В Академии наук настаивают на возрождении Министерства геологии


http://zolteh.ru/news/v-akademii-nauk-nastaivayut-na-vozrozhdenii-ministerstva-geologii/
Посмотреть полный текст статьи в новом окне

Просмотров - 417, комментариев - 10       

Комментарии, отзывы, предложения

Недропользователт, 19.02.19 12:34:40

Вот и причина, почему Росгеология вольно разговаривает с Минприроды. Напоминает сказку Пушкина о рыбаке и рыбке.

Хотим денег!, 19.02.19 16:08:46

Ситуация с развитием минерально-сырьевой базы России удручает ученых. За последних два десятилетия серьезных открытий нет: дорабатываются еще советские месторождения.

Чтобы изменить ситуацию к лучшему, полагают ученые, требуется включение минерально-сырьевой базы в план технологического развития страны. Необходимо министерство геологии, которое могло бы контролировать работу по геологоразведке, особенно в случае рисковых проектов. Кроме того, требуется в три раза увеличить финансирование отрасли — с 27 до 96 млрд. рублей.

Брат, 19.02.19 17:15:12

Так сразу и не скажешь, не то сильно наивны "наши ученые", не то чрезмерно ангажированы... А вот ситуация с Россией, как со страной, ученых не удручает?

орегон, 20.02.19 02:40:09

Весьма распространено мнение о том, что МСР России как государству необходимы и, следовательно, оно когда-нибудь будет финансировать, как раньше, геологоразведочные работы, отраслевую науку и добычу МСР.

В наших условиях добыча интересна только самим добычникам и ни в коей мере государству. И никто сейчас не захочет работать по чьей-то указке (только при резкой смене курса).

Мало контроля? Еще захотелось?

Савиных М.И., 20.02.19 08:36:20 — всем

Из интервью главному редактору «МК» (18.02.2019) Павлу Гусеву рассказал глава Минприроды Дмитрий Кобылкин.

— Как вы оцениваете деятельность по открытию и освоению по всей территории России новых месторождений? Есть ли для этого материальные ресурсы?

— У нас рынок твердых полезных ископаемых полностью либерализирован. И если проанализировать его, то видно, что он развивается динамично и многогранно. Есть такие важные направления его развития, как заявительный принцип. Это когда мы привлекаем компании, которые никогда не занимались добычей сырья, но заработали, допустим, на девелопменте и хотят куда-то вложиться. Например, сейчас мы хотим на Дальнем Востоке реализовать этот проект. Сегодня в этой зоне открываются новые маршруты, например Северный морской путь с круглогодичными маршрутами, расширение Транссибирской магистрали. То есть в зоне, где больше всего находится месторождений и полезных ископаемых, мы, максимально привлекая людей, инвесторов, хотим организовать мощное движение. Это даст хороший импульс к развитию. Мы получили одобрение главы государства и сейчас готовим изменения в закон о недрах.

— Но развитие таких месторождений, скорее всего, не повлечет за собой создание больших населенных пунктов. Вся работа будет идти вахтовым методом?

— Вы сейчас прямо в точку попали. Были у меня крупные разработчики — и угольные, и цветных металлов, — обсуждали, создавать ли нам новые города и поселки. Я им сказал, что в Арктике, например, от этого принципа мы уже ушли. Зачем строить город, если зимой там температура до -60 градусов и 9 месяцев — холод и полярная ночь? Лучше туда летать вахтой, это позволяют коммуникации. Зачем повторять ошибки прошлого. Ведь если вернуться к указу об уменьшении выбросов, откуда появились задачи? Оттого, что когда-то рядом с вредными, но стратегическими производствами построили большие города: Челябинск, Магнитогорск, Норильск. Более того, если проблемы с выбросами в таких городах и поселках не будут решены — и об этом я уже предупредил руководителей крупных предприятий, — придется решать вопрос о переселении жителей в более комфортные места. Уверен, до этого не дойдет, ситуацию поправят значительно. Взвесьте такие цифры: при выручке в 156 млрд рублей лишь 1,5 млрд там тратят на экологию, качество жизни людей с территории присутствия. Об этом самое время задуматься и действовать.

Одно рабочее место в Арктике обеспечивает 14 мест в России

— Будучи губернатором Ямало-Ненецкого округа, вы многое сделали для экономического освоения Арктики. Сейчас же стоит во многом противоположная задача: сохранить экологическую чистоту уникального Арктического региона. Как здесь увязать промышленные и ресурсодобывающие интересы нашей страны и сбережения этого уникального пространства, в чем заинтересован весь мир? Каковы здесь ваши приоритеты как министра?

— Одно рабочее место в Арктике сегодня обеспечивает заказом 14 рабочих мест на территории России. Один рубль, вложенный в регион, дает 15 рублей прибыли. У нас очень мало таких уникальных сегментов экономики, которые могут дать очень многое. Ими нужно заниматься, и заниматься системно. Когда мы говорим об Арктике, мы говорим о природных ресурсах: сжиженный газ, нефть, никель, твердые полезные ископаемые. Регион может обеспечивать всю страну долгие и долгие годы. Нам нужно увеличивать скорости и мощности ледокольного флота, потому что в скором времени развернется битва между Европой и Азией за скоростную доставку грузов. Мы должны сомкнуть эти два рынка, чтобы их пути шли через нас.

— Не секрет, что Арктика — зона жесткой политической конкуренции между США, Китаем и Россией. Борьба идет прежде всего за владение сырьевыми ресурсами (газом и нефтью), запасы которых оцениваются в фантастические 35 трлн долларов. Каковы шансы у России выиграть эту конкуренцию, учитывая наше экономическое отставание от соперников? Что может сделать ваше министерство, чтобы помочь в этой конкурентной борьбе?

— Мы ни с кем не боремся, нам чужого не нужно, но свое мы не отдаем. Этот океан, закованный льдами, очень много лет не нужен был никому. А мы всегда в нем находились. Там наши острова, это исторически сложилось. Когда проходило их освоение, мы находили там мусор прошлого. Как он мог туда попасть? Это факт еще раз доказывает, что мы исторически были на этой земле.

— Сможет ли Россия осуществить освоение арктического шельфа своими силами или все же нужно искать партнеров из-за рубежа, создавать концерны?

— Давайте я вам приведу пример: было такое Бованенковское месторождение. К реализации этого проекта трижды приступали во времена Советского Союза. Сбрасывали технику, подходили со стороны океана, прокладывали дороги. Пытались его разбурить, и не получалось. «Газпром» дважды брался за это месторождение, и получилось лишь со второй попытки. Сейчас оно работает по «Северному потоку», дает в 30 стран мира газ. А стало это возможно потому, что стало рентабельно. То же самое и по арктическим проектам. Можно сколько угодно говорить, что арктические шельфы отданы госкорпорациям и нужно пустить туда частный бизнес. Да никаких проблем! Но рынок сегодня сжат и органичен очень сильно, в том числе и из-за санкций, и нефтяники туда не пойдут. Не из-за того, что невозможно зайти в Арктику, а потому, что это дорого. Там нет инфраструктуры, все нужно строить с чистого листа. Поэтому, если завтра всем разрешить покупать лицензии на добычу нефти в Арктике, очередь все равно не выстроится.

…………………………………………………………………………………………………………………………………………………

— Какие направления деятельности будут приоритетны для министерства в ближайшие годы?

— Я разделяю работу Минприроды на два направления. Первое — геология и природопользование, второе — экология и охрана окружающей среды. Если взять первое, это восстановление минерально-сырьевой базы РФ путем системного подхода и комплексного освоения ресурсов. Это государственная геология, которая сейчас не может существовать в графике стоимости углеводорода на мировом рынке. Мы не можем двигаться в геологии с этими синусоидами взлета и падения барреля. Нефтегазовые компании, естественно, занимаются геологией и геофизикой, но интенсивность зависит от того, сколько сегодня это стоит на рынке. А наша геология — это геология горизонта, геология безопасности страны. Она должна двигаться с маленьким линейным подъемом вверх.

Мы должны вернуть российскую геофизику. Это фундаментальная наука о Земле, которая не может принадлежать иностранным компаниям. За прошедшие годы многое отдано, нужно возвращать. Мы должны иметь свое «железо» и свой софт. Также необходимо разрабатывать Мировой океан. Это добыча полезных ископаемых со дна. Нам предстоит это осуществить в течение 30 лет, это наш будущий горизонт. Каждое месторождение на дне Мирового океана в каком-то смысле будет увеличивать территорию РФ, это нужно понимать уже сегодня.

В этом году мы будем заказывать НИОКР для строительства подводной беспилотной робототехники и будем разрабатывать новые варианты подъема пульпы и грунта с пятитысячной глубины. Очень большой блок, который мы тоже берем, — это подземные водные ресурсы. Мы делаем инвентаризацию, хотим понять, как в комплексе работает горизонт потерь. Мы недавно занимались Крымом и пришли к тому, что вопрос не в отсутствии воды, проблема с потерями в сетях. Местная власть этим занимается. Что касается экологии, у нас есть четкий указ президента — национальный план до 2024 года. Мы его начали реализовывать.

Дно, 20.02.19 11:35:51 — читателям

В инете Дмитрий Кобылкин и его «папа» с немецким «отмывочным бачком»

Дну, 20.02.19 14:50:42 — от савиных

Не понял!

Дно, 21.02.19 07:03:35 — Cавиных

Забиваете в поисковик Дмитрий Кобылкин и его «папа» с немецким «отмывочным бачком»

123, 22.02.19 02:20:23 — днищу

ты точно дно

Дно, 22.02.19 10:01:23 — 123 22.02.19 02:20:23

Аргументы есть или за друзей печешься?

Уважаемые посетители сайта! Пожалуйста, будьте как дома, но не забывайте, что в гостях. Будьте вежливы, уважайте родной язык и следите за темой.


Имя:   Кому:


Введите ответ на вопрос (ответ цифрами) "пять прибавить 3":

подписаться на комментарии