради элементарного выживания (а вовсе не баснос­ловного обогащения) местные жители выкапывают камни. На Урале этих людей зовут хитниками. Хитники фактически нарушают сразу две статьи Уголовного кодекса РФ — 192 и 191. В момент добычи камней — статью 192, и тут же, со­храняя камни у себя — нарушают 191 статью. Чудовищно, но люди по жизни практически вынуждены нарушать статьи УК РФ, несущие наказание, сопоста­вимое с наказанием за убийство (по ст. 105 УК РФ за убийство наказание от 6 до 15 лет, а по ст. 191 УК РФ за незаконный оборот драгоценных камней — до 7 лет).

Не лучше жизнь и тех, кто, дыша бериллиевой пылью, в слабо приспособ­ленных условиях у себя на дому гранит эти изумруды. За свой труд им грозит все та же 191 статья УК РФ. Не считая статьи за незаконное предприниматель­ство. Как водится — одно преступление влечет за собой другое... И хотели бы они работать законно, да государство не велит!

Так вот, кому же эти люди могут продать продукт своего труда? Т.е. кто мо­жет быть покупателем как сырых изумрудов, нелегально выкопанных из земли или найденных в отвалах, или покупателем нелегально ограненных изумрудов? Естественно, криминалу. Понятно, что криминальные коммерсанты щедростью не отличаются. А с какой стати платить трудягам много, если им и деваться-то некуда? Ни государству, ни частному бизнесу эти камни они предложить не мо­гут. Нет у них должных документов о происхождении. Остаются бандиты, кото­рым, естественно, документы ни к чему. И дальше изумруды продолжают свой криминальный путь. Само собой, ни на одном участке этого пути государство ни копейки не получает налогов. На что будут потрачены доходы от оборота этих изумрудов, спросить можно лишь у криминальных авторитетов. Понадо­бится — и терроризм профинансируют. Если понадобится.

А что было бы, если бы добыча и оборот драгоценных камней не подпадали бы под статьи уголовного кодекса? Возможно, криминал с рынка и не ушел бы. Но у криминала в этом случае появились бы конкуренты — легальные коммер­санты. Без разницы, как могла бы быть при этом организована скупка камней у вольноприносителей и огранщиков. В любом случае, если не применять какие-нибудь «сверху» установленные абсурдные закупочные цены, рынок сформи­ровал бы всех устраивающий сбалансированный уровень цен на камни. Не имея никаких преимуществ, криминальные скупщики потеряли бы львиную часть ныне существующих объемов. Что было бы реальным вкладом в том чис­ле и в борьбу с финансированием терроризма. Более того. Освобожденный от абсурда, дальнейший оборот добытых вольноприносителями и ограненных гранильщиками, был бы уже не теневым, а легальным. Т.е. дающим государству налоги на всем последующем пути — через ювелиров, через торговлю...

 

Не украл и не отнял? Тогда пойдешь по 191 УК РФ

Впрочем, о каком «криминальном скупщике» могла бы идти тогда речь? Ведь сегодня основная суть «криминальности» как раз и составляет нарушение наду­манной 191 статьи УК РФ! Нет хищения, грабежа. Нет ничего из тех составов преступлений, что распространяются на гражданский оборот «обычных» това­ров. Тогда-то и возникает эта 191 статья. Чтобы лучше почувствовать ошибоч­ность существования этой статьи уголовного кодекса, вчитаемся в две замет­ки, обошедшие весь «ювелирный» Интернет в марте сего года.

 

Заметка 1. «МВД Бурятии пресекло попытку продажи 39 сапфиров. 13 марта 2010 г.

Сотрудники Управления по борьбе с экономическими преступлениями МВД по Бурятии изъяли крупную партию сапфиров. В ходе проведения оперативно-разыскных мероприятий «Проверочная за­купка» оперативниками УБЭП у гражданина 0. изъято 39 камней, которые, как показала экспертиза, яв­ляются сапфирами. Как сообщает пресс-служба МВД по Республике Бурятия, задержанный пытался ре­ализовать камни за тридцать долларов каждый.
В ходе предварительного следствия установлено, что подозреваемый владел в Улан-Удэ фирмой, которая оказывала юридические услуги населению.
Следственным управлением при МВД по РБ в отношении подозреваемого возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 191 УК РФ. Ведется следствие».
Поражают масштабы нашумевшего преступления! «Крупная партия», как следует из заметки, тянет аж на $1170. Интересно, во сколько же государству обошлось раскрытие этого жуткого преступления? А пострадавший кто — госу­дарство? Разве что от затрат на раскрытие этого преступления государство и пострадало. А еще — от недополученных налогов, которые могли бы появиться, не будь в УК статьи 191.

 

Заметка 2. «Драгоценные камни Якутии везли через Украины».

11 марта 2010 года сотрудники отдела по борь­бе с экономическими преступлениями УВД по городскому округу Химки совместно с сотрудниками уго­ловного розыска провели оперативно-розыскные мероприятия по пресечению незаконного оборота драгоценных камней. В ходе мероприятия при попытке сбыта пяти камней - трех камней серого цве­та, двух - зеленого, были задержаны две уроженки Украины 1959 и 1981 годов рождения, временно проживающие в Москве. Как стало известно, необработанные драгоценные камни были ввезены на тер­риторию России через государственную границу Украины. Кроме того, сотрудники милиции выявили, что камни привезены из Якутии. Их стоимость составляет 17 000 долларов США. Изъятые камни от­правлены на экспертизу, решается вопрос о возбуждении уголовного дела по статье 191 УК РФ - не­законный оборот драгоценных камней».
Теперь мы знаем, что нельзя в России пытаться сбывать камни серого и зе­леного цветов — в тюрьму можно угодить. Камни еще только направили на экс­пертизу, чтобы выяснить, что же это такое, но их цена уже известна оператив­никам. Видимо, исходя из этой таинственной оценки, они и решили, что камни эти — драгоценные, а значит, их оборот подпадает по 191 статью УК.
Жаль, что в России нет статьи УК РФ, запрещающей дышать. Вот удобно бы­ло бы... 

 

Отменить импортные пошлины — и предотвратить возможные преступления

Какой смысл в фискальной задаче, если она заведомо невыполнима? Дра­гоценные камни не составляет труда провезти через любую границу незаметно для таможенников. Т.е. администрировать импортные пошлины на драгоцен­ные камни крайне трудно. Само собой, и НДС на нелегально ввозимые камни тоже администрировать не получится. Однако высокими ставками на импорт­ные пошлины на драгоценные камни и наличием НДС очень легко стимулиро­вать их контрабандный ввоз. Вот тут, в отличие от пресловутой 191 статьи УК, возникает состав уже настоящего, а не придуманного преступления.

А не разумнее ли сделать ставку импортных пошлин на драгоценные камни, равной нулю? И НДС на них — тоже равным нулю? Какой тогда будет смысл вво­зить их контрабандно? Никакого. Зато легально ввезенные камни за счет свое­го дальнейшего легального оборота смогут давать уже вполне администрируе-мые налоги.

«Двух зайцев одним выстрелом» : и с криминалом (т.е. контрабандой) борем­ся, и налоги с оборота получать государство сможет. Кроме того, нет сомне­ний, что в условиях свободного оборота (без ст. 191 УК РФ) и в условиях нуле­вых импортных пошлин и НДС, легальная емкость российского рынка драго­ценных камней возрастет многократно.

Если у кого-то есть иллюзии в отношении нынешнего оборота — можно пока­зать официальное письмо ФТС России о том, что в 2008 году от импорта в Рос­сию всех бриллиантов и технических алмазов было собрано... всего $97 тысяч. Это значит, что общая стоимость всех ввезенных в Россию в 2008 году бриллиан­тов и технических алмазов не дотянула до 0,5 млн. долларов. Кто в это поверит?

 

Теракт — преступление малозатратное

В заключение хотелось бы отметить невысокую для предотвращения терро­ризма эффективность мер по борьбе с его финансированием. Как отмечают спе­циалисты (разумеется, силовых структур), для совершения террактов много де­нег вовсе не требуется. Приведу фрагмент статьи «Подготовка «черных вдов» для взрывов в московском метро обошлась в $20 тыс.» из газеты «Газета» от 20.03.10:

«Спецслужбы отмечают, что использование террористов-смертников весьма эффективно. Подоб­ные атаки уносят в 4 раза больше жизней, чем традиционный теракт с заложенным взрывным устрой­ством. При этом людей, получающих ранения в результате подобной атаки, в 26 раз больше, чем ра­неных и контуженных в результате обычного теракта.

Стоит сказать, что теракт с использованием смертников относительно дешев. Так, по мнению рос­сийских спецслужб, взрыв на станции метро «Автозаводская» в феврале 2004 году его организаторам обошелся в сумму не более $10 тыс. Сюда входят расходы на билеты до Москвы, несколько дней жиз­ни в столице, вознаграждение организаторам теракта, которые встречали и сопровождали смертника к месту атаки. От $3 тыс. до $5 тыс.- семье смертника. Впрочем, на этом могут и сэкономить.

Судя по всему, примерно в такую же сумму обошлась подготовка террористов и для последних те­рактов в московском метро».

Думаю, всем понятно — столь небольшие суммы у людей, ставящих целью совершение теракта, найдутся всегда. Ну, хотя бы, за счет продажи жилья тер­рористов-смертников. Можно ли в этом случае вообще говорить об эффектив­ности борьбы с «финансированием терроризма» ?

 

ИТОГ

На рынке драгоценных камней, как и на любом другом рынке, присутствуют криминальные элементы, и будут присутствовать всегда. Вот только на рынке, открытом для свободного оборота, этим преступным элементам придется конкурировать с легальными участниками рынка. Что неизбежно приведет к снижению эффективности для криминала этого бизнеса со всеми вытекающи­ми последствиями. А на рынке, где «все нельзя», криминалу всегда очень и очень комфортно. Кстати, про коррупцию забыл упомянуть. Хотя это и так всем понятно...


-0+0
Просмотров статьи: 13755, комментариев: 7       

Комментарии, отзывы, предложения

123, 26.06.10 15:12:23

Особенно хороша идея насчет введения новой статьи УК - не дышать.

Например, можно так:

Статья 191а

Дыхание в нарушение правил, установленных законодательством Российской Федерации, а равно незаконные дыхание без специального разрешения (лицензии) или с нарушением условий лицензирования, наказывается ....

....

Разрешение/лицензию выдавать только в Москве чиновникам и милиции.

Все остальные автоматически становятся преступниками и с ними, соответственно, можно делать все что угодно: можно откат взять, а можно и посадить.

А что же наша Дума думает? Чего она там сидит?

Виктор., 26.06.10 17:01:52

Как чего сидит. Думу думает, как еще лучше обобрать))

Сергей, 05.07.10 01:08:28

Ну как же палки?? Надо же доблестным сотрудникам мвд раскрываемость преступлений повышать.не будет 191 статьи и преступников меньше будет,а это не порядок!! звездочки то надо получать...

Борис, 08.07.12 13:17:07

В статье рассмотрен один из аспектов незаконного оборота драгоценных камней.

Вообще аспектов, связанных с Уголовным наказанием множество и наказание по ст. 191 УК РФ, в условиях фактического отсутствия детального регулирования законодательством вопросов,- как оборота драгоценных камней, самого понятия "драгоценный камень" и особенно проведения экспертиз выносит сам процесс следствия экспертизы и вынесения приговора из правового поля. Законодательство практически оставляет пробелы по многим вопросам, а людей наказывают.

Кроме того, ни для кого не является секретом, что незаконный оборот драгоценных металлов находится под "крышей" сотрудников МВД и ФСБ и в основном курируется (осуществляется) уроженцами Северного Кавказа, отсюда напрашивается соответствующий вывод и про незаконный оборот драгоценных камней и про наплевательство к предотвращению и пресечению терактов сотрудников МВД и ФСБ. В такой ситуации следует предполагать и открытое противодействие сотрудников указанных органов, заинтересованных в незаконном обороте, раскрытию и предотвращению терактов. У рядового сотрудника полиции или ФСБ, без поддержки с самого верха структуры ничего просто не выйдет, т.к. он будет сразу раскрыт и препровождён в места не столь отдалённые.

Виктор, 22.08.15 20:27:59

Давайте разберемся, достаточно ли обоснованно мнение о том, что свободный оборот драгоценных камней приведет к увеличению финансирования терроризма?

КЕН, 23.08.15 01:39:18 — Виктору

Это лапша, которую вешают на уши пиплу.

Виктор, 21.11.15 13:22:19

Биткоин слишком свободен, чтобы его легализовать в традициях default contry. А такой биткоин «там» никому не выгоден.

Уважаемые посетители сайта! Пожалуйста, будьте как дома, но не забывайте, что в гостях. Будьте вежливы, уважайте родной язык и следите за темой: «Свободный оборот драгоценных камней не выгоден террористам»


Имя:   Кому:


Введите ответ на вопрос (ответ цифрами) "один прибавить 10":