Мировые тенденции в кустарной и мелкомасштабной добыче

Перевод с англ.: Верхозин С. С., АО «Иргиредмет»
Золотодобыча, №233, Апрель, 2018

Международный институт устойчивого развития (англ. International Institute for Sustainable Development, IISD) опубликовал отчет по современным тенденциям в области кустарной и мелкомасштабной добычи в мире, основные тезисы которого представлены в данной статье. Отчет подготовлен для Межправительственного форума по добыче, минералам, металлам и устойчивому развитию (англ. Intergovernmental Forum on Mining, Minerals, Metals and Sustainable Development, IGF).

 

Кустарная и мелкомасштабная добыча является важным источником прямого и косвенного дохода для миллионов людей, проживающих примерно в 80 странах мира. В основном она распространена в африканских регионах к югу от Сахары, в Азии, Океании, Центральной и Южной Америке. Если в 1993 г. в этом секторе, по некоторым данным, было занято порядка 6 млн человек, то в 1999-м, согласно информации от Международной организации труда (англ. International Labour Organization, ILO), число добытчиков увеличилось уже до 13 млн (включая женщин и детей); еще 80–100 млн так или иначе зависели от этой деятельности.

За последние несколько лет число людей, напрямую и косвенно связанных с кустарной и мелкомасштабной добычей, практически удвоилось, достигнув в 2014 г. примерно 30 млн и 150 млн человек соответственно. Это произошло в результате роста цен на некоторые типы сырья и отсутствия возможностей достойного заработка в традиционных видах деятельности, например, сельском хозяйстве. По оценкам, в 2009 г. от кустарной и мелкомасштабной добычи непосредственно зависело: в большинстве африканских стран — 5–20% населения; в латиноамериканских — 0,1–5,0%; азиатских — 0,1–1,0%.

«...За последние несколько лет число людей, напрямую и косвенно связанных с кустарной и мелкомасштабной добычей, практически удвоилось, достигнув в 2014 г. примерно 30 млн и 150 млн человек соответственно»...

По имеющимся данным, в 2017 г. количество добытчиков составило 40,5 млн человек, хотя, согласно оценкам из ряда других источников, оно может достигать 100 млн; для сравнения — в промышленной добыче в мире занято около 7 млн человек.

На кустарную и мелкомасштабную добычу приходится до 15–20% мирового производства нетопливных полезных ископаемых. Практически половина всех добытчиков в мире работает по золоту, а уровень непромышленной добычи этого драгоценного металла составляет 12–20% от общего. Кроме того, кустарный и мелкомасштабный сектор дает 80% мировой добычи сапфира, 20% алмазов. Он не ограничивается только драгоценными металлами и камнями и охватывает еще более 30 различных типов полезных ископаемых.

«...Практически половина всех добытчиков в мире работает по золоту, а уровень непромышленной добычи этого драгоценного металла составляет 12–20% от общего...»

 

По данным на 2014 г., больше всего кустарных и мелкомасштабных добытчиков работало в Азии — 10,6 млн человек; в Китае — 9 млн (в основном из-за большого населения страны); 450 тыс. — в Пакистане, 325 тыс. — на Филиппинах, 180 тыс. — в Индонезии.

Далее следуют африканские страны со средним показателем 9,9 млн человек. Больше всего их насчитывалось в ДР Конго — 2 млн человек, Судане — 1,15 млн., Танзании — 950 тыс., Гане — 700 тыс., Кот-д'Ивуаре — 500 тыс.

Всего 1,4 млн человек (2014) занималось непромышленной добычей в Латинской Америке: в Бразилии — 467 тыс., в Колумбии — 385 тыс., Боливии — 170 тыс., Перу — 110 тыс.

В целом среднее число людей, занимающихся кустарной и мелкомасштабной добычей, с 1999 по 2014 годы выросло: в Азии — на 81% (с 1,98 до 10,61 млн), в Африке — на 79% (с 1,99 млн до 9,88 млн), в Латинской Америке — на 55% (с 0,64 до 1,44 млн).

В отчете отмечается, что во многих странах кустарная и мелкомасштабная добыча является важным компонентом экономики и занятости населения сельских районов, однако наносит при этом серьезный ущерб окружающей среде. Условия в каждом конкретном случае различаются, существует набор общих факторов, оказывающих влияние на охрану труда, окружающей среды и безопасность, в частности недостаточная механизация деятельности, использование примитивных способов добычи и обогащения, низкий уровень навыков и умений, нехватка социального обеспечения.

Наиболее безопасные с экологической точки зрения методы непромышленной добычи используют в странах Южной Америки. Чуть хуже дело обстоит в Центральной Америке и Центральной Азии, а самый заметный вред окружающей среде наносят добытчики в Африке и Восточной Азии.

По данным «Mercury Watch» (интерактивная система мониторинга глобального использования ртути в секторе кустарной и мелкомасштабной добычи золота) за 2017 г., лидерами по выбросам ртути в результате кустарной и мелкомасштабной золотодобычи являются: Боливия — 120 т/год, Бразилия — 105 т/год, Китай — 100 т/год и Буркина-Фасо — 35 т/год. Также важно отметить, что по многим другим странам информации просто нет.

«...Во многих странах мира от 70 до 80% добытчиков (а порой даже и больше) работают неформально...»

 

Согласно данным института «Pure Earth» («Чистая Земля») за 2017 г., в 69 странах мира был зафиксирован высокий уровень выбросов ртути, связанных с золотодобычей и представляющих относительную опасность для местного населения. В этом смысле среди государств с наибольшим уровнем заболеваний, вызываемых ртутью, выделяется Индонезия, Эквадор, Монголия и Перу (по 70–150 тыс. человек, подверженных заражению ртутью). Всего же «Pure Earth» было выделено 132 района кустарной и мелкомасштабной золотодобычи, вызывающих ртутное загрязнение, оказывающее влияние на более 3,5 млн. человек, в основном в Африке и Юго-Восточной Азии.

Как отмечают авторы отчета, все большее распространение среди кустарных и мелкомасштабных золотодобытчиков получает цианид, хотя использование этого химиката требует более глубоких и качественных знаний и обучения. Кроме того, большинство добытчиков не могут применять цианирование из-за финансовых трудностей.

Немаловажное значение имеет взаимодействие кустарного и мелкомасштабного сектора с промышленной добычей. С этой точки зрения выделяются следующие аспекты:

1. Согласованное взаимодействие между кустарной и мелкомасштабной добычей и промышленностью (различные способы разрешения конфликтов, использование знаний кустарных добытчиков в разведке и пр.).

2. Корпоративная социальная ответственность и взаимодействие между кустарной и мелкомасштабной добычей и промышленностью.

3. Управление и политика в области кустарной и мелкомасштабной добычи:

a) Разделение промышленных и непромышленных предприятий путем разграничения специальных участков для кустарной добычи и создание «зон кустарной и мелкомасштабной добычи».

b) Удаление кустарных и мелкомасштабных добытчиков с участков промышленных предприятий.

c) Сотрудничество с кустарными и мелкомасштабными добытчиками.

d) Организация диалога между промышленностью и кустарными и мелкомасштабными добытчиками.

e) Разработка специальных географических информационных систем.

 

За последние десять лет было разработано и реализовано несколько систем сертификации кустарной и мелкомасштабной добычи, добываемого таким образом минерального сырья или распространения безопасных и эффективных методов, которые призваны сыграть ключевую роль в формализации (приведение кустарной и мелкомасштабной добычи в соответствие с нормативно-правовыми требованиями), а также в решении социальных и экологических проблем сектора.

Системы сертификации:

- В Латинской Америке: «Fairmined Gold» (Боливия, Колумбия, Перу), «Fairtrade Gold» (Перу), «Solidaridad» (Аргентина, Боливия, Колумбия, Перу), «Better Gold Initiative» (Перу).

- В Африке к югу от Сахары: «Fairmined Gold» (Буркина-Фасо, Мали, Сенегал), «Fairtrade Gold» (Кения, Танзания, Уганда), «Maendeleo Diamond Standards» (ДР Конго, Центральноафриканская Республика, Гвинея, Сьерра-Леоне), «Solidaridad» (Гана, Кения, Танзания, Уганда), «Just Gold» (ДР Конго), «ITRI Tin Supply Chain Initiative» (Бурунди, ДР Конго, Руанда).

- В Азии: «Fairmined Gold» (Монголия).

 

Говоря о формализации кустарной и мелкомасштабной добычи, в отчете отмечается, что во многих странах мира от 70 до 80% добытчиков (а порой даже и больше) работают неформально (вне рамок законодательства), по причине чего существует целый спектр наносящих ущерб социально-экономических и экологических последствий, не позволяющих людям, занятым в данном секторе, выбраться из бедности. Неформальность открывает кустарную и мелкомасштабную добычу для коррупции и криминала. То, что большинство добытчиков работает неформально, означает, что они не могут получить от государства защиту, не имеют доступа к различного рода услугам и т.п.

 

Авторы исследования приводят ключевые факторы успешной формализации кустарной и мелкомасштабной добычи.

Благоприятный и современный нормативно-правовой режим, который должен учитывать:

  • - Критерии определения и категоризации различных типов кустарной и мелкомасштабной добычи.
  • -   Срок действия, возможности продления, передачи и изменения лицензии.
  • - Передачу нерентабельных в разработке участков промышленной добычи кустарным и мелкомасштабным добытчикам.
  • -  Типы предприятий, которые могут работать под лицензией на кустарную и мелкомасштабную добычу (физические лица, кооперативы и пр.).
  • - Разрешенную степень механизации процессов добычи и технологий обогащения.
  • -   Защиту окружающей среды, охрану труда, нормы условий труда.
  • -   Возможность женщин владеть землей, получить лицензию, банковский кредит без участия мужчины.
  • - Включение и активное участие сообществ кустарных и мелкомасштабных добытчиков и местных жителей в консультативные процессы.
  • - Мониторинг и обеспечение выполнения надзора за различными типами кустарной и мелкомасштабной добычи.
  • -  Разработку и реализацию проектов по инвестициям в социальную сферу или местного распределение роялти.
  • -  Налогообложение, роялти и т.п.
  • -  Рекультивацию и закрытие рудников. 
  • Упрощение и обеспечение доступа к лицензиям.
  • - Децентрализация процессов лицензирования таким образом, чтобы соответствующие разрешения могли выдавать местные органы власти.
  • -   Снятие с органов власти дублирующих полномочий или функций, создание упрощенных процедур лицензирования.
  • -   Разработка онлайн-платформ лицензирования для обеспечения прозрачности процесса, борьбы с коррупцией и т.п.
  • - Предоставление лицензий разного типа в зависимости от конкретных требований.
  • - Обеспечение доступа к вспомогательным услугам, центрам переработки минерального сырья, после получения лицензии.
  • Доступ к разведанным участкам земли.
  • Доступ к геологическим данным.
  • Доступ к капиталу:
  • - Реализация политики кредитования предприятий по кустарной и мелкомасштабной добыче.
  • - Предоставление целевых ссуд под конкретные нужды предприятия по кустарной и мелкомасштабной добыче.
  • -   Государственное поручительство при кредитовании предприятий по кустарной и мелкомасштабной добыче.
  • -  Установление размера кредита в соответствии с экспертной оценкой проекта.
  • -  Акционерное финансирование для поддержки совместных предприятий.
  • -  Гранты.
  • -  Государственные ссуды.
  • Доступ к оборудованию, например, создание программ рассрочки на приобретение оборудования кустарной и мелкомасштабной добычи.
  • Создание центров переработки минерального сырья.
  • Развитие и укрепление потенциала, компетентности.
  • Диалог между всеми заинтересованными сторонами.

-0+0
Просмотров статьи: 1309, комментариев: 4       

Комментарии, отзывы, предложения

ваовав , 18.05.18 18:10:25

Нашим чиновникам мировая практика по барабану. Если сделать все по умному с криминалом на местах старательской добычи все будет значительно спокойней.

Для примера, можно возить туристов-экстремалов на брошенные рудники Балей, Дарасун и т.д. Там сейчас существуют правила, как во время золотой лихорадки. Разборки этнических кланов с группами вольных старателей являются плодородной нивой для писателей серии СТАЛКЕР.

Артем, 18.05.18 22:37:29

Во многих странах мира от 70 до 80% добытчиков (а порой даже и больше) работают неформально... Россия в их числе. В число лучших мы не торопимся.

Акакий, 19.05.18 12:44:07

Мировые тенденции в одну сторону, а мы в другую. Ну и что? Куда хозяин скажет, туда и пойдем. Дружно поддержим, как надо проголосуем. Сами же выбрали.

Магадан, 15.06.18 03:50:03

Интересно посчитать, сколько народу работает "неформально" у нас? Но стоило бы четче разделить и дать определения. Неформально - это, как я понял, без оформления документов. Но среди этих неформалов некоторые у нас работают с помощью обычной горной техники. Другие частично оформляют добычу золота, как разведку РЭПами.

Кустарная добыча золота (с помощью лотка или проходнушки) - это совсем другое дело. Надо бы как-то разделить их.

Уважаемые посетители сайта! Пожалуйста, будьте как дома, но не забывайте, что в гостях. Будьте вежливы, уважайте родной язык и следите за темой: «Мировые тенденции в кустарной и мелкомасштабной добыче»


Имя:   Кому:


Введите ответ на вопрос (ответ цифрами) "два прибавить 12":

подписаться на комментарии