Богатства в мусоре. О вторичном использовании отходов добычи

Анита Парбхакар-Фокс (Anita Parbhakar-Fox), научный сотрудник по геоэкологическим проблемам, Университет Тасмании
(University of Tasmania), Австралия
Золотодобыча, №214, Сентябрь, 2016

Публикуется с разрешения автора

 

Развитие каждого рудника происходит в принципе по одному сценарию: разведка, разработка проекта, добыча, закрытие и рекультивация, когда все ресурсы истощились. Однако на самом ли деле последний этап означает конец продуктивной «жизни» месторождения?

На всех рудниках в том или ином виде производятся отходы, например, хвосты. Отработанный твердый материал достаточно часто хранят непосредственно на месте работ или рядом с предприятием. В то же время рекультивация участка добычи — деятельность весьма дорогостоящая, а основное бремя в этом смысле порой падает на плечи обычных налогоплательщиков, а не горнодобывающей компании.

Бремя это тем не менее можно облегчить. Возможно это в том случае, если добытчики изменят свое отношение к рекультивации и начнут рассматривать отработанные материалы не как отходы производства, а как потенциальный источник ценных ресурсов. С этой точки зрения даже обычное хвостохранилище может стать буквально золотым месторождением.

Аппетиты современного общества по отношению к полезным ископаемым несколько изменились. Сегодня фокус сместился в сторону металлов вроде лития, индия или кобальта, поскольку они имеют огромное значение для быстроразвивающейся и постоянно модернизирующейся электронной промышленности. 

Так, например, в этом году правительство Индии представило на суд общественности весьма амбициозный план, согласно которому к 2030 году все автомобили в стране должны стать электрическими. Чтобы достичь этой цели, потребуется очень много лития — основного компонента аккумуляторных батарей.

Мировой лидер по добыче лития на данный момент — Австралия, и это направление способствует росту всей горнодобывающей промышленности страны. Однако сохранить нынешние позиции австралийским предприятиям будет очень сложно. Это объясняется высокими затратами на строительство новых рудников (от 150 млн до 2 млрд австралийских долл.), не говоря о расходах на разведку.

Самое же замечательное заключается в том, что для добычи лития нет никакой необходимости строить новое предприятие. Поблагодарить за это можно современные технологии, позволяющие извлекать ценные металлы (в том числе литий) из материалов с гораздо более низким содержанием, чем обычно бывает в рудах. Другими словами, вместо складирования в отвалы хвосты добычи можно обогащать повторно, и реализация этой возможности приведет к появлению принципиально новых, уникальных, экологичных и ответственных подходов к управлению горнодобывающими компаниями с точки зрения обращения с вторичными продуктами разработки месторождений.

Более того, таким образом можно защитить экологию от токсичных отходов. Так, на большинстве заброшенных рудников Австралии, коих в стране насчитывается порядка 50 тыс., присутствуют химически активные сульфидные минералы, например, пирит, в результате чего в окружающую среду попадает кислота. Процесс этот известен как дренаж кислых шахтных вод (acid mine drainage, AMD), а возможная стоимость очистки гектара земли в этом случае достигает 100 тыс. австралийских долл.

 Изменение подхода к работе с хвостами может не только увеличить срок эксплуатации действующих предприятий, но и вдохнуть новую жизнь в заброшенные. Существует две основные причины, по которым вторичная переработка отходов добычи выгодно отличается от разработки новых рудников. Первая: сокращаются расходы, так как необходимые материалы уже извлечены из недр. Вторая: чем старее рудник, тем больше ценного полезного ископаемого потеряно в отвалах вследствие относительно низкой эффективности применявшихся ранее технологий по сравнению с современными методами.

Например, старый рудник по добыче меди, олова и серебра «Baal Gammon» в Квинсленде. Сегодня дренаж кислых вод с него серьезно угрожает загрязнением протекающим по соседству рекам Джейми-Крик (Jamie Creek) и Уолш (Walsh River). Анализ отвалов отработанной породы на «Baal Gammon» показал, что они достаточно богаты тем же оловом, а также индием, и существует возможность их извлечения с помощью современных металлургических методов. При этом будут удалены сульфидные компоненты, угрожающие местным водным источникам.

Аналогичная ситуация наблюдается в Тасмании: на свинцово-цинковых месторождениях острова есть более сотни заброшенных рудников, на многих из них, например, «Silver Spray», также наблюдается AMD. И здесь изучение отработанных материалов, содержащих сульфиды, участвующих в образовании кислых вод, показывает возможно высокое содержание индия.

Ни в одном из упомянутых примеров проекты по извлечению указанных металлов не разрабатывались — несомненно упущенная возможность.

Есть определенные доказательства, что по сравнению с рекультивацией вторичная переработка хвостов имеет больший финансовый и экологический смысл. В качестве примера можно привести хвостохранилище «Old Tailings Dam» в Тасмании с отвалами отработанного материала высотой более 30 м, накопленными с 1962 по 1982 годы.

Хотя было рассмотрено множество вариантов рекультивации «Old Tailings Dam», в частности затопления или выращивания растительности, сопутствующие технические сложности оказались слишком высокими. При этом богатые пириты, присутствующие в отвалах, могут содержать до 3 % кобальта; для справки:  тонна этого металла стоит более 23 тыс. долл. США. Примечательно в этом примере то, что имеется возможность практически полного извлечения кобальта с помощью технологии бактериального окисления, которая, будучи изначально разработанной для получения золота из пирита, в настоящий момент считается одним из наиболее экологичных методов.

Есть проект по вторичному извлечению золота в уже упомянутой Тасмании, еще один, по извлечению из хвостов олова, на подходе. По этому пути пошли и некоторые другие страны, например, ЮАР и Боливия.  

В условиях развития технологий и общего экономического спада горнодобывающей промышленности компании получили больше стимулов, чем когда-либо, обратиться к отходам добычи как к потенциальному источнику ценных ресурсов. Их вторичная переработка может помочь отрасли восстать из пепла кризиса и улучшить окружающую среду. 


-0+1
Просмотров статьи: 1552, комментариев: 9       

Комментарии, отзывы, предложения

Соболев А.О. , 25.11.16 13:11:17 — всем

Данная тема обсуждалась на прошедшей под Москвой конференции "Опробование рудных месторождений " (15-17 ноября) в докладах А.И. Ежова и Ю.В. Прусса. Увы , в РФ существует много административных барьеров для разработки "техногенных месторождения" . Административные органы не позволят разрабатывать такие объекты без "постановки на баланс"и получения множества разрешений. Так что без проведения разведки и оценки не обойтись, а желающих её проводить на таких объектах нет.

Брат, 25.11.16 14:17:12 — Соболев А.О., 25.11.16

Ах, как верно поместили вы в кавычки "техногенные месторождения"! В российском законодательстве, регулирующем недропользование, официально нет такого понятия и термина. Поэтому утверждение, что "в РФ существует много административных барьеров для разработки" таких месторождений, я полагал бы не вполне корректным.

Изложенная вами позиция "административных органов" и ее последствия общеизвестны. Эта позиция не вытекает с неизбежностью из норм российского законодательства и является частным, пусть и очень весомым, мнением. Поэтому в России общих решений в данной сфере на сегодня не существует; все вопросы по объектам "техногенки" должны решаться нами вдумчиво, по возможности неконфликтно и сугубо индивидуально. С пониманием того, что есть и объекты, персонификация которых уже невозможна.

Хотелось бы обратить внимание на абсолютно разумное, на мой взгляд, предложение автора статьи, Анита Парбхакар-Фокс (Anita Parbhakar-Fox), добытчикам: "рассматривать отработанные материалы не как отходы, а как источник ценных ресурсов". Самое смешное, что действующее российское законодательство такую возможность недропользователю предоставляет.

Шаощашо, 25.11.16 16:49:51 — Брат

Индивидуальный подход к решению общих вопросов, а так же сведение любой проблемы к частностям и приводит к административным барьерам не зависимо от сферы деятельности.

Реалист, 25.11.16 17:18:57 — Брат

Вы теоретик, однако. Начни копать техногенку, тут же конфискуют золото, как добытое незаконно и ты его уже не увидишь. Это, как минимум. Было бы чего отобрать, а повод найдется.

Брат, 25.11.16 20:38:44 — Шаощашо, 25.11.16

Я придерживаюсь немного другой позиции и не оперирую столь общими категориями. А вот конкретно ситуация с "техногенкой" при отсутствии общего решения вопроса, начиная с отсутствия понятийного аппарата, может быть разрешена исключительно в индивидуальном порядке.

Поэтому я, как правило, не претендую на решение общих вопросов, но стараюсь разрешить частности. Индивидуальный же подход приводит к возникновению административных барьеров лишь постфактум и только когда он дает устойчивый положительный результат, нежелательный для системы. А так-то причины возникновения административных барьеров в основном совсем иные...

Брат, 25.11.16 21:01:14 — Реалист, 25.11.16

Я себя позиционирую, как осторожного прагматика, однако. Если просто начать копать техногенку, то есть шанс увидеть не только минимум, но и максимум. Но вы же Реалист, дружище... Лицензия, проект, реализационная схема, учетная политика - у вас же все это увязано и отлажено. То есть отдать свое можно только в приступе альтруизма, а уж желающие, вы правы, найдутся. Так на то и жизнь...

Магадан, 26.11.16 03:02:56

"Лицензия, проект, реализационная схема, учетная политика - у вас же все это увязано и отлажено." - и везде надо: дать, дать, дать... Потому у нас техногенка не востребована. Просто дорого.

Брат, 26.11.16 12:45:08 — Магадан, 26.11.16

Позволю себе не согласиться. Где-то, наверное, надо и дать... Однако частота и размер этого "дать" (либо отсутствие такой необходимости) определяются нашим профессионализмом при увязке и отлаживании - лицензия, проект, реализационная схема, учетная политика.

Если давать везде, то это сродни "древнейшей профессии" и тогда техногенкой, да и недропользованием вообще, действительно, лучше не заниматься.

Магадан, 27.11.16 02:40:32 — Брат

У нас много платежей законных: за лицензию, проект, разведку, экспертизу... вы сами знаете. А если не подмажешь, то годами ходить по кабинетам придется. Как тут не дашь? Вот в сумме и получается слишком дорого для техногенки.

В Тасмании тоже, наверное, не запросто получить лицензию на горные работы, но отвалы они постараются убрать.

Уважаемые посетители сайта! Пожалуйста, будьте как дома, но не забывайте, что в гостях. Будьте вежливы, уважайте родной язык и следите за темой: «Богатства в мусоре. О вторичном использовании отходов добычи »


Имя:   Кому:


Введите ответ на вопрос (ответ цифрами) "три прибавить 3":

подписаться на комментарии