Наши законы о золотопромышленности. Из истории золотодобычи до 1872 года

Лоранский А.
Золотодобыча, №114, Май, 2008

От редакции бюллетеня "Золотодобыча". За двухвековую историю добычи золота российское законодательство менялось неоднократно. Государство добычу золота то монополизировало, то разрешало только избранным сословиям, то всем гражданам России без исключения. Золото необходимо было сдавать в государственные лаборатории, государственные золотоприемные кассы или его отпускали в свободное обращение. В статье Лоранского приводится описание законов, действовавших 150 лет назад. Они относятся, в основном, к россыпной золотодобыче, так как рудной в то время почти не было, и она принадлежала государству. В целом законы были просты и логичны, но существовали положения, которые мешали развитию отрасли. Отметим, что в настоящее время россыпной золотодобыче мешает почти то же самое, и даже в больше мере, чем раньше.

___________________________

От правильного положения и рационального развития золотопромышленности зависят, с одной стороны: благосостояние многочисленного класса людей, работающих на золотых промыслах, а с другой, — довольно значительные доходы государства. Стоимость ежегодно производимого золота доходит до 26 млн.руб., а доходы правительства от пошлины с золота, добываемого на частных золотых промыслах, превосходят 3 млн.руб. и составляют один из главных доходов по смете Горного Ведомства.

 

Добыча шлихового золота и доход от золота, добытого на частных приисках

       Годы

              Добыча шлихового золота

     Доход, млн.руб. (серебром)

          Пуды

        Тонны

1847

1757

28,1

-

1868

1711

27,4

2,62

1869

2037

32,6

3,35

1870

2144

34,3

3,66

 

Между всеми странами, производящими золото, России принадлежит третье место. Количество добываемого в ней золота составляет 12% ежегодной добычи всего света. Вследствие важности этой промышленности и значительности интересов, связанных с нею, существование тех или других законов, способствующих или затрудняющих ее развитие, в высшей степени важно и рассмотрение их не может не представлять серьезного интереса. 

Но так как всякий закон, чтобы быть вполне целесообразным и полезным, должен удовлетворять потребностям того предмета, относительно которого он издан, то, прежде всего, необходимо, хотя бы кратко, очертить настоящее положение золотого промысла, выяснить то направление, которое он принимает, те потребности, которые в нем проявляются, и затем уже рассмотреть действующие законы, определить насколько они согласуются с этим направлением, насколько удовлетворяют этим потребностям, и, наконец, указать те проблемы, которые в них остались. 

Нельзя не признать того факта, что крупная золотопромышленность отодвигается все далее и далее на восток и в настоящее время сосредотачивается преимущественно на самой восточной окраине России; тут, без всякого сомнения, золотое дело примет большие, может быть невиданные еще в Сибири размеры и блеск. В этом громадном крае, поражающем своей обширностью и вместе с тем пустынностью и суровостью, находится еще много мест, которые ждут только предприимчивых капиталистов, чтобы обнаружить богатства, заключающиеся в их недрах.

Совершенно другие качества, другое направление имеет золотое дело во всей остальной России. Это направление выражается в преобладании мелкой золото-промышленности, которая получает все большее и большее значение и с каждым годом захватывает все большие районы. Подобное направление, для своего правильного хода и полного развития, требует особых мер, которые можно обозначить одним выражением: наибольшей свободы золотопромышленности. Те расходы, те формальности, наконец, те стеснения, которые не оказывали особого пагубного влияния на крупных золотопромышленников, могут окончательно раздавить мелкую золотопромышленность при самом ее возникновении. В устранении препятствий и в облегчении развития мелкой золотопромышленности должны главнейше состоять все реформы золотого устава, к рассмотрению которого мы теперь и приступим.

До 1870 года отыскивать, разведывать и разрабатывать золотоносные россыпи было дозволено почти на всей российской территории:

1) в Западной и Восточной Сибири, за исключение некоторых мест Алтайского и Нерчинского округа;

2) в обеих частях Амурского края, исключая участки, приграничные к Нерчинскому округу и находящиеся в распоряжении кабинета Его Величества;

3) в Оренбургском крае и в областях Семипалатинской и Сибирских Киргизов;

4) на казенных и общественных землях во всех губерниях Империи за исключением Пермской, где частный золотой промысел на казенных землях допущен только в Вагранской даче и в Гороблагодатском горном округе;

5) на Кавказе и за Кавказом;

6) на землях частных заводов хребта Уральского, где производство золотого промысла предоставлено исключительно заводовладельцам или тем лицам, кому они дадут разрешение.

К производству золотого промысла (разведке и добыче) допускались: потомственные и личные дворяне; почетные граждане; купцы 1-й гильдии и лица, имеющие свидетельство этой гильдии; почетные смотрители учебных заведений и др. Дозволение на производство золотого промысла давалось с разрешения Г-на Министра Финансов, причем как для отыскивания, так равно и для разработки срока никакого не полагалось.

 

В случае открытия россыпи золотопромышленник заявлял об этом земскому суду, причем в заявке россыпь должна была быть обозначена. Первоначальная точка заявки в натуре обозначалась глубокою ямою и глубоко вкопанным столбом с вырезкою на нем первых двух букв имени и фамилии золотопромышленника или его товарищества. Число пробитых шурфов не должно было быть меньше двух на версту; из всех шурфов по крайней мере один должен показывать присутствие золота. Отвод заявленного прииска, в случае законности заявки, производился не позже, как через год по поступлении от золотопромышленника просьбы об отводе.

К каждому прииску отводилась площадь до 250 тысяч квадратных сажен, причем в ширину площадь имела не менее 100 сажен и, таким образом, длина ее не превышала 5 верст, то есть выделялась площадь примерно 200 × 5000 м. Отвод производился всегда вверх по течению воды от первоначального пункта заявки.  Двух площадей подряд одному и тому же лицу не отводилось.

По утверждении отвода Горным правлением, золотодобытчику выдавался в том же году, в котором получен отвод, план на площадь и межевой журнал. Приступать к разработке отведенной площади промышленник мог сразу по получении плана, до этого времени он мог производить разведочные работы. По получении плана на прииск, золотопромышленник был обязан на каждую полную площадь в течение двух лет добыть и промыть золотосодержащего песка не менее 50 кубических сажень (400 м3). Если промышленник не исполнял этого правила, то он за каждую непромытую сажень обязан вносить каждое двухлетие по 20 руб. серебром в местное уездное казначейство. Если деньги не вносятся к сроку, то прииск отбирался в казну.

 

Относительно взимания подати все золотые прииски разделяются на три разряда: к первому (I) относятся прииски, где добывается от одного золотника до двух пудов, ко второму (II) — от двух до пяти и к третьему (III) — более пяти пудов. С приисков I разряда взыскивается по 5%, со II — за первые два пуда по 5%, а за количество свыше сего по 10, а с III разряда за первые пять пудов по 10, а свыше сего по 15%. Кроме процентной подати, с золотопромышленников взыскивалась еще особая фунтовая денежная подать для покрытия некоторых расходов по содержанию полиции, воинской команды и пр. Подать эта взималась в следующих размерах: с приисков I разряда по четыре рубля с фунта лигатурного золота, с приисков II разряда по шести и III разряда по 8 руб. серебром.

Добытое шлиховое золото, смотря по месту добычи, отвозилось золотопромышленниками в Барнаул или Екатеринбург, где оно сплавлялось в золотосплавочных лаборатория, пробовалось и затем отправлялось специальным караваном на С.-Петербургский Монетный двор.

 

Местный надзор за частными золотыми промыслами полагается двоякий: один со стороны управления горного, а другой со стороны управления гражданского или губернского. Первый относится к порядку заявки и отвода россыпей, добывания из них золота, приеме последнего и выдаче за него свидетельства и денег. Надзор же со стороны губернского начальства относится преимущественно к обеспечению продовольствием, к сохранению благочиния и к содержанию в порядке и должном повиновении рабочих людей. Кроме этого надзора наблюдение за порядком на частных золотых промыслах возлагается еще на жандармских штаб офицеров.

Для ближайшего местного надзора над промыслами определяются горные ревизоры, из которых каждый заведует известным округом, пространство и пределы которого определяются министром финансов. Ревизоры имеют целью наблюдать: чтобы отводы площадей были произведены правильно, чтобы не было незаконных захватов, не производилось хищничества золота, не перевозилось последнее с одного прииска на другой, чтобы разработка россыпей производилась по правилам горного искусства, а не хищнически и чтобы книги, выдаваемые золотопромышленникам, велись вполне правильно.

Для ближайшего заведывания полицией на золотых промыслах определялись в каждом округе горные исправники. К их обязанностям относилось выполнение на промыслах полицейских дел вообще: сохранение порядка, благочестия, спокойствия и проч. У них была власть наказывать за леность, пьянство, запрещенную игру, побеги и проч. На них возлагалось производство первоначального следствия по уголовным преступлениям, искоренение похищений золота, чтобы не было частной продажи водки и чтобы питейные заведения не были расположены ближе, чем в 50-ти верстах от приисков. При каждом исправнике состояло до 20 казаков.

Вышеизложенные законоположения относились в полном объеме к сибирским золотым промыслам, что же касается промыслов, расположенных в других местах, то для них существовали некоторые незначительные особенности.

 

На Кавказе и за Кавказом право на производство золотого промысла предоставлялось людям всякого звания и состояния за исключением изобличенных по суду в предосудительных поступках. Дозволение на производство золота давалось Наместником Кавказским и добытое золото сдавалось в Тифлисскую Пробирную Палатку. В Оренбургском крае, если под заявленные золотопромышленниками прииски поступали пахотные и сенокосные места, то промышленники обязаны вознаграждать их владельцев.

Вагранские золотые прииски, расположенные на севере Урала, в виде вознаграждения казны за понесенные расходы по открытию их и согласно добровольному предложению самих золотопромышленников, облагались двойною податью.

При рассмотрении всех вышеперечисленных законоположений нельзя легко в них не заметить некоторых коренных недостатков, вредных вообще для всякого рода промышленности и оказывающих неблагоприятное влияние на развитие золотых промыслов.

 

Монополия — привилегированность золотого промысла, т.е. дозволение производить разведку и добычу золота только лицам определенного круга: дворянам, почетным гражданам, купцам 1-ой гильдии и некоторым другим. Подобное правило, стеснительное для всякого рода промышленности, особенно неблагоприятно и для золотого промысла: оно тормозит открытия, уменьшает количество добываемого золота, уменьшает благосостояние местного населения и способствует увеличению его деморализации.

 

Открытие, отыскание золотых приисков, как известно, зависит в большинстве случаев от хорошего знакомства с местностью, энергии и предприимчивости; а потому главнейшими, непосредственными открывателями являются не люди науки, не люди капитала, а местные жители, хорошо изучившие, хорошо знакомые, сроднившиеся с краем. Их опытность, их показания играли и по настоящее время играют, наиболее главную, наиболее существенную роль. Поэтому понятно, что когда эти главнейшие деятели лишены возможности воспользоваться вполне плодами своих трудов, то энергия их должна ослабевать, предприимчивость уменьшаться, что и отражается непосредственно и неизбежно на количестве открытий и заявок; и без сомнения, многие из местных жителей не заявляли своих открытий, ожидая лучшего времени, ожидая большей свободы золотопромышленности. 

Эта привилегированность отражалась также неблагоприятно и на количестве ежегодно добываемого золота, потому что очень много мелких, незначительных месторождений могут только тогда разрабатываться, когда рабочий является вместе с тем и хозяином предприятия. Они остаются в большинстве случаев тунележащими, а если вспомнить, какое значительное количество подобных месторождений находится в каждом округе, то нельзя не согласиться, что потеря от их неразработки не могла быть мала.

 

Наконец, эта монополия золотого промысла способствовала увеличению деморализации местного населения, потому что последнее, с одной стороны, видя себя окруженным повсюду золотом, прельщаемое легкостью добычи и обогащения, а с другой, не чувствуя ни малейшей справедливости, ни малейшего основания в тех стеснениях, в тех ограничениях, которые ставил закон, решалось на хищническую добычу. Последняя, как известно, производилась в значительных и обширных размерах. Вследстие всего этого уничтожение привилегированности и дарование права всем заниматься золотым промыслом представляется вполне необходимостью. Эта необходимость тем более чувствуется в настоящее время, когда очевидно, что в ходе развития золотого дела наступает период мелкой золотопромышленности, а последняя может существовать не иначе, как при отсутствии всяких регламентаций и стеснений.

Но для развития золотопромышленности, а в особенности мелкой, мало еще дать дозволение искать и разрабатывать золотые пески, но надо еще предоставить возможность для этого. Дозволив формально для всех золотой промысел, но вместе с тем стеснив его значительными и неравномерными податями, разными излишними формальностями при отводе, приеме и расчете — это значит не исцелить больные места, не улучшить дело, а только прикрасить. Вследствие этого необходимо:

Изменить законы, относящиеся до разведок, заявок, отвода площадей и расчета за добытое золото. При существующих правилах едва ли возможно ожидать развития мелкой золотопромышленности, потому что условия, в которые поставлен промышленник настолько стеснительны, что во многих случаях способны убить в самом начале всякую энергию и предприимчивость.

 

В итоге А.Лоранский делает следующие выводы.

Выдача дозволительных свидетельств на розыски золота положительно излишняя. Как не уменьшена была бы сложность процесса получения дозволительных свидетельств и хотя бы последние выдавались не Министерством Финансов, а местным становым приставом, то все-таки они совершенно излишни, и как всякая излишняя формальность, в большей или меньшей степени тормозят дело.

Порядок отвода россыпи также крайне желательно было бы улучшить в отношении срока отвода. Хотя в настоящее время и полагается относительно небольшой срок, а именно не более года, но этот срок может быть не особенно продолжительный для крупных золотопромышленников, предлагающих работать в течение многих лет, крайне тягостен и неудобен для мелких промышленников, особенно же для простой артели рабочих, работающей иногда в продолжении одного лета и вымывающих только несколько фунтов или пуд золота.

 

От редакции бюллетеня "Золотодобыча". Выше были рассмотрены основные положения российского законодательства и налогообложения, существовавшие со времен Императора Николая I, утвердившего в 1838 г. «Положение о частной золотопромышленности на казенных землях Сибири». По этому «Положению...» владение золотыми промыслами разрешалась ограниченному кругу лиц, в основном дворянству и купечеству. Дозволение на работу с золотом и владение приисками давалось с разрешения Министра финансов. Простой люд не мог получить разрешение на владение приисками, но мог добывать золото (стараться) на землях у золотопромышленников по договору. Практические вопросы разведок и отвода земель под прииски решались на местах в Горных управлениях. Налоги золотопромышленники платили с добытого золота. Прииски делились на 3 класса: с добычей золота до 16 кг золота в год — I класс, 16-80 кг — II и более 80 кг — III класс.Налоги составляли 5–15% в государственную казну плюс 4–8 рублей с фунта (1-2%) на местные нужды. Минимальные налоги были установлены для приисков I класса, максимальные — для III.В 1870 г. вышел новый «Устав о золотопромышленности». Ниже подробно описаны все изменения законодательства, принятые в «Уставе...» 1870 г.

Лет десять тому назад (по отношению к 1872 г. — ред.), вследствие уменьшения доходов казны, был предпринят пересмотр законов о золотопромышленности, результатом которого явился новый «Устав о золотопромышленности», вышедший в 1870 г. Рассмотрением этого устава мы и займемся теперь.

Во-первых, посмотрим, насколько расширено право частных лиц заниматься золотым промыслом?

Во-вторых, насколько изменены порядки разведок, заявок и отвода площадей?

В-третьих, насколько облегчен расчет за добытое золото?

В-четвертых, что предпринято в видах уменьшения захватов?

В-пятых, не сделано ли каких-либо особых нововведений и изменений?

В-шестых, насколько изменены законы о рабочих на золотых промыслах?

В-седьмых, каким духом проникнут новый устав о золотопромышленности?

 

Новым золотопромышленным уставом право заниматься золотым промыслом предоставлено всем лицам, пользующимся гражданскою правоспособностью, за следующими исключениями:
а) Лицам благо духовенства дозволяется иметь участие в золотопромышленных товариществах, но личное производство золотого промысла им воспрещается.
b) Служащим в Министерстве Финансов по Горному Управлению — повсеместно.
с) Чинам полиции судебного и горного ведомств, а также служащим по Главному и общим губернским управлениям Восточной и 3ападной Сибири, в пределах той части Сибири, где они состоят на службе.
d) Тем же чинам, служащим в губ. Европейской России — в той губернии, где они состоят на службе.
е) Женам и неотделенным детям лиц, означенных в сей статье, в тех местностях, где воспрещено их мужьям и отцам.
f) Евреям в тех местностях, где им воспрещено постоянное жительство.
g) Лишенным всех прав и преимуществ лично и по состоянию присвоенных.

Таким образом, всякая монополия устранена и новым уставом право заниматься золотопромышленностью предоставлено всем лицам, за небольшими и притом вполне необходимыми исключениями.

 

Что касается до порядка разведок, заявок и отвода площадей, то во всем этом нет никаких существенных изменений и улучшений. Дозволительные свидетельства на разведки оставлены по-прежнему, но только выдача их производится не Министром Финансов, а местным Главным по золотому промыслу управлением на подведомственных ему округах и Горным Департаментом на те губернии, в которых нет Управлений по золотому промыслу. Срок отвода не только не уменьшен, но даже увеличен до двух лет, без всякого исключения даже для тех мест, где прииски отстоят недалеко друг от друга. Размер отводимых площадей изменен в том смысле, что, в Восточной и 3ападной Сибири длина отводимой площади не должна превышать пяти верст (5,3 км), в ширину же может быть отведена вся долина от горы до горы, с тем только, чтобы впадающие, с обоих сторон, в реку ключи, речки и прилегающее cyxиe лога, если они свободны от других заявок, не входили бы в состав отводимой площади далее двухсот пятидесяти сажен от их впадения.

Порядок расчета за добытое золото оставлен прежний, тут не сделано никаких улучшений.

 

Для уменьшения захватов площадей установлена новая, так называемая, посаженная подать, пофунтовая же подать уничтожена; вместе с тем отменена обязанность золотопромышленников промывать в каждые два года известное число сажен.

Посаженная подать берется за право пользования казенными и принадлежащими кабинету Его Императорского Величества землями под золотые прииски; взыскивается ежегодно по пятнадцати копеек за каждую погонную по длине прииска сажень; причем она начисляется со дня выдачи промышленнику актов на прииске и прекращается в день возвращения им или отобрания от него сих актов. Посаженная подать вносится золотопромышленником за истекающий год к 31 декабря.

Пофунтовая подать приносила ежегодно правительству до 400 тыс. руб. дохода; уничтожив ее и установив посаженную подать, правительство нисколько не уменьшило своих доходов, так как такая же сумма может быть получена с 1070 полных отводов, а в одной Пермской губернии действуют до 150 приисков. В 1870 году в России и в Сибири действовало 1034 прииска и, принимая во внимание, что с каждым годом число действующих приисков значительно увеличивается, нельзя сомневаться, что оно не только достигнет, но даже превзойдет 1070 отводов.

Посмотрим же, насколько посаженная подать уменьшит захваты и вообще, какое она будет иметь влияние на ход развития золотопромышленности? Посаженная подать взыскивается в количестве 15 коп. с каждой погонной сажени, следовательно всякий золотопромышленник, имеющий полный отвод, должен заплатить 375 руб. посаженной подати, несмотря на то, сколько бы он не добыл золота. Прежняя фунтовая подать бралась в следующих размерах: с приисков первого разряда по 4 руб. с фунта, второго— по шести и третьего— по 8 руб. Следовательно, только тот золотопромышленник, который добывает с одного прииска более 1 пуда 7 фунтов золота (ок.19 кг), может быть доволен уничтожением пофунтовой подати; для всех же остальных, т.е. которые получают менее 47 фунтов (19 кг), для тех подать увеличилась, и это увеличение тем значительнее, чем менее вымывает золотопромышленник, т. е. чем менее его доход.

Таким образом, в этой новой подати сразу высказывается довольно важный недостаток: именно величина увеличивается обратно пропорционально доходности приисков. Но так как правительство, устанавливая эту подать, преследовало не фискальные цели, а старалось уменьшить захваты, то она и не может удовлетворить вполне всем требованиям правильной подати, так как иначе пришлось бы брать менее с того, кто менее добывает золота, и ничего не брать с того, кто ничего не добывает, т.е. у кого прииск остается без разработки, следовательно, тут принцип равномерности не может быть вполне применен. Таким образом, посаженная плата увеличивает налоги, платимые мелкими золотопромышленниками и уменьшает платимые крупными; посмотрим же теперь, насколько она уменьшает захваты. Так как эта подать ложится одинаково на все прииски, каково бы ни было их богатство и какой величины не достигала бы добыча, то следовательно, тот, кто получает немного золота, не может владеть многими приисками, не разрабатывая их, а должен будет передать их казне. Так, например, промышленник, добывающий 1 пуд золота, не будет иметь возможности владеть 5 или 10-ю приисками, вследствие чего захват площадей мелкими золотопромышленниками прекратится. Некоторые уверяют, что каждый хороший золотопромышленник, для правильного ведения своего хозяйства, должен непременно иметь в запасе несколько приисков, а потому уменьшение этих запасов, происшедшее от посаженной подати, должно отразиться неблагоприятно на золотом деле. Мы вполне соглашаемся с мнением о необходимости иметь запасы, но вместе с тем считаем, что эти запасы не должны быть чрезмерны, а то, при прежнем порядке, иногда лицо, добывающее 1 или 2 пуда золота, владело 10-12 приисками.

Следуя подобному расчету, надо было бы дозволить промышленнику, добывающему 100 пудов золота, захватить 1000 или еще более приисков. Что касается крупных золотопромышленников, то посаженная подать не будет иметь силы уменьшить их захваты. Прежде, в предупреждение захватов, было постановлено, чтобы золотопромышленник с каждого полного отвода добывал ежегодно по 25 куб.сажень (100 м3) песку или, в противном случае, вносил по 20 руб. за каждую непромытую сажень, что, в случае неразработки им прииска, составило бы 500 руб. в год. Посаженная же подать составляет всего 375 руб. в год, кроме того, золотопромышленники избавлены от пофунтового сбора; как же велик был последний, можно судить потому, что в настоящее время есть одна компания, которая должна бы заплатить 98 тыс.руб. пофунтовой подати, посаженной же она платит всего 1125 руб. серебром. Следовательно, если прежнее обязательство вносить ежегодно по 500 руб., не могло уменьшить захватов, то посаженная подать, составляющая всего 375 руб., не может иметь никакого влияния на крупных золотопромышленников. Таким образом, оказывается, что посаженная подать уменьшит захваты только в тех местах, где существует мелкая золотопромышленность, именно: на Урале, в 3ападной Сибири и в некоторых местах Восточной Сибири. Но это её качество не в состоянии выкупить того недостатка, который может иметь крайне неблагоприятное влияние на мелкую золотопромышленность, а именно: вследствие своей чрезмерности она может раздавить мелкую золотопромышленность.

В настоящее время среднюю добычу золота с прииска, в тех местах, где преобладает мелкая золотопромышленность, можно считать от 10–15 фунтов (4–6 кг), что составит около 5000 руб. серебром, и с этого золотопромышленник должен отдать правительству 5% обыкновенной подати (250 руб.) и, кроме того, 375 руб. серебром посаженной платы. Подобный налог (625 руб. с 5000 руб.) нельзя не признать чрезмерным, доказательством чему может служить то, что в последний год на Урале не было сделано никаких заявок и многие золотопромышленники решились оставить разработку приисков.

Что же предпринять в видах уменьшения захватов, если, с одной стороны, прежний порядок, т.е. требование разработки приисков, оказался на практике неудобным и недостигающим своей цели, а с другой — если посаженная подать, не уменьшая захватов, может совсем уничтожить мелкую золотопромышленность?

Какие бы правила не выдумывали, какие бы подати не налагали, но захватов уничтожить совершенно никогда нельзя; богатый золотопромышленник будет всегда иметь возможность и выплатить подати и обойти закон, а потому единственно, к чему можно стремиться — это к возможному уменьшению захватов, и это уменьшение, по нашему мнению, лучше всего может быть достигнуто посаженной податью, если только при установлении ее будут держаться известной градации. Градация должна быть такая, чтобы посаженная плата, уменьшая захваты, не стесняла бы мелкую золотопромышленность, а потому она должна быть уменьшена для мелких золотопромышленников и увеличена для крупных.

Но мы уже ранее говорили, что вопрос об уничтожении захватов не может быть решен вполне правильно и справедливо и тут должно стремиться только к возможной равномерности.

В законах о найме рабочих на промыслах сделаны следующие изменения и дополнения. В форме условий, заключаемых при найме, исключен тот параграф, в котором сказано, что работы должны продолжаться не более как с 5 часов утра до 8 часов вечера и таким образом, в этом отношении золотопромышленникам дан полный произвол. Параграфы, в которых говорится, что paбочие должны вести себя честно, не пьянствовать, не грубить и т.д., а наниматель, с своей стороны, обходиться без притеснения, человеколюбиво,— исключены, как совершенно излишние. В остальных же параграфах изменена только редакция, а смысл остался прежний.

 

Сравнивая то, что мы говорили о потребностях золотопромышленности, с тем, что дано новым золотым уставом, надо придти к заключению, что потребности эти еще далеко не удовлетворены. Порядок отвода и отдачи приисков, расчет за добытое золото, правила о разработке золотых рудников и, наконец, самое главное, — вопрос об улучшении положения промысловых рабочих, все это еще стоит на очереди и требует разрешения. Без решения этих вопросов развитие золотопромышленности, и в особенности мелкой, положительно немыслимо. Существование же ее должно считать для многих мест одним из главных условий, необходимых для благосостояния местного населения.


-0+2
Просмотров статьи: 8634, комментариев: 4       

Комментарии, отзывы, предложения

Внук, 21.11.16 05:02:18 — ...

Вот эта статья. Нашел в закромах. не оставил ссылку в комментарии:

""Ого! Какая великолепная статья. Но не удосужилась обсуждения- ни одного комментария. Что-то изменилось на сайте, то ли открыли доступ к статьям всему электорату, а не только зарегиным пользователям, то ли .... В общем в закромах стали открыты очень много неизвестных статей, во всяком случае для меня. Подниму-ка я ещё одну, незаслуженно забытую, в которой ооочень подробно..., прочитаете сами. Самое главное не надо ничего нового придумывать, а только лишь заменить правильными современными словами устаревшие термины. Принять правительству, как руководство к действию, а нам вате таки можно готовиться к земле, ой, готовиться к земляным поисковым работам в новом сезоне.""

Админ, 21.11.16 07:39:52 — Внук, 21.11.16

В закромах ничего не прячется. Надо зайти в раздел "Содержание" и посмотреть интересующие вас разделы. Эта статья в разделе: "История добычи золота". Там еще много статей.

Внук, 21.11.16 10:01:14 — Админ

Конечно же не прячется, согласен. Но судя по просмотрам, 6330, стать напечатана на сайте давно. А вот комментариев только 2. Остальные скрыты и требуют подписки или что-то непонятно . Но раз сейчас мне стали видны комментарии, то значит статья выведена из "только для подписчиков". Раз так, то хотелось бы и прочитать споры о статье. Тем более уже прошёл срок, как бы давности. Просто не верится, что статья не комментировалась.

эима долгая. Вот и листаю содержание.

Думаю, 18.11.17 14:08:09

Интересно, что законы были умные. А сейчас что случилось? Куда делить умные законы?

Уважаемые посетители сайта! Пожалуйста, будьте как дома, но не забывайте, что в гостях. Будьте вежливы, уважайте родной язык и следите за темой: «Наши законы о золотопромышленности. Из истории золотодобычи до 1872 года»


Имя:   Кому:


Введите ответ на вопрос (ответ цифрами) "три прибавить 3":